Пушкинский музей изобразительных искусств венецианцы | Vasque-Russia.ru

Пушкинский музей изобразительных искусств венецианцы

ГМИИ выставка «Венеция Ренессанса»

В Государственном музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина (ГМИИ им.А.С.Пушкина) летом 2017 года проходит выставка «Венеция Ренессанса. Тициан, Тинторетто, Веронезе. Из собраний Италии и России». Большинство представленных картин прибыли из итальянских музеев и церквей – из Венеции, Рима, Вероны, Генуи, Флоренции, Неаполя и других городов. Некоторые из выставленных работ никогда не покидали пределов Италии до этого проекта. Вот, например, «Тайная вечеря» Якопо Тинторетто из венецианской церкви Сан Маркуоло (1547 года создания)

Выставка «Венеция Ренессанса» небольшая — всего 23 работы – и представляет нам произведения трех художников: Тициана Вечеллио, Якопо Тинторетто и Паоло Веронезе. Эти три мастера были современниками, творили в течение XVI века в основном в Венеции и её округе, но принадлежали к разным поколениям, имели различное социальное происхождение и образование, творили каждый в своем художественном пространстве и круге заказчиков, в своей неповторимой манере и стиле.

Якопо Тинторетто «Христос и грешница». Выставка «Венеция ренессанса» в ГМИИ им.А.С.Пушкина

Творчество Тициана, Тинторетто, Веронезе во многом перевернуло представления о самом процессе живописи и оказало влияние на развитие искусства во всей Европе. На произведениях этих трех художников учились такие мастера последующих веков, как Веласкес, Рубенс, Рембрандт, Пуссен. На полотнах мы видим традиционные сюжеты – вот, например, «Похищение Европы» Паоло Кальяри, прозванного Веронезе по месту рождения (г.Верона)

А вот его же картина «Венера и Марс с амуром и лошадью», небольшая по размеру, где изображение второго плана привносит мотив человеческой обыденности в сцену из жизни героев античных мифов

А вот это полотно «Мадонна с младенцем, святыми Петром и Екатериной Александрийской» Веронезе написал в возрасте 22 лет

Одна из самых значимых картин выставки – «Саломея» Тициана. Считается, что отрубленная голова Иоанна Крестителя на блюде имеет черты самого художника — Тициана Вечеллио

На меня же самое большое впечатление произвели два произведения. Первое – это две парных картины «Святой Иоанн креститель» и «Святой Мина» Веронезе, которые находились в церкви, не сохранившейся до наших дней. Полотна были сняты и ныне хранятся в музее. Святые словно выходят к нам из ниш в стене

Второе – это картина Тинторетто «Святой Георгий, убивающий дракона». Картина, которой без малого полтысячи лет, поразила меня яркостью красок и по-современному сказочной трактовкой мифологического сюжета. Посмотрите сами, это же просто кадр из диснеевского мультфильма, даже принцесса в розовом платье есть:

Кстати, это полотно из Эрмитажа. Всего на вставке экспонируется три картины из российских музеев.

Как попасть на выставку «Венеция Ренессанса» в ГМИИ им.А.С.Пушкина

Выставка проходит в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина по адресу ул.Волхонка, д.12. Ближе всего идти от станции метро Кропоткинская, из метро лучше всего выходить по указателям

Можно также дойти пешком от станции метро Боровицкая, Александровский сад, Библиотека им.В.И.Ленина

Билеты на выставку можно свободно приобрести на сайте музея. Обратите внимание: купленный через интернет электронный билет надо обменять в кассах музея на входной билет. И ещё важно заметить, что сделать это можно не только в кассах главного здания, но и в кассах Галереи искусства стран Европы и Америки (Волхонка, 14с6). Это к тому же и выгоднее: в Галерее у меня на это ушло полсекунды, а в главном здании в кассу стояла очередь. Кроме того, если вы идете от метро Кропоткинская, то все равно проходите мимо этой Галереи.

Холл главной лестницы ГМИИ им.А.С.Пушкина

Билеты продаются по сеансам. Сеанс — это время входа на выставку. Продолжительность посещения не ограничивается. Хотя на сайте музея сказано, что билет действует только на сеанс, указанный на билете, но практика показала, что можно войти и позже указанного времени. Однако предупреждение надо иметь в виду, в случае ажиотажа оно может вступить в силу. Билет без льгот стоит 500 рублей, про льготы лучше узнать на сайте музея. Билет дает право осмотреть всю экспозицию главного здания, как постоянную, так и временно работающие в нем выставки.

Можно взять аудиогид за 350 рублей, при этом оставляется в залог либо документ, либо 2000 руб. К аудиогиду можно присоединить свои наушники. Также на выставке проводят экскурсии сотрудники музея. Расписание таких экскурсий надо смотреть на сайте музея.

Венеция Ренессанса. Тициан, Тинторетто, Веронезе. Из собраний Италии и России

Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина предлагает вниманию зрителей масштабный и исключительный по своей значимости проект «Венеция Ренессанса. Тициан, Тинторетто, Веронезе. Из собраний Италии и России», представляющий 23 первоклассных произведения, исполненных тремя величайшими живописцами. В Москве эти работы будут собраны впервые, а некоторые из них никогда не покидали пределов Италии.

В эпоху Возрождения Венеция переживала блестящий расцвет искусства и, в первую очередь, живописи. В XVI веке там создавала свои произведения триада величайших мастеров кисти – Тициан Вечеллио (около 1490 – 1576), Якопо Тинторетто (1518–1594) и Паоло Веронезе (1528–1588). Они сыграли определяющую роль в формировании европейской художественной культуры и оказали важное влияние на развитие искусства последующих веков.

Выставка дает уникальную возможность увидеть рядом произведения этих великих мастеров-современников, чье творчество во многом перевернуло представления о самом процессе создания картины, заложив основы развития живописи во всей Европе. На произведениях Тициана, Тинторетто, Веронезе учились такие мастера XVII столетия, как Веласкес, Рубенс, Рембрандт, Пуссен.

Одна из важных тем, получивших отражение в концепции выставки, связана с взаимоотношениями великих венецианских мастеров Ренессанса. Тициан, Тинторетто и Веронезе родились в разных городах, принадлежали к разным поколениям, имели разный социальный статус и образование; творчество каждого из них отличалось неповторимым художественным языком и собственным стилем. При этом, они, в каком-то смысле, дополняли друг друга. В их творческих судьбах много общего – все они выполняли заказы для церквей Венеции и прилегающих территорий, а также работали по частным заказам крупнейших политиков и влиятельных персон. Кроме того, все три мастера возглавляли наиболее активно работавшие мастерские, которые, по венецианской традиции, были семейными. Нередко их сосуществование в художественном пространстве Венеции рассматривают как соперничество. Реальность была гораздо более сложной: каждый из мастеров занимал свою определенную нишу, обращаясь к разным категориям заказчиков и к разным слоям общества. Художники внимательно наблюдали за работой друг друга, изучали ее, и, в конечном итоге, сумели сформировать между собой тип отношений, исключавший открытое противостояние: сохраняя верность общим культурным корням, каждый из них четко осознавал собственную творческую индивидуальность.

Экспозиция дает уникальную возможность увидеть бесценные шедевры трех мастеров, хранящиеся в собраниях главных музеев Италии и России. В едином пространстве представлены портретные работы и произведения на религиозную тематику – от композиций для частных заказчиков до крупных алтарных образов (вид живописи, в котором венецианские художники XVI века совершили подлинную революцию).

Кураторы выставки не обошли стороной и тему трактовки мифологических сюжетов, в рамках которых Тициан, Тинторетто и Веронезе обнаружили собственные подходы к раскрытию темы красоты, исполненной чувственности и живого трепета. Свобода и оригинальность интерпретации эротических сюжетов, свойственных мифологической тематике, на протяжении последующих веков прославляли венецианскую живопись XVI столетия – золотого века Тициана, Тинторетто, Веронезе.

В многообразной панораме выставки нелегко выделить отдельные примеры, и все же картина Тициана «Саломея» достойна этого по праву. Она принадлежит собранию частной Галереи Дория Памфили в Риме и редко покидает пределы Италии. Исполненная еще молодым мастером в середине второго десятилетия, когда Ренессанс в Венеции достиг своей зрелости, картина привлекает поэтичностью образа и яркой красочностью. Стремление к выразительности колористической гаммы составляет отличительную черту венецианской школы живописи в целом, но особый вклад в эту традицию внесли Тициан, Тинторетто, Веронезе, которым и посвящена выставка.

Якопо Тинторетто – художник драматического склада, использовавший цвет как мощное средство выражения. Особенно наглядно это видно в его алтарных композициях, таких как «Тайная вечеря» из церкви Сан Маркуола, «Крещение Христа» из церкви Сан Сильвестро, либо «Оплакивание», находящееся теперь в Галерее Академии в Венеции. Богатство красочной палитры в работах Паоло Веронезе, родившегося в Вероне (на что указывает его прозвище), выражает жизнеутверждающий характер его творчества, преклонение перед красотой окружающего мира. С особой убедительностью это проявилось в картинах на темы из античной мифологии; на выставке можно видеть превосходную композицию «Венера, Марс и амур» из собрания Галереи Сабауда в Турине.

Подавляющее большинство произведений прибудет на выставку из Италии – из крупнейших музейных собраний и из церквей; лишь несколько работ в экспозиции принадлежат российским собраниям. Это одна картина из Эрмитажа («Святой Георгий с принцессой» Якопо Тинторетто), одна – из собрания ГМИИ им. А.С. Пушкина (картина Паоло Веронезе «Воскресение Христа», которая впервые предстанет на выставке после реставрации, проведенной Н.С. Кошкиной, зав. мастерской реставрации живописи ГМИИ), а также композиция Тициана «Венера и Адонис», которую можно считать одной из сенсаций выставки. Опознанная как работа великого мастера главным научным сотрудником ГМИИ им. А.С. Пушкина, доктором искусствоведения В.Э. Марковой, она лишь недавно вошла в историю искусства и до сих пор в России не экспонировалась.

Выставка в Пушкинском музее работ венецианских художников XVIII века

В залах выставки “От Тьеполо до Каналетто и Гварди” – 1

В Государственном музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина проходит выставка “От Тьеполо до Каналетто и Гварди”, на которой представляют работы венецианских мастеров XVIII века. Более половины из пятидесяти семи картин экспозиции приехали в Москву из двух выдающихся музейных коллекций города Виченцы.

На выставке в Пушкинском музее можно увидеть произведения важнейших итальянских художников: Джованни Баттиста Тьеполо, Джамбаттиста Питтони, Лука Карлеварис, Джованни Баттиста Пьяццетта, Джованни Антонио Каналетто, Франческо Гварди, Пьетро Лонги. Из пятидесяти семи представленных работ двадцать три произведения – из собрания Городского музея Палаццо Кьерикати, девять произведений из Галереи Италии – Палаццо Леони Монтанари, двадцать пять произведений – из коллекции ГМИИ им. А. С. Пушкина. Работы из собраний, давно завоевавших мировую известность, впервые показаны вместе в едином пространстве, что позволяет зрителям получить более полное представление о многообразии венецианской живописи XVIII века.

В залах выставки “От Тьеполо до Каналетто и Гварди” – 2
Фото: Светлана Мишина

В залах выставки “От Тьеполо до Каналетто и Гварди” – 3

Венецианская школа живописи, в эпоху Возрождения подарившая миру Тициана, Тинторетто, Веронезе, в XVIII веке пережила новый период блестящего расцвета.

Джованни Антонио Каналь (Каналетто) – Возвращение Бучинторо к молу у дворца Дожей, 1730

Венеция в этот период становится важным центром художественной жизни Европы, что особенно заметно на примере живописи, отмеченной яркой красочностью, декоративностью и многообразием жанров. Таковы работы на выставке, и собрать вместе такое количество представительных картин венецианцев – большая удача.

На открытии выставки директор музея Марина Лошак сказала: “ГМИИ им. А. С. Пушкина на протяжении многих лет тесно сотрудничает с музеями Италии, благодаря чему имеет возможность организовывать выставки итальянского искусства высочайшего уровня. Вдохновленный высоким уровнем картин итальянской школы, хранящихся в ГМИИ, директор Художественного музея Виченцы профессор Джованни Вилла предложил провести совместную выставку, объединяющую произведения из российского и итальянского собраний”.

Экспозиция после показа в Москве поедет в Виченцу.

В залах выставки “От Тьеполо до Каналетто и Гварди” – 4

На выставке в Пушкинском музее произведения итальянских художников из разных собраний дополняют друг друга: знаменитое полотно Каналетто “Возвращение Бучинторо к молу у Дворца дожей” и еще две работы этого мастера, принадлежащие ГМИИ, послужат украшением выставки в Виченце, где произведения этого выдающегося живописца отсутствуют (в самой Венеции можно найти лишь несколько работ). В Виченце нет и картин Бернардо Беллотто, племянника Каналетто, которыми богато собрание московского музея. В то же время в России не представлены произведения Джамбаттисты Пьяццетты – на выставку привезли одну из лучших работ этого художника “Экстаз святого Франциска”.

Джамбаттиста Питтони – Диана и нимфы, 1720-е годы

Картина из музея Палаццо Кьерикати под названием “Диана и нимфы” – шедевр итальянского мастера Джованни Баттиста Питтони и одно из самых значительных произведений на мифологическую тему в венецианской живописи XVIII века. В истории Дианы и Актеона художник в большей мере сосредотачивает внимание на чувственном, нежели драматическом аспекте повествования. В правой части произведения нимфы, будто слившиеся в золотое облако, окружают Диану, помогая ей снять одеяния перед купанием. На дальний план отодвинут другой сюжет: расплата Актеона за свое любопытство и плотские желания. Это мрачная сцена гибели растерзанного собственными собаками персонажа, написанная художником в легкой и звонкой цветовой гамме. “Диана и нимфы” – классический пример венецианской живописи стиля рококо, что особенно проявляется в манере изображения утонченных обнаженных фигур.
Показывая картины мастеров, составители экспозиции стремятся подать характерные черты в творчестве каждого, подчеркнуть нюансы. Истинным выразителем духа Венеции по праву считается Джованни Баттиста Тьеполо (1696-1770) – крупнейший итальянский живописец XVIII века, во многом продолжавший традиции Паоло Веронезе, последний представитель барокко в европейском искусстве.

Джованни Баттиста Тьеполо – Время, открывающее Истину, 1745

Одно из самых масштабных произведений на выставке – работа Джамбаттиста Тьеполо “Время, открывающее Истину” из городского музея Палаццо Кьерикати в Виченце. Устало-поникшая фигуру крылатого старца, изображённого на картине, олицетворяет Время. Его полная противоположность – возлежащая рядом молодая девушка, которая символизирует Истину. Другой канонический герой этой сцены, Неведение, расположен в правой части картины, откуда он устремляется вниз.

Аллегорическая тема произведения Тьеполо раскрывается в остроумной и живой форме: Время, рядом с которым лежит большая коса, приказывает одному из маленьких амуров перевернуть песочные часы, тогда как девушка остается безразличной и к старцу, и к зеркалу, в котором она отражается.

Джованни Баттиста Тьеполо – Смерть Дидоны
Фото: www. italian-art.ru

В XVIII веке в Венеции сложился особый тип городского пейзажа, получивший название “ведуты”. Он берет свое начало в работах мало известного нашим зрителям Луки Карлевариса (1663-1730), чьи композиции можно видеть на выставке. Свой подлинный расцвет этот жанр пережил в творчестве Антонио Каналетто (1697-1768), запечатлевшего неповторимый облик и атмосферу Венеции, ее будничной жизни и праздников.

Джованни Антонио Каналь (Каналетто) – Вид на церковь острова Лагуны и церковь Санта Мария делле Вирджини от Кампо Сан Пьетро ди Кастелло, XVIII век

В отличие от Каналетто, Франческо Гварди (1712-1793) видел свой город иначе. Не стремясь к точности изображения, он создавал поэтические живописные фантазии, произвольно соединяя реальные мотивы и вымысел. Этот тип пейзажа получил название “каприччо”.

Франческо Гварди – Архитектурная фантазия с двориком, XVIII век

Жизнь венецианцев XVIII века изобразил в своих произведениях мастер жанровой живописи Пьетро Лонги (1702-1785): тайные свидания, игры, забавные уличные сценки, изображение повседневных событий стали основными темами работ художника.

Пьетро Лонги – Игра кастрюлями

Пьетро Лонги – Слон – 1774

Выставка “От Тьеполо до Каналетто и Гварди” в ГМИИ им. А.С. Пушкина
работает до 14 октября 2018 года.

Какой предстает Венеция на выставке «От Тьеполо до Каналетто и Гварди»

Вспоминая о золотом веке Венеции, оглядываются обычно не на время Гольдони и Казановы, а на куда более раннюю эпоху. Среди титульных героев называют мастеров Возрождения – Тициана, Тинторетто, Веронезе, Карпаччо, обоих Беллини. Первым трем и был посвящен прошлогодний выставочный проект Пушкинского музея, в котором он участвовал единичными произведениями, а итальянские музеи предоставили тогда основной корпус работ.

Теперь работ из Италии и России почти поровну, и видим мы живописцев XVIII столетия – свидетелей заката Светлейшей (титул La Serenissima, которым называли Венецианскую республику, отсылает напрямую к Византии).

Венеция перестала быть владычицей морскою, уступив сначала османам, а потом, окончательно, Наполеону. Республика, прекратившая свое существование в 1797 г., утратила земли и могущество, но одержала множество новых, уже на ниве искусств и литературы, побед.

В маске

«По какому-то историческому возмездию этот век неустанного «Просвещения» и веры в разум хранил в себе зерна, из которых выросли потом причудливые и необыкновенные деревья, – целый заколдованный романтический лес, полный чудес и теней», – писал об этом времени Павел Муратов, подразумевая Европу XVIII в. в целом, но прежде всего Италию. А в Италии выделял Венецию, «фантастичнейший из городов».

Тогда уже Венеция начала становиться тем, чем застали ее мы – объектом поклонения, приютом авантюристов и путешественников всех мастей, среди которых уже появлялись и русские: если Екатерина Великая своих «итальянцев» покупала из вторых и третьих рук готовыми коллекциями, то Юсупов картины Джамбаттисты Тьеполо приобретал непосредственно в его мастерской, и в Архангельском до сих пор существует зал Тьеполо. Город предстает на холстах того времени прекраснейшей витриной, театральной декорацией, местом обманов и соблазнов, где за приросшей намертво баутой скрывается драматизм настоящих мыслей и чувств.

Высокий стиль сменился романтическим барокко, и, словно усугубляя легкость и декоративность стиля, венецианскую выставку в Москве открывают гигантские цветочные натюрморты Элизабетты Маркиони – художницы, о которой не то что в России, но и в Италии мало что известно кроме того, что была она, судя по всему, женой ювелира и жила в Ровиго, на полпути от Падуи к Ферраре, на рубеже XVII–XVIII вв.

Пушкинский музей открыл выставку «Венеция Ренессанса. Тициан, Тинторетто, Веронезе»

Здесь снова легко поверить Муратову: «У Венеции было то преимущество, что в ней не было резонеров, лицемерных моралистов, деловых людей и скучных насмешников». Искусство веселой эпохи кажется здесь особенно несерьезным еще потому, возможно, что почти нет портретов. А на единственном включенном в выставку автопортрете его автор, творивший в Венето француз Луи Дориньи, в богатейшем, чуть не до локтей, парике выглядит не художником, а персонажем комедий Гольдони. По ним, как и по сказкам Гоцци и скрипичным пассажам Вивальди, мы опознаем Венецию XVIII в. скорее, чем по живописи, уступившей в тот момент первенство соседним видам искусств.

Мертвое и живое поменялись местами в этом непрерывном карнавальном пиршестве – персонажи мифов и библейских историй, от святого Франциска (в «Экстазе святого Франциска» Пьяццетты – художника, чьих работ совсем нет в России) до фигур с полотна «Эней, Анхиз и Асканий» (около 1773) младшего Тьеполо, Джандоменико, выглядят элементами декораций, а палаццо, каналы, мосты, крылатые львы, глядящие на нас с холстов, и есть одушевленные герои. Место в Венеции важнее людей. И потому самым ярким жанром оказались ведуты – подробнейшим образом выписанные городские пейзажи Франческо Гварди, огромные холсты Каналетто и Мариески – взгляд из лагуны на город, который почти не изменился с тех пор. Не плафон «Время, открывающее истину», написанный около 1745 г. старшим Тьеполо, не его «Непорочное зачатие» (1760-е), не созданное через 20 лет его сыном «Возвращение блудного сына» производят главное впечатление, а висящие в соседнем зале ведуты, написанные примерно в те же годы Пьетро Фалька, прозванным Лонги. Слон на улице, сплетничающие венецианки и их мрачные обольстители, ящик с картинками, явный предшественник волшебного фонаря, – вот что для нас действительно ново: работ Лонги в ГМИИ им. А. С. Пушкина совсем нет.

Три источника

Весь Каналетто, три из пяти работ Джамбаттисты Тьеполо и многие другие вещи на выставке – из московского музея. Джандоменико Тьеполо, Пьетро Лонги, Керкховен etc – из Виченцы: Светлейшую представляет не собственно Венеция, а один из красивейших городов «террафермы» – твердой земли, как называли расположенные на материке территории республики. От города Палладио до столицы Венето меньше часа пути.

Кураторы нынешней экспозиции – хранитель итальянской живописи Пушкинского музея Виктория Маркова и директор Музея Кьерикати в Виченце Джованни Карло Федерико Вилла собрали ее из трех мест: 25 произведений предоставил ГМИИ, 23 – Музей Кьерикати в Виченце, девять полотен – коллекция банка «Интеза Санпаоло». Джованни К. Ф. Вилла был инициатором выставки: обнаружив в Пушкинском музее впечатляющую коллекцию венецианского XVIII века, он предложил соединить пазл – и после Москвы выставка поедет в Виченцу, где среди раскинувшихся на холмах палладианских вилл (палаццо Кьерикати, в котором работает вичентинский музей, – одна из них) щедрому барокко самое место.

В Москве же это искусство рождает другие эмоции. «Туалет Вирсавии» (1730-е) Якопо Амигони – эскиз к большому полотну, написанный в нарочито небрежной манере, висит напротив ведут Лонги, но кажется видением из будущего, а дебелая Андромеда на фреске (1675–1700) Луи Дориньи – единственный сохранившийся фрагмент росписи палаццо Капра Клементи Барбьери в Виченце – выглядит не венецианкой, а Брунгильдой. Внедренные в постоянную экспозицию ГМИИ два выставочных зала заставляют задуматься о том, что было в Венеции до романтичного сеттеченто, что случилось после и сколь разные персонажи нашли здесь приют.

На первом канале

Кажется, только недавно – всего лишь год назад Венеция “рулила” в столице России – и блистательная выставка Тициана, Тинторетто, Веронезе собирала в ГМИИ им. А.С.Пушкина поклонников итальянского Ренессанса XVI века.

В этом году музей вновь приглашает в Serenissima, Светлейшую республику – но в век осьмнадцатый. Трудно придумать более увлекательное приключение. Чтобы это путешествие через века и страны стало возможным, объединили свои усилия музеи России и Италии. Среди 57 работ, представленных в экспозиции, – 25 из ГМИИ им. А.С.Пушкина, 23 – из Городского музея Палаццо Кьерикати в Винченце (один из популярнейших музеев Италии, он принимает семь миллионов посетителей в год) и 9 из собрания банка Интеза Санпаоло (Галереи Италии, Палаццо Леони Монтанари в Винченце). В октябре выставка будет показана в палладианском дворце Кьерикати в Винченце.

Венеция XVIII века – это эпоха Вивальди и Скарлатти, время соперничества сказочника графа Гоцци (это его “Принцесса Турандот” вдохновит Мейерхольда) и Карла Гольдони, писавшего нравоучительные комедии, эпоха “честных авантюристов” (если вспомнить пьесу Гольдони) и Казановы, находчивых шарлатанов и …первых туристов. Недоросли из благородных семейств северных стран, прежде всего Англии и Германии, отправлялись в Италию в просветительский гранд-тур, чтобы взирать через лорнет на античные развалины Рима и палаццо Венеции, вступая, как в гранд-приключение, в ее нескончаемый карнавал.

Именно благодаря им жанр ведуты расцветает, городские виды кисти Каналетто и Белотто идут нарасхват, а картины блистательного Тьеполо-старшего и его сына покупают прямо в мастерской для русских аристократов. Речь, в частности, о князе Николае Юсупове, который в своем Архангельском вздумал соперничать с собранием Екатерины II в Эрмитаже. До 1831 года у него в усадьбе был отдельный зал Тьеполо, который украшали “Пир Клеопатры”, “Встреча Антония и Клеопатры”… Среди пятисот произведений в его коллекции были раритетные “Смерть Дидоны” Джамбаттисты Тьеполо и “Возвращение блудного сына” кисти Джаноменико Тьеполо, его сына…

Нынешняя выставка объединяет венецианцев XVIII века из коллекции ГМИИ им.А.С.Пушкина, где есть, например, ведуты Каналетто, а также его племянника Бернардо Беллотто с видами Дрездена и Пирны, – в частности, из знаменитой дрезденской коллекции графа Брюля, купленной для Екатерины II, и живопись из итальянских музеев. Так, в Москву привезли “Экстаз святого Франциска” Джамбаттисты Пьяцетты и жанровые сценки Пьетро Лонги, чьих работ нет в собрании ГМИИ им. А.С.Пушкина.

Как Венеция была в плену карнавала, как минимум, полгода, так живопись была в плену у сценографии. Идет ли речь о виде древних развалин, картине на мифологический сюжет или жанровых городских сценках, всюду преобладает ощущение роскошной театральной постановки. Причем даже трагические сюжеты в интерпретации художников эпохи рококо обретают легковесную праздничность.

Скажем, история о бедном Актеоне, неосторожно засмотревшемся на нимфу и превращенном богиней Дианой в оленя, на полотне Джованни Баттиста Питтони “Диана и нимфы” (1725) выглядит деталью пейзажа на заднем фоне, а вовсе не поводом для трагедии. Да, собаки охотника вдали, на берегу извилистой речки, терзают странное существо с головой оленя, но кого же это волнует? Точно не порозовевшую нифму, сидящую к нему спиной и заслоняющуюся рукой от солнца! И тем более не златокудрую полуобнаженную богиню с полумесяцем в волосах. На первом плане – именно ее триумф. В окружении нимф Диана будто парит на голубом покрывале, спускающемся в ручей, как на синем облаке. Зрителю даровано удовольствие, за которое поплатился юный охотник: он может чувствовать себя в безопасности, но не забывать об участи Актеона. Прелестная борзая на первом плане – лучшее тому напоминание.

Неопределенность границы между театральной сценой и городской площадью ощутима даже в пейзаже с древними развалинами. Нагромождения античных руин на полотне “Перспектива с руинами и фигурами” (1720-е), совместный труд двух Ричи – Себастьяно и его племянника Марко – лишены, кажется, всяческой меланхолической интонации. Каменотесы на заднем плане деловито пускают в дело мрамор гробниц, молодая мать с двумя малышами гуляет среди развалин, как в городском саду, а воин с пикой невесть зачем взбирается на постамент к безголовой античной статуе… От полноты жизненных чувств, надо полагать. В чудесный летний день, похоже, тут всем есть чем заняться. Жизнь кипит. Монументальный живописный вид обретает нежданно черты жанровой сценки, едва ли не пьесы в духе Гольдони. Если учесть, что Марко Ричи (считается, что он отвечал за пейзажный фон) работал сценографом в Венеции и Лондоне, то эффект театральной декорации, скорее всего, не случаен. Картина все больше тяготеет к спектаклю.

Что уж говорить о городских жанровых сценках кисти Пьетро Лонги! На выставке представлены работы из коллекции Интеза Санпаоло. Обморок молодой дамы и игра в горшок (его надо было разбить палкой с завязанными глазами, чтобы добыть сладости внутри), шарлатан, без особого успеха втюхивающий прохожим чудодейственный эликсир, миниатюрный театр внутри деревянного ящика или огромный черный слон на помосте, которого зарисовывает молодая дама, подняв ради такого случая маску… Все забавы и разнообразные радости жизни венецианцев XVIII века увидены Лонги с поэтической проницательностью драматурга. “Лонги верно понял верно понял главный художественный “нерв” тогдашней венецианской жизни – красоту маски”, – замечает Муратов, давая подробнейшее описание “баутты”, состоявшей из белой атласной маски и широкого черного плаща. Перед нами то ли картинки нравов, то ли сценки комедий Гольдони, запечатленные с наблюдательностью, шутливой иронией и мастерством живописца. Джованни Карло Федерика Вилла не зря сравнивает эти работы Лонги с сериями Хогарта и Гойи.

Этот праздничный венецианский мир тем не менее к концу века не то, чтобы мрачнеет, но его театральность обретает тревожные обертона, динамизм, настроение надвигающейся бури. У зрителей есть редкая возможность сравнить “архитектурные фантазии” Франческо Гварди из собраний ГМИИ им. А.С. Пушкина и коллекции Интеза Санпаоло. От его городского вида с разрушенной готической аркой и пейзажа с сельским домом и всадником – рукой подать до немецких романтиков, сказок Гофмана и, может быть, даже…Тёрнера. Свет, ветер и воздушная громада облаков оказываются среди главных героев его полотен, на которых маленькие фигурки людей обречены оставаться в роли прохожих иль странников.

Джованни Карло Федерико Вилла, почетный директор Городских музеев Виченцы:

Идея была в том, чтобы, объединив работы из собрания живописи XVIII века ГМИИ им. А.С.Пушкина и из итальянских музеев, рассказать историю венецианской живописи XVIII века. Мы хотели представить как самые известные сегодня имена, в частности, Тьеполо и Каналетто, так и те, что блистали в Европе три века назад, например, Себастьяно Риччи или Джованни Баттиста Питтони. Если Риччи работал при разных дворах, в том числе Франции и Англии, то Питтони был очень авторитетен в Германии, он заметно повлиял на развитие немецкого искусства того периода. Эти художники были звездами европейской живописи в тот момент.

Цель нашего совместного проекта – представить главные имена в живописи Венеции той эпохи, основные темы и жанры: от религиозной живописи до жанровой, от мифологических сюжетов – до ведут. Художники XVIII века смогли вернуть светлый колорит, живописность работ своих предшественников – Тициана, Веронезе, Тинторетто. По сравнению с барокко работы Риччи и Тьеполо отличают ясность живописного пространства. На их картинах распахиваются небеса, они освобождают композиции от нагромождения архитектурных сюжетов. Это живопись, исполненная счастья.

И конечно, для нас очень важно было, что картины Тьеполо из коллекции князя Николая Юсупова были заказаны и куплены в XVIII веке. Это было очень важно для нас – показать, что связи между Россией и Италией, взаимный интерес наших стран имеют многовековую традицию.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере “РГ”

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector