Венецианская живопись в пушкинском музее | Vasque-Russia.ru

Венецианская живопись в пушкинском музее

Живопись Венеции в ГМИИ

Тема передачи «Музейные палаты» в субботу, 28 июля – выставка «От Тьеполо до Каналетто и Гварди» в ГМИИ им. Пушкина.

Гость передачи – сокуратор выставки, главный научный сотрудник ГМИИ, хранитель итальянской живописи Виктория Маркова.

В центре экспозиции – XVIII век, Сеттеченто. Его для Венецианской республики расценивают по-разному. Кто-то говорит о политическом угасании (действительно, войн не вели, в тогдашнюю геополитику почти сто лет не лезли – ну как еще можно расценить такое?). Другие отмечают успешное развитие экономики и – не первый в истории Венеции, но очередной – взлет искусств (музыка, театр, живопись…).

Вот об изобразительном искусстве и поговорим. В экспозиции более полусотни картин, происходящих из нескольких источников. Это Городской музей Палаццо Кьерикати в Виченце, собрание Банка Интеза Санпаоло (Палаццо Леони Монтанари в Виченце) и собственные фонды ГМИИ (но и здесь появятся вещи, ранее не выставлявшиеся и не знакомые московскому зрителю). Интересно, что все три собрания располагают солидной коллекцией работ указанного периода, но все имеют при этом лакуны. Отсюда и возникла идея совместной выставки (которая, кстати, после московского показа отправится и в Италию). Как раз в Палаццо Ктерикати – здание, выстроенное, как и многие другие в Виченце, знаменитым Палладио.

Что же мы застаем в начале столетия? Конечно, по-прежнему популярны сюжеты на мифологические, античные темы. Вот «Смерть Софонисбы» Джованни Баттисты Питтони (сюжет, изложенный античными авторами, трансформировался в эпоху классицизма в трагедии и оперы – и живописцы также не обошли его стороной).

Его же «Диана и нимфы» – невзирая на положенные богине-охотнице атрибуты и даже символическое изображение несчастного Актеона на заднем плане, сама Диана тут скорее выступает воплощением стилистики рококо.

Популярны натюрморты, создающиеся не без влияния фламандцев. А то и напрямую ими: автор, известный как Джакомо да Кастелло – это на самом деле уроженец Антверпена Якоб ван де Керкховен, успешно соединявший стилистику «снайдерсовского» натюрморта с жанровой сценкой.

Жанр цветочного натюрморта не менее популярен – его примером выступают работы Элизабетты Маркиони.

Рядом с росписью культовых сооружений – понятно, на религиозные темы – развивается и роспись городских палаццо и загородных вилл. И тут появляется пейзажная живопись, относившаяся до того к «низшему» жанру и игравшая скорее служебную роль. Впрочем, авторы тут еще только подступаются к жанру городского пейзажа – «ведуты». И по возможности добавляют драматизацию, сюжетность. Среди авторов этого раннего периода – Себастьяно и Марко Риччи. Представлен их «Пейзаж с руинами».

Себастьяно Риччи вообще отличался несколько театральной декоративностью постановок – вкупе с постепенным отходом от свойственной караваджистам драматической светотени и осветлением колорита. Вот, к примеру, его евангельская сцена – «Сотник перед Христом».

Впрочем, «драматическая светотень» все еще присутствует – вот Джамбаттиста Пьяццетта и «Экстаз святого Франциска».

Резковатые контрасты сохраняются и в работе Карло Айсмана Бризигеллы (он известен, впрочем, и как баталист – что, возможно, это в какой-то степени объясняет): драматичный пейзаж с руинами предстает в сочетании с совершенно бытовыми сценками.

И уж совершенно по-караваджистски предстает «Александр Македонский у тела персидского царя Дария» Джанантонио Гварди (запомним это имя и не будем путать с его младшим братом Франческо, о котором речь еще пойдет дальше).

Пейзаж все еще часто выступает обрамлением для исторического или религиозного сюжета. Франческо Авиани, «Пейзаж с чудесным уловом».

Его же – «Пейзаж с Лазарем и богачом».

Гаспаре Дициани трактует ветхозаветный сюжет «Нахождение Моисея» практически как жанровую сценку.

Тут сделаем небольшое отступление в сторону как раз «жанра» – то есть жанровых сцен как таковых. В экспозиции представлен оригинальный и совершенно не представленный в российских музеях Пьетро Фалька, известный больше по прозвищу «Лонги». Привезена целая серия его забавных малоформатных работ.

Самая веселая здесь, пожалуй – с изображением выставленного на улице слона. Надо полагать, зрелище для того времени был необычным – так что автор сопроводил работу текстовой врезкой: «Vero ritratto del Elefante», то есть «подлинный портрет слона» – со всеми подробностями относительно времени и места действия.

Как жанровая сценка трактуется и «Туалет Вирсавии» у Якопо Амигони (к слову, это работа из фондов самого ГМИИ, но выставляется впервые).

Тут мы, собственно, подбираемся к заявленным в названии выставки именам. Тьеполо – конечно, имя, с которым связан очередной перелом в стилистике итальянской живописи.

Но осторожно – их тоже двое. Первым, разумеется, вспоминается отец – Джованни Батиста (Джамбаттиста) Тьеполо. Обновивший, как считается, палитру венецианской – если не вообще итальянской – живописи своего времени. Нам привезли его плафонную композицию – «Время, открывающее истину».

Его же – мадонна с предстоящими святыми.

А вот из работ сына Джандоменико (Джованни Доменико) Тьеполо. «Эней, Анхиз и Асканий» – сцена бегства героев из горящей Трои.

Колорит более сдержанный, герои более естественны – это уже новая манера, отличная от манеры его отца. Вот еще одна из работ Джандоменико – «Возвращение блудного сына».

А вот теперь к собственно «ведутам», городским пейзажам. Тут не обошлось без парадокса: этот жанр, становясь постепенно одним из ведущих в Европе, для самой Венеции особой роли не играл – вплоть до того, что произведений такого рода в итальянских музеях мало, а вот за ее пределами (в том числе и в России) они представлены активно.

Впрочем, если задуматься, психологическая основа тут есть. Станет ли человек, у которого венецианская лагуна и так видна за окном, заказывать живописцу еще и ее изображение? А вот заезжий иностранец – наоборот, с большим удовольствием.

Впрочем, это и не всегда фотографически точное изображение – недаром многие пейзажные полотна носят название «каприччо». Особенно отличался в этой манере Лука Карлеварис, которого иной раз объявляют чуть ли не основоположником жанра.

«Вид Большого канала в Венеции» Микеле Мариески.

Весьма символичная как раз для музея Виченцы, привезшего свои произведения на московскую выставку, работа Франческо Дзуккарелли «Идеальная ведута Виченцы с аллегорией прославления Андреа Палладио» (символично, поскольку этот архитектор во многом и отстроил город).

Но конечно, главное имя в этой когорте – Каналетто, или Джованни Антонио Каналь. А среди его работ на выставке – «Возвращение Буцентавра к молу у дворца дожей». То есть завершение традиционной для Венеции церемонии «обручения» дожа с Адриатикой, после которой главная, церемониальная галера дожа и сопровождающие ее галеры сановников рангом поменьше возвращались обратно к дворцу. Точность тут – просто топографическая. По имеющейся у искусствоведов информации, заказал эту работу иностранец – французский посол (и, по легенде, не забыл попросить изобразить и себя – вернее, свою лодку). А хранится работа сейчас в Москве, в ГМИИ, но нередко отправляется на гастроли – как раз в Италию.

Последователь и племянник Каналетто, Бернардо Беллотто – тоже точен в изображении, но не декоративен, а тонок в колорите. Тоже преимущественно работал для иностранных заказчиков.

Ну, и наконец, обещанный Гварди-младший, Франческо. Да, сначала у него мы тоже видим «открыточные» виды – как эта «Пьяцетта в Венеции».

Но на смену им приходят архитектурные фантазии с руинами.

А вот это уже предромантизм – а собственно живописную манеру впоследствии оценят импрессионисты.

Выставка «От Тьеполо до Каналетто и Гварди» открыта в главном здании ГМИИ им. Пушкина и продлится до середины октября.

Выставка в Пушкинском музее работ венецианских художников XVIII века

В залах выставки “От Тьеполо до Каналетто и Гварди” – 1

В Государственном музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина проходит выставка “От Тьеполо до Каналетто и Гварди”, на которой представляют работы венецианских мастеров XVIII века. Более половины из пятидесяти семи картин экспозиции приехали в Москву из двух выдающихся музейных коллекций города Виченцы.

На выставке в Пушкинском музее можно увидеть произведения важнейших итальянских художников: Джованни Баттиста Тьеполо, Джамбаттиста Питтони, Лука Карлеварис, Джованни Баттиста Пьяццетта, Джованни Антонио Каналетто, Франческо Гварди, Пьетро Лонги. Из пятидесяти семи представленных работ двадцать три произведения – из собрания Городского музея Палаццо Кьерикати, девять произведений из Галереи Италии – Палаццо Леони Монтанари, двадцать пять произведений – из коллекции ГМИИ им. А. С. Пушкина. Работы из собраний, давно завоевавших мировую известность, впервые показаны вместе в едином пространстве, что позволяет зрителям получить более полное представление о многообразии венецианской живописи XVIII века.

В залах выставки “От Тьеполо до Каналетто и Гварди” – 2
Фото: Светлана Мишина

В залах выставки “От Тьеполо до Каналетто и Гварди” – 3

Венецианская школа живописи, в эпоху Возрождения подарившая миру Тициана, Тинторетто, Веронезе, в XVIII веке пережила новый период блестящего расцвета.

Джованни Антонио Каналь (Каналетто) – Возвращение Бучинторо к молу у дворца Дожей, 1730

Венеция в этот период становится важным центром художественной жизни Европы, что особенно заметно на примере живописи, отмеченной яркой красочностью, декоративностью и многообразием жанров. Таковы работы на выставке, и собрать вместе такое количество представительных картин венецианцев – большая удача.

На открытии выставки директор музея Марина Лошак сказала: “ГМИИ им. А. С. Пушкина на протяжении многих лет тесно сотрудничает с музеями Италии, благодаря чему имеет возможность организовывать выставки итальянского искусства высочайшего уровня. Вдохновленный высоким уровнем картин итальянской школы, хранящихся в ГМИИ, директор Художественного музея Виченцы профессор Джованни Вилла предложил провести совместную выставку, объединяющую произведения из российского и итальянского собраний”.

Экспозиция после показа в Москве поедет в Виченцу.

В залах выставки “От Тьеполо до Каналетто и Гварди” – 4

На выставке в Пушкинском музее произведения итальянских художников из разных собраний дополняют друг друга: знаменитое полотно Каналетто “Возвращение Бучинторо к молу у Дворца дожей” и еще две работы этого мастера, принадлежащие ГМИИ, послужат украшением выставки в Виченце, где произведения этого выдающегося живописца отсутствуют (в самой Венеции можно найти лишь несколько работ). В Виченце нет и картин Бернардо Беллотто, племянника Каналетто, которыми богато собрание московского музея. В то же время в России не представлены произведения Джамбаттисты Пьяццетты – на выставку привезли одну из лучших работ этого художника “Экстаз святого Франциска”.

Джамбаттиста Питтони – Диана и нимфы, 1720-е годы

Картина из музея Палаццо Кьерикати под названием “Диана и нимфы” – шедевр итальянского мастера Джованни Баттиста Питтони и одно из самых значительных произведений на мифологическую тему в венецианской живописи XVIII века. В истории Дианы и Актеона художник в большей мере сосредотачивает внимание на чувственном, нежели драматическом аспекте повествования. В правой части произведения нимфы, будто слившиеся в золотое облако, окружают Диану, помогая ей снять одеяния перед купанием. На дальний план отодвинут другой сюжет: расплата Актеона за свое любопытство и плотские желания. Это мрачная сцена гибели растерзанного собственными собаками персонажа, написанная художником в легкой и звонкой цветовой гамме. “Диана и нимфы” – классический пример венецианской живописи стиля рококо, что особенно проявляется в манере изображения утонченных обнаженных фигур.
Показывая картины мастеров, составители экспозиции стремятся подать характерные черты в творчестве каждого, подчеркнуть нюансы. Истинным выразителем духа Венеции по праву считается Джованни Баттиста Тьеполо (1696-1770) – крупнейший итальянский живописец XVIII века, во многом продолжавший традиции Паоло Веронезе, последний представитель барокко в европейском искусстве.

Джованни Баттиста Тьеполо – Время, открывающее Истину, 1745

Одно из самых масштабных произведений на выставке – работа Джамбаттиста Тьеполо “Время, открывающее Истину” из городского музея Палаццо Кьерикати в Виченце. Устало-поникшая фигуру крылатого старца, изображённого на картине, олицетворяет Время. Его полная противоположность – возлежащая рядом молодая девушка, которая символизирует Истину. Другой канонический герой этой сцены, Неведение, расположен в правой части картины, откуда он устремляется вниз.

Аллегорическая тема произведения Тьеполо раскрывается в остроумной и живой форме: Время, рядом с которым лежит большая коса, приказывает одному из маленьких амуров перевернуть песочные часы, тогда как девушка остается безразличной и к старцу, и к зеркалу, в котором она отражается.

Джованни Баттиста Тьеполо – Смерть Дидоны
Фото: www. italian-art.ru

В XVIII веке в Венеции сложился особый тип городского пейзажа, получивший название “ведуты”. Он берет свое начало в работах мало известного нашим зрителям Луки Карлевариса (1663-1730), чьи композиции можно видеть на выставке. Свой подлинный расцвет этот жанр пережил в творчестве Антонио Каналетто (1697-1768), запечатлевшего неповторимый облик и атмосферу Венеции, ее будничной жизни и праздников.

Джованни Антонио Каналь (Каналетто) – Вид на церковь острова Лагуны и церковь Санта Мария делле Вирджини от Кампо Сан Пьетро ди Кастелло, XVIII век

В отличие от Каналетто, Франческо Гварди (1712-1793) видел свой город иначе. Не стремясь к точности изображения, он создавал поэтические живописные фантазии, произвольно соединяя реальные мотивы и вымысел. Этот тип пейзажа получил название “каприччо”.

Франческо Гварди – Архитектурная фантазия с двориком, XVIII век

Жизнь венецианцев XVIII века изобразил в своих произведениях мастер жанровой живописи Пьетро Лонги (1702-1785): тайные свидания, игры, забавные уличные сценки, изображение повседневных событий стали основными темами работ художника.

Пьетро Лонги – Игра кастрюлями

Пьетро Лонги – Слон – 1774

Выставка “От Тьеполо до Каналетто и Гварди” в ГМИИ им. А.С. Пушкина
работает до 14 октября 2018 года.

Какой предстает Венеция на выставке «От Тьеполо до Каналетто и Гварди»

Вспоминая о золотом веке Венеции, оглядываются обычно не на время Гольдони и Казановы, а на куда более раннюю эпоху. Среди титульных героев называют мастеров Возрождения – Тициана, Тинторетто, Веронезе, Карпаччо, обоих Беллини. Первым трем и был посвящен прошлогодний выставочный проект Пушкинского музея, в котором он участвовал единичными произведениями, а итальянские музеи предоставили тогда основной корпус работ.

Теперь работ из Италии и России почти поровну, и видим мы живописцев XVIII столетия – свидетелей заката Светлейшей (титул La Serenissima, которым называли Венецианскую республику, отсылает напрямую к Византии).

Венеция перестала быть владычицей морскою, уступив сначала османам, а потом, окончательно, Наполеону. Республика, прекратившая свое существование в 1797 г., утратила земли и могущество, но одержала множество новых, уже на ниве искусств и литературы, побед.

В маске

«По какому-то историческому возмездию этот век неустанного «Просвещения» и веры в разум хранил в себе зерна, из которых выросли потом причудливые и необыкновенные деревья, – целый заколдованный романтический лес, полный чудес и теней», – писал об этом времени Павел Муратов, подразумевая Европу XVIII в. в целом, но прежде всего Италию. А в Италии выделял Венецию, «фантастичнейший из городов».

Тогда уже Венеция начала становиться тем, чем застали ее мы – объектом поклонения, приютом авантюристов и путешественников всех мастей, среди которых уже появлялись и русские: если Екатерина Великая своих «итальянцев» покупала из вторых и третьих рук готовыми коллекциями, то Юсупов картины Джамбаттисты Тьеполо приобретал непосредственно в его мастерской, и в Архангельском до сих пор существует зал Тьеполо. Город предстает на холстах того времени прекраснейшей витриной, театральной декорацией, местом обманов и соблазнов, где за приросшей намертво баутой скрывается драматизм настоящих мыслей и чувств.

Высокий стиль сменился романтическим барокко, и, словно усугубляя легкость и декоративность стиля, венецианскую выставку в Москве открывают гигантские цветочные натюрморты Элизабетты Маркиони – художницы, о которой не то что в России, но и в Италии мало что известно кроме того, что была она, судя по всему, женой ювелира и жила в Ровиго, на полпути от Падуи к Ферраре, на рубеже XVII–XVIII вв.

Пушкинский музей открыл выставку «Венеция Ренессанса. Тициан, Тинторетто, Веронезе»

Здесь снова легко поверить Муратову: «У Венеции было то преимущество, что в ней не было резонеров, лицемерных моралистов, деловых людей и скучных насмешников». Искусство веселой эпохи кажется здесь особенно несерьезным еще потому, возможно, что почти нет портретов. А на единственном включенном в выставку автопортрете его автор, творивший в Венето француз Луи Дориньи, в богатейшем, чуть не до локтей, парике выглядит не художником, а персонажем комедий Гольдони. По ним, как и по сказкам Гоцци и скрипичным пассажам Вивальди, мы опознаем Венецию XVIII в. скорее, чем по живописи, уступившей в тот момент первенство соседним видам искусств.

Мертвое и живое поменялись местами в этом непрерывном карнавальном пиршестве – персонажи мифов и библейских историй, от святого Франциска (в «Экстазе святого Франциска» Пьяццетты – художника, чьих работ совсем нет в России) до фигур с полотна «Эней, Анхиз и Асканий» (около 1773) младшего Тьеполо, Джандоменико, выглядят элементами декораций, а палаццо, каналы, мосты, крылатые львы, глядящие на нас с холстов, и есть одушевленные герои. Место в Венеции важнее людей. И потому самым ярким жанром оказались ведуты – подробнейшим образом выписанные городские пейзажи Франческо Гварди, огромные холсты Каналетто и Мариески – взгляд из лагуны на город, который почти не изменился с тех пор. Не плафон «Время, открывающее истину», написанный около 1745 г. старшим Тьеполо, не его «Непорочное зачатие» (1760-е), не созданное через 20 лет его сыном «Возвращение блудного сына» производят главное впечатление, а висящие в соседнем зале ведуты, написанные примерно в те же годы Пьетро Фалька, прозванным Лонги. Слон на улице, сплетничающие венецианки и их мрачные обольстители, ящик с картинками, явный предшественник волшебного фонаря, – вот что для нас действительно ново: работ Лонги в ГМИИ им. А. С. Пушкина совсем нет.

Три источника

Весь Каналетто, три из пяти работ Джамбаттисты Тьеполо и многие другие вещи на выставке – из московского музея. Джандоменико Тьеполо, Пьетро Лонги, Керкховен etc – из Виченцы: Светлейшую представляет не собственно Венеция, а один из красивейших городов «террафермы» – твердой земли, как называли расположенные на материке территории республики. От города Палладио до столицы Венето меньше часа пути.

Кураторы нынешней экспозиции – хранитель итальянской живописи Пушкинского музея Виктория Маркова и директор Музея Кьерикати в Виченце Джованни Карло Федерико Вилла собрали ее из трех мест: 25 произведений предоставил ГМИИ, 23 – Музей Кьерикати в Виченце, девять полотен – коллекция банка «Интеза Санпаоло». Джованни К. Ф. Вилла был инициатором выставки: обнаружив в Пушкинском музее впечатляющую коллекцию венецианского XVIII века, он предложил соединить пазл – и после Москвы выставка поедет в Виченцу, где среди раскинувшихся на холмах палладианских вилл (палаццо Кьерикати, в котором работает вичентинский музей, – одна из них) щедрому барокко самое место.

В Москве же это искусство рождает другие эмоции. «Туалет Вирсавии» (1730-е) Якопо Амигони – эскиз к большому полотну, написанный в нарочито небрежной манере, висит напротив ведут Лонги, но кажется видением из будущего, а дебелая Андромеда на фреске (1675–1700) Луи Дориньи – единственный сохранившийся фрагмент росписи палаццо Капра Клементи Барбьери в Виченце – выглядит не венецианкой, а Брунгильдой. Внедренные в постоянную экспозицию ГМИИ два выставочных зала заставляют задуматься о том, что было в Венеции до романтичного сеттеченто, что случилось после и сколь разные персонажи нашли здесь приют.

В Пушкинском открылась выставка «От Тьеполо до Каналетто и Гварди»
ARTinvestment.RU 25 июля 2018

Работы из Городского музея Палаццо Кьерикати в Виченце, из Коллекции «Интеза Санпаоло» — Галереи Италии, Палаццо Леони Монтанари в Виченце и ГМИИ им. А.С. Пушкина в Москве

ГМИИ им. А. С. Пушкина,
24 июля — 14 октября 2018
Главное здание, Москва, ул. Волхонка, 12

В экспозиции представлено 57 работ, среди которых 23 произведения из Палаццо Кьерикати, 25 произведений из ГМИИ им. А. С. Пушкина, 9 произведений из Галерей Италии — Палаццо Леони Монтанари. Выставка проходит под патронатом Посольства Италии в Москве.

Работы из этих собраний, давно завоевавших мировую известность, впервые показаны вместе в едином пространстве, что позволяет зрителям получить более полное представление о многообразии венецианской живописи рококо. В экспозиции можно увидеть произведения таких важнейших итальянских художников, как Джованни Баттиста (Джамбаттиста) Тьеполо, Джованни Баттиста (Джамбаттиста) Питтони, Лука Карлеварис, Джованни Баттиста (Джамбаттиста) Пьяццетта, Джованни Антонио Каналетто, Франческо Гварди, Пьетро Лонги.

Кураторы выставки: Виктория Маркова, главный научный сотрудник ГМИИ им. А. С. Пушкина, хранитель итальянской живописи; Джованни К. Ф. Вилла, почетный директор Городских музеев Виченцы.

Венецианская школа живописи, в эпоху Возрождения подарившая миру Тициана, Тинторетто, Веронезе, в XVIII веке переживает новый период блестящего расцвета. Венеция становится важным центром художественной жизни Европы, что особенно заметно на примере живописи, отмеченной яркой красочностью, декоративностью и многообразием жанров.

Истинным выразителем духа Венеции по праву считается Джованни Баттиста Тьеполо (1696–1770) — крупнейший итальянский живописец XVIII века, во многом продолжавший традиции Паоло Веронезе, последний представитель барокко в европейском искусстве. Его полотна и монументальные росписи отличаются эмоциональной взволнованностью, динамизмом композиций и яркой красочностью.

В XVIII веке в Венеции сложился особый тип городского пейзажа, получивший название «ведуты». Он берет свое начало в работах мало известного нашим зрителям Луки Карлевариса (1663–1730), чьи композиции можно видеть на выставке. Свой подлинный расцвет этот жанр пережил в творчестве Антонио Каналетто (1697–1768), запечатлевшего неповторимый облик и атмосферу Венеции, ее будничной жизни и праздников. В отличие от Каналетто, Франческо Гварди (1712–1793) видел свой город иначе. Не стремясь к точности изображения, он создавал поэтические живописные фантазии, произвольно соединяя реальные мотивы и вымысел. Этот тип пейзажа получил название «каприччо».

Жизнь венецианцев XVIII века изобразил в своих произведениях мастер жанровой живописи Пьетро Лонги (1702–1785): зарисовки из жизни — тайные свидания, игры, забавные уличные сценки, изображение повседневных событий — стали основными темами работ художника.

Мастера, прославившие венецианскую школу, не всегда жили и работали в столице: свой талант художники часто реализовывали в небольших городах. Особого внимания заслуживает Виченца — «город Палладио», называемый так в честь знаменитого итальянского зодчего Андреа Палладио. Он родился в Падуе, но значительную часть архитектурного наследия оставил именно в Виченце. Один из шедевров Палладио — Палаццо Кьерикати, в котором сегодня располагается Городской музей Виченцы, предоставивший свои работы на выставку в ГМИИ им. А. С. Пушкина. Зрители также могут увидеть в экспозиции работы из Палаццо Леони Монтанари (Галереи Италии) в Виченце, которые знакомят с венецианской живописью XVIII столетия из коллекции «Интеза Санпаоло».

На выставке в ГМИИ им. А.С. Пушкина произведения итальянских художников из разных собраний дополняют друг друга: знаменитое полотно Каналетто «Возвращение Бучинторо к молу у Дворца дожей» и еще две работы этого мастера, принадлежащие ГМИИ, послужат украшением выставки в Виченце, где произведения этого выдающегося живописца отсутствуют (в самой Венеции можно найти лишь несколько работ). В Виченце нет и картин Бернардо Беллотто, племянника Каналетто, которыми богато собрание московского музея. В то же время в России не представлены произведения Джамбаттисты Пьяццетты, одна из лучших работ которого, «Экстаз святого Франциска», экспонируется на выставке. Мало знакомо российскому зрителю и творчество Пьетро Лонги, художника, посвятившего себя жанровой живописи. Его небольшие забавные картины, исполненные тонкого юмора, открывают перед зрителем жизнь венецианского аристократического общества. В экспозиции показаны работы Джамбаттисты Тьеполо, одного из величайших мастеров европейской живописи XVIII столетия, которыми по праву гордятся музеи Москвы и Виченцы. Таким образом, на выставке его творчество предстает в широком тематическом диапазоне и в многообразии жанров, от плафонной композиции на аллегорическую тему «Время, открывающее Истину» (Палаццо Кьерикати, Виченца) до написанных для церквей алтарных образов и небольших станковых картин для частных заказчиков, среди которых мастерством исполнения выделяется «Смерть Дидоны» (ГМИИ им. А. С. Пушкина). Хронологически завершает экспозицию группа пейзажей-каприччо Франческо Гварди, оставившего потомкам неповторимый исполненный поэзии образ Венеции — удивительного города на лагуне.

Марина Лошак, директор ГМИИ им. А. С. Пушкина: «ГМИИ им. А. С. Пушкина на протяжении многих лет тесно сотрудничает с музеями Италии, благодаря чему имеет возможность организовывать выставки итальянского искусства высочайшего уровня. Вдохновленный высоким уровнем картин итальянской школы, хранящихся в ГМИИ, директор Художественного музея Виченцы профессор Джованни Вилла предложил провести совместную выставку, объединяющую произведения из российского и итальянского собраний. Выставка станет важным шагом в развитии партнерских отношений итальянских и российских музеев и пройдет в два этапа: сначала будет показана в Москве, а затем — в Виченце».

В Пушкинском открылась выставка «От Тьеполо до Каналетто и Гварди»
ARTinvestment.RU 25 июля 2018

Работы из Городского музея Палаццо Кьерикати в Виченце, из Коллекции «Интеза Санпаоло» — Галереи Италии, Палаццо Леони Монтанари в Виченце и ГМИИ им. А.С. Пушкина в Москве

ГМИИ им. А. С. Пушкина,
24 июля — 14 октября 2018
Главное здание, Москва, ул. Волхонка, 12

В экспозиции представлено 57 работ, среди которых 23 произведения из Палаццо Кьерикати, 25 произведений из ГМИИ им. А. С. Пушкина, 9 произведений из Галерей Италии — Палаццо Леони Монтанари. Выставка проходит под патронатом Посольства Италии в Москве.

Работы из этих собраний, давно завоевавших мировую известность, впервые показаны вместе в едином пространстве, что позволяет зрителям получить более полное представление о многообразии венецианской живописи рококо. В экспозиции можно увидеть произведения таких важнейших итальянских художников, как Джованни Баттиста (Джамбаттиста) Тьеполо, Джованни Баттиста (Джамбаттиста) Питтони, Лука Карлеварис, Джованни Баттиста (Джамбаттиста) Пьяццетта, Джованни Антонио Каналетто, Франческо Гварди, Пьетро Лонги.

Кураторы выставки: Виктория Маркова, главный научный сотрудник ГМИИ им. А. С. Пушкина, хранитель итальянской живописи; Джованни К. Ф. Вилла, почетный директор Городских музеев Виченцы.

Венецианская школа живописи, в эпоху Возрождения подарившая миру Тициана, Тинторетто, Веронезе, в XVIII веке переживает новый период блестящего расцвета. Венеция становится важным центром художественной жизни Европы, что особенно заметно на примере живописи, отмеченной яркой красочностью, декоративностью и многообразием жанров.

Истинным выразителем духа Венеции по праву считается Джованни Баттиста Тьеполо (1696–1770) — крупнейший итальянский живописец XVIII века, во многом продолжавший традиции Паоло Веронезе, последний представитель барокко в европейском искусстве. Его полотна и монументальные росписи отличаются эмоциональной взволнованностью, динамизмом композиций и яркой красочностью.

В XVIII веке в Венеции сложился особый тип городского пейзажа, получивший название «ведуты». Он берет свое начало в работах мало известного нашим зрителям Луки Карлевариса (1663–1730), чьи композиции можно видеть на выставке. Свой подлинный расцвет этот жанр пережил в творчестве Антонио Каналетто (1697–1768), запечатлевшего неповторимый облик и атмосферу Венеции, ее будничной жизни и праздников. В отличие от Каналетто, Франческо Гварди (1712–1793) видел свой город иначе. Не стремясь к точности изображения, он создавал поэтические живописные фантазии, произвольно соединяя реальные мотивы и вымысел. Этот тип пейзажа получил название «каприччо».

Жизнь венецианцев XVIII века изобразил в своих произведениях мастер жанровой живописи Пьетро Лонги (1702–1785): зарисовки из жизни — тайные свидания, игры, забавные уличные сценки, изображение повседневных событий — стали основными темами работ художника.

Мастера, прославившие венецианскую школу, не всегда жили и работали в столице: свой талант художники часто реализовывали в небольших городах. Особого внимания заслуживает Виченца — «город Палладио», называемый так в честь знаменитого итальянского зодчего Андреа Палладио. Он родился в Падуе, но значительную часть архитектурного наследия оставил именно в Виченце. Один из шедевров Палладио — Палаццо Кьерикати, в котором сегодня располагается Городской музей Виченцы, предоставивший свои работы на выставку в ГМИИ им. А. С. Пушкина. Зрители также могут увидеть в экспозиции работы из Палаццо Леони Монтанари (Галереи Италии) в Виченце, которые знакомят с венецианской живописью XVIII столетия из коллекции «Интеза Санпаоло».

На выставке в ГМИИ им. А.С. Пушкина произведения итальянских художников из разных собраний дополняют друг друга: знаменитое полотно Каналетто «Возвращение Бучинторо к молу у Дворца дожей» и еще две работы этого мастера, принадлежащие ГМИИ, послужат украшением выставки в Виченце, где произведения этого выдающегося живописца отсутствуют (в самой Венеции можно найти лишь несколько работ). В Виченце нет и картин Бернардо Беллотто, племянника Каналетто, которыми богато собрание московского музея. В то же время в России не представлены произведения Джамбаттисты Пьяццетты, одна из лучших работ которого, «Экстаз святого Франциска», экспонируется на выставке. Мало знакомо российскому зрителю и творчество Пьетро Лонги, художника, посвятившего себя жанровой живописи. Его небольшие забавные картины, исполненные тонкого юмора, открывают перед зрителем жизнь венецианского аристократического общества. В экспозиции показаны работы Джамбаттисты Тьеполо, одного из величайших мастеров европейской живописи XVIII столетия, которыми по праву гордятся музеи Москвы и Виченцы. Таким образом, на выставке его творчество предстает в широком тематическом диапазоне и в многообразии жанров, от плафонной композиции на аллегорическую тему «Время, открывающее Истину» (Палаццо Кьерикати, Виченца) до написанных для церквей алтарных образов и небольших станковых картин для частных заказчиков, среди которых мастерством исполнения выделяется «Смерть Дидоны» (ГМИИ им. А. С. Пушкина). Хронологически завершает экспозицию группа пейзажей-каприччо Франческо Гварди, оставившего потомкам неповторимый исполненный поэзии образ Венеции — удивительного города на лагуне.

Марина Лошак, директор ГМИИ им. А. С. Пушкина: «ГМИИ им. А. С. Пушкина на протяжении многих лет тесно сотрудничает с музеями Италии, благодаря чему имеет возможность организовывать выставки итальянского искусства высочайшего уровня. Вдохновленный высоким уровнем картин итальянской школы, хранящихся в ГМИИ, директор Художественного музея Виченцы профессор Джованни Вилла предложил провести совместную выставку, объединяющую произведения из российского и итальянского собраний. Выставка станет важным шагом в развитии партнерских отношений итальянских и российских музеев и пройдет в два этапа: сначала будет показана в Москве, а затем — в Виченце».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector