Рафаэлевская галатея в фарнезине

Фрески Рафаэля на вилле Фарнезина. «Триумф Галатеи» (1511-1514)

Римский период творчества Рафаэля (1508-1520)

Роспись Ватиканских фесок принесла Рафаэлю большой успех. В 1511 г Рафаэль начинает работу на вилле Фарнезина для для римского банкира и мецената Агостино Киджи, одного из богатейших людей своего времени (сейчас эта постройка называется виллой Фарнезина в честь семьи Фарнезе, купившей ее в 1579 году.) К украшению виллы были привлечены различные художники, в том числе Балдассаре Перуцци (который был также архитектором) и Себастьяно дель Пьомбо. Многие работы по проектам Рафаэля выполнялись его учениками, однако «Галатею» он написал собственноручно.

Эта фреска была частью серии мифологических сцен, которые Рафаэль предполагал использовать для украшения лоджии и которые так никогда и не были написаны. От этих фресок отказались, по всей видимости, после катастрофического паводка, случившегося на реке Тибр в 1514 году. В результате наводнения все стены виллы отсырели, и стало ясно, что расписывать их фресками лишено смысла, поскольку влага непременно разрушит краски.

Фреска «Триумф Галатеи» проникнута духом античной классики с ее культом чувственной красоты. Художник использовал обработку флорентийским поэтом Анджело Полициано античного мифа о прекрасной нимфе, отвергнувшей любовь великана Полифема.

Согласно мифу Галатея была прекрасной морской нимфой. Она полюбила прекрасного юношу по имени Ацис, но в это время к Галатее воспылал страстью одноглазый гигант Полифем. Когда он увидел влюбленных наедине, то метнул огромную скалу и убил ею Ациса. В своей фреске Рафаэль отходит от точного изложения сюжета и рисует сцену, известную как «Похищение Галатеи».

Окруженная тритонами, нереидами и парящими в воздухе амурами, Галатея мчится по волнам, стоя на раковине, увлекаемой двумя дельфинами. Художнику удалось передать стремительность движения и вместе с тем создать впечатление безупречного равновесия и гармония, вызвавшее всеобщее восхищение.

Колесница Галатеи состоит из гигантских раковин. Они похожи на те раковины, из которых рождается Венера на знаменитом полотне Боттичелли. Правда, свою повозку Рафаэль снабдил еще миниатюрными колесами с лопастями. Слева изображен мощный Тритон (получеловек-полурыба), который бесцеремонно хватает морскую нимфу. Позади него, верхом на лошади, сидит еще один Тритон, трубящий, как в рог, в морскую раковину. Справа расположены три фигуры, в которых сочетаются черты людей, лошадей и рыб. Рафаэль создавал свою фреску по поэме, написанной в XV веке поэтом Полициано, однако позволял себе вольности в некоторых деталях.Два дельфина, везущих колесницу Галатеи, выглядят очень свирепыми созданиями. Вероятнее всего, Рафаэль никогда не видел живого дельфина.

Известный писатель-гуманист, друг Рафаэля Бальдассаре Кастильоне прислал ему восторженное письмо, восхваляя красоту созданного им образа Галатеи. В ответ Рафаэль писал: «Что до Галатеи, то я почел бы себя великим мастером, если бы в ней была хоть половина тех великих вещей, о которых Ваша милость мне пишет. Но в словах Ваших я узнаю любовь, которую Вы ко мне питаете. И я скажу Вам, что для того, чтобы написать красавицу, мне надо видеть много красавиц; при условии, что Ваша милость будет находиться со мной, чтобы сделать выбор наилучшей. Но ввиду недостатка как в хороших судьях, так и в красивых женщинах, я пользуюсь некоторой идеей, которая приходит мне на мысль. Имеет ли она в себе какое-либо совершенство искусства, я не знаю, но очень стараюсь его достигнуть».

Такой творческий метод художника был характерен для всего искусства Высокого Возрождения. Исходя из реальности, Рафаэль вместе с тем стремится поднять образ над обыденностью и приблизить его к идеалу.

В последние годы недолгой жизни Рафаэль был так перегружен заказами, что привлекал к росписи некоторых фресок лоджии Психеи виллы Фарнезины (1517-1518) и лоджий Ватикана своим помощникам и ученикам (Джулио Романо, Дж. Ф. Пенни, Перино дель Вага и др.), обычно ограничиваясь общим наблюдением над работами; в этих произведениях отчетливо проявляется тяготение к маньеризму.

Фреска, по-видимому, привела Киджи в восхищение, ибо он снова обратился к Рафаэлю с просьбой расписать дарованные ему другом Юлием II капеллы в двух римских церквах, построенных при его дяде, Сиксте IV, – Санта Мария дель Пополо и Санта Мария делла Паче.

Вилла Фарнезина, Рим (Villa Farnesina, Roma)

Рим – это город, в который сколько раз ни приезжай, каждый раз найдешь для себя что-то новое и интересное. Одним из таких открытий стала небольшая вилла Фарнезина, расположенная в районе Трастевере, на правом берегу Тибра. И вот её история.

О богатстве банкира говорит такая легенда. На первом банкете организованном 30 апреля 1518 года, по случаю крещения своего первенца Лоренцо-Леоне, в богато украшенных специально для этого конюшнях виллы, где присутствовал сам папа и 14 кардиналов, было организовано настоящее шоу. Для того, чтобы показать свое неимоверное богатство и поразить гостей, Агостино приказал сбрасывать из окон конюшни в Тибр все золотые и серебряные столовые приборы, после каждой смены блюд. По слухам того времени, прислуга была готова к такому повороту события и в тайне от гостей заранее установила сети, растянутые в реке под окнами конюшни.

Первый из впечатляющих залов виллы, в который попадаешь – лоджия “Триумф Галатеи”, расписанный разными художниками. На нижних панелях представлены пейзажи римской школы XVII-го века.

Одна из самых значимых здесь фресок – “Похищение Галатеи”, написанная Рафаэлем, от которой и пошло название этой залы.

Эта фреска была частью серии мифологических сцен, которые Рафаэль предполагал использовать для украшения лоджии и которые так никогда и не были им написаны. Согласно мифу, Галатея была прекрасной морской нимфой. Она полюбила прекрасного юношу по имени Ацис, но в это время к Галатее воспылал страстью одноглазый гигант Полифем. Когда он увидел влюбленных наедине, то метнул огромную скалу и убил ею Ациса. В своей фреске Рафаэль отходит от точного изложения сюжета и рисует сцену, известную как «похищение Галатеи».

В 1511 году Бальдассаре Перуцци расписал свод залы фресками, представляющими собой созвездия в том порядке, в котором они встали в астрологическом гороскопе Агостино Киджи, родившегося 1 декабря 1466 года.

Зимой 1511-1512 гг. в зале работал другой художник – Себастьяно дель Пьомбо, украсивший его сцены на мифологические сюжеты.

Следующая потрясающая зала – лоджия Амура и Психеи.

На плафоне зала размещены две большие фрески, работы Рафаэля. На одной из них изображен свадебный пир Амура и Психеи, а вторая представляет богов, которые принимают Психею на Олимпе.

Это был, поистине, революционный брак для того времени, благословленный папой Львом X. Женщина, скромного происхождения, выходит замуж за одного из самых влиятельных людей того времени!

Расписывая лоджию, в парке виллы 33-летний Рафаэль встречает свою первую любовь – семнадцатилетнюю дочь булочника Маргариту Лути. Влюбившись с первого взгляда, он заплатил отцу Маргариты 50 золотых монет, наняв её как натурщицу. По слухам того времени, корыстная девушка вела двойную жизнь, изменяя художнику с его заказчиком и покровителем, не обходя вниманием и учеников художника.

Лоджия выходит в сад с цитрусовыми деревьями и фонтанами, где устраивались прогулки и увеселительные мероприятия. А если подняться по лестнице можно попасть на второй этаж, где располагается «Зал перспективы», расписанный Перуцци.

Фотографию зала пришлось утащить из недр интернета, ибо руки мои дрогнули от волнения, при виде всей этой красоты, испортив при этом мой собственный снимок:-)

В иллюзорных нишах над дверными порталами и окнами Перуцци поместил богов Олимпа, влияющих на жизнь людей — Юпитера, Марса, Нептуна, Юнону, Цереру, Диану, Минерву, Венеру, Аполлона, Сатурна и Меркурия. На северной стене установлен большой камин на котором изображена кузница Вулкана.

На фресках этой залы изображены сюжеты бракосочетания Александра Великого с Роксаной, укрощения Буцефала и встречи Александра с вдовой Дария.


В 1520 году Агостино Киджи умирает, пережив его всего на семь месяцев умирает и молодая супруга. Ходили слухи, что её смерть не была случайной – не пережив разлуки с любимым, она отравилась.

После этих смертей, вилла приходит в запустение, а вся мебель и произведения искусств украшавшие залы были растащены или уничтожены в период между 1527 и 1528 годами во время вторжения в Рим войсками Карла V.

Остановившиеся на вилле немецкие наёмники-ландскнехты, учинявшие в городе грабежи и убийства, сильно для этого постарались, оставив после себя на одной из стен “Зала перспектив” надпись типа “здесь был Ганс”. Надпись сохранили как память о тех варварствах и по сей день, а что реально на ней написано распознать я не смог.

К сожалению, большая часть сада виллы и некоторые постройки на её территории, были снесены во время укрепления берегов Тибра в начале XIX-го века. Исчезли конюшни и многие декоративные постройки, в частности вот эта беседка у берега реки, изображенная на акварели Этторе Розлер Франца.

Узнав о решении властей Рима о модернизации города в соответствии с современными санитарными и архитектурными нормами, Этторе создал серию эскизов, акварелей и фотографий зданий, которые предполагалось снести. Многие его работы из серии «Исчезнувший Рим» можно увидеть в музее Рима в Трастевере.

Теперь возле виллы расположен небольшой скромный сад, засаженный разнообразными цитрусовыми деревьями и украшенный фонтанами, похоже, сохранившимися от былой роскоши.

История искусства (49 стр.)

203 Рафаэль. Мадонна дель Грандука. Около 1505.

Дерево, масло. 84 х 35 см.

Флоренция, палаццо Питти.

204 Рафаэль. Триумф Галатеи. Около 1511–1514.

Фреска. 295 х 225 см.

Рим, вилла Фарнезина.

Прожив несколько лет во Флоренции, Рафаэль отправился в Рим. Он прибыл туда, видимо, в 1508 году, когда Микеланджело только начал работать над фресками Сикстинской капеллы. Юлий II вскоре нашел применение его силам, поручив молодому художнику расписать стены нескольких залов в Ватикане, так называемых станц (комнат). Во фресках станц в полную силу раскрылось дарование Рафаэля – мастера рисунка и композиции. Только на месте можно оценить по достоинству эти подчиненные единому замыслу монументальные росписи, в которых формы перекликаются, а композиционные линии развиваются от одной фрески к другой. Нет смысла воспроизводить их. Фигуры, написанные Рафаэлем в натуральную величину и соотнесенные с архитектурным окружением, в мелких репродукциях утрачивают индивидуальную выразительность, поглощаются групповыми массами. В оторванных же от контекста “деталях” пропадает другое, не менее ценное качество – мелодичная непрерывность целого.

С большим доверием можно отнестись к воспроизведению не столь масштабной росписи, которой Рафаэль украсил виллу богатого банкира Агостино Киджи (ныне вилла Фарнезина, илл. 204). Ее сюжет почерпнут из той же поэмы Анджело Полициано, что ранее вдохновила Боттичелли на Рождение Венеры. В стансах Полициано говорится о неуклюжем гиганте Полифеме, который славит в любовной песне красоту морской нимфы Галатеи, а она, насмехаясь над нескладной песней своего поклонника, несется по волнам в упряжке из двух дельфинов, окруженная веселой компанией морских божеств и нимф. Эту радостную картину представил в своей фреске Рафаэль, отведя под изображение Полифема другой простенок. Прослеживая взглядом сложные переплетения ликующей, бурлящей композиции, мы открываем в ней все новые красоты. Фигуры вторят друг другу, каждому движению соответствует встречное контр-движение. Нам уже знаком этот прием по картине Поллайоло (стр. 263, илл. 171). Но каким вялым и навязчивым кажется поллайоловское решение в сравнении с непринужденной естественностью Рафаэля! Начнем с купидонов, нацеливших стрелы в сердце Галатеи. Не только левая и правая фигуры симметричны друг другу, но и изгиб тела плавающего внизу путти точно соответствует позе купидона, порхающего в центре наверху. То же самое можно сказать и о группе морских божеств, кружащихся в вихревом водовороте. Боковые фигуры трубящих в раковины обращены в противоположные стороны, в таком же соответствии находятся и две пары, слившиеся в любовных объятиях. Но самое поразительное, что все эти разнонаправленные движения словно подхватываются взмывающей вверх фигурой Галатеи. Ее повозка несется слева направо, ветер относит покрывало в противоположную сторону; она повернула голову, прислушиваясь к странным звукам любовной песни, и все композиционные линии картины устремляются к ее центру – лицу Галатеи. На него указывают и стрелы купидонов, и линии натянутых поводьев. Только высокий артистизм Рафаэля мог обуздать это клокотание форм. Именно этим он заслужил восторженное преклонение многих художников. И если, по всеобщему признанию, Микеланджело достиг наивысших вершин в изображении человека, то в наследии Рафаэля ценилось прежде всего совершенство композиции – труднейшего искусства объединения свободно движущихся фигур.

Рафаэль вызывал неизменное восхищение и другим качеством – ясной красотой созданных им образов. Когда он закончил Галатею, один придворный спросил, как ему удалось найти такую прекрасную модель. Художник ответил, что он не копирует натуру, а следует “некой идее”, сложившейся у него в голове. Рафаэль, как и его учитель Перуджино, действительно несколько отошел от “портретирования” натуры, нарушив тем самым заветы кватроченто. Он писал воображаемую красоту. Вернувшись к временам Праксителя (стр. 102, илл. 62), мы вспомним, что так называемая идеальная красота возникла в результате постепенного преобразования схематичной формы в форму натуроподобную. Теперь это отношение было перевернуто. Художники стали преобразовывать натуру в соответствии с тем идеалом, который они видели в античном искусстве, то есть “идеализировать” ее. На этом пути их подстерегали опасности – ведь художник, намеренно “исправляющий” природу, легко впадает в манерность и монотонность. Однако Рафаэль счастливо избежал этой опасности, его идеализированные образы сохраняют живую непосредственность. Галатея явилась не из отвлеченных схем, а из праздничного мира любви и красоты – так представляли себе классическую античность итальянские художники XVI века.

205 Рафаэль. Триумф Галатеи. Деталь.

206 Рафаэль. Портрет папы Льва X с кардиналами. 1518.

Дерево, масло 155,5 х 119 см.

Флоренция, галерея Уффици.

Эти достижения прославили Рафаэля в веках. Тех, кто связывает его имя только с прекрасными Мадоннами и образами античной мифологии, возможно, удивит портрет папы Льва X – патрона художника из рода Медичи (илл. 206). Рафаэль запечатлел его в компании двух кардиналов, в момент, когда он только что оторвался от книги (этот большой манускрипт напоминает по стилю Псалтирь королевы Марии, стр. 211, илл. 140). Отечное лицо пожилого близорукого человека передано без всякой идеализации. Пышные облачения из бархата и парчи придают портрету торжественность, но в лицах ощущается какая-то тревога. Это были и в самом деле беспокойные времена. Как раз в период создания портрета Лютер выступил против папы с обвинениями в расточительстве, в неумеренных тратах на строительство собора Святого Петра. Когда в 1514 году скончался Браманте, Лев X поручил Рафаэлю продолжить работу над этим грандиозным проектом. Овладев профессией архитектора, Рафаэль строил церкви, виллы и дворцы, изучал памятники Древнего Рима. В противоположность Микеланджело, он умел ладить с людьми, и его мастерская всегда была загружена работой. Будучи учтивым, светским человеком, он сблизился с учеными-гуманистами и вошел в круг папского двора. Уже ходили слухи, что он станет кардиналом, когда его жизнь внезапно оборвалась. Рафаэль прожил тридцать семь лет, чуть дольше Моцарта, и за этот скупо отмеренный судьбой срок успел сделать поразительно много, подняться к высшим творческим свершениям. Кардинал Бембо, один из известнейших ученых того времени, написал эпитафию для гробницы Рафаэля в римском Пантеоне: Здесь лежит Рафаэль, кем опасалась Природа Стать побежденной навек и умереть вместе с ним.

Ученики Рафаэля работают над декорированием Лоджий в Ватикане. Около 1518.

Глава 16 СВЕТ И ЦВЕТ

Венеция и Северная Италия. Первая половина XVI века

Теперь мы обратимся к другому художественному центру, второму по значению после Флоренции. Гордая Венеция, расцветшая благодаря морской торговле, была тесно связана со странами Востока, и потому Возрождение наступило здесь с некоторым опозданием. Ренессансный стиль пришел в венецианскую архитектуру праздничными, широко и приветливо распахнувшимися зданиями. Пышность венецианских построек заставляет вспомнить о богатых торговых городах эллинистического мира – Александрии и Антиохии. Характерный образчик венецианского Возрождения – библиотека Сан Марко (илл. 207). Создавший ее архитектор Якопо Сансовино (1486–1570), хотя и прибыл из Флоренции, сумел уловить “гений места”, дух Венеции – ее озаренность ликующим светом, усиленным блеском лагун. Праздничность таких сооружений противится педантичному анализу, и все же стоит присмотреться к ним внимательнее, чтобы понять, как новый архитектурный образ складывался из старых форм. Нижний этаж с колоннадой дорического ордера выстроен по нормам классической архитектуры. Сансовино просто следовал здесь таким образцам, как Колизей (стр. 118, илл. 73). В той же традиции выдержан и верхний ярус здания, где ионические колонны поддерживают так называемый аттик, увенчанный балюстрадой со статуями. Однако утопленные вглубь арки опираются не на столбы, как в Колизее, а на ионические колонны меньших размеров. Таким образом ордерная структура становится двухслойной, переплетающиеся колоннады обогащают пластику здания. С другой стороны, гирлянды на аттике, сквозной рисунок балюстрады со скульптурой вызывают в памяти кружево венецианских готических фасадов (стр. 209, илл. 138).

Вилла Фарнезина

Фреска Рафаэля Санти “Триумф Галатеи” очень известна, её часто воспроизводят в альбомах по искусству Возрождения и творчеству Рафаэля. Прекрасную нимфу Галатею, в которую был влюблен великан Полифем, воспел в своей поэме Анджело Полициано, придворный поэт Лоренцо Медичи. Дельфины влекут по водной глади раковину-колесницу Галатеи, её сопровождает беззаботная свита нереид и тритонов. От фрески есть ощущение ветра и стремительного движения.
Гораздо реже воспроизводятся другие фрески виллы Фарнезина, где Рафаэль трудился вместе со своей боттегой – группой учеников : Джулио Романо, Франческо Пенни, Джованни да Удине, Себастьяно дель Пьомбо и Содома.

Посмотрим на работу живописцев внимательно.

Агостино Киджи (1465—1520) был в нашем понимании олигархом. Это был могущественный банкир, представитель древнего рода из Сиены. Из семьи Киджи происходит Папа Римский, известный под именем Александра VII (1655—1667).
Про Агостино ходили легенды, как он ел на золотой посуде и после каждого обеда выкидывал блюда в Тибр. Легенда , правда, продолжает : в Тибре были натянуты сети, которыми посуда доставалась обратно. У Агостино было 100 парусников, может быть не таких, как яхта Абрамовича, но по тем временам он был одним из самых богатых людей Рима.
Дворец был построен архитектором и художником Бальдассаре Перуцци в 1506-10 годах. Вилла построена в облегченном, павильонном виде, открытой к саду и реке. Затем её в 1577 году её купило семейство Фарнезе, владевшее уже дворцом Фарнезе.
Перуцци сам выполнил “обманные” росписи салона первого этажа с изображениями видов Рима, которые создавали видимость открытого пространства.

Рафаэль, уже в ту пору популярный художник, приглашенный работать в Ватикан, был привлечен для работы над росписями.
Фотографировать в интерьере виллы разрешено и там мало туристов, поэтому рассматривать удобно. Небольшая и уютная вилла расписана столь обильно, что можно разглядывать долго, разбираясь в мифологических сюжетах росписи.

Вилла отражает характер и вкусы заказчика, в ней давались театральные представления и росписи были в некоторой мере театральным задником. Тема”Всепобеждающей любви” – основная в росписях, первый этаж – лоджия Галатеи, на втором отражена история любви Психеи и Амура и свадьба Александра Македонского.

Вилла была местом встреч Агостино Киджи с куртизанкой Империей, некоторые ученые полагают, что именно она была изображена в виде Галатеи.

И тема водного мира была выбрана не случайно : аркады, позже заложенные, выходили к реке.

Мифологические фигуры на потолке представляют собой созвездия в том порядке, в котором они встали в астрологическом гороскопе хозяина, родившегося 1 декабря 1466 года.

Античность в эпоху Возрождения была предметом вдохновения художников, языческие древние боги легко уживались с верой в Христа и этот симбиоз давал интересные результаты. Интересу к языческим богам способствали идеи неоплатоников, в первую очередь, Марсилио Фичино, который как раз написал свои комментарии к “Эросу” Платона. Радостный языческий мир, конечно, был ближе к светской части жизни человека Возрождения, для росписей в загородном дворце он вполне подходил и мифологические темы стали некоей традицией, которая прослеживалась позже долго, достаточно вспомнить наши загородные дворцы, к примеру наш Павловск с его скульптурами в парке и обилием амуров, нимф и античных героев в декоре дворца. Античные персонажи стали постепенно символами, понятными всем. Богиня Виктория – атрибутом картин и барельефов в честь побед, Венера и Амур символизировали любовь, Марс – войну и мужественность, Зевс-Юпитер- власть. Если торговую фирму сейчас кто-то называет “Меркурий”, то всем понятно почему. Именно Возрождение превратило античный Олимп в бренд.

Итак, опытный астролог легко прочтет гороскоп Агостино, который обеспечил ему такое процветание.
Кентавр символизирует Стрельца, а Аполлон – солнце. Солнце в Стрельце.


А можно, не углубляясь в астрологию и мифологию, просто любоваться живописью.

Вилла Фарнезина в Риме

Вилла Фарнезина (Villa Farnesina) – это музей, посетить который будет интересно как знатокам эпохи Ренессанса, так и простым туристам. Здесь можно увидеть, как выглядел жилой дом богатой римской семьи в 16 веке. Вилла украшена фресками Рафаэля (Raffaello Santi) и других знаменитых художников.

История

В самом начале 16 века (1506-1510 гг.) над проектом здания, которое позднее стало известно под названием виллы Фарнезина, трудился известный мастер эпохи Ренессанса, архитектор и художник, Бальдассаре Перуцци (Baldassare Peruzzi).

Изначально вилла строилась для банкира Агостино Киджи (Agostino Chigi), известного в те времена любителя закатывать знатные пиры.

Здание называлось «Дворец Киджи». Этот богач выдавал кредиты Папам Римским – Юлию II и Льву Х, также его клиентами были представители семей Медичи и Борджиа. Киджи покровительствовал Рафаэлю (Rafael), который принял участие в оформлении здания.
В 1577 году виллу приобрел Алессандро Фарнезе (Alessandro Farnese), имя которого она носит до сих пор. Он был кардиналом, а также прославился как меценат и коллекционер. Семья Фарнезе имела планы соединить виллу мостом со своим дворцом, находящимся на противоположном берегу реки. Но эта идея не воплотилась. В 18 веке хозяевами виллы стали Бурбоны.
В наши дни вилла Фарнезина принадлежит Национальной академии деи Линчеи (Accademia dei Lincei). Большая часть здания отведена под Музей архитектуры и живописи. На верхнем этаже, куда не пускают обычную публику, находится Институт графики, а также Национальный кабинет эстампов.

На вилле не только организуются экскурсии, но также регулярно проходят концерты старинной музыки.

Что посмотреть?

Здание виллы Фарнезина отличается от типичных построек своего времени. Тогда дома обычно имели форму прямоугольный блоков. А здесь фасад не плоский, крылья дома выступают вперед. Перед входом расположен фонтан, войти внутрь дома можно через лоджию. В саду виллы растут фруктовые деревья, знатоки рекомендую посещать это место в пору цветения.

На первом этаже здания расположены три зала:

  1. Комната Фризов. Тут находятся фрески, рассказывающие мифы Древней Греции.
  2. Лоджия Галатеи. Она получила название по фреске Рафаэля «Триумф Галатеи», изображающей одну из сцен «Метаморфоз» Овидия.

    Также здесь можно увидеть фрагмент росписи — голову юноши — кисти Микеланджело. По легенде, он зашел к Рафаэлю, который трудился над росписью виллы, но не застал его. Вместо записки Микеланджело оставил рисунок, который Рафаэль решил сохранить.
  3. Лоджия Амура и Психеи. Здесь посетителей встречают фрески, которые созданы по сочинениям Апулея.

В каминном зале на втором этаже можно оценить «обманную» роспись, которую сделал Бальдассаре Перуцци.

Он нарисовал оформленный колоннами выход в сад, который создает иллюзию отсутствия стены. В нарисованном проеме виден Рим с узнаваемыми достопримечательностями – Колизеем, рекой Тибр, церквями.

Комната, служившая спальней бывшим хозяевам дома, теперь называется Свадебный зал. Название дала фреска с изображением свадьбы Александра Македонского.

Сцены из его жизни рассказывают и другие фрески. Например, тут есть Укрощение Буцефала. Своенравного коня Александр Великий, по преданию, сумел укротить, будучи еще 10-летним мальчиком.

Полезная информация

Стоимость билетов

  • Обычный билет для посетителя виллы стоит 6 евро. Именно столько придется заплатить гостям в возрасте от 18 до 65 лет.
  • Дети до 10 лет с родителями могут пройти бесплатно.
  • За ребенка с 10 до 14 лет – 3 евро, за подростка с 14 до 18 лет – 5 евро.
  • Также 5 евро стоит билет для пожилых людей старше 65 лет.

На вилле разрешено фотографировать, но только без вспышки.

Читайте далее: