Высадка тысячи гарибальди в сицилии | Vasque-Russia.ru

Высадка тысячи гарибальди в сицилии

«Тысяча» Гарибальди и восстание крестьян на юге Италии

Гарибальди собрал около тысячи добровольцев, одетых в красные рубашки. Его «Тысяча» состояла главным образом из ремесленников, рабочих, студентов, выходцев из мелкой буржуазии. Они отплыли из Генуи на двух пароходах и в мае 1860 г. высадились на западной оконечности острова Сицилия.

Крестьяне острова страдали от нищеты и притеснений крупных помещиков и деспотического кровавого правления неаполитанских Бурбонов. Крестьяне были лично свободными, но не имели земельной собственности и вынуждены были арендовать мелкие клочки земли у помещиков на самых тяжелых условиях. Они выращивали лимоны, апельсины и другие фрукты, но сами питались бобами, а почти весь урожай отдавали владельцам крупных поместий и королевским сборщикам налогов.

Народные массы с ликованием встретили Гарибальди и его «краснорубашечников» как освободителей. Добровольцы отовсюду стекались под знамена Гарибальди, и за два-три дня к нему присоединилось несколько тысяч крестьян.

С тяжелыми боями гарибальдийцы овладели городом Палермо, где на помощь им пришли городские ремесленники и рабочие.

Победа Гарибальди

Из Сицилии отряды Гарибальди переправились на юг Апеннинского полуострова и вскоре торжественно вступили в Неаполь, откуда едва успели бежать король и министры. Замечательный народный полководец стоял уже во главе 25 тыс. добровольцев. Севернее Неаполя они отбросили королевские войска. %

Гарибальди проявил большое мужество и военное дарование. Его смелая революционная тактика была основана на связи с массой восставшего народа и на умении руководить сложными и трудными военными действиями. Ф. Сергеев высоко оценивал полководческий талант Гарибальди. Его поход встретил восторженные отклики революционеров во всей Европе. На помощь Гарибальди прибывали добровольцы из других стран. Среди его офицеров был русский ученый-географ и революционер Лев Мечников. В боях Мечников был ранен. Кроме него, в армии Гарибальди участвовали и другие русские, много венгров, отряд французских добровольцев и т. д.

Объединение Италии «сверху» (1860 – 1861)

Поход Гарибальди создал на юге Италии условия для национального объединения страны «снизу» – путем народной революции. Но объединение не удалось завершить по-революционному. Этому помешала слабость пролетариата, недостаточное участие в революционной борьбе крестьянства и сильное влияние в стране либеральных помещиков и буржуазии, которые хотели объединения «сверху» – под властью сардинского короля. Гарибальди как политик проявил колебания.

Глава сардинского правительства Кавур и король Виктор-Эммануил II двинули пьемонтскую армию на юг через границу неаполитанских владений, чтобы отнять у Гарибальди плоды победы. Талантливый народный полководец был нерешительным политиком. Он не призвал крестьян ко всеобщему восстанию против помещиков, без борьбы признал власть Виктора-Эммануила II. Неаполитанские владения после всенародного голосования, проведенного в 1860 г. под сильным давлением пьемонтского правительства и его армии, были присоединены к Пьемонту.

По совету Кавура король приказал распустить войско Гарибальди и потребовал, чтобы он удалился на один из островов у берегов Италии в качестве частного лица. А. И. Герцен с грустью и сожалением писал, что Гарибальди «с горстью людей победил армию, освободил целую страну и был отпущен из нее, как отпускают ямщика, когда он довез до станции».

В 1861 г. было провозглашено образование Итальянского королевства в составе Пьемонта и соединившихся с ним областей. Новое королевство насчитывало 22 млн. жителей, вместо 6 млн., составлявших население Пьемонта.

По конституции Итальянского королевства, которая повторяла пьемонтскую, почти вся Италия превращалась в единую конституционную монархию с парламентом из двух палат – сената из пожизненно назначаемых королем членов и выбранной палаты депутатов. Высокий имущественный ценз для избирателей привел к тому, что лишь 2,5% населения могло участвовать в выборах. Сохранялись господство помещиков и крупной буржуазии, помещичье землевладение и зависимость крестьян от помещиков. Рабочие и крестьяне не получили политических прав.

Дело национального объединения закончено не было. Под властью Австрии осталась Венецианская область, а в Риме сохранилась светская власть папы под охраной французских войск.

В 1862 г. Гарибальди с небольшим отрядом начал поход в Папскую область, но гарибальдийцы потерпели тяжелое поражение. Гарибальди был ранен, ему угрожала ампутация ноги. Знаменитый русский хирург Н. И. Пирогов на деньги, собранные передовыми русскими студентами, поехал в Италию и вылечил Гарибальди – спас ему ногу.

Через несколько лет Австрия потерпела поражение в войне с Пруссией и после этого вынуждена была отказаться от Венецианской области, которая была присоединена к Итальянскому королевству. Но еще оставалась не присоединённой Папская область.

«Тысяча» Гарибальди

Вся жизнь Джузеппе Гарибальди, великого борца за освобождение и объединение Италии,— непрестанное самоотверженное служение родине. Это был человек, полный обаяния, исключительной храбрости и неисчерпаемой энергии. «В лице Гарибальди, — писал Энгельс, — Италия имела героя античного склада, способного творить чудеса и творившего чудеса».

Гарибальди родился в Ницце в 1807 г. Он происходил из семьи потомственных моряков и сам в 25 лет уже стал капитаном торговой шхуны. Однажды, когда судно разгружалось в русском порту Таганроге, Гарибальди зашел в береговой кабачок, где собирались моряки. Там он услышал взволнованную речь неизвестного ему итальянского революционера-изгнанника. Обращаясь к итальянским матросам, оратор призывал вступать в тайное общество, ставившее своей целью освобождение Италии от иноземного владычества и объединение страны. Незнакомец говорил о том, что давно уже волновало самого Гарибальди: о былом величии Италии и ее теперешнем унижении; о ненавистном гнете австрийцев, захвативших часть страны; о произволе феодальных правителей в Италии, разорванной на несколько княжеств и королевств; о пытках и притеснениях, которым подвергают трудовой народ тираны-князья. Охваченный внезапным порывом, Гарибальди бросился к оратору со словами:

— Клянусь, что с этого момента я твой друг на всю жизнь!

Эта встреча изменила жизнь Гарибальди. Он принял участие в революционном заговоре. Восстание не удалось осуществить, так как заговор был раскрыт, и Гарибальди с трудом удалось скрыться от преследователей. Он был заочно приговорен к смертной казни.

В 1835 г. Гарибальди отправился в Южную Америку. Здесь он принимал горячее участие в борьбе крошечной республики Рио-Гранде против бразильской империи, а затем защищал Уругвай от диктатора Аргентины Розаса, который стремился уничтожить независимость этой республики и присоединить ее территорию к Аргентине. Однажды Гарибальди был захвачен аргентинским губернатором Милланом. Он бежал из плена, но вновь был схвачен и приведен к Миллану. Гарибальди заявил, что он скорее умрет, чем выдаст тех, кто помог ему бежать. Миллан подверг Гарибальди мучительной пытке. Ему связали руки за спиной, а к кистям привязали веревку и подвесили к потолку. «Назови сообщников», — требовал Миллан. Но Гарибальди в ответ плюнул в лицо своему мучителю. Через некоторое время, когда Гарибальди освободился из плена, случай отдал ему в руки Миллана.

— Я не желаю его видеть! Уберите его немедленно! — сказал Гарибальди, которому всегда было чуждо чувство личной мести.

Президент Уругвая наградил Гарибальди за его неоценимые заслуги перед республикой богатыми земельными владениями. Но Гарибальди отказался от награды. Он продолжал жить, как простой солдат. В его хижине часто не было света, так как не хватало денег на свечи. Таким бескорыстным оставался он всю жизнь.

В 1848 г. Гарибальди вернулся на родину.

В Италии уже началась революция. Народ поднялся на борьбу против феодальных порядков и против гнета австрийцев. Австрийцы были изгнаны из многих городов Северной Италии, римский папа бежал из своей столицы, народ Рима провозгласил республику. Гарибальди командовал добровольцами, защищавшими Римскую республику. Слава о его подвигах прокатилась по всей стране. Но объединившиеся австрийские, французские и неаполитанские войска сумели подавить революцию. Гарибальди был вынужден вновь покинуть родину.

Несколько лет он провел в эмиграции. Ему приходилось работать простым рабочим на свечной фабрике в Нью-Йорке и снова плавать капитаном торгового судна.

Его родина оставалась раздробленной. Но на севере Италии усилилось Сардинское королевство (иначе Пьемонт). В нем у власти стоял министр Кавур, выражавший взгляды крупной буржуазии и помещиков. Эти классы боялись революционного движения масс, они хотели объединить Италию без революции, так, чтобы сохранить в объединенной стране монархию — власть сардинского короля Виктора-Эммануила II. Кавур рассчитывал на помощь императора Франции Наполеона III, враждебно относившегося к Австрии.

В интересах народа Италии нужно было изгнать чужеземцев из страны, свергнуть власть всех итальянских монархов и превратить Италию в единую демократическую республику.

В 1859 г. Пьемонт начал в союзе с Францией войну против Австрии. Чтобы сделать войну популярной, Кавур пригласил народного героя Гарибальди встать во главе корпуса добровольцев. Хотя правительство Пьемонта не дало добровольцам ни пушек, ни достаточного количества боеприпасов, Гарибальди одержал ряд блестящих побед над австрийцами.

Основные силы Австрии были разбиты войсками Франции и Пьемонта. Австрия вынуждена была отказаться от Ломбардии — крупной области на севере Италии. Ломбардия перешла к Пьемонту. В государствах Центральной Италии — Парме, Модене и Тоскане — народ восстал и добился объединения их с Пьемонтом. Так, Центральная Италия и значительная часть Северной Италии были объединены в одно государство, но Венеция продолжала оставаться под австрийским владычеством. Юг Италии и Сицилия были еще под властью реакционного неаполитанского короля из династии Бурбонов. Римом и прилегающей к нему областью управлял римский папа. Кавурсам не решился организовать наступление на Южную Италию, но это сделал революционный народ.

В начале 1860 г. Гарибальди узнал, что в Сицилии началось восстание против власти Бурбонов. Тысячи людей в Италии ждали сигнала Гарибальди, чтобы прийти на помощь Сицилии. Гарибальди поспешил в Геную — портовый город. Со всех сторон к нему стекались юноши-добровольцы. Гарибальди отобрал тысячу волонтеров (добровольцев). Состав «тысячи» был разнороден: рабочие, матросы, рыбаки, студенты, офицеры. В начале мая «тысяча» приготовилась к отплытию.

В мае гарибальдийцы высадились в Сицилии. Население с ликованием встречало их как своих освободителей. Гарибальди опубликовал воззвание: «Сицилийцы! Теперь мы с вами, и единственно, к чему мы стремимся, — это к освобождению нашей земли. Все к оружию. Сицилия еще раз покажет миру, как мощная воля объединенного народа освобождает страну от угнетателей».

На помощь Гарибальди отовсюду собирались партизаны. Они были вооружены пиками, саблями, ножами, старинными ружьями. В начале экспедиции на некоторых гарибальдийцах были надеты красные рубахи. В Сицилии такие рубахи стали формой бойцов отряда Гарибальди. «Они внушали доверие друзьям и страх врагам», — писал впоследствии Гарибальди. Он приказал изготовить возможно большее количество красных рубах и распределить их среди бойцов. Его отряд так и стали называть — «тысячью краснорубашечников».

«Тысяча» двинулась к столице Сицилии — городу Палермо. Бурбонское правительство выслало навстречу 3,5 тыс. солдат с четырьмя орудиями. На пути к Палермо королевские войска заняли возвышенность около городка Калатафими и сильно укрепились. Гарибальди, заняв удобную позицию, решил выждать врага.

Наступление начали солдаты Бурбонов. Гарибальди выслал вперед отряд юношей, чтобы отбить атаку и захватить у врага пушки. Гарибальдийцы с криками: «Да здравствует Италия!», «Да здравствует Гарибальди!» — бросились со штыками наперевес навстречу королевским солдатам.

«Целью нападения, — писал позднее Гарибальди в своих «Мемуарах» (воспоминаниях), — было обратить в бегство неприятельский авангард и отбить две пушки. В наши намерения не входило напасть на грозные позиции, занятые крупными силами неприятеля. Но кто мог удержать доблестных добровольцев после того, как они опрокинули врага? Напрасно трубили сигнал остановиться — наши его не слышали… Теперь нельзя было терять времени, иначе… отряд был бы обречен на гибель. Я приказал немедленно трубить генеральное наступление».

Преодолев под яростным огнем неприятеля равнину у подножия горы, гарибальдийцы начали штурм. Склоны горы, на которую взбиралась «тысяча», состояли из семи террас и крутых обрывов между ними. Под градом пуль и ядер «тысяча» с удивительным мужеством, в едином боевом порыве двигалась вперед, занимая одну террасу за другой.

Гарибальди находился в самой гуще боя. В широкополой шляпе сомбреро, с саблей в руке Гарибальди, несмотря на свои 53 года, ловко карабкался по крутым склонам и всегда появлялся в самом опасном месте. Он подбадривал волонтеров, с ласковыми словами обращался к раненым.

Гарибальдийцы то здесь, то там слышали его звучный голос: «Аванти!» («Вперед!»). Бойцы «тысячи» старались сделать все возможное, чтобы уберечь любимого вождя. В напряженный момент боя несколько юношей вырвались вперед и, теснясь друг к другу, окружили Гарибальди плотной стеной.

Сражение продолжалось уже более 5 часов. Гарибальдийцы добрались почти до вершины горы, осталось преодолеть последний уступ. Офицеры и солдаты Бурбонов, укрываясь за скалами, в упор расстреливали наступающих. Перед штурмом последнего уступа гарибальдийцы остановились. Даже самые храбрые заколебались. Их осталось не более трехсот.

— Генерал, я боюсь, придется отступать, — прошептал один из командиров, нагнувшись к Гарибальди.

— Нет, — спокойно возразил Гарибальди. — Нет! Тут, на месте решается судьба Италии: она будет единой или мы все умрем.

И, обращаясь к бойцам, Гарибальди воскликнул:

— Еще одно усилие, дети мои, в последний раз! Несколько минут отдыха, а потом все в атаку!

Гарибальдийцы бросились вперед, и неприятель, не выдержав, бежал. «Тысяча» вступила в Калатафими, встреченная бурей приветствий.

«Что значат все невзгоды, лишения и опасности, — писал впоследствии Гарибальди,— если они вознаграждаются подобной горячей благодарностью освобожденного народа».

Битва при Калатафими имела большое моральное и военное значение. По словам Энгельса, это был «один из наиболее удивительных военных подвигов нашего столетия».

Армия Гарибальди, освобождая Сицилию, росла с каждым днем. Изгнав Бурбонов с острова, Гарибальди перенес военные действия в Южную Италию. Войска Бурбонов разбегались при одном слухе о приближении армии Гарибальди. Был освобожден Неаполь.

Опираясь на поддержку народных масс и свой безграничный авторитет, Гарибальди мог бы до конца довести народную революцию, объединить всю Италию революционным путем и установить в ней республику. Он искренне стремился отстоять интересы народа, но не знал, как это лучше сделать. Поддавшись влиянию буржуазных кругов, Гарибальди согласился передать власть над десятимиллионным населением освобожденной Южной Италии королю Пьемонта Виктору-Эммануилу. Гарибальди сам сопровождал Виктора-Эммануила при въезде в Неаполь.

Виктор-Эммануил и Кавур самым оскорбительным образом обошлись с Гарибальди. Отряды его были распущены. Сам народный герой был вынужден уехать домой (на остров Капреру).

Гарибальди еще не раз принимал участие в военных действиях. Блестящими победами над австрийцами в войне 1866 г. он помог Италии вернуть Венецию.

В 1870 г. Гарибальди вместе со многими старыми товарищами по оружию — бойцами прославленной «тысячи» — сражался во Франции против захватчиков-пруссаков (см. стр. 398). Гарибальди открыто выразил сочувствие Парижской коммуне, когда буржуазия всех стран предавала ее проклятию.

До конца своих дней Гарибальди оставался врагом деспотизма и неподкупным защитником угнетенных народов.

Гарибальди умер в 1882 г.

Имя его стало знаменем борьбы за национальную независимость и свободу. Когда в 1936 г. в Испании вспыхнул фашистский мятеж, один из героических батальонов борцов против фашизма носил имя Гарибальди. В годы второй мировой войны итальянский народ во главе с коммунистами создал партизанские гарибальдийские бригады, ставшие главной силой народного сопротивления фашизму.

В нашей стране высоко чтут память великого сына итальянского народа.

В Таганроге, на берегу Азовского моря, воздвигнут обелиск Гарибальди. На нем надпись: «В 1833 году Джузеппе Гарибальди, находясь в Таганроге, поклялся посвятить свою жизнь делу освобождения своей родины — Италии. Под руководством национального героя Италии Джузеппе Гарибальди страна была освобождена и воссоединена».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

indbooks

Читать онлайн книгу

ВЫСАДКА ГАРИБАЛЬДИЙЦЕВ НА СИЦИЛИИ. ПРОВОЗГЛАШЕНИЕ КОРОЛЕВСТВА ИТАЛИЯ

Джузеппе Гарибальди

Решением Венского конгресса Италия была разделена на восемь государств, в большинство из которых вернулись прежние династии, правившие до установления французского господства. Почти все эти государства попали в сферу влияния Австрии. Ответом на это стала эпоха Рисорджименто — движение за объединение Италии и освобождение из-под австрийского гнета.

Одним из ведущих деятелей Рисорджименто был Джузеппе Мария Гарибальди. Он родился в 1807 г. в Ницце в семье моряка. С 15 лет Джузеппе плавал на торговых судах. Гарибальди внимательно следил за событиями в Италии, восстаниями в Модене, Парме и Болонье. Он пришел к мысли, что папство и Австрия мешают объединению Италии.

Огромное влияние на дальнейшую судьбу молодого моряка оказало знакомство в Марселе с руководителем тайной организации «Молодая Италия» Джузеппе Мадзини. Объединив десятки тысяч сподвижников по всей Италии, «Молодая Италия» должна была поднять страну на борьбу. В начале 1834 г. Гарибальди принял участие в заговоре так называемой «Савойской экспедиции».

Заговор завершился полным провалом. Гарибальди вынужден был бежать в Ниццу, а затем во Францию. За участие в заговоре власти заочно приговорили его к смертной казни. В 1835 г. Гарибальди эмигрировал в Южную Америку. Там в качестве командующего военно-морским флотом он принимал участие в борьбе за независимость республик Риу-Гранде (на юге Бразилии) и Уругвай.

Тем временем в Пьемонте король Карл Альберт решил использовать национальный подъем в своих целях. Были проведены реформы, утверждена умеренно-либеральная конституция. В воздухе витали идеи создания единого Итальянского государства. С 1847 г. в Турине либерал граф Кавур издавал газету «Рисорджименто» («Воссоединение»). Годом ранее был избран новый папа, Пий IX, который разрешил вернуться политическим эмигрантам. Гарибальди восторженно воспринял все эти перемены.

К его возвращению на родину накал освободительного движения начал спадать. Итальянцы терпели поражения от австрийцев. И Карл Альберт, и папа были напуганы размахом революционного движения. Гарибальди с отрядом добровольцев принял участие в австро-итальянской войне за только что образованную Миланскую республику. Радикализм Гарибальди привел к разногласиям с Мадзини, одним из правителей республики. Гарибальди выступал за установление диктатуры, полагая, что только она может разбить наступающих французов, пришедших защитить владения папы. 3 июля 1849 г. французы вошли в Рим. После этого Гарибальди с большим трудом пробился в Сан-Марино, где был арестован. Следующие пять лет он находился в изгнании, в 1850 г. перебрался в Северную Америку. В 1855-м Гарибальди вновь вернулся на родину.

Через три года в Италии начался новый подъем национально-освободительного движения. Кавур, возглавивший с 1852 г. пьемонтское правительство, готовил почву для войны за объединение Италии. Гарибальди он поручил командование корпусом альпийских стрелков. Гарибальдийцы под предводительством прославленного командира проявляли чудеса храбрости. Вскоре Милан и Ломбардия стали итальянскими.

В 1860 г. на юге Италии разгорелись народные волнения. Сначала поднялась Сицилия, потом все Неаполитанское королевство (оно же — Королевство обеих Сицилий). Гарибальди согласился возглавить экспедицию в Южную Италию, которая впоследствии стала известной как поход гарибальдийской «Тысячи» [116] . Экспедиция проводилась под лозунгом «Италия и Виктор Эммануил». (В Пьемонте правил Виктор Эммануил II.)

В ночь с 5 на 6 мая 1860 г. два парохода с добровольцами вышли из Генуэзского залива и направились к берегам Сицилии. Пьемонтское правительство сделало вид, что просто не может помешать этому предприятию. Поход Гарибальди привел к освобождению Южной Италии от власти Бурбонов. Островитяне примкнули к отрядам знаменитого революционера.

На время Гарибальди стал диктатором Сицилии, он освободил политических заключенных, принялся за организацию школ и приютов, раздал часть государственных земель крестьянам. Гарибальди хотел вместе со своими волонтерами идти на Рим, чтобы завершить дело объединения Италии. Но в Неаполе он был остановлен Виктором Эммануилом II. Король Пьемонта и его первый министр считали, что поход Гарибальди в Папскую область может усложнить международное положение Италии, навлечь на нее гнев французов. В ноябре 1860 г. Гарибальди объявил о передаче власти в освобожденной им Южной Италии королю Виктору Эммануилу II.

Придя в очередной раз в правительство в январе 1860 г., Кавур тут же разослал дипломатическим агентам циркуляр, в котором заявлял, что пьемонтское правительство не в силах приостановить естественное течение событий. Речь шла, конечно, об объединении Италии. Королевские декреты 18 и 22 марта возвестили о присоединении к Сардинскому королевству Эмилии и Тосканы. Вслед за тем Кавур и французский уполномоченный подписали трактат о передаче Франции Савойи и Ниццы.

Кавур признавал необходимым, чтобы регулярное правительство закончило дело, начатое революцией и Гарибальди, и решил овладеть папскими провинциями, отделявшими Северную Италию от Южной. Что и было достигнуто после непродолжительной кампании. Первый национальный парламент, созванный в Турине, высказался в поддержку политики Кавура. Лично став во главе армии, Виктор Эммануил 15 октября 1860 г. вступил на неаполитанскую территорию. 18 февраля 1861 г. в Турине собрались представители всех областей Италии, кроме Рима и Венеции, а в марте Виктор Эммануил был единогласно провозглашен королем Италии.

Завершение объединения Италии могло быть достигнуто лишь в результате ликвидации светской власти папы и освобождения Венеции из-под австрийского господства. В 1862 г. Гарибальди решил предпринять новый поход на Рим. Однако и на этот раз Виктор Эммануил II не поддержал его начинание. Наоборот, Гарибальди был объявлен мятежником и против него была направлена итальянская армия. У горы Аспромонте волонтеры Гарибальди столкнулись с войсками короля. В бою Гарибальди был тяжело ранен, взят под стражу и заключен в тюрьму, где находился до октября, после чего был амнистирован королевским указом. Вся эта история, безусловно, негативно повлияла на репутацию первого итальянского короля.

В течение нескольких лет итальянский двор, расположенный сначала в Турине, а затем во Флоренции, вел сложную дипломатическую игру с Францией, которая то поддерживала стремление итальянцев к обладанию Римом и Венецией, то опять поворачивалась к ним спиной. В 1866 г. правительство Виктора Эммануила II заключило договор с Пруссией и приняло участие в войне с Австрией. Итальянские войска потерпели тяжелое поражение от австрийцев, но Австрия была разбита прусской армией. Согласно Пражскому мирному договору Венецианская область была вначале передана Наполеону III, а затем вошла в состав Итальянского королевства.

В 1867 г. отряд Гарибальди предпринял еще одну попытку вторгнуться в Рим, но был встречен французскими войсками и разбит у Ментаны. И лишь осенью 1870 г. Рим был захвачен, во многом благодаря поражению Франции в войне с Пруссией. 20 сентября 1870 г. войска Виктора Эммануила вошли в Рим, который был объявлен столицей Итальянского королевства. Папа Римский сохранил власть только в Ватикане.

ВЫСАДКА ГАРИБАЛЬДИЙЦЕВ НА СИЦИЛИИ. ПРОВОЗГЛАШЕНИЕ КОРОЛЕВСТВА ИТАЛИЯ

ВЫСАДКА ГАРИБАЛЬДИЙЦЕВ НА СИЦИЛИИ. ПРОВОЗГЛАШЕНИЕ КОРОЛЕВСТВА ИТАЛИЯ

Джузеппе Гарибальди

Решением Венского конгресса Италия была разделена на восемь государств, в большинство из которых вернулись прежние династии, правившие до установления французского господства. Почти все эти государства попали в сферу влияния Австрии. Ответом на это стала эпоха Рисорджименто — движение за объединение Италии и освобождение из-под австрийского гнета.

Одним из ведущих деятелей Рисорджименто был Джузеппе Мария Гарибальди. Он родился в 1807 г. в Ницце в семье моряка. С 15 лет Джузеппе плавал на торговых судах. Гарибальди внимательно следил за событиями в Италии, восстаниями в Модене, Парме и Болонье. Он пришел к мысли, что папство и Австрия мешают объединению Италии.

Огромное влияние на дальнейшую судьбу молодого моряка оказало знакомство в Марселе с руководителем тайной организации «Молодая Италия» Джузеппе Мадзини. Объединив десятки тысяч сподвижников по всей Италии, «Молодая Италия» должна была поднять страну на борьбу. В начале 1834 г. Гарибальди принял участие в заговоре так называемой «Савойской экспедиции».

Заговор завершился полным провалом. Гарибальди вынужден был бежать в Ниццу, а затем во Францию. За участие в заговоре власти заочно приговорили его к смертной казни. В 1835 г. Гарибальди эмигрировал в Южную Америку. Там в качестве командующего военно-морским флотом он принимал участие в борьбе за независимость республик Риу-Гранде (на юге Бразилии) и Уругвай.

Тем временем в Пьемонте король Карл Альберт решил использовать национальный подъем в своих целях. Были проведены реформы, утверждена умеренно-либеральная конституция. В воздухе витали идеи создания единого Итальянского государства. С 1847 г. в Турине либерал граф Кавур издавал газету «Рисорджименто» («Воссоединение»). Годом ранее был избран новый папа, Пий IX, который разрешил вернуться политическим эмигрантам. Гарибальди восторженно воспринял все эти перемены.

К его возвращению на родину накал освободительного движения начал спадать. Итальянцы терпели поражения от австрийцев. И Карл Альберт, и папа были напуганы размахом революционного движения. Гарибальди с отрядом добровольцев принял участие в австро-итальянской войне за только что образованную Миланскую республику. Радикализм Гарибальди привел к разногласиям с Мадзини, одним из правителей республики. Гарибальди выступал за установление диктатуры, полагая, что только она может разбить наступающих французов, пришедших защитить владения папы. 3 июля 1849 г. французы вошли в Рим. После этого Гарибальди с большим трудом пробился в Сан-Марино, где был арестован. Следующие пять лет он находился в изгнании, в 1850 г. перебрался в Северную Америку. В 1855-м Гарибальди вновь вернулся на родину.

Через три года в Италии начался новый подъем национально-освободительного движения. Кавур, возглавивший с 1852 г. пьемонтское правительство, готовил почву для войны за объединение Италии. Гарибальди он поручил командование корпусом альпийских стрелков. Гарибальдийцы под предводительством прославленного командира проявляли чудеса храбрости. Вскоре Милан и Ломбардия стали итальянскими.

В 1860 г. на юге Италии разгорелись народные волнения. Сначала поднялась Сицилия, потом все Неаполитанское королевство (оно же — Королевство обеих Сицилий). Гарибальди согласился возглавить экспедицию в Южную Италию, которая впоследствии стала известной как поход гарибальдийской «Тысячи»[116]. Экспедиция проводилась под лозунгом «Италия и Виктор Эммануил». (В Пьемонте правил Виктор Эммануил II.)

В ночь с 5 на 6 мая 1860 г. два парохода с добровольцами вышли из Генуэзского залива и направились к берегам Сицилии. Пьемонтское правительство сделало вид, что просто не может помешать этому предприятию. Поход Гарибальди привел к освобождению Южной Италии от власти Бурбонов. Островитяне примкнули к отрядам знаменитого революционера.

На время Гарибальди стал диктатором Сицилии, он освободил политических заключенных, принялся за организацию школ и приютов, раздал часть государственных земель крестьянам. Гарибальди хотел вместе со своими волонтерами идти на Рим, чтобы завершить дело объединения Италии. Но в Неаполе он был остановлен Виктором Эммануилом II. Король Пьемонта и его первый министр считали, что поход Гарибальди в Папскую область может усложнить международное положение Италии, навлечь на нее гнев французов. В ноябре 1860 г. Гарибальди объявил о передаче власти в освобожденной им Южной Италии королю Виктору Эммануилу II.

Придя в очередной раз в правительство в январе 1860 г., Кавур тут же разослал дипломатическим агентам циркуляр, в котором заявлял, что пьемонтское правительство не в силах приостановить естественное течение событий. Речь шла, конечно, об объединении Италии. Королевские декреты 18 и 22 марта возвестили о присоединении к Сардинскому королевству Эмилии и Тосканы. Вслед за тем Кавур и французский уполномоченный подписали трактат о передаче Франции Савойи и Ниццы.

Кавур признавал необходимым, чтобы регулярное правительство закончило дело, начатое революцией и Гарибальди, и решил овладеть папскими провинциями, отделявшими Северную Италию от Южной. Что и было достигнуто после непродолжительной кампании. Первый национальный парламент, созванный в Турине, высказался в поддержку политики Кавура. Лично став во главе армии, Виктор Эммануил 15 октября 1860 г. вступил на неаполитанскую территорию. 18 февраля 1861 г. в Турине собрались представители всех областей Италии, кроме Рима и Венеции, а в марте Виктор Эммануил был единогласно провозглашен королем Италии.

Завершение объединения Италии могло быть достигнуто лишь в результате ликвидации светской власти папы и освобождения Венеции из-под австрийского господства. В 1862 г. Гарибальди решил предпринять новый поход на Рим. Однако и на этот раз Виктор Эммануил II не поддержал его начинание. Наоборот, Гарибальди был объявлен мятежником и против него была направлена итальянская армия. У горы Аспромонте волонтеры Гарибальди столкнулись с войсками короля. В бою Гарибальди был тяжело ранен, взят под стражу и заключен в тюрьму, где находился до октября, после чего был амнистирован королевским указом. Вся эта история, безусловно, негативно повлияла на репутацию первого итальянского короля.

В течение нескольких лет итальянский двор, расположенный сначала в Турине, а затем во Флоренции, вел сложную дипломатическую игру с Францией, которая то поддерживала стремление итальянцев к обладанию Римом и Венецией, то опять поворачивалась к ним спиной. В 1866 г. правительство Виктора Эммануила II заключило договор с Пруссией и приняло участие в войне с Австрией. Итальянские войска потерпели тяжелое поражение от австрийцев, но Австрия была разбита прусской армией. Согласно Пражскому мирному договору Венецианская область была вначале передана Наполеону III, а затем вошла в состав Итальянского королевства.

В 1867 г. отряд Гарибальди предпринял еще одну попытку вторгнуться в Рим, но был встречен французскими войсками и разбит у Ментаны. И лишь осенью 1870 г. Рим был захвачен, во многом благодаря поражению Франции в войне с Пруссией. 20 сентября 1870 г. войска Виктора Эммануила вошли в Рим, который был объявлен столицей Итальянского королевства. Папа Римский сохранил власть только в Ватикане.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Г) Революционное движение в южной Италии. Поход гарибальдийской «Тысячи».

Летом и осенью 1859 г., когда политика Кавура зашла в тупик, Мадзини стал призывать к революционным действиям в папских владениях (с целью освобождения Рима) и в Неаполитанском королевстве. Среди демократов-мадзинистов родилась идея послать в Сицилию вооруженный отряд с целью свержения Бурбонов, которые после кровавого подавления революции в 1849 г. оказались на острове в полной изоляции. Долго накапливавшаяся ненависть большинства сицилийцев к королевским властям вылилась в апреле 1860 г. в восстание в Палермо, подготовленное демократами. Потерпев неудачу в городе, оно перекинулось на сельские районы, где начались волнения крестьян.

Когда известие о восстании дошло до Пьемонта, находившиеся здесь в эмиграции сицилийские революционеры обратились к Гарибальди с предложением отправиться во главе вооруженного отряда в Сицилию на помощь восставшим. Гарибальди дал свое согласие, предупредив, что лозунгом экспедиции будет объединение Италии во главе с Виктором Эммануилом, т. е. лозунг «Национального общества».

В Генуе демократы развернули лихорадочную подготовку. Чтобы вооружить рвавшихся в бой добровольцев и посадить их на суда, пришлось преодолеть сильное противодействие умеренных и Кавура, застигнутого инициативой демократов врасплох. Он не мог открыто запретить это патриотическое начинание из опасения дискредитировать себя в глазах участников национального движения. Однако Кавур старался сорвать экспедицию, создавая для нее различные препятствия. Власти отказались выдать волонтерам современное оружие, приобретенное на патриотические пожертвования. Для отряда Гарибальди удалось достать лишь тысячу старых, почти непригодных ружей. Несмотря на все препоны, утром 6 мая более тысячи человек во главе с Гарибальди отплыли на двух кораблях из Генуи. В состав «Тысячи» входили добровольцы из всех областей Италии, многие из них закалились в боях на бастионах Римской и Венецианской республик в 1848—1849 гг. и под командованием Гарибальди в 1859 г. Среди гарибальдийцев примерно половину составляли ремесленники и рабочие, много было в отряде интеллигентов и мелких городских буржуа.

11 мая отряд высадился в Сицилии. Началась легендарная гарибальдийская эпопея. Перед Гарибальди стояла труднейшая задача: имея 1100 бойцов, подготовиться к борьбе с размещенной на острове 25-тысячной королевской армией во главе с опытными генералами. Многое зависело от исхода первого боя. Он произошел у Ка-латафими спустя 4 дня после высадки. Гарибальдийцы, одетые, как и их предводитель, в красные рубашки, яростной штыковой атакой отбросили трехтысячный отряд бурбонских войск. Затем Гарибальди совершил искусный скрытый маневр через горы, внезапно подошел к Палермо и ворвался в него вместе с 3 тыс. присоединившихся к нему вооруженных крестьян. В Палермо началось восстание. После 3 дней ожесточенных боев бурбонский командующий вынужден был заключить перемирие, а затем оставил Палермо. Вслед за этим восстания охватили многие города Сицилии.

Поход Гарибальди совпал с развернувшимся на острове широким народным движением. Крестьяне поднимались на борьбу в тылу королевских войск, облегчая наступление Гарибальди. Диктаторская власть, установленная им в освобожденных районах, объявила о принятии ряда мер с целью привлечь народные массы, включая крестьян, под гарибальдийские знамена: отменялись налогина помол зерна и на ввозимые продукты питания; всем примкнувшим к освободительной борьбе был обещан участок общинной или королевской земли. Однако этих мер оказалось недостаточно, чтобы обеспечить Гарибальди прочную поддержку крестьянских масс. Летом движение в деревне, первоначально заостренное против бурбонских властей, стало перерастать в социальную борьбу с землевладельцами. Крестьяне и батраки хотели вернуть себе те общинные земли, которые ранее были захвачены дворянами и буржуазией. Напуганные землевладельцы просили гарибальдийское правительство о помощи. Перед лицом классового конфликта в деревне революционно-буржуазная власть встала на защиту права собственности и сурово подавила один из главных очагов крестьянского движения, несколько его активных участников были расстреляны. К карательным мерам прибегла и спешно созданная землевладельцами национальная гвардия. В результате первоначальный энтузиазм сельских масс, вызванный приходом Гарибальди, ослабел, крестьяне отходили от его армии, пополнявшейся в основном за счет горожан и притока добровольцев с севера. Опираясь на них, Гарибальди освободил Сицилию и 19 августа высадился на материке, в Калабрии.

Поход Гарибальди вскрыл глубокий кризис, назревший в Неаполитанском королевстве. После того как гарибальдийцы разбили выставленные против них заслоны, солдаты короля стали тысячами сдаваться в плен. Организованное сопротивление прекратилось. Еще до высадки Гарибальди в южных областях королевства (особенно в Калабрии и Базиликате) начались восстания горожан и крестьян, которые расшатывали бурбонские порядки и способствовали деморализации правительственных войск. Видя бессилие монархии и опасаясь расширения народных выступлений, землевладельцы — буржуазия и дворяне — использовали натиск низов и стали захватывать власть на местах в свои руки. Бурбонский режим рушился, и это позволило Гарибальди всего с несколькими соратниками, опередив свою армию, совершить стремительный бросок к Неаполю. По пути население оказывало ему горячий прием. Король счел за лучшее убраться из Неаполя в крепость Гаэту, куда ушли и верные ему войска. 7 сентября 1859 г., на двадцатый день после высадки на континенте, Гарибальди въехал в ликующий Неаполь.

Теперь революционный полководец намеревался идти на Рим, а затем освободить Венецию. Его армия насчитывала уже 50 тыс. бойцов, в большинстве своем добровольцев из северных и центральных областей страны. Среди них было немало убежденных республиканцев. В Неаполь съехались ведущие деятели демократов, включая Мадзини. Гарибальди хотел отложить присоединение Юга к Пьемонту до полного освобождения всех итальянских земель, и республиканцы надеялись, что это позволит им укрепить свои позиции, созвать Учредительное собрание и придать рождающемуся итальянскому государству более демократический характер. Однако либералы постарались сорвать осуществление этих планов демократов. Они боялись, что дальнейшие успехи гарибальдий-ской армии вызовут усиление революционных и республиканских сил в стране и поставят под угрозу существование пьемонтской монархии. Кроме того, Кавур считал, что попытка ликвидации светской власти папы приведет к иностранному вмешательству (прежде всего Наполеона III) в итальянские дела.

Противоборство либералов-монархистов и демократов вылилось в острый конфликт между Кавуром и Гарибальди. После освобождения Сицилии Кавур признал, что «Гарибальди оказал Италии величайшие услуги, какие только человек может оказать родине»; когда же Гарибальди отказался от немедленного присоединения Сицилии к Пьемонту, Кавур стал обвинять его в том, что он сомкнулся с «людьми революции» и «сеет на своем пути беспорядок и анархию». Чтобы не допустить марша Гарибальди в Центральную Италию и дальнейшего усиления демократов, Кавур, которому крушение Бурбонов придало смелости и заставило его поверить в возможность скорого объединения Италии, решил опередить демократов и частично осуществить выдвинутые ими же задачи. Он убедил Наполеона III в необходимости быстрых действий для предотвращения революции в Папском государстве. С согласия французского императора пьемонт-ские войска спустя три дня после вступления Гарибальди в Неаполь вторглись в папские владения и заняли их большую часть — провинции Марке и Умбрию. В ок-

тябре, после того как Гарибальди нанес поражение бурбонским войскам у Вольтур-но, пьемонтская армия вступила на неаполитанскую территорию, преградив Гарибальди путь на Рим.

К этому времени осложнилось положение в неаполитанской деревне. Здесь, как и в Сицилии, сельские массы по-своему истолковали приход Гарибальди и свержение бурбонских порядков: они сочли, что наступил долгожданный час решения в их пользу вопроса о земле. Первоначально эти надежды укрепил декрет Гарибальди о передаче в бесплатное пользование крестьянам Калабрии общинных земель, на которые зарилась местная буржуазия. В разных районах Юга крестьяне стали стихийно делить общинные угодья, отмечались также случаи покушения на господские владения. Имущие классы деревни решительно противились переходу общинных земель к крестьянам. На расширение крестьянского движения они отвечали репрессиями. Вызванное ими ожесточение сельских масс нашло выход в расправах с либералами и национальной гвардией.

В такой обстановке имущие классы Юга стали требовать скорейшего слияния Неаполя с Пьемонтом, видя теперь в Са-войской монархии единственного гаранта своей земельной собственности, которой угрожало разгоравшееся крестьянское движение. Опираясь на их поддержку, ли-бералы-кавуристы одержали верх в борьбе с демократами. Просьба Гарибальди передать ему на год верховное управление Южной Италией была отклонена королем Виктором Эммануилом. Диктатура Гарибальди была упразднена, изданные им декреты отменены, а его армия распущена. Отказавшись от всех наград, Гарибальди уехал на принадлежавший ему маленький островок Капреру.

Дата добавления: 2016-12-06 ; просмотров: 698 | Нарушение авторских прав

Читайте далее:
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector