Скотоводство в древней греции

Сельское хозяйство и земледелие

Земледельческое хозяйство является экономической основой греческой цивилизации. Не случайно в греческих городах-государствах политическая принадлежность и владение гражданскими правами ставились в прямую зависимость от владения земельным участком. Территория Греции не изобилует плодородными землями, сегодня лишь 18 % ее площади пригодно для обработки, в древности же эта цифра была еще меньше. Соответственно, земледельческие области в древности были густо заселены, плотность населения в среднем соответствовала современной — 40−60 человек на км 2 , свободных земель на всех не хватало, что, с одной стороны, обеспечивало постоянный приток сельского населения в города, а с другой, стимулировало заморскую колонизацию.

Землепользование

Надежные данные по системе землепользования в Греции имеются лишь на примере Аттики. Ее площадь в древности составляла 2400 км 2 , из которых для сельскохозяйственной обработки было пригодно 25–30 % территории, т. е. 600–800 км 2 . Остальная площадь была занята горами, лесами, болотами и т. д. Большая часть земли использовалась под хлебные культуры, основным районом хлебопашества была Триасийская равнина, а традиционным центром земледелия являлся Марафон. В Педионе поля в большей степени перемежались с огородами и насаждениями плодовых деревьев, виноградников и олив. Процентное соотношение культур определялось качеством почвы, количеством влаги, характером ландшафта, доступностью рабочей силы, близостью рынка и рядом других факторов. Число землевладельцев, обрабатывавших эти территории, а также количество и площадь принадлежавших им участков определено лишь очень приблизительно и в основном при опоре на косвенные данные.

Земледелие

Наиболее распространенной системой земледелия было двухполье, когда одна половина поля засевалась, а другая оставлялась лежать под паром. Урожаи в этих условиях получались невысокие. Инвентарь сельскохозяйственных орудий был беден, в него входили примитивный безотвальный плуг, мотыга и серп. Землю пахали упряжкой волов, для разрыхления почвы приходилось делать три-четыре загона вдоль и поперек поля. Те места, которые плуг взрыхлил недостаточно глубоко, дополнительно обрабатывались мотыгой. Сеяли ручным способом. Пшеница плохо росла на каменистой почве, ее высевали на небольших площадях.

Преобладающей зерновой культурой был менее ценный, но дающий хорошие урожаи неприхотливый ячмень. Хлеб, каша или лепешки из ячменя были основной зерновой пищей древних греков. Овес считался сорняком, ко ржи относились пренебрежительно, на хорошо увлажненных участках высевали просо. Жали вручную серпами, затем собранное зерно провеивали, подбрасывая в воздух широкими деревянными лопатами. Из бобовых выращивали чечевицу, вику, реже горох. Холмистые каменистые почвы Греции, обилие солнца и достаточное количество осадков были весьма благоприятны для выращивания виноградных культур, оливок, плодовых деревьев и овощей. Вино, оливковое масло, смоквы и овощи входили в основной рацион питания наряду с хлебом. В горных районах важную роль играло пастбищное и отгонное скотоводство и даваемые им молочные продукты.

Питание греков включало бобы, хлеб, сыр, оливки и фрукты. Рыбу и мясо население ело редко. Недавние исследования позволили оценить греческую диету в следующих долях: 65–70 % получаемых калорий приходилось на хлеб, 20–25 % на фрукты и только 5–15 % на масло, мясо и вино.

Крестьянское хозяйство и рынок

Развитие сельского хозяйства и история аграрных отношений в Аттике начиная с VI в. до н. э. объясняются действием рыночных законов. Даже средние крестьянские хозяйства были многоотраслевыми и ориентировались на рынок по ассортименту выращива емой продукции. Практически в каждом возделывались зерновые, масличные посадки, был разбит виноградник, содержался плодовый сад, огород, паслись небольшие стада коз и овец. Значительная часть собранного урожая тут же продавалась на рынке, поскольку основные продукты питания — прежде всего, хлеб и сушеную рыбу — город получал из-за границы по морю. Морская гегемония Афин означала, что хлеб на рынке был доступен на протяжении всего года и продавался по приемлемым даже для мелкого потребителя ценам. Дешевизна привозного хлеба делала его производство в самой Аттике невыгодным и ускоряла переход земледельцев к рыночному хозяйству. Крестьянин, изображенный в комедиях Аристофана, копит деньги, торгует и делает запасы. Мы постоянно встречаем его на рынке, продающим древесный уголь, оливки, растительное масло, вино, уксус, овощи. В хозяйствах, принадлежащих крупным собственникам, получаемые излишки достигали объемов товарного производства. Так, в приписываемой Демосфену судебной речи упоминается о владениях некоего Фениппа, с которого хозяин участка якобы получил за один год свыше тысячи медимнов хлеба и больше 800 метретов вина. Для получения такого урожая потребовалось 80–100 га земли.

Снабжение хлебом

При всей сложности организации хозяйства и большом числе работников Афины были не в состоянии полностью обеспечить население страны продовольствием. Имеющиеся у нас цифры статистики позволяют приблизительно определить численность свободного населения города, которое на протяжении V– IV вв. до н. э. колебалось в пределах от 100 до 200 тыс. человек. При этом количество рабов не поддается даже приблизительному подсчету. Обычно его оценивают цифрой от 75 до 150 тыс. человек. Исходя из среднегодовой потребности 6 гектолитров зерна на человека (310 кг пшеничной и 510 кг ячменной муки в год), можно рассчитать, что для своего пропитания Аттика ежегодно нуждалась от 1 млн 50 тыс. при минимальной и до 2 млн 10 тыс.при максимальной оценке гектолитров зерна в год. Урожайность Аттики оценивается примерно в 1 млн медимнов, или 520 тыс. гектолитров зерна в год, причем девять десятых этого объема составлял ячмень (8−12 гектолитров с гектара) и только одна десятая — пшеница (16−20 гектолитров с гектара). Какова бы ни была эта цифра на самом деле, Афинам приходилось постоянно и в больших объемах импортировать хлеб из Северного Причерноморья, Эвбеи, Кипра, Сицилии и других мест. В одной из речей Демосфена, относящейся к середине IV в. до н. э., сообщается, что только из Боспорского царства в Афины ежегодно ввозилось около 400 тыс. медимнов хлеба — столько же, сколько из всех других областей вместе взятых.

История Древней Греции

Скотоводство и земледелие

Основу экономической жизни гомеровского общества составляли скотоводство и земледелие. В поэмах часто встречаются упоминания о «тучных» овцах и козах, о «круторогих» волах, «блестящих жиром» свиньях, о конях и «тучных младых кобылицах, жеребятами резвыми гордых». Упоминаются ослы и мулы, которыми пользуются для пахоты. О важной роли скотоводства в экономике гомеровской Греции свидетельствует и то обстоятельство, что скот служил мерилом ценности, заменяя не существовавшие тогда деньги. Так, огромный медный котел на треноге оценивался в 12 волов, «пленная дева» — в 4 вола, золотой доспех — 100 тельцов, медный — в 9 и т. д.

Не меньшее значение имело и земледелие. В качестве основных зерновых культур упоминаются пшеница, ячмень, полба. Обработка поля производилась при помощи волов и мулов. Плуг, как и в более позднее время, был деревянный, довольно примитивный. Он поднимал небольшой пласт земли, поэтому таким плугом приходилось производить троекратную вспашку. Практиковалось удобрение навозом.

Молотили на гумне, пользуясь для этой цели волами. Затем зерно просеивалось по ветру и размалывалось на ручных мельницах.

Кроме зернового хозяйства развиты были виноградарство, культура оливы, садоводство и огородничество. О существовании нескольких сортов винограда говорят эпитеты «светлое», «темное», применяемые для характеристики вина. Вино хранилось в объемистых глиняных бочках-пифосах, а транспортировалось в мехах или в амфорах. В садах разводились яблони, груши, гранаты, смоковницы, маслины. Население также было хорошо знакомо с рыболовством и охотой.

Однако самое главное заключалось в том, что гомеровское общество было уже знакомо с железом, что открывало широкие перспективы для дальнейшего развития производительных сил. Как уже указывалось, поэт был верен своим приемам архаизирования описываемой им действительности и, по-видимому, вполне сознательно избегал упоминать о железе, предпочитая вместо него назвать бронзу. Тем не менее в тексте «Илиады» встречается до 23, а в тексте «Одиссеи» — до 25 отдельных упоминаний о железе и, как упоминалось выше, в форме метафор («железная душа», «железное терпение», «железное небо»).

Бытование таких метафор, несомненно, свидетельствует об уже достаточно широком распространении железа. Это в полной мере сейчас подтверждается и археологическими данными в виде находок железного оружия и железных орудий труда в погребениях рассматриваемого времени. Наиболее древняя находка железного меча датируется по совокупности археологических признаков XI в. до н. э. Но находок железных предметов Х и особенно IX в. до н. э., притом, безусловно, местной работы, теперь известно уже достаточно много.

Таким образом, хозяйство гомеровского времени далеко ушло от того примитивного уровня, который характерен для хозяйства первобытнообщинного строя. Развитие производительных сил достигло уровня, допускавшего накопление значительных богатств в руках немногих. Эпитеты «знатный» и «богатый» в поэмах почти всегда стоят рядом.

Размер богатства главным образом характеризуется количеством скота, обширными кладовыми, полными всяких припасов и добра, убранством дома, числом слуг, качеством оружия и одежды и т. п.; интересно, что в поэмах при этом редко упоминается о сосредоточении в руках богатого человека земельных угодий. Так, например, свинопас Евмей, рассказывающий вернувшемуся на родину Одиссею о богачах Итаки, не упоминает о земле, ограничиваясь лишь перечислением принадлежащих им стад.

Несмотря на то, что в гомеровских поэмах неоднократно упоминается о земле и приводятся сцены из сельскохозяйственной жизни, характер аграрного строя эпохи не вполне ясен. С одной стороны, земли, принадлежащие гомеровским басилеям, именуются «теменами», т. е. тем самым термином, с каким мы встречаемся в пилосских надписях; в них же этим термином обозначаются и земли, полученные «от народа» царем («ванака») и воеводой («равакета»).

Следует думать, что и гомеровские басилеи пользовались по отношению к этой земле значительно большими правами, чем рядовые люди. Возделываемые последними земли обозначаются словом «клер» — надел (в буквальном переводе — «жребий»), земельный участок, который, как показывает сам термин, предоставлялся по жребию. В тексте «Одиссеи», например, содержится и прямое указание на раздел земли: вождь феакиян Навситой «разделил их поля на участки».

В «Илиаде» упоминаются случаи получения отдельными лицами пашен и виноградников, т. е. таких земель, которые до получения их новым владельцем подвергались обработке. Все эти данные заставляют предполагать существование сельской общины, в которой производились систематические переделы земли. Но с другой стороны, община начинает уже обнаруживать признаки разложения. Наделы становятся, по-видимому, неравными. Это вызывает ссоры и распри.

Одновременно появляются «многонадельные» люди, умевшие получить в пользование сразу несколько участков, а с другой стороны — «люди безнадельные», лишенные наделов. С превращением царской власти в наследственную басилеи стремятся получить свои наделы — теменосы — в частную собственность и свободно ею распоряжаться.

Отсюда можно прийти к заключению, что если в гомеровском обществе еще не утвердился окончательно институт частной собственности на землю, то, во всяком случае, различные формы отношения к земле и неравномерность ее распределения уже налицо, а имея в виду конец этого периода, по-видимому, можно уже говорить и о частной собственности на землю.

Свободные люди, вследствие неблагоприятных обстоятельств лишившиеся земли и потому вынужденные искать заработок на чужбине, известны в поэмах под терминами «эрит» и «фет». Последний термин, имеющий более широкое значение, применяется не только к наемнику, но вообще к человеку, лишившемуся своей земли. Условия оплаты труда таких наемников выясняются из следующего места «Одиссеи» — разговора явившегося домой в образе нищего Одиссея с одним из женихов Пенелопы:

Странник, ты верно поденщиком будешь согласен наняться

В службу мою, чтоб работать за плату хорошую в поле,

Рвать для забора терновник, деревья сажать молодые;

Круглый бы год получал от меня ты обильную пищу,

Всякое нужное платье, для ног надлежащую обувь.

Таким образом, на крупных земельных участках применяли уже наемный труд. Плата за работу была натуральной и состояла прежде всего в прокорме нанятого на работу и снабжении его одеждой и обувью. Положение наемника было нелегким. Покинув в поисках работы родину, он оказывался совершенно беззащитным, чем широко мог пользоваться наниматель. Вот характерное место из «Илиады», где в споре Посейдона с Аполлоном описан произвол хозяина, присвоившего заработную плату наемника и выгнавшего его из своего дома.

Фактические условия жизни и работы наемника ставили его в беззащитное положение, иногда мало отличавшееся от положения раба. Как в приведенном примере, хозяин мог совершенно безнаказанно сковать ему руки и ноги и путем продажи в рабство навсегда лишить свободы. В одном месте «Одиссеи» рабы и феты вместе противопоставляются свободным. Однако такое противопоставление свидетельствует не только о приниженном положении фетов, но и об отсутствии столь характерной для более позднего периода резкой грани между рабами и свободными.

Сельское хозяйство в Греции

Топографические и климатические особенности Греции таковы, что на её сельскохозяйственных угодьях можно выращивать самые разные культуры, начиная от тропических и заканчивая теми, которые культивируются в северных районах Европы. В стране обрабатывается около 30 процентов земли, причем большая часть наделов принадлежит частным предприятиям и некрупным хозяйствам.

В ВВП Греции доля сельского хозяйства составляет 7 процентов, в отрасли трудится примерно 12 процентов работающих граждан. На данный момент ЕС обширно субсидирует греческих фермеров, которые, заметим, активно привлекают к труду рабочую силу из-за рубежа. Больше всего работников-иностранцев прибывает сюда из Румынии и Албании.

Животноводство в Греции

Несущественную роль в греческом сельском хозяйстве играет животноводство. Обусловлено это малым количеством кормов и недостаточными по площади земельными наделами, коими располагает большая часть крестьян. Гористая местность позволяет выращивать не более 4,5 миллионов голов коз и порядка 8 миллионов овец. Реальных возможностей обеспечить выпас большего числа скота в стране не имеется.

Поголовье свиней и коров в Греции еще меньше (в общей сложности – порядка 1,8-1,9 миллионов). А кроликов и птицу разводят в нескольких районах страны, причем исключительно для собственных нужд, продавая третьим лицам незначительную их часть. В тех греческих районах, которые характеризуются гористой местностью, также «для себя» разводят мулов, ослов и лошадей, используемых для сельскохозяйственных работ как тяговую силу.

Земледелие в Греции

Основой агропромышленного комплекса Греции является земледелие. Сельскохозяйственные предприятия страны выращивают ряд культур, идущих на экспорт. К ним относят оливки, табак, цитрусовые, виноград, хлопчатник.

Относительно засушливый климат Греции обуславливает необходимость орошения земель, используемых аграриями. На сегодняшний день более половины всех пахотных угодий общей площадью 2,5 миллиона гектаров приходится орошать. При этом урожайность сельскохозяйственных культур, выращиваемых в Греции, невысока, несмотря на эти мероприятия. Также много проблем у работников агропромышленного сектора вызывает эрозия местных почв, с которой здесь ведут борьбу постоянно.

К самым важным сельскохозяйственным продуктам Греции относят помидоры (их выращивают в год более 1,7 миллионов тонн), картофель, сахарную свеклу, маслины, бобовые и зерновые культуры. В удачные годы греческие крестьяне собирают более 5 миллионов тонн зерновых. Некоторое количество ячменя, кукурузы и пшеницы импортируется.

Помощь от государства и мирового сообщества

За последние три десятка лет правительство страны вложило немало финансовых средств в сельское хозяйство, но добиться по-настоящему эффективной отдачи от него пока не получается. Больших фермерских хозяйств в Греции очень мало. Как уже говорилось, в основном на земле на «хлеб насущный» зарабатывают частные крестьянские хозяйства, которым очень трудно справится с факторами, делающими их работу не всегда прибыльной.

Благодаря регулярным финансовым вливаниям в агросектор Греции со стороны стран Европейского сообщества, в стране стали появляться крупные агропромышленные фирмы. Они используют современные средства механизации и технологии выращивания культур.

Заметим, что в свое время (в 20-ом столетии) именно новые способы ведения хозяйства дали возможность греческим аграриям увеличить производство ряда зерновых культур. Многие специалисты уверены, что и нынче инновационные методики помогут сельскому хозяйству Греции «подняться на ноги».

Гордость крестьян страны – олива и табак

На южных островах, а также в южных и центральных регионах Греции плодоносят оливковые рощи, занимающие более полумиллиона гектаров земли. Греческое оливковое масло славится по всему миру, благодаря своему качеству и особым технологиям производства.

По показателям изготовления и продажи оливкового масла страна уступает в Европе лишь итальянцам и испанцам. Олива – национальный греческий продукт, любимый потребителями во многих государствах.

Также высоко оценивается покупателями и качество греческого табака, который выращивается на холмах Македонии и Фракии. В этих же местностях есть посевы ячменя, кукурузы, риса (плантации этих культур, кроме того, можно найти в низовьях Стримона и Вардара). А вот цитрусовые (мандарины, лимоны, апельсины) растут в Греции на землях, расположенных по морским берегам. Данные культуры не выращиваются лишь на севере.

Отдельно отметим развитие парниковых хозяйств в Греции. Те сельскохозяйственные культуры, которые не получается растить на открытой местности и в садах, греки выращивают в теплицах.

Хозяйственный строй гомеровского общества, земледелие, скотоводство, ремесло, торговля

Основу экономической жизни гомеровского общества составляли скотоводство и земледелие. В поэмах часто встречаются упоминания о “тучных” овцах и козах, о “круторогих” волах, “блестящих жиром” свиньях, о конях и “тучных младых кобылицах, жеребятами резвыми гордых”.

Ремесло. Важнейшим было освоение греками техники выплавки и обработки железа. В микенскую эпоху железо было известно в Греции только как драгоценный металл и шло главным образом на изготовление разного рода украшений вроде колец, браслетов и т.д. Древнейшие образцы железного оружия (мечи, кинжалы, наконечники стрел и копий), обнаруженные на территории Балканской Греции и островов Эгейского моря, датируются XII-XI вв. до н.э. Несколько позже, в Х-IX вв. до н.э., появляются первые орудия труда, изготовленные из того же металла. Примерами могут служить топор и долото, найденные в одном из погребений афинской Агоры, долото и тесло из одной могилы в некрополе. Керамика, железный серп из Тиринфа и другое предметы. О широком применении железа для изготовления сельскохозяйственных и всяких иных орудий хорошо осведомлен и Гомер. В одном из эпизодов “Илиады” Ахилл предлагает участникам состязаний на тризне, устроенной им в честь погибшего друга Патрокла, испытать свои силы в метании глыбы самородного железа. Широкое внедрение нового металла в производство означало в условиях того времени настоящий технический переворот. Металл впервые стал дешев и широко доступен (месторождения железа встречаются в природе гораздо чаще, чем месторождения меди и олова – основных компонентов бронзы). Отпала необходимость в опасных и дорогостоящих экспедициях к местам добычи руды. В связи с этим резко возросли производственные возможности отдельной семьи. Это был бесспорный технический прогресс. Однако его благотворное воздействие на общественное и культурное развитие Древней Греции сказалось далеко не сразу, и в целом культура гомеровского периода стоит намного ниже, чем хронологически предшествующая ей культура крито-микенской эпохи. Об этом единогласно свидетельствуют не только предметы, найденные археологами во время раскопок, но и те описания жизни и быта, с которыми нас знакомят гомеровские поэмы.

Земледелие. В качестве основных зерновых культур упоминаются пшеница, ячмень, полба. Обработка поля производилась при помощи волов и мулов. Плуг, как и в более позднее время, был деревянный, довольно примитивный. Он поднимал небольшой пласт земли, поэтому таким плугом приходилось производить троекратную вспашку. Практиковалось удобрение навозом.

Жатва в сцене, изображенной на щите Ахилла, в “Илиаде” описана так: Жали наемники, острыми в дланях серпами блистая. Здесь полосой беспрерывною падают горстни густые, Там перевязчики их в снопы перевязлами вяжут. Три перевязчика ходят за жнущими; сзади их дети, Горстая быстро колосья, один за другими в охапках Вяжущим их подают. (“Илиада”, XVIII, 551 сл.) Молотили на гумне, пользуясь для этой цели волами. Затем зерно просеивалось по ветру и размалывалось на ручных мельницах. Кроме зернового хозяйства развиты были виноградарство, культура оливы, садоводство и огородничество. О существовании нескольких сортов винограда говорят эпитеты “светлое”, “темное”, применяемые для характеристики вина. Вино хранилось в объемистых глиняных бочках-пифосах, а транспортировалось в мехах или в амфорах. В садах разводились яблони, груши, гранаты, смоковницы, маслины. Население также было хорошо знакомо с рыболовством и охотой.

Скотоводство. Чрезвычайно важную роль в экономике гомеровского времени играло скотоводство. Скот считался основным мерилом богатства. Количеством голов скота во многом определялось положение, занимаемое человеком в обществе; от него зависели оказываемые ему почет и уважение. Так, Одиссей считается “первым среди героев Итаки и близлежащего материка”, потому что ему принадлежит 12 стад крупного рогатого скота и соответствующее количество коз, овец и свиней. Скот использовался и как меновая единица, поскольку настоящих денег гомеровское общество еще не знало. Результаты изучения гомеровского эпоса вполне подтверждают вывод, сделанный археологами, об экономической изоляции Греции и всего Эгейского бассейна в XI-IX вв. до н.э. Микенские государства с их высокоразвитой экономикой не могли существовать без постоянных хорошо налаженных торговых контактов с внешним миром, прежде всего со странами Ближнего Востока.

Собственность на землю. Несмотря на то, что в гомеровских поэмах неоднократно упоминается о земле и приводятся сцены из сельскохозяйственной жизни, характер аграрного строя эпохи не вполне ясен. С одной стороны, земли, принадлежащие гомеровским басилеям, именуются “теменами”, т.е. тем самым термином, с каким мы встречаемся в пилосских надписях; в них же этим термином обозначаются и земли, полученные “от народа” царем (“ванака”) и воеводой (“равакета”). Следует думать, что и гомеровские басилеи пользовались по отношению к этой земле значительно большими правами, чем рядовые люди. Возделываемые последними земли обозначаются словом “клер” – надел (в буквальном переводе klhroz – “жребий”), земельный участок, который, как показывает сам термин, предоставлялся по жребию. В тексте “Одиссеи”, например, содержится и прямое указание на раздел земли: вождь феакиян Навситой “разделил их поля на участки” (VI,

10). В “Илиаде” упоминаются случаи получения отдельными лицами пашен и виноградников, т.е. таких земель, которые до получения их новым владельцем подвергались обработке (“Илиада”, VI, 193-195; XX, 184). Все эти данные заставляют предполагать существование сельской общины, в которой производились систематические переделы земли. Но с другой стороны, община начинает уже обнаруживать признаки разложения. Наделы становятся, по-видимому, неравными. Это вызывает ссоры и распри. В “Илиаде”, например, имеется такое место:. Два человека, соседи, за межи раздорят, Оба с саженью в руках на смежном стоящие поле. Узким пространством делимые, шумно за равенство спорят. (“Илиада”, XII, 421 сл.)

Торговля. Производство продуктов, специально предназначаемых для продажи, в гомеровском обществе было развито весьма слабо. Правда, в поэмах содержится упоминание об отдельных случаях обмена, например, пленников на быков, оружие, вино. Предметом обмена в основном была военная добыча, что, естественно, не дает возможности говорить о чем-то большем, чем эпизодический обмен. В этом отношении весьма показательно отсутствие в хозяйственном обиходе гомеровского общества денег как постоянного средства обмена. У Гомера нет ни одного упоминания о них. В гомеровскую эпоху наиболее распространенная торговля – меновая, счетной единицей были быки. Вообще, торговля того времени все еще была тесно связана с разбоем, войной, морским пиратством, причем совершать это по отношению к соседям не считалось у греков зазорным. Лишь особая договоренность о безопасности торговых передвижений между двумя городами или общинами спасала их жителей. Разумеется, подобные действия финикийцев также не пользовались симпатиями местного населения. Это очень характерно прослеживается по некоторым отрывкам из “Одиссеи”. Кроме внешней посреднической торговли, которую вели финикийцы, начинает постепенно развиваться и торговля внутригреческая.

История древней Греции

Скотоводство и охота

Даже в те времена, когда еда греков была еще очень скромной и мизерной, в состав ее входило и мясо, позже же, в эпохи обильных пиров, на столах появлялись самые разнообразные мясные блюда, копчености, птица, рыба. К тому же и боги требовали кровавых жертвоприношений, и обычай этот свято придерживался, Разведение скота издавна было одной из главных отраслей грече ской экономики. Скот всегда высоко ценился: еще тогда, когда деньги, даже в самой примитивной форме, не были известны, люди рассчитывались между собой волами и овцами. И земледелие, и коммуникации, и транспорт, были немыслимы без упряжных животных — предпочитал, мулов, ослов, коней. Не было недостатка и и коровах, козах, свиньях, овцах. Их пасли и в долинах, и на склонах гор.

Весь скот подразделялся на три группы животных. что находило выражение и в иерархии пастухов. Первое место занимали те, кто пас коров и быков, — “буколой”. Второе — те, кто пас овец, — “пойменес”. Третье — козопаси, “еполой”. Почти в каждом хозяйстве разводили также свиней и домашней птицы Уже тогда эта отрасль сельскохозяйственного труда была на весьма высоком уровне: люди заботились должным образом и о поддержке пастбищ, и о тщательном выборе кормов, и о зимовках и вообще о том, во избежание сокращения поголив’я. На землях, где скоту угрожала опасность от хищников, возводили ограждения — высокие ограждения; крепкие, удобные хлева спасали животных от зимнего холода и дождей. Для овец и коз строили отдельные кошары, выбирая для них места на крутых склонах, и защищенных от ветра. Особенно старательно поддерживали чистоту на скотном дворе, предупреждая возникновение эпизоотии; больных животных сразу же отделяли и помещали в специально приготовленные защищенные стойла.

Основной тягловой силой были волы. Их выращивали, отбирая 11-тних бычков, которых потом холостили и специально отпивали, давая им кроме обычной травы на пастбищах молотый ячмень с рубленой соломой, вику, очищенные бобы, фиги. Овец пасли в горах, среди сочных трав и кустарников, а для подкормки овец им, как и волам, добавляли в ежедневный рацион соль.

Коз разводили главным образом советы молока. В лесах и рощах, чаще всего дубовых, ходили стада свиней, для выращивания которых также существовали разные способы: да, их 60 дней надлежало держать в тесном ограждении, потом в течение 3 суток не давать им никакой еды, а затем сильно изголодавшихся свиней кормили ячменем, просом, дикими грушами, фигами. Птиц, как всегда и везде, откармливали зерном.

Но греки любили полакомиться и дичью. Охотой, этим древним, одним из первых занятий человека, в Греции увлекались многие: кто советы пропитания, кто советы выгоды, а кто и просто физической закалки и удовлетворения. “Есть много видов охоты на водяных животных, много видов охоты на птиц, а также очень много видов охоты, на сухопутных зверей” (Платон. Законы, VII, 823 b).

Занятие охотой считалось в Греции одним из элементов воспитания молодежи — понятно, с некоторыми обмолвками. Ксенофонт в трактате “О псовой охоте” прямо указывает: “Люди, которые прибегнули к охоте, получают отсюда большую пользу. Она доставляет здоров’я телу, улучшает зрение и слух, меньше старит и больше всего учит военному делу. Во-первых, отправляясь с оружием по тяжелым дорогам, они не будут уставать и вынести военные труды с которыми привыкли брать зверя. Они смогут улечься на жестком месте и быть хорошей стражей, где им прикажут. При наступлении на врага они будут в состоянии и наступать и выполнять накази…” (Ксенофонт. О псовой охоте, XII, 1).

Начинать заниматься охотой, считали греческие мыслители, лучше всего в самой ранней юности. “До занятия охотой нужно приступать уже при переходе из подросткового в более зрелый возраст, — пишет Ксенофонт, — …причому, конечно, учитывается состояние каждого, и если оно достаточно, он занимается охотой, насколько это служит его пользе, а если недостаточно, он по крайней мере не должен остаться ниже своих средств” (Там же, II, 1). Желая заниматься охотой, заявляет он, нужен пам’ятати, что это забава дорога: необходимо обзавестись конем, собаками, оружием. Поэтому в литературе, особенно в комедии, часто встречаются сетования родителей на то, что их разоряют собственные дети, растрачивая деньги на коней и охотничьих псов.

Платон, признавая воспитательное значение охоты, различает, однако, те ее виды, которые заслуживают одобрения, и те, которые он осуждает. Причем даже законодателю идеального полиса нелегко будет во всем этом разобраться и ввести соответствующие распоряжения и наказание. Ему остается только “выразить свое одобрение или осуждение трудам и занятиям молодежи, которые касаются охоты. (…) Заслуживает одобрение тот вид охоты, который совершенствует души ребят; осуждение же заслуживает противоположный вид”. Неодобрительно относится философ к “морской охоте, ужению рыбы, вообще к охоте на водных животных, осуществляется ли эта праздность днем или ночью, с помощью верши” Отбрасывает Платон и охота на птиц, “вовсе не соответствующее свободнорожденному человеку”. Любителям соревнований остается только ловить наземных животных, “однако и здесь недостойная похвалы так называемая ночная охота, во время которой лентяи по очереди спят, а также и та охота, где допускается передох и где побеждает не сила трудолюбивого духа, а тенеты и силки с помощью которых преодолевают силу диких животных. Следовательно, остается лишь один наилучший для всех вид охоты — конная и псовая охота на четвероногих животных; в ней люди применяю! силу своего тела; …вони мчат вскачь, наносят удару, стреляя из лука и собственными руками ловят добычу”.

После этих предыдущих рассуждений философ-законодатель формулирует, наконец, окончательное и категорическое распоряжение: “Пусть никто не препятствует заниматься, где и как угодно, псовой охотой. Ночному же охотнику, который считается ни свои тенеты и ловушки, пусть никто никогда и нигде не позволяет охотиться. Птицелову пусть не мешают охотиться в бесплодных местах и в горах; но первый стричний пусть прогонит его из обрабатываемых священных земель. Рыбаку позволяется ловить рыбу везде, за исключением гаваней, священных рек, озер и прудов, лишь бы он не употреблял смесь соков, которые мутят воду” <Платон. Законы, VII, 823—824).

Как литературные тексты, так и источники иконографические, позволяют представить себе разные способы охоты и разные виды оружия и других приспособлений, которые применяются для лова зверей и птиц. Главным видом оружия были лук и встретили. При охоте на дичь, случалось, пользовались и топором. Рано стали практиковать и такие осуждаемые Платоном сети, силки, ловушки. Сети из льна или конопли развешивали между деревьями и загоняли в них животных с помощью специально выдрессированных псов. Другого рода ловушками были ямы, устроенные таким образом, что, попав туда, животное уже не могло оттуда выбраться; там его и убивали. Этим способом ловили преимущественно оленей и зайцев (Ксенофонт. О псовой охоте, IX, 11). Ксенофонт разбирает детально, какие охотничьи приемы следует применять при лове тех или других зверей. Да, немало места он уделяет описанию заячьих следов — какие они летом, которые зимой, когда они видно выразительно, а когда заметени, и так далее Из того же произведения мы узнаем, какое значение предоставляли древние звероловы дрессировке собак и какими достоинствами должен был владеть настоящий охотничий пес.

Отметим кстати, что собаки, как и кони, считались верными из домашних животных. И те, и другие были необходимы, по мнению Платона, для благородной охоты. Ксенофонт, который в трактате “О псовой охоте” много рассказывает о псах, их достоинствах и недостатках, в другом своему труду — “О верховой езде” — так же детально пишет о конях. Он дает указания будущим всадникам, советует им, каких коней надлежит покупать; каких статей; как проверить, годятся ли кони для верховой езды; как ухаживать за ними, чтобы не понести убытки.

“Коли конь облюбован, купленный и приведенный домой, то стойло ее следует расположить в таком месте, где ее чаще всего может видеть хозяин, и его должно быть так устроено, чтобы конский корм нельзя было украсть из яслей — так же точно, как еду хозяина из его амбара. Кто не заботится об этом, не заботится о себе самом, потому что в опасности хозяин вверяет свое тело коня.

Крепкая конюшня полезна не только для того, чтобы не воровался корм, но и потому, что иногда конь сам выбрасывает еду из яслей и нужно видеть, когда это происходит. Отметив это, можно догадаться, случился ли у коня прилил крови и нужное лечение, или она устала и нуждается в отдыхе, или у нее запал, или другая болезнь. А с конем бывают, как с человеком: всякую болезнь намного более легко лечить сначала, чем когда она сделается застарилою…

Заботясь о еде и о телесных упражнениях для коня, чтобы тело у нее было здорово, необходимо заботиться также о ее ногах. Стойло сырое, как и стойло с гладким полом вредят даже хорошим от природы копытам. В первом случае нужно делать стоили наклонным, во втором — посыпать пол камнями величиной из копыто.

Такое стойло укрепляет копыта стоящего там коня. Кроме того, конюх должен выводить коня из стойла, когда хочет почистить скребком, а после обеденного корма нужен видв’язувати коня от яслей и прив’язувати в другом месте, чтобы она более охотно шла к принятию корма вечернего. …Кінь должен стоять на камнях и известную часть дня ходить по им, как по кам’янистій дороге. Но и вовремя чистка и когда отгоняет мух, конь должен действовать копитами… Но заботясь, чтобы копыта были крепкими, следует заботиться и о губах, чтобы были м’якими. Впрочем, средства что розм’якшують плоть человека и рот коня, однакови”. (Ксенофонт. О верховой езде, IV, 1—5).

Важной подмогой в хозяйстве греков был рыбный лов. Она давала дешевую еду беднякам, особенно тем, кто жил у воды. Но не меньше была потребность в рыбе и в городах, у состоятельной части общества. Богатые горожане искали редкие, ценные породы рыб, которые доставляются в город рыбаками за большую плату.

Очень ценные в этом отношении археологические находки, среди которых встречаются крючки для удочек, грузила, что принуждали сети погружаться в воду, вместимость для хранения просоленной рыбы. Видов рыб было множественное число, и такие же разнообразные и витиеватые были способы переработки и приготовления рыбных блюд.

Рыболовецкие снасти включали удочки, сети, верши и гарпуны. Как приманка, которая насаждается на крючок, использовали мелких рыбок, кусочки м’яса, иногда также разбрасывали в воде, в месте, где ловили рыбу, кусочки сыра, хлеба или какие-либо травки с сильным запахом, которые привлекали обитателей подводного мира. Не чужой было древним и применение искусственной наживки, которая имитировала мух или черв’яків, а согласно Эліану, эффективной приманкой оказывались в других случаях даже щепотки красной шерсти (Эліан. О животных, XII, 43; XV, 1). Сети окунулся в воду с помощью грузил, наполнялись рыбой, и их вытягивали тросами. Верши были клеткой из ивовых лозин со входным отверстием, через которое рыбы проникали внутрь, но изнутри верши были устроены таким образом, что выбраться оттуда пленницы уже не могли. Наконец, гарпун изготовляли из длинной ветки, чаще всего оливкового дерева и насаждали на нее острый наконечник или трезубец: так ловили крупных рыб и восьминогов — преимущественно из лодок, по ночам при свете факелов. Так же ночью, с факелами ловили и всякого рода ракообразных, которых так охотно видели потом на пиршественних столах.

Рыбу, предназначенную для отдаленных областей или на вывоз в другие страны, чистили и солили в специальных кам’яних чанах, об’єм около 20 м3. Их вкапывали в землю и обмазывали изнутри раствором цемента.

Читайте далее: