Ранняя классика древней греции скульптура | Vasque-Russia.ru

Ранняя классика древней греции скульптура

СКУЛЬПТУРА

Скульптура классического периода

Высшей точки экономического, политического и культурного подъема Греция достигла в середине V в. до н.э. после победы, одержанной союзом греческих городов над могущественной Персией.
В стиле греческой классики слиты чувственная напосредственность и рациональность.
“Мы любим красоту без прихотливости и мудрость без изнеженности” ,- говорил Перикл. Греки ценили разумность, равновесие и меру, но, вместе с тем, признавали силу страстей и чувственные радости.
Когда сейчас мы говорим “античное искусство”, нам представляется музейные залы, уставленные статуями и увешанные по стенам обломками рельефов. Но тогда все выглядело иначе. Хотя у греков и были специальные здания для хранения картин (пинакотеки), в подавляющей массе произведения искусства вели не музейный образ жизни. Статуи стояли на открытом воздухе, озаренные солнцем, возле храмов, на площадях, на берегу моря; возле них проходили шествия и праздники, спортивные игры. Как и в эпоху архаики, скульптура расцвечивалась. Мир искусства был живым светлым миром, но более совершенным.

Греческая скульптура частично уцелела в обломках и фрагментах. Большинство статуй известны нам по римским копиям, которые исполнялись во множестве, но часто не передавали красоты оригиналов. Римляне переводили бронзовые изделия в белоснежный мрамор, но и сам мрамор греческих статуй был иной – желтоватый, светоносный (его натирали воском, что придавало ему теплый тон).
Сражения, схватки, подвиги героев. Этими воинственными сюжетами переполнено искусство ранней классики. Например, знаменитые экземпляры греческой скульптуры в сокровищнице Сифноса в Дельфах . Северный фриз которой посвящён гигантомахии: битве богов с Гигантами. Гефест раздувает горн, чтобы поднять ветры против Гигантов, Кибела правит колесницей, запряженной львами, один из которых терзает Гиганта. Близнецы Артемида и Аполлон сражаются рядом.

Другой излюбленный комплекс мотивов – спортивные состязания. Темы рукопашных схваток, конных состязаний, соревнований в беге, метании диска научили ваятелей изображать человеческое тело в динамике. Теперь появляются сложные позы, смелые ракурсы, широкие жесты. Ярчайшим новатором выступил выступил аттический скульптор Мирон .Таков его знаменитый “Дискобол”. Атлет наклонился и размахнулся перед броском, секунда – и диск полетит, атлет выпрямится. Но на эту секунду его тело замерло в положении очень сложном, однако уравновешенном.

Бронзовая статуя “Возничий”, найденная в Дельфах, – один из немногих хорошо сохранившихся греческих подлинников. Она относится к раннему периоду строгого стиля – примерно ок. 470 г. до н.э. Этот юноша стоит очень прямо (он стоял на колеснице и правил квадригой коней), ноги его босы, складки длинного хитона напоминают о глубоких каннелюрах дорических колонн, голова плотно охвачена посеребренной повязкой, инкрустированные глаза смотрят, как живые. Он сдержан, спокоен и вместе с тем исполнен энергии и воли. Как всякая выдающееся скульптура, “Возничий” в различных ракурсах открывает совершенно разные степени сосредоточенности и грани передачи эмоций. В одной этой бронзовой фигуре с её крепкой, литой пластикой можно почувствовать полную меру человеческого достоинства, как его понимили древние греки.

В их искусстве на этом этапе преобладали образы мужественные, но, по счастью, сохранился и прекрасный рельеф с изображением Афродиты , выходящей из моря – скульптурный триптих, верхняя часть которого отбита.

В центральной части богиня красоты и любви, “пенорожденная”, поднимается из волн, поддерживаемая двумя нимфами, которые целомудренно ограждают её лёгким покрывалом. Она видна до пояса. Её тело и тела нимф просвечивают сквозь прозрачные хитоны, складки одежд льются каскадом, как струи воды, как музыка. На боковых частях триптиха две женские фигуры: одна обнаженная, играющая на флейте; другая, закутанная в покрывало, зажигает жертвенную свечу. Первая – гетера, вторая – жена, хранительница очага, как два лика женственности, обе находящиеся под покровительством Афродиты.

Преклонение греков перед красотой и мудрым устройством живого тела было велико. Язык тела был и языком души. Греки владели искусством передачи “типовой” психологии- они выражали богатую гамму душевных движений на основе обобщенных человеческих типов. Не случайно портрет в Древней Греции был развит сравнительно слабо.

Великое мастерство, достигнутое греческим искусством в V в., живо и в IV, так что наиболее вдохновенные художественные памятники поздней классики отмечены все той же печатью высшего совершенства.

Скопас, Пракситель и Лисипп — величайшие греческие ваятели поздней классики. По влиянию, которое они оказали на все последующее развитие античного искусства, творчество этих трех гениев может сравниться со скульптурами Парфенона. Каждый из них выразил свое яркое индивидуальное мироощущение, свой идеал красоты, свое понимание совершенства, которые через личное, только ими выявленное, достигают вечных — общечеловеческих, вершин. Причем опять-таки в творчестве каждого это личное созвучно эпохе, воплощая те чувства, те вожделения современников, которые наиболее отвечали его собственным. Духовная стойкость и бодрая энергия, которыми дышит искусство ранней и зрелой классики, постепенно уступают место драматическому пафосу Скопаса или лирической созерцательности Пракителя.
Художников IV в. привлекают впервые прелесть детства, мудрость старости, вечное обаяние женственности.

Пракситель славился особенной мягкостью лепки и мастерством обработки материала, способностью в холодном мраморе передать теплоту живого тела. Единственным уцелевшим подлинником Праксителя считают мраморную статую “Гермес с Дионисом” , найденную в Олимпии.
Почти также мало осталось подлинных произведений резца Скопаса , но даже за этими обломками – дышат страсть и порыв, беспокойство, борьба с какими-то враждебными силами, глубокие сомнения и скорбные переживания. Все это было, очевидно, свойственно его натуре и в то же время ярко выражало определенные настроения его времени. Частично сохранились рельефы фриза мавзолея в Галикарнасе (Малая Азия).

Большой славой у современников пользовалась “Менада” . Скопас изобразил бурю дионисийской пляски, напрягающей все тело Менады, выгибающей торс, запрокидывающей голову. Мистерии Диониса разрешалось устраивать только раз в два года и только на Парнасе, но уж зато в это время неистовые вакханки отбрасывали все условности и запреты.
Эти празднества были обычаем очень древним, как и сам культ Диониса, однако в искусстве стихия ранее не прорывалась с такой силой и открытостью, как в статуе Скопаса, и это, очевидно, было симптомом времени.

Лисипп создавал скульптуры в сложных движениях, рассчитывая на обход статуи кругом, обрабатывая их поверхности с равной тщательностью. Разворот фигуры в пространстве был новаторским завоеванием Лисиппа. Он был неистощимо разнообразен в изобретении пластических мотивов и очень плодовит. Работая исключительно в бронзе, Лисипп в сюжетном плане предпочитал мужские фигуры; любимым героем его был Геракл.
Не сохранилось ни единого подлинного произведения скульптора, но существует довольно большое количество копий и повторений, дающих приблизительное представление о стиле мастера.
Другие ваятели старались поддерживать традиции зрелой классики, обогащая их большим изяществом и сложностью.

Этим путем шел Леохар , создавший статую Аполлона Бельведерского. Долгое время эта скульптура оценивалась как вершина античного искусства, “бельведерский кумир” был синонимом эстетического совершенства. Как это часто бывает, высокие хвалы со временем вызвали противоположную реакцию. Ее стали находить помпезной и манерной. Между тем Аполлон Бельведерский – произведение действительно выдающееся по своим пластическим достоинствам; в фигуре и поступи повелителя муз сочетаются сила и грация, энергия и легкость, шагая по земле, он вместе с тем парит над землей. Для достижения такого эффекта, нужно было изощренное мастерство ваятеля; беда лишь в том, что расчет на эффект слишком очевиден. Аполлон Леохара словно приглашает любоваться его красотой, да и в эпоху поздней классики виртуозное исполнение очень ценилось.

Ранняя классика

(500—449-е гг. до н. э.)

Во время греко-персидских войн начался первый этап развития классического искусства — ранняя классика, продолжавшийся первую половину века. Искусство этого времени пронизано напряженными поисками обобщенных типических образов, приемов правдивого изображения человека, и в первую очередь передачи разнообразных движений. Оно обращается к сценам реальной жизни, решает задачу построения групповых композиций, проблему синтеза скульптуры и архитектуры.

Архитектура
Наибольшее распространение в архитектуре ранней классики получают храмы дорического ордера, соответствующие духу гражданственности, героике полиса. В каждом из них ярко проявляются индивидуальные черты. Строгая пропорциональность, равновесие могучих героизированных форм отличают храм Геры в Пестуме (вторая четверть 5 в. до н. э., ранее считавшийся храмом Посейдона). Более праздничным, благодаря скульптурному убранству, был храм Зевса в Олимпии (сер. 5 в. дон. э.).

Скульптура
В монументальной скульптуре, которая была достоянием всего коллектива свободных граждан, в статуях, стоявших на площадях или украшавших храмы, ярче всего проявился гражданственный эстетический идеал. Монументальная пластика оказывала сильное общественно-воспитательное воздействие на жизнь греческих полисов. В работах такого рода нагляднее всего отразилась та ломка художественных принципов, которой сопровождался переход от архаики к классике.
Переходный характер скульптурных произведений этого времени отчетливо выступает в широко известных фронтонных группах храма Афины Афайи на острове Эгине (ок. 490 г. до н. э., реставрированы датским скульптором Торвальдсеном в нач. 19 в., Мюнхен, Глиптотека).

Раненый воин с восточного фронтона храма Афины-Афайи на острове Эгине

Композиции обоих фронтонов построены на основе зеркальной симметрии, что придавало им несколько условно-орнаментальный характер. На западном фронтоне, лучше сохранившемся, изображена борьба греков и троянцев за тело Патрокла. В центре — фигура богини Афины, покровительницы греков. Спокойная и бесстрастная, она как бы незримо присутствует среди сражающихся. В фигурах воинов нет архаической фронтальности, их движения реальнее я разнообразнее, чем в архаике, но развертываются строго по плоскости фронтона. Каждая отдельная фигура достаточно жизненна, но на лицах сражающихся и раненых воинов архаическая улыбка — признак условности, несовместимый с изображением напряженности и драматизма битвы.
Большой свободой деталей и реалистической точностью в трактовке тела и передаче движений отличаются статуи восточного фронтона, например фигура Геракла, но особенно это заметно при сопоставлении раненых воинов с обоих фронтонов.
Разрушению сковывающей условности архаического искусства способствовало появление скульптурных произведений, посвященных определенным историческим событиям. Такова группа тираноубийц Гармодия и Аристогитона (ок. 477 г. до н. э., Неаполь, Национальный музей) — Крития и Несиота. Как и большинство греческих статуй, исполненных в бронзе, она была утрачена и дошла до наших дней в мраморной римской копии. Здесь впервые в монументальной скульптуре дано построение группы, объединенной действием, сюжетом. Единая направленность движений и жестов героев, разящих тирана, создает впечатление художественной цельности группы, ее композиционной и сюжетной законченности. Однако движения трактованы еще довольно схематично, лишены драматизма лица героев.
Общественно-воспитательное значение искусства ранней классики неразрывно с его художественным обаянием. Новое понимание задач искусства сказывалось и в новом понимании образа человека, критериев красоты. Чрезвычайно убедительно идеал гармонично развитого прекрасного человека раскрывается в образе «Дельфийского возничего» (ок. 470 г. до и. э., Дельфы, Археологический музей). Эта одна из немногих дошедших до нас подлинных бронзовых древнегреческих статуй была частью монументальной скульптурной группы, изображающей победителя на состязаниях и возницу, исполненного сурового спокойствия. Бесстрастны правильные черты прекрасного лица, напряженно-сосредоточенный взгляд устремлен вдаль. Стройность юношеской фигуры подчеркнута вертикалями ниспадающих складок одежды. Все детали выполнены с большой жизненностью, но подчинены строгому построению целого. Героический идеал ранней классики в его динамическом варианте получил свое яркое воплощение в бронзовой статуе «Посейдон» (ранее считался Зевсом Громовержцем, ок. 460 г. до н. э., Афины, Национальный археологический музей). И в этой статуе, как в «Дельфийском возничем», использована инкрустация смальтой по металлу для передачи остроты и блеска взгляда. Проблема движения решена и в «Победительнице в беге» (вторая четверть 5 в. до н. э., Рим, Ватикан). Скованность ранних классических статуй сменяется строгой гармонией форм, которая передает впечатление естественности и свободы — «Мальчик, вынимающий занозу» (вторая четверть 5 в. до н. э. Рим, Палаццо Консерватори).
Мифологическая тема продолжает занимать ведущее место в искусстве, но фантастическая сторона все более отходит на задний план. В образах прежде всего раскрывается идеал силы и Красоты реального человека. Пример переосмысления мифологического сюжета — рельеф с изображением рождения Афродиты (богини любви и красоты) из пены морской — так называемый «Трон Людовизи» (ок. 460 г. до н. э. Рим, Национальный музей).

Центральная панель трона Людовизи

На боковых сторонах мраморного трона изображены обнаженная девушка, играющая на флейте, и женщина в длинной одежде перед курильницей. Ясная гармония форм и пропорций, спокойная естественность движений присущи этим фигурам.
На центральной стороне трона — две нимфы поддерживают выходящую из воды Афродиту. Поразительна строгая красота ее лица. Облегающая тело Афродиты влажная одежда ложится тонкой сетью волнистых линий, уподобленных бегущим струйкам воды. Морская галька, на которую опираются ступни нимф, говорит о месте действия. Хотя в симметричности композиции и есть отголоски архаического искусства, торжествуют жизненная сила и удивительное поэтическое обаяние образов этого рельефа.
Целостность и гармоничность общего художественного решения ясно выступают во фронтонных группах храма Зевса в Олимпии (468— 456 гг. до н. э., Олимпия, Археологический музей), завершающих период творческих поисков ранней классики. Эти укрупненные по масштабу изображения представляют собой следующий этап развития фронтонной пластики но сравнению с фронтонами Эгинского храма с их декоративно-условной композицией.
Отказавшись от полного подчинения скульптурного образа задачам декорации архитектурных форм, скульпторы олимпийских фронтонов установили более глубокие связи между архитектурными и скульптурными образами, которые вели к их равноправию и взаимному обогащению. Порывая с принципами архаической условности, симметрии, они используют прежде всего жизненные наблюдения. Расположение фигур на обоих фронтонах определяется смысловым содержанием. Восточный фронтон храма Зевса посвящен мифу о состязании на колесницах Пелопса и Эномая, положившему, по преданию, начало Олимпийским играм. Герои изображены перед началом состязания. Величественная фигура Зевса в центре фронтона, торжественное спокойствие приготовившихся участников придают фронтонной композиции настроение праздничной приподнятости, за которой чувствуется внутреннее напряжение. Пять центральных фигур, стоящих в естественных, свободных позах, словно отвечают ритму колонн, над которыми они возвышаются. Каждый герой выступает как личность, как сознательный участник общего действия, таковы и входящие в боковые группы фронтона «Возничий» и «Юноша, вынимающий занозу».
Реалистический характер пластики особенно наглядно раскрывается в композиции западного фронтона, представляющей битву лапифов с кептаврами. Композиция полна движения, свободна от симметрии, но строго уравновешена, В центре ее — Аполлон, по сторонам — группы сражающихся людей и кентавров. Не повторяя одна другую, группы взаимно уравновешены и по общей массе и по интенсивности движений. Фигуры борющихся точно вписаны в пологий треугольник фронтона, причем напряжение движений возрастает к углам фронтона, по мере удаления от спокойно стоящего, сдержанно властного Аполлона, фигура которого выделяется крупными размерами и является драматическим центром этой сложной и в то же время легко обозримой композиции.

Аполлон из храма Зевса в Олимпии

Гармонически прекрасно лицо Аполлона, уверен направляющий жест. Хотя на фронтоне битва показана еще в полном разгаре, победа человеческой воли и разума над кентаврами, олицетворяющими стихийные силы природы, воспринимается явно предрешенной.
Образ гражданина — атлета и воина — становится центральным в искусстве классики. Пропорции тела и многообразные формы движения стали важнейшим средством характеристики. Постепенно и лицо изображаемого человека освобождается от застылости и статичности. Но нигде еще типическое обобщение не сочетается с индивидуализацией образа. Личное своеобразие человека, склад его характера не привлекали внимания мастеров ранней греческой классики. Создавая типический образ человека-гражданина, скульптор не стремился к раскрытию индивидуального характера. В этом заключались и сила и ограниченность реализма греческой классики.

Мирон. Поиск героических, типически-обобщенных образов и новых мотивов движений характеризует творчество Мирона из Элефтер, который работал в Аттике в конце второй — начале третьей четверти 5 в. до н. э. Стремясь к единству гармонически-прекрасного и непосредственно-жизненного, он полностью освободился от архаической условности.
Особенности искусства Мирона наглядно проявились в прославленном «Дискоболе» (ок. 450г. до н. э., Рим, Национальный музей).

Дискобол

Как и многие другие статуи, «Дискобол» был исполнен в честь определенного лица, хотя и не носил портретного характера. Скульптор изобразил прекрасного духом и телом юношу, находящегося в стремительном движении. Метатель представлен в тот момент, когда все свои силы он вкладывает в бросок диска. Несмотря на напряжение, которое пронизывает фигуру, статуя производит впечатление устойчивости. Это определяется выбором момента движения — его кульминационной точки.
Согнувшись, юноша занес назад руку с диском, еще миг, и упругое тело, как пружина, стремительно распрямится, рука с силой выбросит диск в пространство. Мгновение покоя рождает ощущение устойчивости образа. Несмотря на сложность движения, в статуе «Дискобола» сохраняется главная точка зрения, позволяющая сразу увидеть все образное ее богатство.
Спокойное самообладание, господство над своими чувствами — характерная черта греческого классического мировосприятия, определяющая меру этической ценности человека. Утверждение красоты разумной воли, сдерживающей силу страсти, нашло выражение в скульптурной группе «Афина и Марсий», созданной Мироном для Афинского акрополя (сер. 5 в. до н. э., статуя Афины находится в музее Либиг-хаус во Франкфурте-на-Майне; статуя Марсия в Национальном музее Рима).

Афина и Марсий

Согласно мифу, Афина изобрела флейту, но при игре на инструменте щеки ее безобразно раздулись. Нимфы подняли ее на смех, тогда Афина бросила флейту и прокляла инструмент, нарушающий гармонию человеческого лица. Силен Марсий, пренебрегая проклятием Афины, бросился поднимать флейту. Мирон изобразил их в то мгновение, когда Афина уходя гневно обернулась на ослушника, а Марсий в испуге отпрянул назад.
В выбранной ситуации содержится и полное раскрытие сути конфликта. Афина и Марсий характеры прямо противоположные. Движение стремительно откинувшегося назад Силена грубо и резко. Его сильное тело лишено гармоничности. Лицо с выпуклым лбом и приплюснутым носом уродливо. Властное, сдержанное движение Афины полно естественного благородства, Гнев выдают лишь презрительно полуопущенные губы и суровый взгляд. Голова Афины — пример слияния в скульптурной форме физической и духовной красоты человека.
Группа «Афина и Марсий» образно утверждает идею превосходства разума над стихийными силами природы. Эта скульптурная группа наметила пути развития реалистической сюжетной композиции, показывающей взаимоотношения характеров, связанных общим действием.

Вазопись и живопись
Широкое распространение в классический период получила живопись. Высокого расцвета достигла вазопись. Сохранившиеся на вазах подписи позволяют говорить о крупнейших мастерах того времени: Евфропии, Евфимиде, Дурисе, Бриге. По мере нарастания реалистических тенденций в греческом искусстве в вазописи наблюдается стремление к преодолению плоскостности и условности, что приводит к вытеснению в начале 5 в. до н. э. черно-фигурной вазописи краснофигурной. Орнамент и фигуры композиций, украшающих вазы, сохраняют цвет обожженной глины, передавая тон тела человека, в то время как фон заливается черным лаком. Черные линии рисунка на светлом фоне глины точно выявляли детали. Это давало возможность более правдиво и наглядно изображать строение человеческого тела, различные движения, естественно и свободно моделировать объемы. Мастера краснофигурной вазописи пришли к более свободному пониманию композиции. В пределах вазы они размещали разнообразные сцены на сюжеты мифологии или новые сюжеты из современной им повседневной жизни, соответствовавшие композиции и назначению сосуда.
Крупнейший из известных мастеров ранней краснофигурной вазописи Евфроний создал замечательные по тонкости, стройности и красоте рисунка композиции, которые обрамлял поясом чернофигурного орнамента, выделяя поле картинки на стенах сосудов.
Такова «Ваза с ласточкой», на стенках которой изображена встреча весны юношей, мужчиной и мальчиком.
Благородны формы, естественные движения героев кратера Евфрония с изображением гимнастической школы (510—500 гг. до н. э., Берлин, Государственные музеи). Мастерски размещена на дне килика (сосуда для вина) Брига жанровая сценка: девушка поддерживает голову юноши, злоупотребившего вином,— «Последствия симпосия» (ок. 490 г. до н. э., Вюрцбург, Университетский музей).

30. Скульптура Греции Классического периода. Общая характеристика. Художественные центры. Основные имена и памятники.

Образ атлета — по-прежнему самая распространенная тема скульптуры. Совершенную человеческую красоту — вот что стре­мились воплотить греки в образах атлетов. Фигура дельфийского возничего из композиции, созданной около 476 г. до н. э. неизве­стным мастером. Фигура отлита в бронзе, ставшей с этого времени любимым материалом.

Известны не только анонимные произведения V в. до н. э. В это время в Афинах работали скульптуры Фидий, Мирон и Поликлет. Многие статуи их дошли до нас лишь в римских мраморных копиях I—II в. н. э. Наиболее известен среди работ Мирона из Элевтер «Дискобол» (около 460—450 гг. до н. э.), изображающий атлета в момент наивысшего напряжения перед броском диска. Мирону первому удалось передать в статичном искусстве живость движения, внутреннее напряжение фигуры. В другом произведении — «Афина и Марсий», исполненном для афинского акрополя, лесное существо Марсий выбирает музыкальный инструмент среди разбросанных у его ног, рядом стоит взирающая на него с гневом Афина. Обе фигуры объединены действием. Интересно отметить, что, хотя Марсий выступает здесь как существо, выражаясь современным языком, отрицательное, лишь в его неправильном лице подчеркивается отсутствие совершенства, тело же его идеально прекрасно.

Поликлет из Аргоса работал уже в период высокой классики, в середине и второй половине V в. до н. э. Он создал тот обобщенный художественный образ атлета, который стал нормой и образцом. Им был написан теоретический трактат «Канон» (мера, правило), где скульптор точно рассчитал размеры частей тела исходя из роста человека как единицы измерения (например, голова — 1/7 к росту, лицо и кисть руки — 1/10, ступня — 1/6 и т. д.). Свой идеал он выразил в сдержанно-мощных, спокойно-величественных образах «Дорифора» (Копьеносца; 450—440 гг. до н. э.), «Диадумена» (ат­лета, увенчивающего свою голову победной повязкой, около 420 г. до н. э.) и «Раненой амазонки», предназначавшейся для знамени­того храма Артемиды в Эфесе. Поликлет воплотил в своих статуях прежде всего образ идеального свободнорожденного гражданина полиса, города-государства Афин.

Третьим величайшим скульптором V в. до н. э. был уже упомя­нутый афинянин Фидий. В 480—479 гг. персы захватили и разгра­били Афины и основные святилища на Акрополе. Среди развалин священного храма Фидий создал семиметровую бронзовую статую Афины-воительницы, Афины-Промахос, с копьем и щитом в руках, как символ возрождения города, его мощи и непримиримости к врагам. Как и все последующие работы Фидия, статуя погибла (она была уничтожена крестоносцами в Константинополе в XIII в.).

Около 448 г. до н э. Фидий выполнил 13-метровую статую Зевса для храма Зевса в Олимпии. Лицо, руки и тело бога были выложены пластинками слоновой кости на деревянной основе, глаза из дра­гоценных камней, плащ, сандалии, оливковые ветви на голове, волосы, борода — из золота (так называемая хрисоэлефантинная техника). Зевс восседал на троне, держа в руках скипетр и фигуру богини победы. Скульптура пользовалась огромной славой, но и она погибла в V в. н. э.

С 449. г. до н. э. началась реконструкция Афинского Акрополя и Фидий стал воплотителем замысла Перикла, поддержанного всеми афинянами.

В скульптуре на смену мужественности и суровости образов строгой классики приходит интерес к душевному миру человека, и в пластике находит отражение более сложная и менее прямолиней­ная его характеристика. Так, в единственной дошедшей до нас в подлиннике скульптора Праксителя мраморной статуе Гермеса (около 330 г. до н. э.) мастер изобразил прекрасного юношу, небрежно облокотившегося на пень, в состоянии покоя и безмя­тежности. Задумчиво и нежно он глядит на младенца Диониса, которого держит на руках. На смену мужественной красоте атлета V в. до н. э. приходит красота несколько женственная, изящная, но и более одухотворенная. На статуе Гермеса сохранились следы древней раскраски: красно-коричневые волосы, серебряного цвета повязка. Особой славой пользовалась другая скульптура Праксителя — статуя Афродиты Книдской. Это было первое в греческом искусстве изображение обнаженной женской фигуры. Статуя стояла на берегу полуострова Книд, и современники писали о настоящих паломничествах сюда, чтобы полюбоваться красотой богини, гото­вящейся войти в воду и сбросившей одежды на стоящую рядом вазу. Оригинал статуи Афродиты Книдской, к сожалению, не сохранился. Героям Праксителя не чуждо лирическое чувство, отчетливо выра­женное, например, в его «Отдыхающем сатире». Подобные черты развились еще ранее, в пластике учеников фидиевской школы, достаточно указать «Афродиту в садах» Алкамена, рельефы балюст­рады храма Нике Аптерос или надгробие Гегесо неизвестных мас­теров.

Скопас, уроженец острова Парос, был современником Пракси­теля. Он участвовал в создании рельефного фриза для Галикарнасского мавзолея совместно с Тимофеем, Леохаром и Бриаксисом. В отличие от Праксителя Скопас продолжил традиции высокой клас­сики, создавая образы монументально-героические. Но от образов V в. их отличает драматическое напряжение всех духовных сил.

В состоянии экстаза, в бурном порыве страсти изображена Скопасом Менада. Спутница бога Диониса показана в стремитель­ном танце, ее голова запрокинута, волосы упали на плечи, тело изогнуто, представлено в сложном ракурсе, складки короткого хитона подчеркивают бурное движение. Игра светотени усиливает динамику образа.

В отличие от скульптуры V в. Менада Скопаса рассчитана уже на обозрение со всех сторон.

Лисипп — третий великий скульптор IV в. до н. э. (370—300 гг. до н. э.). Работал он в бронзе и, если верить древним писателям, оставил после себя 1500 бронзовых статуй, которые до нас в подлиннике не дошли. Лисипп использовал уже известные сюжеты и образы, но стремился их сделать более жизненными, не идеально совершенными, а характерно-выразительными. Так, атлетов он показывал не в момент наивысшего напряжения сил, а, как правило, в момент их спада, после состязания. Именно так представлен его Апоксиомен, счищающий с себя песок после спортивного боя. У него усталое лицо, слипшиеся от пота волосы. Пленительный Гермес, всегда быстрый и живой, тоже представлен Лисиппом как бы в состоянии крайнего утомления, ненадолго присевшим на камень и готовым в следующую секунду бежать дальше в своих крылатых сандалиях. Утомленным от подвигов изображает Лисипп и Геракла («Отдыхающий Геракл»). Лисипп создал свой канон пропорций человеческого тела, по которому его фигуры выше и стройнее, чем у Поликлета (размер головы составляет 1/9 фигуры).

Лисипп был многогранным художником. Придворный скульп­тор Александра Македонского, он делал гигантские многофигурные композиции, например баталию из 25 фигур всадников, статуи богов, портреты (не один раз он изображал Александра Македонского, лучший из портретов знаменитого пол­ководца несет в себе черты почти трагической смятенности).

Для искусства поздней классики было характерно введение новых жанров, которые нашли дальнейшее развитие на следующем этапе — в эллинизме.

Классический период древнегреческой скульптуры приходится на V — IV вв.до н.э. (ранняя классика или «строгий стиль» – 500/490 – 460/450 гг. до н.э.; высокая — 450 — 430/420 гг. до н. э.; «богатый стиль» — 420 — 400/390 гг. до н. э.; поздняя классика — 400/390 – ок. 320 гг. до н. э.). На рубеже двух эпох — архаической и классической — стоит скульптурный декор храма Афины Афайи на острове Эгина. Скульптуры западного фронтона относятся ко времени основания храма (510 — 500 гг. до н. э.), скульптуры второго восточного, заменившие прежние, — к раннеклассическому времени (490 — 480 гг. до н. э.). Центральный памятник древнегреческой скульптуры ранней классики — фронтоны и метопы храма Зевса в Олимпии (около 468 — 456 гг. до н. э.). Другое значительное произведение ранней классики — так называемый «Трон Людовизи», украшенный рельефами. От этого времени дошел также ряд бронзовых оригиналов — «Дельфийский возничий», статуя Посейдона с мыса Артемисий, Бронзы из Риаче. Крупнейшие скульпторы ранней классики — Пифагор Регийский, Каламид и Мирон. О творчестве прославленных греческих скульпторов мы судим, главным образом, по литературным свидетельствам и поздним копиям их произведений. Высокая классика представлена именами Фидия и Поликлета. Ее кратковременный расцвет связан с работами на афинском Акрополе, то есть со скульптурной декорацией Парфенона (дошли фронтоны, метопы и зофор, 447 — 432 гг. до н. э.). Вершиной древнегреческой скульптуры были, no-видимому, хрисоэлефантинные статуи Афины Парфенос и Зевса Олимпийского работы Фидия (обе не сохранились). «Богатый стиль» свойственен произведениям Каллимаха, Алкамена, Агоракрита и других скульпторов к. V в. до н. э Его характерные памятники — рельефы баллюстрады небольшого храма Ники Аптерос на афинском Акрополе (около 410 г. до н. э.) и ряд надгробных стел, среди которых наиболее известна стела Гегесо. Важнейшие произведения древнегреческой скульптуры поздней классики — декорация храма Асклепия в Эпидавре (около 400 — 375 гг. до н. э.), храма Афины Алей в Тегее (около 370 — 350 гг. до н. э.), храма Артемиды в Эфесе (около 355 — 330 гг. до н. э.) и Мавзолея в Галикарнассе (ок. 350 г. до н. э.), над скульптурной декорацией которого работали Скопас, Бриаксид, Тимофей и Леохар. Последнему приписываются также статуи Аполлона Бельведерского и Дианы Версальской. Имеется и ряд бронзовых оригиналов IV в. до н. э. Крупнейшие скульпторы поздней классики — Праксителъ, Скопас и Лисипп, во многом предвосхитившие последующую эпоху эллинизма.

Греческая скульптура частично уцелела в обломках и фрагментах. Большинство статуй известно нам по римским копиям, которые исполнялись во множестве, но не передавали красоты оригиналов. Римские копиисты их огрубляли и засушивали, а переводя бронзовые изделия в мрамор, уродовали их неуклюжими подпорками. Большие фигуры Афины, Афродиты, Гермеса, Сатира, которые мы сейчас видим в залах Эрмитажа,— это только бледные перепевы греческих шедевров. Проходишь мимо них почти равнодушно и вдруг останавливаешься перед какой-нибудь головой с отбитым носом, с попорченным глазом: это греческий подлинник! И поразительной силой жизни вдруг повеет от этого обломка; сам мрамор иной, чем в римских статуях,— не мертвенно-белый, а желтоватый, сквозистый, светоносный (греки еще натирали его воском, что придавало мрамору теплый тон). Так нежны тающие переходы светотени, так благородна мягкая лепка лица, что невольно вспоминаются восторги греческих поэтов: действительно эти скульптуры дышат, действительно они живые.

В скульптуре первой половины века, когда шли войны с персами, преобладал мужественный, строгий стиль. Тогда была создана статуарная группа тираноубийц: зрелый муж и юноша, стоя бок о бок, делают порывистое движение вперед, младший заносит меч, старший заслоняет его плащом. Это памятник историческим лицам — Гармодию и Аристогитону, убившим несколькими десятилетиями раньше афинского тирана Гиппарха,— первый в греческом искусстве политический монумент. Он вместе с тем выражает героический дух сопротивления и свободолюбия, вспыхнувший в эпоху греко-персидских войн. «Не рабы они у смертных, не подвластны никому»,— говорится об афинянах в трагедии Эсхила «Персы».

Сражения, схватки, подвиги героев . Этими воинственными сюжетами переполнено искусство ранней классики. На фронтонах храма Афины в Эгине — борьба греков с троянцами. На западном фронтоне храма Зевса в Олимпии — борьба лапифов с кентаврами, на метопах — все двенадцать подвигов Геракла. Другой излюбленный комплекс мотивов — гимнастические состязания; в те далекие времена физическая тренированность, мастерство телодвижений имели решающее значение и для исхода битв, поэтому атлетические игры были далеко не только развлечением. Еще с 8 века до н. э. в Олимпии проводились раз в четыре года гимнастические состязания (начало их впоследствии стали считать началом греческого летосчисления), а в V веке они праздновались с особой торжественностью, причем теперь на них присутствовали и поэты, читавшие стихи. Храм Зевса Олимпийского — классический дорический периптер — находился в центре священного округа, где происходили состязания, они начинались с жертвоприношения Зевсу. На восточном фронтоне храма скульптурная композиция изображала торжественный момент перед началом конских ристалищ: в центре — фигура Зевса, по сторонам от нее — статуи мифологических героев Пелопа и Эномая, главных участников предстоящего состязания, по углам — их колесницы, запряженные четверкой коней. Согласно мифу, победителем был Пелоп, в честь которого и были учреждены Олимпийские игры, возобновленные потом, как гласило предание, самим Гераклом.

Анализ произведения искусства, в основе которого лежит миф
миф легенда герой “Эпос о Гильгамеше” представляет интерес для читателя нашего времени не только как высшее достижение художественно-философской мысли одной из первых цивилизаций мира, но и как древнейшая из известных нам крупн .

Становление и развитие советской системы образования и науки
В первые годы советской власти на развитие образования и науки, как и всей культуры в целом, накладывали негативный отпечаток последствия революционных катаклизмов, немецкой и польской оккупаций, Гражданской войны. Неоднозначное воздейств .

Визуальная форма продвижения чтения
Визуальные образы имеют реальное воздействие на новые поколения, которые наиболее подвержены внешнему влиянию, остро ощущают на себе воздействие окружающей среды, связанное с более глубоким проникновением видеокультуры в современную жизнь .

Древнегреческие скульптуры. Самые знаменитые скульптуры – ТОП10

Древнегреческие скульптуры

Планируя путешествие в Грецию, многие люди интересуются не только комфортными отелями, но и увлекательной историей этой древней страны, неотъемлемую часть которой составляют объекты искусства.

Большое количество трактатов известных искусствоведов посвящены именно древнегреческой скульптуре, как основоположной ветви мировой культуры. К сожалению, многие памятники того времени не уцелели в своем первозданном виде, и известны по более поздним копиям. Изучая их, можно проследить историю развития греческого изобразительного искусства от гомеровского периода до эпохи эллинизма, и выделить самые яркие и известные творения каждого периода.

Афродита Милосская

Всемирно известная Афродита из острова Милос относится к эллинистическому периоду греческого искусства. В это время, силами Александра Македонского, культура Эллады начала распространяться далеко за пределы Балканского полуострова, что заметно отобразилось на изобразительном искусстве – скульптуры, картины и фрески стали более реалистичными, лица богов на них обладают человеческими чертами – расслабленными позами, отвлеченным взглядом, мягкой улыбкой.

Статуя Афродиты, или как её называли римляне, Венеры, изготовлена из белоснежного мрамора. Её высота немногим больше человеческого роста, и составляет 2.03 метра. Обнаружено изваяние было по воле случая обычным французским моряком, который в 1820 году, вместе с местным крестьянином, откопал Афродиту возле остатков древнего амфитеатра на острове Милос. При её транспортировке и таможенных спорах, статуя лишилась рук и постамента, но сохранилась запись об указанном на нем авторе шедевра: Агесандр, сын жителя Антиохи Менида.

На сегодняшний день, после тщательной реставрации, Афродита экспонируется в парижском Лувре, привлекая своей естественной красотой миллионы туристов каждый год.

Ника Самофракийская

Время создания статуя богини победы Ники относится к II веку до н.э. Исследования показали, что Ника была установлена над морским побережьем на отвесной скале – её мраморная одежда развевается будто бы от ветра, а наклон корпуса олицетворяет постоянное движение вперед. Тончайшие складки одежды прикрывают сильное тело богини, а мощные крылья расправлены в радости и торжестве победы.

У статуи не сохранились голова и руки, хотя отдельные фрагменты были обнаружены во время раскопок в 1950 году. В частности, Карл Леманн с группой археологов нашли правую руку богини. Ника Самофракийская сейчас является одним из выдающихся экспонатов Лувра. Её рука так и не была добавлена к общей экспозиции, реставрации подверглось только правое крыло, которое выполнено из гипса.

Лаокоон и его сыновья

Скульптурная композиция, изображающая смертельную борьбу Лаокоона – жреца бога Аполлона и его сыновей с двумя змеями, посланными Аполлоном в отместку за то, что Лаокоон не послушал его волю, и старался препятствовать вводу троянского коня в город.

Статуя была выполнена из бронзы, но её оригинал не дожил до наших дней. В XV веке, на территории «золотого дома» Нерона была найдена мраморная копия скульптуры, и по приказу папы Юлия II установлена в отдельной нише ватиканского Бельведера. В 1798 году статую Лаокоона перевезли в Париж, но после падения правления Наполеона англичане вернули её на прежнее место, где она хранится по сей день.

Композиция, изображающая отчаянную предсмертную борьбу Лаокоона с божественным наказанием, воодушевила многих скульпторов эпохи позднего средневековья и Возрождения, и породила моду на отображение сложных, вихреобразных движений человеческого тела в изобразительном искусстве.

Зевс с мыса Артемисион

Статуя, найденная ныряльщиками возле мыса Артемисион, выполнена из бронзы, и является одним из немногих предметов искусства такого типа, дошедшего до наших дней в первозданном виде. Исследователи расходятся в суждениях о принадлежности скульптуры конкретно Зевсу, полагая, что она может изображать и бога морей Посейдона.

Изваяние имеет высоту 2.09 м, и изображает верховного грецкого бога, который занес правую руку для того, чтобы метнуть молнию в праведном гневе. Сама молния не сохранилась, но по многочисленным фигуркам меньшего размера можно судить, что она имела вид плоского, сильно вытянутого бронзового диска.

От почти двух тысяч лет пребывания под водой, статуя почти не пострадала. Исчезли только глаза, которые, предположительно, были из слоновой кости и инкрустированы драгоценными камнями. Увидеть это произведение искусства можно в Национальном археологическом музее, который находится в Афинах.

Статуя Диадумена

Мраморная копия бронзовой статуи юноши, который сам венчает себя диадемой – символом спортивной победы, вероятно украшала место проведения состязаний в Олимпии или Дельфах. Диадема в то время являла собой красную шерстяную повязку, которой, наряду с лавровыми венками, награждали победителей Олимпийских игр. Автор произведения – Поликлет, выполнил её в своем излюбленном стиле – юноша находится в легком движении, его лицо отображает полное спокойствие и сосредоточенность. Атлет ведет себя как заслуженный победитель – он не показывает усталости, хотя его тело и требует отдыха после борьбы. В скульптуре автору удалось очень естественно передать не только мелкие элементы, но и общее положение тела, грамотно распределив массу фигуры. Полная пропорциональность тела является вершиной развития данного периода – классицизма V века.

Хотя бронзовый оригинал и не сохранился до нашего времени, его копии можно наблюдать во многих музеях мира – Национальном археологическом музее в Афинах, Лувре, Метрополитен, Британском музее.

Афродита Браски

Мраморное изваяние Афродиты изображает собой богиню любви, которая обнажилась перед тем, как принять свою легендарную, часто описываемую в мифах, ванну, возвращающей ей девственность. Афродита в левой руке держит снятую одежду, которая мягко опускается на стоящий рядом кувшин. С точки зрения инженерной мысли, такое решение позволило сделать хрупкую статую устойчивее, и дало скульптору возможность придать её более расслабленную позу. Уникальность Афродиты Браски в том, что это первое известное изваяние богини, автор которой решился изобразить её обнаженной, что в свое время считалось неслыханной дерзостью.

Ходят легенды, согласно которых скульптор Пракситель создал Афродиту по образу возлюбленной – гетеры Фрины. Когда об этом узнал её бывший поклонник, оратор Евтиас, он поднял скандал, вследствие которого Праксителя обвинили в непростительном кощунстве. На суде защитник, увидев что его доводы не справляют впечатления на судью, сдернул с Фрины одежду чтобы показать присутствующим, что настолько совершенное тело натурщицы просто не может таить в себе темную душу. Судьи, будучи приверженцами концепции калокагатии, были вынуждены полностью оправдать подсудимых.

Оригинал статуи был вывезен в Константинополь, где и погиб во время пожара. До нашего времени дошло множество копий Афродиты, но все они имеют свои отличия, так как восстанавливались по словесным и письменным описаниям и изображениям на монетах.

Марафонский юноша

Статуя молодого человека выполнена из бронзы, и предположительно изображает греческого бога Гермеса, хотя каких-нибудь предпосылок или его атрибутов в руках или одежде юноши не наблюдается. Скульптура была поднята со дна Марафонского залива в 1925 году, и с того времени пополнила экспозицию Национального археологического музея в Афинах. Благодаря тому, что статуя длительное время находилась под водой, все её черты очень хорошо сохранились.

Стиль, в котором сделано изваяние, выдает стиль известного скульптора Праксителя. Юноша стоит в расслабленной позе, его рука упирается на стену, у которой была установлена фигура.

Дискобол

Статуя древнегреческого скульптора Мирона не сохранилась в оригинальном виде, но широко известна по всему миру благодаря бронзовым и мраморным копиям. Скульптура уникальна тем, что на ней впервые было запечатлено человека в сложном, динамическом движении. Такое смелое решение автора послужило ярким примером для его последователей, которые с не меньшим успехом создавали предметы искусства в стиле «Figura serpentinata» — особенной технике, изображающей человека или животное в зачастую неестественной, напряженной, но очень выразительной, с точки зрения наблюдателя, позе.

Дельфийский возничий

Бронзовая скульптура возничего была обнаружена во время раскопок 1896 года в святилище Аполлона в Дельфах, и являет собой классический пример античного искусства. Фигура изображает древнегреческого юношу, управляющего повозкой во время Пифийских игр.

Уникальность скульптуры заключается в том, что сохранилась инкрустация глаз драгоценными камнями. Ресницы и губы юноши украшены медью, а повязка на голове сделана из серебра, и предположительно также имела инкрустацию.

Время создания скульптуры, теоретически, находится на стыке архаики и ранней классики – её поза характеризуется скованностью и отсутствием какого-либо намека на движение, но голова и лицо выполнены с довольно большой реалистичностью. Как и в более поздних скульптур.

Афина Парфенос

Величественная статуя богини Афины не сохранилась до нашего времени, но существует множество её копий, восстановленных согласно с древними описаниями. Скульптура была полностью выполнена из слоновой кости и золота, без применения камня или бронзы, и стояла в главном храме Афин – Парфеноне. Отличительная черта богини – высокий шлем, украшенный тремя гребнями.

История создания статуи не обошлась без фатальных моментов: на щите богини скульптор Фидий, помимо изображения битвы с амазонками, поместил свой портрет в виде немощного старика, который двумя руками поднимает тяжелый камень. Общественность того времени неоднозначно расценила поступок Фидия, что стоило ему жизни – скульптора заточили в тюрьму, где он свел счеты с жизнью при помощи яда.

Греческая культура стала основоположником для развития изобразительного искусства всего мира. Даже сегодня, рассматривая некоторые современные картины и статуи можно обнаружить влияние этой древней культуры.

Древняя Эллада стала той колыбелью, в которой активно воспитывался культ человеческой красоты в её физическом, моральном и интеллектуальном проявлении. Жители Греции того времени не только поклонялись множеству олимпийских богов, но и старались максимально походить на них. Все это отображено в бронзовых и мраморных статуях – они не просто передают образ человека или божества, но и делают их приближенными друг к другу.

Хотя очень многие из статуй не дошли до современности, их точные копии можно увидеть во многих музеях мира.

Смотрите также

Ситония. Романтика путешествия на двоих

Овеянная божественными легендами гостеприимная Греция по праву слывет оазисом безмятежности, спокойствия и девственной природы. Два сердца, что ищут романтического уединения, найдут его здесь, на полуострове Ситония, на берегу Эгейского моря. В этом чудесном краю, где ласковое солнце нежно касается кожи, а бирюзовые волны освежают прохладой, так легко почувствовать себя «небожителями», беспечными и счастливыми. На восхитительном песчаном берегу или в живописной бухточке, на цветущем склоне горы или на просторной террасе влюбленных не покинет ощущение, что идиллические красоты Греции созданы исключительно для них двоих.

Крит. Остров Спиналонга.

Самая высокая гора в массиве Тайгет названа в честь пророка Ильи. Название горного массива является одним из старейших в Европе, которое упоминается еще в Одиссее. В классической мифологии название было связано с нимфой Тайгете. В византийские времена и вплоть до 19-го века, гора была также известна как Пентадактилос (Πενταδάκτυλος – в переводе с греческого пятипалый).

Кифара — один из самых распространённых музыкальных инструментов в Древней Греции

Читайте далее:
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector