Скульптурные изображения доминировавшие в период греческой архаики

Скульптура Древней Греции

Античная Греция внесла значительный вклад в развитие мировой культуры. Высокоразвитость древнегреческой скульптуры позволила продемонстрировать целостное и стройное видение мира древними людьми, отразить моральное и физическое совершенство человека в трехмерной модели.

Восхитительные статуи, выделяющиеся четкостью и правильностью форм, вырезали из камня или известняка, украшали драгоценными камнями и изделиями из благородных металлов. Их устанавливали в храмах и на городских площадях, в жилищах и на могилах богатых и известных греков.

Историю античной скульптуры представляют несколько периодов, обладающих исключительными и неповторимыми чертами.

Гомеровский период (XII-VIII века до н.э.)

До наших времен сохранились только творения мелкой пластики. Статуэтки, создаваемые из терракоты, слоновой кости или бронзы, изображали богов и известных героев. А монументальная скульптура Греции, создаваемая в течение длительного гомеровского периода, сохранилась только в изображениях, передаваемых древними рукописям. Статуи, изготовленные из дерева, изображали человека грубо и достаточно схематично. Такие изваяния держали оружие и были украшены предметами одежды из металла.

Архаика (VII-VI века до н.э.)

Для скульптуры Греции периода архаики отличительной чертой является возникновение на лицах статуй улыбки, призванной одухотворять их, а сами скульптуры все больше соответствуют пропорциям человеческого тела. Идол стал восприниматься как обобщенный, собирательный образ человека.

Ярким примером женских фигур архаики являются «Богиня с гранатом» (580-570 гг. до н.э.) и «Богиня с зайцем» (около 560 г. до н.э.). Среди мужских образов особо выделяется скульптурная группа Клеобис и Битон, создателем которой является известный скульптор Полимед Аргосский (на стыке VII-VI вв. до н.э.). А легкость, утонченность и жизнерадостность отличает работы древних ионийских мастеров. Наиболее известным нам примером считается «Аполлон Тенейский», сотворенный в 560-550 гг. до н.э.

Существенное место в искусстве того времени занимает монументальная скульптура. На рельефе было принято отображать наиболее любопытные и значимые мифы Древней Греции. Внимательное рассмотрение композиции фронтона храма Артемиды (около 590 г. до н.э.), позволяет насладиться зрелищем захватывающего, стремительно разворачивающегося сюжета известного мифа о Медузе-Горгоне и славном Персее.

Завершение архаики и начало перехода к этапу классики связывают с появлением таких произведений, как «Всадник Рампина» (около 560 г. до н.э.) и стела Аристиона (около 510 г. до н.э). В них уже нет застылости, характерной творчеству предшествующего этапа, но движения еще достаточно скованные. Несмотря на наличие улыбки из архаики на лицах статуй, четкая передача пластики тел символизирует смену идеалов древнегреческих скульпторов, которые найдут свое отражение в творениях эпохи классики.

Ранняя классика (начало V века до н.э.)

Правдивая передача движений и обобщение образов в работах мастеров ранней классики нарушают зеркальность, присущую творениям архаики. Но с течением времени древние скульпторы обнаруживают новые возможности выражения гармонии и целостности. Эти изменения поспособствовали появлению таких ярких произведений, как бронзовая статуя «Возничий» (около 470 года до н.э.), объединяющая монументальность и тщательную проработку мелких деталей, и рельеф «Трона Людовизи» (около 460 года до н.э.), живописующее рождение Афродиты.

Особенно впечатляющим примером творений, созданных на этапе ранней классики, признаны фронтоны храма Афины Афайи (500-480 гг. до н.э.), позволяющие отследить переход от архаики (западный фронтон) к новым идеалам (восточный фронтон). Гармоничное сочетание энергии движения и величественности фигуры знаменуют время, когда на смену раннеклассического периода приходит эпоха высокой классики. Наиболее значимой вехой данного перехода считается создание статуи Посейдона (около 450 года до н.э.).

Весомый вклад в достижения искусства этого периода (460-450 годы до н.э.) был вложен скульптором Мироном, творения которого знакомы в наши дни по копиям из мрамора, например, статуи победителя в беге Лада и «Дискобол», композиция «Афина и Марсий». Творчество Мирона оказало существенное влияние на работы скульпторов этапа высокой классики.

Высокая классика (конец V века до н.э.)

Эпоху классики представляли два основных направления древнегреческого искусства:

  1. Выявление красоты движения прославленными мкульпторами Ионии и Аттики. Известный образец данного направления – статуя Ники Пеония (460-420 гг. до н.э.)
  2. Сочетание внешней застылости фигур со скрытым движением жизни мастерами аргосско-сикионской школы. Яркий пример – бронзовый «Дорифор» Поликлета (около 440 г. до н.э.)

Объединить тенденции обоих направлений смог в своем творчестве великий Фидий. Афинским Акрополем, работы по перестройке которого он возглавил, и скульптурами, входящими в ансамбль, можно полюбоваться и сегодня. Примечательны не только их величественность и красота, но и то, что они полностью передают особенности искусства Фидия. А отдельные творения, выделяющиеся совершенством каждых линий, выдают, что к их созиданию приложил руку сам мастер.

Внимание каждого, кто вступает на территорию Акрополя, привлекает, в первую очередь, бронзовая статуя Афины Промахос, поражающая своим величием. Затем взгляд вошедшего начинает видеть множество других деталей: удивительные статуи и потрясающие рельефы Парфенона, восхитительные метопы, живописующие мифическую историю Аттики, удивительный фриз целлы, отражающий процессию Панафиней.

Великолепный Парфенон демонстрирует высокоразвитость древнегреческого искусства, позволившую размыть границы скульптуры и архитектуры, объединив их в одно гармоничное целое. Помимо пластики и динамики в скульптурах конца периода высокой классики появляются акценты на духовный мир человека.

Поздняя классика (IV век до н.э.)

Скульптуре периода поздней классики характерны не только пластичность движений и тщательная проработка мелких деталей, но и проявлением драматизма и чувственного мира человека. Изменился и материал, из которого творили скульпторы – широкое распространение получил мрамор.

Наиболее известной личностью среди мастеров поздней классики был Скопас, занимавший пост главы новоаттической школы. Бурные эмоции и сильные чувства выражены его известнейшими творениями, такими как статуи «Аполлон Кифаред» и «Сидящий Арес». Глубокая чувственность свойственна и Аполлону Сауроктону и Книдской Афродите, автором и творцом которых был Пракситель, другой прославленный мастер новоаттической школы.

Творчеству скульпторов пелопонесской школы, напротив, идеализм и тонкая чувственность был нехарактерен. Их работы пронизывает дух натурализма и силы. Особенное место среди мастеров данной школы занимает Лисипп, славу которому принесли портреты Александра Македонского. Знаменит Лисипп также новым каноном создания фигур, определяющим пропорции тела, и типическим образом Геракла.

Эллинизм

Период эллинизма отличает сильное влияние Востока на античную Грецию. Скульптуре данного этапа характерны усложнение ракурсов, применение роскошных драпировок и мельчайшие детали. Все это направлено на придание работам эмоциональности и темперамента, совершенно не характерным искусству Древней Греции в предыдущие периоды.

Наиболее известные фигуры периода эллинизма – статуя Афродиты Киренской, пронизанная чувственностью, и композиция «Лаокоон и его сыновья», наполненная драматизмом. Потрясающие точность и реалистичность, а также сильные эмоции впечатляют и завораживают современных зрителей.

28. Скульптура Греческой Архаики.

Период архаики – это период становления древнегреческой скульптуры. Уже понятно стремление скульптора передать красоту идеального человеческого тела, которое в полной мере проявилось в произведениях более поздней эпохи, но слишком трудно еще было отойти художнику от формы каменного блока, и фигуры этого периода всегда статичны.

В скульптуре архаической эпохи преобладают статуи стройных обна­женных юношей и задрапированных молодых девушек — куросы и коры. В них возникает стремление к передаче объема тела, гармоническому равновесию форм, утонченному ритму. Важное место занимает архитектоническая конструкция человеческого тела. Возникающая именно в этот период «архаическая улыбка» одухотворяет лица статуй, превращая идол в обобщенный образ человека, понимаемого как высшая эстетическая ценность. За редким исключением статуи приобретают соразмерный человеку масштаб.

Посмотрим на куросов, или, как их иногда называют, «архаических Аполлонов». Человек молод, обнажен, и его целомудренная нагота не нуж­дается в стыдливых прикрытиях. Он всегда стоит прямо, его тело прони­зано готовностью к движению. Кон­струкция тела показана и подчеркнута с предельной ясностью; сразу видно, что длинные мускулистые ноги могут сгибаться в коленях и бегать, мышцы живота — напрягаться, грудная клет­ка — раздуваться в глубоком дыха­нии. Лицо не выражает никакого оп­ределенного переживания или инди­видуальных черт характера, но и в нем затаены возможности разнооб­разных переживаний. И условная «улыбка» — чуть приподнятые углы рта — только возможность улыбки, намек на радость бытия, заложен­ную в этом, словно только что со­зданном человеке.

Найденные в руинах афинского Акрополя мраморные статуи девушек – кор- поразили мир сохранившейся раскраской: цветными зрачками и губами, яркими одеждами. Волосы мраморных девушек были золотисты­ми, щеки розовыми, глаза голубыми. На фоне безоблачного неба Эллады все это должно было выглядеть очень празднично, но вме­сте с тем и строго, благодаря ясно­сти, собранности и конструктивности форм, и силуэтов. Чрезмерной цвети­стости и пестроты не было. В корах афинского Акрополя идеал женственности выражен в его первозданной чистоте. Улыбка светла, взор доверчив и как бы радостно изумлен зрелищем мира, фигура це­ломудренно задрапирована пеплосом — покрывалом, или легким оде­янием — хитоном (в эпоху архаики женские фигуры, в отличие от муж­ских, еще не изображались нагими), волосы струятся по плечам вьющими­ся прядями. Эти коры стояли на постаментах перед храмом Афины, держа в руке яблоко или цветок.)

Скульптура архаики в целом несет в себе много черт условности. Мастера еще не осмеливаются показать человеческое тело в движении, их часто увлекают чисто декоративные проблемы. В начале V века до н. э. в греческой скульптуре одновременно с обобщением образа, его большей ясностью и дальнейшим развитием связи скульптуры с архитектурой возникает особый интерес к максимально правдивой передаче движения. Стремление прямолинейно передать натуру даже порождает угловатость форм, разрушающую гармонию статуй конца архаики. Лишь со временем искусство классики придёт к новой гармонии и цельности.

Декоративная скульптура. В архитектурных образах греков с предельным обобщением нашли выражение основные идеи времени. Как в напряженных колоннах и их могучих формах, так и в скульптурном декоре фронтонов, метоп, фризов воплощались чувства не мелкие, но всеобъемлющие. Особенно важные события изображались на треугольной формы фронтонах. В дорических храмах рельефами украшались квадратные плиты – метопы. В ионических непрерывная лента фриза позволяла представить многофигурные динамические сцены. Сущность этих скульптурных композиций заключалась не только в декоративности и сюжетной повествовательности, но прежде всего, как и в общем облике архаического храма, в пластическом воплощении человеческой мощи, побеждающей темные, злые силы. Особенно часто, поэтому изображались схватки богов и героев со страшными чудовищами, показывалась борьба, созвучная напряжению архитектурных форм.

Лучше других выдержали испытание временем изваяния дорического храма Артемиды на острове Корфу. На его рельефах представлено несколько тем. В центре – побежденная Персеем горгона Медуза. Справа – битва олимпийцев с гигантами, слева – эпизод из Троянской войны. Разносюжетные сцены объединяет идея борьбы, охватившей все сферы мира. Массивность пластических объемов в скульптуре архаики обычно смягчена декоративностью деталей и раскраской. Орнаментально решены завитки волос Медузы, извивы ее змей, косички, колечками спускающиеся на грудь чудовища. Змеи, подпоясывающие Медузу, образуют замысловатый и сложный узор. Хищные, но не страшные пантеры, шкуры которых были покрыты яркими раскрашенными кружками, спинами касаются кровли и воспринимаются как ее подпорки. Здесь, как и в других композициях архаических фронтонов, заметно сильное подчинение скульптуры архитектуре, угловые персонажи обычно меньше размерами, чем центральные. Выступает предпочтение симметрии с акцентом на среднюю фигуру, расположенную под коньком фронтона. Сохранились некоторые фронтонные композиции и храмов, стоявших в архаические времена на Акрополе Афин. Одним из древнейших считают изображение Геракла, побеждающего лернейскую гидру. Геракл, борющийся с морским чудовищем тритоном, на другом акропольском храме – Гекатомпедоне – показан пригнувшимся и прижимающим врага к земле. К этому же храму относят изваяние тритопатора – доброго демона с тремя человеческими туловищами. На мирных, располагающих к себе лицах демона хорошо сохранилась раскраска, волосы на голове и бороде – синие, глаза – зеленые, уши, губы и щеки – красные.

29. Искусство Классической Греции Периодизация. Характеристика. Основные памятники. Классика (510-323 гг до н.э.). Расцвет Афин справедливо связывается со временем, когда город возглавлял первый стратег Перикл (444—429 гг. до н. э.). Около него группировалась интеллектуальная элита: люди искус­ства и науки (поэт Софокл, архитектор Гипподам, «отец истории» Геродот), знаменитые философы того времени. На склоне афин­ского акрополя в знаменитом театре Диониса представляли траге­дии Эсхилла, Софокла, Еврипида, комедии Аристофана, которые воспитывали чувства достоинства, ответственности греков перед согражданами, благородство и независимость духа. Искусство гре­ков показывало, каким должен быть человек: физически и нравст­венно прекрасным, гармонически развитым,—и в этом смысле искусство V—IV в. до н. э. справедливо стали называть классикой, оно явилось образцом для подражания.

В архитектуре V в. до н. э. развивался все тот же тип храма-пе­риптера преимущественно дорического ордера. Пропорции его стали стройнее, гармоничнее, приобрели большую логику, ясность и простоту.

Архитектура V в. до н. э. предстает перед нами в гармонии со средой, в соразмерности с человеческой фигурой, в синтезе со скульптурой. В период ранней классики, так называемого строгого стиля (490—450 гг. до н. э.), скульптура носит переходный характер от архаики к классике. Это прекрасно видно на фронтонных группах храма Афины Афайи на острове Эгина (около 490 г.), найденных в начале XIX в. и реставрированных Торвальдсеном: фигуры греков и троянцев, сражающихся за тело Патрокла, еще статичны, в их пластике много от архаических куросов, включая и «архаическую улыбку».

Иначе это решено в скульптурах знаменитого храма Зевса в Олимпии (470—456 гг. до н. э.), открытых раскопками также в XIX столетии. На восточном фронтоне храма изображен миф о состязании на колесницах царя Эномая и Пелопса, на западном — борьба лапифов с кентаврами, в метопах —12 подвигов Геракла (фрагменты скульптуры находятся в музее города Олимпия). Все фигуры взаимосвязаны, объединены единым движением и при всей суровой величественности вполне жизненны.

Образ атлета — по-прежнему самая распространенная тема скульптуры. Совершенную человеческую красоту — вот что стре­мились воплотить греки в образах атлетов. Фигура дельфийского возничего из композиции, созданной около 476 г. до н. э. неизве­стным мастером. Фигура отлита в бронзе, ставшей с этого времени любимым материалом.

Известны не только анонимные произведения V в. до н. э. В это время в Афинах работали скульптуры Фидий, Мирон и Поликлет. Многие статуи их дошли до нас лишь в римских мраморных копиях I—II в. н. э. Наиболее известен среди работ Мирона из Элевтер «Дискобол» (около 460—450 гг. до н. э.), изображающий атлета в момент наивысшего напряжения перед броском диска. Мирону первому удалось передать в статичном искусстве живость движения, внутреннее напряжение фигуры. В другом произведении — «Афина и Марсий», исполненном для афинского акрополя, лесное существо Марсий выбирает музыкальный инструмент среди разбросанных у его ног, рядом стоит взирающая на него с гневом Афина. Обе фигуры объединены действием. Интересно отметить, что, хотя Марсий выступает здесь как существо, выражаясь современным языком, отрицательное, лишь в его неправильном лице подчеркивается отсутствие совершенства, тело же его идеально прекрасно.

Поликлет из Аргоса работал уже в период высокой классики, в середине и второй половине V в. до н. э. Он создал тот обобщенный художественный образ атлета, который стал нормой и образцом. Им был написан теоретический трактат «Канон» (мера, правило), где скульптор точно рассчитал размеры частей тела исходя из роста человека как единицы измерения (например, голова — 1/7 к росту, лицо и кисть руки — 1/10, ступня — 1/6 и т. д.). Свой идеал он выразил в сдержанно-мощных, спокойно-величественных образах «Дорифора» (Копьеносца; 450—440 гг. до н. э.), «Диадумена» (ат­лета, увенчивающего свою голову победной повязкой, около 420 г. до н. э.) и «Раненой амазонки», предназначавшейся для знамени­того храма Артемиды в Эфесе. Поликлет воплотил в своих статуях прежде всего образ идеального свободнорожденного гражданина полиса, города-государства Афин.

Третьим величайшим скульптором V в. до н. э. был уже упомя­нутый афинянин Фидий. В 480—479 гг. персы захватили и разгра­били Афины и основные святилища на Акрополе. Среди развалин священного храма Фидий создал семиметровую бронзовую статую Афины-воительницы, Афины-Промахос, с копьем и щитом в руках, как символ возрождения города, его мощи и непримиримости к врагам. Как и все последующие работы Фидия, статуя погибла (она была уничтожена крестоносцами в Константинополе в XIII в.).

Около 448 г. до н э. Фидий выполнил 13-метровую статую Зевса для храма Зевса в Олимпии. Лицо, руки и тело бога были выложены пластинками слоновой кости на деревянной основе, глаза из дра­гоценных камней, плащ, сандалии, оливковые ветви на голове, волосы, борода — из золота (так называемая хрисоэлефантинная техника). Зевс восседал на троне, держа в руках скипетр и фигуру богини победы. Скульптура пользовалась огромной славой, но и она погибла в V в. н. э.

Конец V—IV в. до н. э.— период бурной духовной жизни Гре­ции, формирования идеалистических идей Сократа и Платона в философии, развивавшихся в борьбе с материалистической фило­софией Демокрита, время сложения и новых форм греческого изобразительного искусства. В архитектуре поздней классики (410— 350 гг. до н. э.) в отличие от ранней и высокой классики нет «чувства меры» и более всего проявляется стремление к грандиозному, внешне великолеп­ному. В Эфесе в середине IV в. до н. э. построен заново некогда сгоревший храм Артемиды, считавшийся одним из чудес света. К такому же чуду можно отнести гигантскую гробницу царя Мавсола в Галикарнасе (архитекторы Пифей и Сатир; 353 г. до н. э.), от которой и произошло позднее название «мавзолей». Она завершалась колесницей с конями и была украшена 150 м фризом с изобра­жением битвы греков с амазон­ками. Мавзолей соединил торже­ственную, восточную пышность декора с изяществом греческого ионического ордера.

Большое место в архитектуре IV в. до н. э. занимают обще­ственные сооружения для зре­лищ. Это знаменитый театр в Эпидавре (архитектор Поликлет Младший; 360—330 гг. до н. э.), на каменных скамьях которого помещалось 10 000 зрителей. Актеры играли на круглой пло­щадке — орхестре (диаметр ее 12 м), за орхестрой находилась каменная стена — скене. Блестя­щая акустика позволяла все от­лично слышать с последнего ря­да, который был отдален от орхе­стры на 60 м и находился на 23 м выше ее. В греческой архитек­туре IV в. до н. э. появляется упоминавшийся выше коринф­ский ордер с колоннами, завер­шаемыми богато декорированной капителью в виде листьев аканфа.

В скульптуре на смену мужественности и суровости образов строгой классики приходит интерес к душевному миру человека, и в пластике находит отражение более сложная и менее прямолиней­ная его характеристика. Так, в единственной дошедшей до нас в подлиннике скульптора Праксителя мраморной статуе Гермеса (около 330 г. до н. э.) мастер изобразил прекрасного юношу, небрежно облокотившегося на пень, в состоянии покоя и безмя­тежности. Задумчиво и нежно он глядит на младенца Диониса, которого держит на руках. На смену мужественной красоте атлета V в. до н. э. приходит красота несколько женственная, изящная, но и более одухотворенная. На статуе Гермеса сохранились следы древней раскраски: красно-коричневые волосы, серебряного цвета повязка. Особой славой пользовалась другая скульптура Праксителя — статуя Афродиты Книдской. Это было первое в греческом искусстве изображение обнаженной женской фигуры. Статуя стояла на берегу полуострова Книд, и современники писали о настоящих паломничествах сюда, чтобы полюбоваться красотой богини, гото­вящейся войти в воду и сбросившей одежды на стоящую рядом вазу. Оригинал статуи Афродиты Книдской, к сожалению, не сохранился. Героям Праксителя не чуждо лирическое чувство, отчетливо выра­женное, например, в его «Отдыхающем сатире». Подобные черты развились еще ранее, в пластике учеников фидиевской школы, достаточно указать «Афродиту в садах» Алкамена, рельефы балюст­рады храма Нике Аптерос или надгробие Гегесо неизвестных мас­теров.

В блестящую эпоху классики греки знали и монументальную живопись, расписывая стены зданий многофигурными композици­ями в технике фрески на те же героические и мифологические сюжеты, что и в скульптуре.

Время не сохранило этих работ. Известны только имена масте­ров: Полигнота, упоминаемого в «Описании Эллады» Павсания, Аполлодора, о котором свидетельствует Плиний в своей «Естест­венной истории», Апеллеса и его ученика Зевксиса.

В вазописи периода классики краснофигурный рисунок стал более свободным, фигуры представлены в сложных ракурсах. Сцены имеют жанровый характер. Сюжетный рисунок уже приобретает самостоятельное значение в композиции сосуда. (Евфроний — мастер ранней классики; позже — Дурис, Бриг.) К концу V в. до н. э. вазопись стала приходить в упадок, теряя индивидуальность масте­ра, все более превращаясь в ремесло.

Скульптура древней Греции. Период архаики

Период архаики – это период становления древнегреческой скульптуры. Уже понятно стремление скульптора передать красоту идеального человеческого тела, которое в полной мере проявилось в произведениях более поздней эпохи, но слишком трудно еще было отойти художнику от формы каменного блока, и фигуры этого периода всегда статичны.

Первые памятники древнегреческой скульптуры эпохи архаики определяются геометрическим стилем (VIII в.). Это схематичные фигурки, найденные в Афинах, Олимпии, в Беотии. Архаическая эпоха древнегреческой скульптуры приходится на VII — VI вв. (ранняя архаика – около 650 — 580 гг. до н. э.; высокая — 580 — 530 гг.; поздняя – 530 – 500/480 гг.).

Начало монументальной скульптуры в Греции относится к середине VII в. до н. э. и характеризуется дедаловским стилем, который связан с именем полумифического скульптора Дедала. К кругу «дедаловской» скульптуры относится статуя Артемиды Делосской, творение рук ученика Дедала Ендия.

«Артемида» с острова Делоса (7 в. до н.э.), принесенная в дар богине некоей Никандрой (как следует из надписи на статуе), представляет собой почти нерасчлененный каменный блок со слабо намеченными формами тела. Голова поставлена прямо, волосы симметрично падают на плечи, руки опущены вдоль тела, Ступни ног кажутся механически приставленными к глыбообразной массе длинной одежды. Новым здесь является лишь некоторое стремление к правильной пропорциональности человеческой фигуры.

Статуя «Геры» с острова Самоса (первая половина 6 в. до н.э.), сделана примерно через сто лет после предыдущей. Художник, создавший эту статую, очень хорошо передал различные ткани — тяжелой верхней и тонкой нижней одежды, тщательно изобразил складки, несомненно правильно установил пропорции этой женской фигуры. Однако статуя напоминает скорее ствол дерева, а не живое человеческое тело; она кажется скованнее и мертвеннее, чем самые условные из египетских статуй. По сравнению с искусством гомеровского периода здесь есть, конечно, много нового и прежде всего — строгая, ясная пропорциональность и объемность фигуры. Но подлинно реалистических задач такое искусство еще не ставит: задачей художника было создать торжественное, застывшее изваяние, предмет культа, священный и таинственный образ божества.

«Восточным», ориентализирующим духом отличались сидящие фигуры правителей (архонтов), расставленные вдоль дороги к древнему храму Аполлона (Дидимейону) близ Милета (в Ионии). Эти схематичные, геометрически упрощенные статуи, похожие на каменные глыбы с сухо прочерченными линиями складок одежды, были сделаны очень поздно — в середине 6 в. до н.э. Образы правителей (имя одного из них — Харес — сохранилось в надписи на статуе) трактованы как торжественные культовые изображения. Можно представить себе, что таким могло стать все искусство Греции, если бы в нем не победила передовая гуманистическая и демократическая тенденция художественного развития.

Одиночная скульптура конца архаического периода представлена двумя основными типами: изображением обнаженного юноши – куроса, именуемого также архаическими Аполлонами, и фигурой одетой в длинный, плотно облегающий тело хитон девушки – коры.

Тип куроса сложился на протяжении 7 и начала 6 в. до н.э. первоначально, по-видимому, на Пелопоннесском полуострове. Его появление имело большое прогрессивное значение для дальнейшего развития греческой скульптуры.

Статуя куроса – обнаженного шагающего юноши – трактовалась как образец силы, доблести, физического здоровья.

Он всегда стоит прямо, его тело пронизано готовностью к движению, а конструкция тела показана и подчеркнута с предельной ясностью. Лицо не выражает никаких индивидуальных черт характера, но и в нем кроются возможности разнообразных переживаний, оно овеяно блаженной, «архаической» улыбкой, которую нельзя назвать ни веселой, ни грустной, лишь намек на радость, заложенную в этом, словно только что созданном человеке.

Связанные сначала с культом героев, эти статуи куросов к 6 в. до н.э. стали связываться с еще более жизненными образами идеальных воинов, — они начали служить надгробиями воинов и ставиться в честь победителей на олимпийских и других состязаниях.

Общее развитие типа куроса шло в сторону все большей верности пропорций, преодоления элементов геометрического упрощения и схематизма, ухода от условной декоративной орнаментальности в трактовке деталей. Однако до самого конца 6 в. до н.э. сохранялся фронтальный и неподвижный строй этих статуй, словно выключавший их из реального пространства, из реальной жизни. Это глубокое противоречие самого типа статуи куроса — между их общественным содержанием и традиционной условностью формы — не могло быть разрешено архаическим искусством.

До нашего времени дошло несколько десятков таких статуй. Наиболее известная мраморная фигура Аполлона из Теней. На устах его играет характерная для того времени “архаическая улыбка”, глаза широко раскрыты, руки опущены и сжаты в кулаки. Принцип фронтальности изображения соблюден в полной мере.

Черты ранней дорической трактовки типа куроса очень наглядно выражены в скульптурной группе Полимеда Аргосского, посвященной легендарным героям — Клеобису и Битону. От этой группы сохранилась лишь одна целая статуя, другая дошла в обломках. Полимед, работавший в Аргосе на Пелопоннесе, — одно из первых исторически достоверных имен мастеров греческого искусства; жил он в первой половине 6 в. до н.э.

Для «Клеобиса» (или Битона, так как неизвестно, кто из них изображен в сохранившейся статуе) характерна резко и довольно еще грубо подчеркнутая структура человеческого тела; он поставлен строго фронтально и почти симметричен, если не считать того, что его левая нога выдвинута вперед, условно изображая движение фигуры. В этом изображений физически развитого и хорошо подготовленного к борьбе бойца-гоплита его духовные качества (мужественность, сила духа, решимость и т. п.) показаны еще в самой примитивной и неопределенной форме.

Другим примером ранней статуи куроса может служить курос Метрополитенского музея в Нью-Йорке, более стройный, но не менее схематичный по своей форме (в особенности это относится к геометризированному и орнаментальному исполнению деталей головы).

К середине 6 в. до н.э. куросы начали становиться более живыми и человечными, мышцы тела стали моделироваться лучше, пропорции стали более правильными. Стремление придать выразительность лицу статуи привело к сложению очень часто повторяющейся в архаической скульптуре схемы так называемой «архаической улыбки». Улыбка эта имела вполне условный характер, но все же она, видимо, должна была выражать состояние той жизнерадостности и уверенности в своих силах, которыми был проникнут весь образный строй статуи. Правда, нередко эта «архаическая улыбка», чрезмерно подчеркнутая и орнаментально трактованная, придает куросам несколько манерный облик (как, например, в так называемом «Аполлоне Тенейском», сделанном в первой половине 6 в. до н.э.). Глаза широко раскрыты, руки опущены и сжаты в кулаки. Принцип фронтальности изображения соблюден в полной мере.

Так называемый «Аполлон Птойос» (из Беотии) является хорошим образцом куроса времен поздней архаики. Более точная моделировка формы, благородство пропорций и верное чувство строения человеческого тела придают этой статуе несравненно большую жизненную убедительность; ее строгая простота гораздо более соответствует образу героя, чем преувеличенно подчеркнутая физическая сила более ранних куросов. Тем более неоправданной выглядит здесь традиционная схема фронтальной и неподвижной композиции.

Именно в куросах скульпторы воплотили идею единства холодного совершенства формы и жизненной правды, достигнув исключительной целостности образа.

Первые куросы датируются Серединой VII в. до н. э.

К этому же времени относится первая скульптурная храмовая декорация – рельефы и статуи из Принии на острове Крит. В дальнейшем скульптурная декорация заполняет поля, выделенные в храме самой его конструкцией — фронтоны и метопы в дорическом храме, непрерывный фриз (зофор) — в ионическом. Наиболее ранние фронтонные композиции в древнегреческой скульптуре происходят с афинского Акрополя и из храма Артемиды на острове Керкира (Кор-фу). Надгробная, посвятительная и культовая статуи представлены в архаике типом куроса и коры. Архаические рельефы украшают базы статуй, фронтоны и метопы храмов (в дальнейшем на место рельефов во фронтонах приходит круглая скульптура), надгробные стелы.

Безмятежные коры – юные девушки, задрапированные в длинную одежду с устремленным вперед взором и «архаической» улыбкой. Они охраняли вход в древних храм Афины на Акрополе, и считалось, вызывали у богини особую радость.

Главная особенность при создании кор заключалась в том, что однообразные по чертам и выражению лиц, они приобретают неповторимую индивидуальность благодаря драпировкам тканей, складкам одежд, размещению и рисунку узоров на них.

Так, например, кора в пеплосе облачена в шерстяной пеплос (женская верхняя одежда из легкой ткани в складках, без рукавов, надевавшаяся поверх туники), надетый на тонкий льняной хитон (подобие рубашки, чаще без рукавов). Простая накидка из плотного материала скрывает ее плечи, и весь наряд дает ощущение наивной чистоты и девического простодушия.

Свежесть и душевную ясность и без того пленительного образа некогда усиливала цветовая гамма в раскраске скульптуры. В соответствии со вкусом архаики брови и ресницы были синими, глаза и губы – коричневыми, струящиеся по плечам волосы – розовато-красными, края льняного хитона и накидки – зелеными.

Ни детство, ни старость тогда не привлекали внимания художников, ведь только в зрелой молодости жизненные силы находятся в расцвете и равновесии. Ранние греческие скульпторы создавали образы Мужчины и Женщины в их идеальном варианте.

Архаические скульптуры (как, впрочем, и классические) не были такими однообразно белыми, как мы представляем их сейчас. На многих сохранились следы раскраски. Волосы мраморных девушек были золотистыми, щеки розовыми, глаза голубыми. На фоне безоблачного неба Эллады все это должно было выглядеть очень празднично, но вместе с тем и строго, благодаря ясности, собранности и конструктивности форм, и силуэтов. Чрезмерной цветистости и пестроты не было.

Таким образом, в эпоху архаики были заложены основы древнегреческой скульптуры, направления и варианты ее развития. Уже тогда были понятны основные цели скульптуры, эстетические идеалы и стремления древних греков. В более поздние периоды происходит развитие и совершенствование этих идеалов и мастерства древних скульпторов.

Скульптура Греции в эпоху архаики

ГОУ ВПО Кемеровский Государственный Университет

Тема: “Скульптура Грециив эпоху архаики”

греческий скульптура монументальный архитектура

В истории Древней Греции период эпохи архаики длился с 8 по 6 в. до н.э. В этот период происходит бурное развитие материальной культуры, увеличиваются производительные силы, крепнут ремесленные центры, развивается земледелие и торговля, растут города. Именно в этот момент возникают основы для дальнейшего развития искусства, которым впоследствии прославится Греция: вазопись, монументальная архитектура, лирическая поэзия, каменная скульптура и т.д.

Первые памятники скульптуры в Греции начали появляться примерно в 7 в. до н.э. Родиной монументальной скульптуры является Крит. На нём были найдены каменные статуи, изображающие юношей-атлетов и воинов, которые датируются началом 7 в. до н.э. Критская школа скульптуры заложила важнейшие её стандарты, такие как: простой и ясный контур скульптуры, скупые обобщенные формы, в строгая уравновешенность всех частей скульптуры, фронтальности композиционного построения. На Крите закладывается идеальный тип женской статуи – кора (греч. – “девушка”) и мужской статуи – курос (греч. – “юноша”).

Кора – статуя молодой женщины, стоящей в скованной позе. Она ваялась в человеческий рост, или чуть меньше его. На спокойном безмятежном лице скульптор изображал так называемую “архаическую улыбку”, возможно для того, чтобы показать, что его скульптура – живая. Одеты коры в задрапированный складками хитон, помогавший скрывать некоторую асимметрию скульптур (в аттической школе большинство статуй были одеты в пеплос). Вообще, следует отметить, что, в отличии от куросов, коры никогда не ваялись обнаженными. Коры создавались с двумя целями: во-первых, они посвящались богам. В этом случае кора держала какой-нибудь предмет, связанный с “занятием” бога, которому она была посвящена и на её основании вырезалось посвящение богу, имена скульптора и человека, оплатившего выделку статуи (патрона). Во-вторых, коры устанавливались на кладбища, чтобы отмечать могилы знатных граждан. В этом случае, коре придавалось определенное сходство с усопшей.

Курос – статуя молодого юноши – атлета. Ваялись во фронтальной позе, с выдвинутой вперед левой ногой (этот мотив греки позаимствовали из египетской культуры, где таким образом изображали фараонов), с широкой грудью, мощными руками и мускулистым телом. Создавались в основном, обнаженными, с безмятежным выражением лица и архаической улыбкой. Иногда создавались в парной форме. Куросы были призваны олицетворять мужскую силу воинов. Создавались с целью либо выделить могилы знатных граждан на кладбищах, либо служили залогом для клятв, которые греки давали богам. В таком случае курос устанавливался в храме и на нём делалась дарственная надпись. Первоначально выполнялись из известняка, затем, в связи с хрупкостью, куросы ваялись из мрамора.

Развитие греческой скульптуры в дальнейшем связано со спартанской и аргосской школы, которые вместе составляли дорийскую школу. Спартанская школа в основном тяготела к рельефу и мало интересовалась монументальной архитектурой. Одна из основных проблем, интересовавших скульпторов школы – проблема быстрого движения, т.е. изваянная статуя должна была как бы бежать. Поэтому на статуях этой школы можно увидеть малодетализированные, немного смазанные черты лица, которые вынесены на передний план лица.

Скульптуры аргосской школы изображают, в основном, куросов. В отличие от спартанской школы, аргосская тяготела к спокоствию и большинство скульптур стоят в спокойных позах. Отличительная особенность статуй – полная независимость от окружающего мира, ваялись только статуи, ничего не державшие в руках и ни на что не опиравшиеся. Так же, важной особенностью является идеал аргосской школы: кубический череп с низким лбом, мускулистое, коренастое тело.

Сикионская школа скульптуры очень отличается от аргосской. Статуи имеют очень жестко прорисованные черты лица. Тела статуй угловаты и находятся в напряжении, их формы округлы. Идеалом человеческой фигуры является высокое тело с узкими бедрами. Необходимо отметить, что большинство статуй этой школы изваяны в одежде и обуви (башмаки с изогнутыми концами), обнажённые статуи практически не встречаются. В сикионской школе, помимо ваяния из камня также существовала отливка статуй из бронзы в которой она весьма преуспела.

Во второй половине 6 в. до н.э. в греческой скульптуре появляется новая школа, синтезировавшая все достижения скульптуры той эпохи – аттическая школа, которая со временем становится самой большой и известной в Греции. Однако, ещё до её возникновения существовали произведения, которые уже можно отнести к этой школе. Скульптуры этой школы выполнены в величавой позе и преисполнены спокойной мощи. Пропорции тел – удлиненные, с узкими бедрами и широкими плечами. Лица изваяны очень старательно, тщательно прорисованы все черты. Мужские статуи смотрят прямо перед собой, а женские – чуть вниз.

Рассматривая достижения греческой скульптуры в период архаики нужно отметить, во-первых, создание основных типов монументальной архитектуры – куросов и кор. Во-вторых, слово “скульптура” перестало быть синонимом выражения “каменная статуя”, статуи начали отливаться из бронзы. В-третьих, греческая скульптура этой эпохи очень надолго стала эталоном, создав твердую основу для дальнейшего развития скульптуры, как в Греции, так и в других государствах.

Список использованной литературы

1. Виппер, Б.Р. Искусство Древней Греции / Б.Р. Виппер. – М., 1972

2. Дмитриева Н.А. Краткая история искусств / Н.А. Дмитриева. – Вып. 1. – М. 1968.

3. Куманецкий, К. История культуры древней Греции и Рима / К. Куманецкий – М., 1990.

Искусство Греции

Гомеровская Греция

Приблизительно с конца XI в. до н.э. все Средиземноморье было заселено племенами Древней Эллады. Дорийцы заняли весь Пелопонесский полуостров, остров Крит и другие острова. Ахейцы были оттеснены на острова Эгейского моря, в Малую Азию и на остров Кипр, в Среднюю Грецию, Аттику, где уже жили ионийцы, которые селились также на Кикладах, на западном берегу Малой Азии. В VIII в. до н.э. греки колонизировали юг Италии, Сицилию, основали города Кумы и Неаполь, а коринфяне – город Сиракузы на Сицилии, и все это называлось Великая Греция. Таким образом, вместе с Малой Азией и Северным Причерноморьем под влиянием греческого искусства были огромные территории.

Период истории эллинов XI-VIII вв. до н.э. называется гомеровским, поскольку мы знаем о нем в основном из двух поэм, написанных в конце IX – начале VIII в. до н.э. и приписываемых одному великому поэту, жившему в каком-то из этих веков, – Гомеру. Именно в этот период постепенного перехода от родового строя к раннему рабовладельческому классовому обществу и складываются греческая мифология и эпос. Греки были язычниками. Они поклонялись многим богам, во главе которых стоял Зевс, и наделяли их чертами, свойственными человеческой натуре. Уже в греческой религии было заложено то, что так характерно для искусства греков: мерой всего видеть человека, его совершенство, красоту. В мифах греки выразили свое представление о мироздании, в мифы они вложили свое поэтическое образное восприятие мира. Мифология не только питала греческое искусство, оно выросло на ее почве.

К сожалению, от гомеровского периода почти не сохранилось памятников зодчества или монументальной скульптуры, однако мы имеем представление о гончарном ремесле, близком микенской керамике. Самые ранние глиняные сосуды были украшены геометрическим узором из горизонтальных полос коричневого лака, вероятно, имевшим символическое значение (X-VII вв. до н.э.), позже появились фигуры зверей и птиц.

Амфора. Афины, Национальный археологический музей

Сосуды многообразны по форме: амфоры – для хранения вина и масла, кратеры – для смешивания вина с водой, пиксиды с крышками в виде фигурок животных или птиц – для благовоний, кувшины с фигурным венчиком – ойнохои (энохои) – для разливания вина во время трапезы и т.д. С конца IX – начала VIII в. до н.э. на вазах появляется изображение человеческих фигурок: изображение предельно плоскостное, условное, с головами и ногами в профиль, а верхней частью торса – в фас, как в египетском искусстве. О монументальной скульптуре мы знаем только по описаниям древних: это так называемые ксоаны – статуи из дерева и камня. Время совершенных созданий пластики еще впереди.

Греческая архаика

Период VII-VI вв. до н.э. – время складывания и укрепления античных рабовладельческих городов-государств, греческих полисов – называется архаическим (от греч. archaios – древний). Усиленно строятся и укрепляются города, прокладываются дороги, мосты, водопроводы. Складывается общегреческий рынок, чеканится монета. В это время уже четко прослеживается социальное неравенство и борьба демоса с аристократами, эвиатридами. Греки быстро расселяются в бассейне Средиземноморья. Из Сицилии, Египта, с Апеннинского полуострова, из Северного Причерноморья они ввозят рабов и хлеб, вывозят же в провинции в основном произведения художественного ремесла, керамики.

Период архаики – время возникновения греческой письменности (на основе финикийской), медицины, астрономии, истории, географии, математики, натурфилософии, лирической поэзии, театра и, конечно, изобразительных искусств. Греки, умело используя достижения прежних культур Вавилона, Египта, создали свое собственное искусство, оказавшее огромное влияние на все последующие этапы европейской культуры. Зодчие этого периода уже пользовались не деревом и кирпичом на каменной основе, как раньше, а камнем. На главной площади города, где происходили собрания и религиозные празднества, возвышался храм, посвященный обычно божеству – покровителю города.

В период архаики постепенно была создана продуманная и ясная система архитектурных форм, которая стала основой для всего дальнейшего развития греческого зодчества. Греческий храм, хранилище казны и художественных сокровищ, место поклонения главному богу или богам, был центром всей общественной жизни граждан греческого полиса. Как правило, он не подавлял человека своими размерами. Размещение храма в центре акрополя или на городской площади уже определяло его роль в общественной жизни. Простейший тип архаического храма – храм в антах, состоящий из одного небольшого помещения – наоса, открытого на восток. Между выступами боковых стен – антами – на фасаде были помещены две колонны. Простиль (от греч. pro – впереди и stylos – колонна) – более сложный тип храма, на его фасаде уже не две, а четыре колонны. Амфипростиль (от греч. amphi – с обеих сторон) имел колоннаду как с переднего, так и с заднего фасада, где был вход в сокровищницу. Но основным типом храма явился периптер – храм прямоугольной формы, окруженный со всех сторон колоннадой. Периптер сложился во второй половине VII в. до н.э., и дальнейшая эволюция храмовой архитектуры шла по линии совершенствования его конструкции и пропорций.

В основе греческого зодчества уже в архаический период лежала определенная система соотношения, равновесия несомых и несущих частей – ордер (от лат. ordo – ряд, порядок). Первые ордера назывались дорическим и ионическим (по местам их возникновения), затем появился коринфский ордер, близкий к ионическому.

Классические виды ордера:

а, б – дорический; в – ионический; г – коринфский

Ордер был общей системой правил, никак не исключающей индивидуальности творческого решения в вопросах соотношения храма с ландшафтом, с другими сооружениями.

Каменное основание дорического храма-периптера – обычно трехступенчатое, называемое стереобатом, с его верхней ступенькой – стилобатом – служило как бы постаментом храма. В наос, из которого, собственно, и состоял храм, вел вход со стороны главного фасада (в некоторых храмах был еще опистодом – помещение позади наоса с выходом в сторону заднего фасада). Нaoc освещался или через двери, или через световые люки в потолке. Дорические колонны архаического периода не имели базы и создавали впечатление приземистых и мощных. Ствол их прорезали желобки – каннелюры, на высоте одной трети ствол утолщался (это утолщение носит название энтазиса). Капитель колонны состояла из эхина – круглой каменной подушки и абака (абаки) – квадратной плиты, на которую опиралось перекрытие – так называемый антаблемент. В свою очередь, антаблемент складывался из архитрава – балки, лежащей непосредственно на колоннах, фриза и карниза. В дорическом ордере архитрав гладкий, фриз делится на прямоугольные плиты – метопы и триглифы, имеющие на плоскости три вертикальных желобка. Антаблемент завершался карнизом. Двускатная крыша, покрытая черепицей или мраморными плитками, на переднем и заднем фасадах образовывала треугольники – так называемые фронтоны. Метопы и фронтоны заполнялись скульптурой. Скульптурными украшениями (акротериями) завершались углы крыши и ее щипец (который в русской архитектуре называется коньком). Классическим примером дорического ордера может служить храм Посейдона в Пестуме (Италия, VI в. до н.э.).

Канитель ионического ордера, сложившегося к концу VII в. до н.э., имела эхин из двух изящных завитков – волют. Архитрав ионического ордера разделен по горизонтали на три полосы, отчего кажется более легким, чем гладкий дорический. Фриз идет по антаблементу сплошной лентой; его характер более легкий, изящный, “женственный”. Фриз был часто раскрашен, детали золотились. В ионической колонне энтазис менее заметен, чем в дорической, или вовсе отсутствует. Карниз богато декорирован.

Храм Посейдона. Пестум

Уже в эпоху классики сложился коринфский ордер, колонны которого более стройные, чем ионические, и завершаются пышной капителью, составленной из стилизованных листьев аканфа. Изобретение коринфской капители приписывают золотых дел мастеру Каллимаху (конец V в. до н.э.), который сделал ее сначала из металла. Пример коринфского ордера – храм Аполлона в Бассах (ок. 430 до н.э.). Но следует отметить, что греки употребляли коринфский ордер реже, чем дорический и ионический.

Греческие храмы архаического периода подкрашивались: тимпаны фронтонов (т.е. их внутреннее поле) и триглифы – обычно синим, метопы – красным. Раскрашивалась и скульптура. Краска подчеркивала архитектонику здания, усиливала праздничность образа. Белый с цветными деталями храм, для которого греческие зодчие всегда умели найти удачное расположение на холме, на возвышении, легко “читался” силуэтом на фоне неба.

Дорический ордер явился выражением самых передовых художественных идей своего времени, и строгий тип периптера продолжал развиваться и совершенствоваться в эпоху классики как ведущий тип храма.

Курос. Афины, Национальный археологический музей

Сложным путем шло развитие архаической скульптуры. Можно сказать, что греческая скульптура родилась на стадионах, в гимнасиях, на олимпиадах. Победители олимпийских игр всенародно прославлялись, в их честь воздвигались статуи. Поскольку на состязаниях юноши выступали обнаженными, то скульптура с первых шагов стала решать проблемы пластики обнаженного юношеского тела. Так появились в период греческой архаики скульптурные изображения юношей – куросы, которые долго называли архаическими аполлонами. Иногда такие статуи достигали нескольких метров высоты. Фигура монументальна, моделирована обобщенно, в ее нерасчлененности отчетливо подчеркивается связь с блоком. Руки прижаты к туловищу, одна нога выставлена вперед. Подчеркнуто атлетическое сложение: широкие плечи, узкие бедра. Углы губ чуть приподняты, что позволило исследователям ввести термин “архаическая улыбка”; глаза широко открыты. Четкая фронтальность, подчеркнутые плоскости фаса и профиля, статика позы, разработка волос напоминают древнеегипетские статуи, но улыбка, устремленный вдаль взгляд создают впечатление жизнерадостности, открытости человека перед миром, счастья познания его, что составляет глубокую гуманистическую идею греческого искусства.

Куросы посвящались богам, ставились в храмах и святилищах, изображения атлетов воздвигались на площадях городов. Рельефные изображения исполнялись на надгробных плитах – стелах. Материалом служили камень, дерево, мрамор, терракота, со второй половины VI в. до н.э. – бронза. Камень и глину раскрашивали. Раскраска была условной: борода могла быть синей или зеленой, глаза – красными, но это лишь усиливало общую декоративность.

Если в скульптурном изображении мужской фигуры решалась проблема обнаженного тела, то в изображении женской фигуры – проблема задрапированного. Такие фигуры назывались корами (от греч. kore – дева). Чаще всего их находят около Афин, так как обычно коры изображали жриц богини Афины. Уже в ранних архаических корах видно, как скульптор стремился под их одеждой – хитонами и пеплосом – возможно точнее промоделировать тело. Глаза удлиненные, широко раскрытые, “архаическая улыбка” еле обозначена.

Как правило, коры раскрашивались: при розовато-красных волосах брови и ресницы могли быть черными, одежда яркая, очень нарядная. Лица куросов и кор не индивидуализировались, моделировались обобщенно. В мужских фигурах подчеркнуты статикой позы сдержанность, мужество, сила. Сдержанность, благородство при подчеркнутой женственности, нежности мы наблюдаем в образах кор. Все это выражало нравственный идеал греков в период архаики, а в искусстве той эпохи эстетический и этический идеалы сливались.

О монументальной живописи архаического периода ничего не известно. Очевидно, она существовала, но не сохранилась до нашего времени. Зато мы можем судить о вазописи VII-VI вв. до н.э. В VII в. до н.э. живопись заполняет поверхность сосуда, как ковром. Подобный стиль обычно называется ориентализирующим, поскольку многое, особенно в орнаменте, греки восприняли от искусства Востока: пальметты, цветы лотоса, многие мотивы животного мира. Все это переработано живой фантазией греков и обогащено их собственной мифологией. Узор, подчеркнутый контуром, наносился темно-коричневым лаком по светлой глине, детали процарапывались, выделялись белой и пурпурной красками.

В конце VII в. до н.э. ковровый стиль в вазописи уступает место чернофигурному: черным лаком стали наносить узор на чуть подкрашенную охрой глину сосуда, фигуры располагались уже не “ковром”, горизонтальными полосами, а свободно размещались на поверхности стенок. Помимо мотивов растительного и животного мира в керамике Афин, особенно в VI в. до н.э., появляется множество сцен сражений, пиров, охоты, эпизодов из гомеровских поэм. Мастера гончарного искусства с этого времени стали подписывать свои сосуды. “Эксекий сделал” – написано на знаменитом килике, днище которого украшает изображение ладьи Диониса, превратившего в дельфинов захвативших его в плен пиратов. Возможно, гончар и живописец иногда объединялись в одном лице.

С последней трети VI в. до н.э. чернофигурную вазопись сменила краснофигурная: фигуры естественного цвета глины выступали на фоне, сплошь покрытом лаком. Традиционно мифологические сцены все чаще сменяются более живописными, “живыми”, динамичными жанровыми сценами (мастера Евфимид, Бриг, Евфроний). Знаменитая “Ваза с ласточкой” Евфрония конца VI в. до н.э. хранится в Эрмитаже (см. цветную вклейку).

Создав тип храма-периптера, решив проблемы пластики обнаженной мужской и задрапированной женской фигуры, разработав многофигурные композиции в вазописи, все более тяготеющие к изображению реального мира, искусство архаики заложило основы всей художественной системы следующего периода – греческой классики.

Читайте далее: