Проливы Нормандии | Vasque-Russia.ru

Проливы Нормандии

Высадка союзников в Нормандии.

Высадка войск союзников с десантных катеров на пляже “Омаха” под ожесточенным пулеметным огнем немцев. На снимке запечатлен момент начала высадки подразделений 16-го пехотного полка 1-й пехотной дивизии армии США. К исходу дня американцы потеряли здесь около 3000 солдат.

НО. Начнем все по порядку !

В 1944 году, когда уже было ясно, что война вскоре придет к победному концу, было принято решение об участии союзных войск в боевых действиях в Европе. Подготовка к операции началась еще в 1943 году, после знаменитой Тегеранской конференции, на которой Сталин, наконец, сумел найти общий язык с Черчиллем и Рузвельтом.

Англо-американское командование подготовило две десантные операции: главную – на северном побережье Франции, в Нормандии – под названием «Оверлорд» и вспомогательную – на южном побережье в районе Марселя – операция «Энвил».

6 июня 1944 г. началась операция «Оверлорд» – самая крупная десантная операция Второй мировой войны, в которой участвовало свыше 6 тысяч кораблей, 1, 5 миллиона человек, 10 танковых дивизий и 11 тысяч самолетов, прикрывавших десант с воздуха. Вместе с английскими и американскими войсками в десанте участвовали канадские войска, польские воинские части, подчинявшиеся правительству в Лондоне, и французские воинские части, сформированные Французским Комитетом Национального Освобождения, который накануне высадки провозгласил себя Временным правительством Франции.

Высадка должна была осуществляться на северо-востоке Франции, на побережье Нормандии. Войскам союзников следовало захватить штурмом берег, а потом отправиться освобождать сухопутные территории. В военных штабах рассчитывали на то, что операция увенчается успехом, так как Гитлер и его военачальники считали, что в этой местности десанты с моря практически невозможны — слишком сложный рельеф берега и сильное течение. Поэтому район побережья Нормандии был слабо укреплен немецкими войсками, что увеличило шансы на победу.

“Историческая правда” предлагает посмотреть на снимках американских фоторепортеров, как проходила эта грандиозная операция.

Американские солдаты в одном из британских портов перед отплытием в Нормандию.

Американские солдаты направляются на десантные суда перед высадкой в Нормандии в одном из портов Великобритании.

Погрузка техники на десантные корабли.

Американские танки M4 «Шерман» на десантных кораблях, предназначенных для вторжения в Нормандию.

Американские саперы принимают пищу на ящиках с боеприпасами для предстоящей высадки в Нормандии.

Американские рейнджеры на борту английских штурмовых десантных катеров типа LCA в порту Уэймут. Дальше стоят пехотно-десантные корабли.

Десантники из роты F 2-го батальона 506-го парашютного полка 101-й десантной дивизии армии США в самолёте на пути в Нормандию.

Генерал Дуайт Эйзенхауэр, верховный главнокомандующий экспедиционных сил союзников, отдает последние приказы перед погрузкой десантников в транспортные самолеты, готовые к вторжению в Нормандию.

Парашютисты из 101-ой десантной дивизии США разрисовывают друг другу лица накануне вторжения союзников в Нормандии.

Генерал-фельдмаршал немецкой армии Эрвин Роммель инспектирует береговую оборону Нормандии. В январе 1944 Роммель был назначен командующим группой армий «В» в Северной Франции. Он попытался сделать «Атлантический вал» серьезным препятствием для войск союзников. Однако из-за стратегических разногласий с командующим всей немецкой войсковой группировкой во Франции — фельдмаршалом Рундштедтом, единый план обороны западной границы Рейха не был выработан, что и привело к несогласованности действий немецких войск во время высадки союзников в Нормандии 6 июня 1944 года.

Американские десантные корабли типа LCI(L) пересекают Ла-Манш на пути к Нормандии, к сектору Юта. Ближайшие в левой колонне LCI(L)-96 и LCI(L)-325, в правой — LCI(L)-4. Каждый корабль имеет заградительный аэростат для защиты от атак немецких самолетов.

Американский линкор «Невада» стреляет 356-мм орудиями главного калибра по немецкой береговой батарее в нормандском Азвилле.

Американский солдат читает Библию на борту десантного катера во время высадки в Нормандии. Солдат вооружен уложенным в целлофановый пакет карабином М1, справа — гранатомет «Базука».

Десантный катер подорвался на мине и получил сильные повреждения. На борту погибли 15 и были ранены 30 человек, на судне возник пожар.

Британский танк М4 «Шерман» на барже перед высадкой. На втором плане — десантный корабль LST-21 береговой охраны США. W

Десантный катер с группой солдат передового отряда 1-й пехотной дивизии армии США приближается к зоне высадки “Омаха”.

Солдаты 16-го полка 1-й пехотной дивизии США выбираются на пляж “Омаха” под обстрелом. Фотокорреспондент Роберт Капа сошел на берег “Омаха” вместе с первыми десантниками, высаживавшимися здесь под ураганным огнем береговой обороны немцев. Оказавшись под обстрелом, Капа был вынужден нырять под воду вместе с камерой, чтобы не попасть в прицел немецких пулеметчиков. Он чудом не погиб.

Из снятых в тяжелейших условиях ста с небольшим кадров получилось только восемь — остальные испортил лаборант журнала, спешивший поскорее проявить пленку для нового номера. Но эти восемь нерезких снимков десантников, выбирающихся из воды на берег под обстрелом, стали знамениты на весь мир.

Через пятьдесят лет режиссер Стивен Спилберг, снимая свой фильм «Спасение рядового Райна», не только воспроизвел эти кадры на экране, но и попытался передать эффект размытости изображения, снимая некоторые сцены трясущейся камерой и убрав с объективов защитную пленку от брызг

Высадка. Вид с высоты полета бомбардировщика.

Американский солдат у своего товарища, раненного во время высадки.

Думаю на этой ноте стоит закончить- т.к самое страшное что несет война-это смерть дорогих тебе людей.

P.S весь текст и фото не моё заимствовал -ссылка будет в описании

За кулисами «Оверлорда»

Самая крупная десантная операция Второй мировой — «Оверлорд» — началась с высадки войск союзников на пляжи Нормандии 6 июня 1944 года. Закрепиться на берегу и отбросить немцев от Ла-Манша удалось не только благодаря пулям и снарядам. Инженерная техника поработала на пляжах Нормандии ничуть не хуже пехоты, танков или флота. Бульдозерные отвалы, штурмовые мосты, минные тралы и фашины проложили солдатам дорогу с узкой полосы простреливаемого песка вглубь побережья. А подводные трубопроводы и огромные плавучие гавани обеспечили войска союзников топливом, боеприпасами, медикаментами и многими другими необходимыми грузами.

Рассмотрим подробнее инженерные решения союзников в Нормандской операции.

Стальные помощники высадки

Вместе с десантом на берег должны были сойти транспортёры, бульдозеры, мостоукладчики и другая техника. Без них преодолеть заграждения, проволоку и минные поля на берегу было бы в разы труднее.

Бульдозеры пошли в дело вскоре после начала высадки. Они были разными: начиная от обычных, но с наваренными бронелистами, и заканчивая танковыми. Американцы использовали обычные М4 «Шерман», на которые навешивались бульдозерные ножи и гидравлическое оборудование для их подъёма и опускания. Танки при этом оставались полностью боеспособными. Таких инженерно-боевых гибридов у армии США к моменту высадки было около сотни. Англичане же построили на базе танка «Кромвель» со снятой башней около двух с половиной сотен бульдозеров «Кентавр».

Работы хватало. Бульдозеры разрушали препятствия на берегу, сдвигали повреждённые амфибии и другую технику, расчищали дороги, засыпали воронки от бомб и даже обезвреживали минные поля. Иногда они расправлялись с вражескими бункерами, засыпая их. Во время отлива бульдозеры готовили для следующих волн десанта более удобные зоны высадки.

В 1942 году, во время провальной высадки в Дьеппе, серьёзной преградой для танков оказались стены у побережья. Англичане этот опыт учли, создав транспортёр Churchill ARC Mk I. С танка снимали башню, а на её место устанавливали две рампы. Задняя была длиннее передней. Танк должен был как можно выше взобраться на стену и раскрыть рампы, обеспечивая обычным машинам проезд поверх препятствия.

Ещё одна машина, широко применявшаяся при высадке, также строилась на базе «Черчилля» — сапёрный танк AVRE. Часть из них вместо пушки была вооружена 290-мм надкалиберной (диаметр снаряда больше диаметра ствола) мортирой, стрелявшей 18-килограммовыми фугасными зарядами для разрушения укреплений. Другие оснащались минными тралами, зарядами взрывчатки, штурмовыми мостами и прочим сапёрным инструментом. Интересен принцип комплектования экипажей AVRE: один человек брался из танкистов, остальные были сапёрами.

«Самый длинный день», как называют на Западе 6 июня, закончился для союзников успешно. Но основная часть наступления была ещё впереди.

Изобилие морской «Шелковицы»

Уже к вечеру первого дня операции на берегу находилось полторы сотни тысяч человек, сотни танков и других машин. Но это были далеко не все силы, задействованные в «Оверлорде», прибыть должно было во много раз больше. Чтобы доставить людей, технику и обеспечить их всем необходимым, английские инженеры разработали и построили два уникальных сооружения — искусственные гавани «Малберри» (англ. — «шелковица»).

Эти огромные сооружения представляли собой целую систему волноломов, пирсов и дорог. Строительство гаваней шло в условиях строжайшей секретности с 1943 года. В сумме они состояли более чем из двухсот огромных бетонных кессонов-поплавков и семидесяти устаревших кораблей, которые нагрузили балластом и превратили в опоры-блокшивы. Пирсы «Малберри» могли опираться либо на кессоны и блокшивы, либо на собственные опоры, которые поднимались при буксировке и опускались на грунт в месте установки.

Зачем такие гавани были нужны? Печальный опыт уже упоминавшейся высадки в Дьеппе показал, что при захвате хорошо защищённого порта неизбежны крупные потери. «Малберри» позволяли избежать лишних жертв. Кроме того, на их развёртывание у берегов Нормандии понадобилось всего несколько дней. Для сравнения: на постройку обычной гавани уходило несколько лет — и это в мирное время.

6 июня, в день высадки, буксиры, тянувшие блокшивы, попали под сильный вражеский обстрел. По счастливой случайности немцы потопили пару судов именно там, где требовалось. Заграждение из блокшивов обеспечило защиту гаваней от морского волнения. А уже на следующий день мощными буксирами были доставлены многотонные кессоны, каждый с командой из двух матросов и двух зенитчиков. Они были расставлены возле зон высадки «Омаха» и «Голд», примерно в миле от берега. Каждая из гаваней была длиной примерно в милю (1,8 км) и в зависимости от прилива возвышалась над уровнем моря на высоту от 3 до 9 метров.

Первой гавани, «Малберри А», не повезло: 19 июня на Ла-Манш налетел самый сильный шторм за последние 40 лет и вывел из строя большую часть её кессонов. Оставшиеся пустили на ремонт «Малберри Б». За пять месяцев службы благодаря этим двум гаваням на берег сошли более двух миллионов человек, полмиллиона машин и были доставлены четыре миллиона тонн грузов. Это было настоящее инженерное чудо ХХ века. А по мнению командующего союзными войсками Дуайта Эйзенхауэра, постройка этих сооружений стала едва ли не самым дерзким элементом высадки в Нормандии.

Подводные вены нормандской операции

Топлива для «Оверлорда» требовалось если не море, то уж точно озеро. От Бристоля и Ливерпуля, удалённых от побережья Великобритании и относительно защищённых от авианалётов, к Ла-Маншу была скрытно протянута целая сеть трубопроводов. Их терминалы и перекачивающие станции замаскировали под гаражи, карьеры и даже магазины мороженого. Но как переправить горючее войскам через пролив?

Англичане разработали план постройки трубопровода по дну Ла-Манша. Операция называлась PLUTO (Pipeline Under The Ocean — «трубопровод под океаном»). К её реализации были привлечены ведущие инженеры Англо-Иранской нефтяной компании. За основу они взяли отработанную технологию прокладки подводных кабелей — только без сердцевины. Это была невероятно надёжная технология. Некоторые телеграфные кабели, уложенные в конце третьей четверти XIX века, исправно работали до конца 50-х годов ХХ столетия.

Существовали два проекта трубопровода — свинцовый и стальной.

В свинцовом использовалась 5-сантиметровая труба, покрытая несколькими слоями тонких стальных полос, усиленных стальной проволокой. Испытания 1942 года показали, что в трубопроводе необходимо поддерживать высокое внутреннее давление, иначе трубу перекрутит или разорвёт. В итоге инженеры пришли к весьма хитроумной конструкции. Свинцовая труба была покрыта обмотками из бумаги, пропитанного битумом хлопка, стальной проволоки и джута. Стальной вариант трубопровода был практически таким же по устройству (разве что диаметр труб чуть побольше — около 7,5 см) и разрабатывался из-за того, что свинец в военное время был в дефиците. Внешнее давление было опасно для труб так же, как и внутреннее. Поэтому во время прокладки трубы заполнялись водой, чтобы их не раздавило собственным весом.

Трубопроводы наматывались на огромные катушки, разматывающиеся при помощи паровых лебёдок. Одна катушка весила больше, чем два эсминца того времени. В прокладке участвовали более тридцати судов. Первый полноценный трубопровод через Ла-Манш был уложен 12 августа 1944 года, при этом работы заняли менее десяти часов при его протяжённости более 130 километров. Количество трубопроводов постоянно росло. К весне 45-го континент и Великобританию связали почти два десятка стальных и свинцовых вен. До конца войны по ним успело пройти порядка 700 миллионов тонн горючего.

Успехи боевых частей на Западном фронте держались на прочном фундаменте. Почти всегда солдаты и командиры могли быть уверены, что новые танки, автомобили и свежие подкрепления придут вовремя, а топливные баки не окажутся сухими в самый ответственный момент.

Ла-манш — пролив между Францией и Великобританией

Пролив Ла-Манш, разделяющий побережья Франции и Великобритании, всегда играл очень важную роль в истории. Многие народы стремились предъявить права на этот неширокий пролив, что отразилось в различии его названий. Древние греки называли водный перешеек «Океанус Британикус», португальцы и испанцы — каналом да Манча, у итальянцев название звучало как Ла Маника, а в немецких землях пролив называли Эрмельканалом. Но современное название пришло из французского языка, в переводе с которого имя пролива означает «рукав». Хотя жители Британских островов упорно продолжают называть его Английским каналом.

Пролив Ла-Манш (вместе с Па-де-Кале) соединяет Северное море и Атлантический океан, имеет относительно небольшую длину – 578 км, а ширина его колеблется от 32-х км до 250-ти.

История пролива Ла-Манш

пролив Ла-Манш между Францией и Англией

Ла-Манш всегда был в центре исторических событий, так как контроль над ним давал большие преимущества: это был наикратчайший путь, как в Балтийское море, так и к берегам Британии. Плавание по проливу было сопряжено со многими трудностями – погода здесь очень переменчива, часто дуют сильные ветра, опускаются густые туманы. В сочетании со сложным характером течений и высокими приливами преодоление этого водного пути всегда было делом непростым. Но торговое и политическое значение пролива перевешивало все преграды.

Несмотря на коварность Ла-Манша, многие завоеватели смогли преодолеть его. Еще в первом веке пересекли пролив древние римляне, в 1066 году на побережье Британии высадились норманны, а в 17-м веке – Вильгельм Оранский. Но все же водный перешеек неплохо защищал британцев: ученые считают, что на дне пролива находятся остовы десятков тысяч судов разных времен и народов.

С середины 16-го века английские монархи установили жесткий контроль над Ла-Маншем, используя частые штормы и свои отстроенные корабли для защиты от посягательств испанских и французских флотов. Особую роль в обороне пролива играл порт Дувр.

Однако с появлением аэропланов пролив перестал быть надежной преградой для войск неприятеля, а создание подводных лодок еще более усугубило ситуацию. Британцам пришлось прибегнуть к полной морской блокаде Германии в 1918 году, чтобы отвести угрозу вторжения на острова.

Немецкие войска вернулись в Ла-Манш в начале Второй мировой войны, несмотря на невозможность использования там больших кораблей (пролив слишком мелководен для них). Поняв, что прямое вторжение невозможно, гитлеровцы установили множество минных полей и вели боевые действия в проливе с помощью подводных лодок, а также обстреливали берег.

В начале 1940-го года английские войска были эвакуированы на острова с континента в ходе операции «Дайнемо», которая вошла в историю как самая масштабная военная спасательная операция. Фашисты создали на континентальном берегу сильнейшие укрепления («Атлантический вал») и заняли несколько островов в проливе. Эти укрепления были отбиты у немцев при высадке союзных войск в Нормандии в 1944 году.

По окончании войны Ла-Манш стал играть ключевую роль в объединении Великобритании и континентальной Европы – огромный поток грузов перевозился с помощью паромов. Возникла необходимость в новом виде транспортного сообщения, и в 1973 году был запущен проект по строительству подводного тоннеля. Такие проекты существовали и раньше: в 1802 году его предложил французский инженер А. Матье-Фавье, а в 1876 и 1922 годах даже начиналось строительство, которое прекращалось из-за различных политических проблем.

Строительство велось с двух сторон – английской и французской, а точность прохождения в тоннеле контролировалась лазерной системой позиционирования. 6 мая 1994 года подземный путь был открыт и получил название «Евротоннель». Теперь дорога с континента на остров занимает 2 ч. 15 мин., а под водой поезд движется около получаса.

Пролив в наши дни

В наши дни пролив по-прежнему играет огромную роль в жизни населяющих его берега и острова народов, храня свою историю и традиции.

[box type=»info»] На берегах Ла-Манша сохранились некоторые исторические достопримечательности: замок Корнет 13-го века, форты, развалины Атлантического вала, Бретанские маяки. Печально знаменита впадина Хердз Дип на дне пролива – в Первую мировую войну англичане затапливали в ней химическое оружие.[/box]

На острове Сарк в проливе Ла-Манш до 2008 года существовала феодальная система управления, единственная в Европе, когда управление островом осуществляли старейшины.

Ла-Манш всегда интересовал спортсменов и исследователей. В 1909 году французский пилот Блерио впервые перелетел пролив и приземлился в Дувре, а в 1912 году его полет повторила первая женщина – американка Г. Куимби. В 1974 году исследователь из Уэльса Б. Томас пересек Ла-Манш на индейской бычьей лодке, стремясь доказать общность происхождения уэльских и индейских лодок.

Покорение своенравного пролива происходило не только на транспортных средствах – около 900 человек преодолели его вплавь, борясь с высокими волнами, течениями и ветром, находясь в воде с температурой не выше 18 градусов.

Первенство в этом преодолении принадлежит британцу М. Уэббу, который переплыл Ла-Манш за 21 час 45 мин. в 1875 г. Рекорд по времени принадлежит болгарину П. Стойчеву – он переплыл пролив за 6 ч. 57 мин и 50 с в 2007 году.

У женщин рекорд установила чешская спортсменка И. Главачова в 2006 г. переплыв пролив за 7 часов 25 минут и 15 секунд, а впервые женщина отважилась на такой заплыв в 1912 году (американка Г. Эдерле).

Знаменитый пролив по-прежнему вдохновляет на новые рекорды и достижения спортсменов и инженеров, и есть вероятность, что с ним будет связано еще немало реализованных идей и воплощенных проектов.

Пролив Ла-Манш — ВИДЕО

Нормандия: история и география региона

Нормандия – небольшой, но густонаселенный исторический регион (5% территории страны) на севере Франции с богатой историей, красивой природой и развитой туристической инфраструктурой.

История

До прихода римлян Нормандию, как и остальную Галлию, населяли племена кельтов – многие из основанных ими поселений существуют и поныне. Римляне способствовали развитию региона, при них были проложены дороги и развились города. С падением империи, эти земли захватывают германцы-франки и включают в свою державу.

Несколькими веками позже франки из завоевателей превращаются в жертву – жители Скандинавии, известные как викинги или норманны, опустошают берега Франции. К 10 веку они начинают не только грабить, но и заселять прибрежные земли. Французский король Карл III, не в силах выдворить норманнов силой, принимает мудрое решение – дарует им французское подданство, а их предводителя, Роллона, жалует титулом герцога. Нормандия получила свое имя от новых обитателей.

В 1066 герцог Нормандии, Гийом Незаконнорожденный (потомок Ролона), предпринимает легендарный поход в Англию и получает ее корону – в истории он останется как Вильгельм Завоеватель, отец-основатель современной Англии. Нормандия превращается в континентальное владение английского короля, что не устраивало уже королей Франции. За регион начинается долгая и упорная борьба, затянувшаяся на два столетия.

К 1259 Нормандия окончательно возвращается под власть Франции. В ходе Столетней войны (1337 – 1453 гг.) она вновь становится ареной ожесточенных сражений и вновь захватывается англичанами. После этого Нормандия уходит на второй план французской истории, становясь захолустьем.

6 июня 1944 все изменилось. К Нормандии оказались прикованы глаза всего мира – там открылся второй фронт против нацистской Германии – к ее берегам подошел огромный англо-американский флот, высадились сухопутные части. В течение нескольких месяцев союзные части освободили большую часть Франции при активной поддержке местного сопротивления. Если у вас есть некоторые познания английского языка, то можно заказать однодневный тур по ключевым историческим местам этого региона и вживую увидеть, где некогда проходила самая внушительная десантная операция из всех когда-либо проводимых. Подробнее о туре смотрите здесь.

В послевоенные годы Нормандия залечила военные раны и, с тех пор живет уже около 70 лет в мире. К ее границам больше не спешат захватчики, а лишь сотни тысяч туристов.

География

Нормандия лежит на южном берегу Ла-Манша, узкого пролива, отделяющего Францию от Англии. Нормандия отличается морским, достаточно прохладным климатом c большим количеством осадков. Рельеф региона холмистый, по долинам к морю змеятся реки. В Нормандии главенствуют мирные, сельские пейзажи – полями и фермами усеяны огромные площади, но сохранились и леса, некоторые из которых – заповедники. По Нормандии раскидано много достопримечательностей – римских руин, средневековых замков и монастырей, среди знаменитый Мон-Сен-Мишель. Познакомиться с городом-крепостью можно, заказав здесь самостоятельную экскурсию.

Ближе познакомится с сельской Нормандией можно на специальной экскурсии с русскоязычным гидом.

Города

Города Нормандии, в основном, невелики, но большинство из них отлично сохранили свой исторический облик и уникальные черты.

Кан административный центр Нижней Нормандии, буквально заполненный достопримечательностям. Каннский замок – огромная, отлично сохранившаяся средневековая крепость.

Руан – центр Верхней Нормандии, старинный средневековый город. Особого внимания заслуживают Руанский собор, Башня Жанны д’Арк (национальная героиня содержалась в ней некоторое время). Познакомится с Руаном за один день можно на экскурсии от наших партнеров.

Шербур – портовый город на севере-западе Нормандии, в нем, помимо прочего, находится примечательный научно-морской музей.

Гавр – крупный порт на Сене. Хотя в городе есть несколько интересных памятников и музеев, большая часть его застройки новая – из-за страшного ущерба, перенесенного в годы 2-ой мировой.

Энтони Бивор – Высадка в Нормандии

Энтони Бивор – Высадка в Нормандии краткое содержание

Высадка в Нормандии читать онлайн бесплатно

Высадка в Нормандии

Текст © Ocito Ltd, 2009

Карты © John Gilkes, 2009

Фото на обложке: ©Weintraub/Corbis/All Over Press, 2014

© Оржицкий А., Поляков В., перевод на русский язык, 2014

© Издание на русском языке, оформление.

ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2015

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Майлзу, моему старинному другу

Как принималось решение

Саутвик-Хаус[1] – громадное здание в стиле английского ампира, с богато украшенным лепниной фасадом и внушительной колоннадой портика. В начале июня 1944 г. в 8 км к югу от его месторасположения Портсмутская военно-морская база и все прилегающие бухты кишели судами всех типов, какие только можно себе представить: там теснились покрытые защитной серой краской боевые корабли, транспорты, десантные суда. День «Д» был назначен на понедельник, 5 июня, и погрузка на суда уже началась.

В мирное время особняк хорошо подошел бы для званых обедов в стиле романов Агаты Кристи, однако в 1940 г. его реквизировали для своих нужд Королевские военно-морские силы. В некогда великолепном парке и простирающемся за ним лесу повсюду теперь находились сборные домики и палатки, между которыми вились посыпанные гравием дорожки. Саутвик превратился в штаб адмирала сэра Бертрама Рамсея, командующего ВМС, предназначенными для обеспечения вторжения в Европу, а также в передовой КП Верховного штаба союзных экспедиционных сил (ВШ СЭС). На холме Портсдаун-Хилл установили зенитные батареи для защиты штаба и расположенных на побережье верфей от налетов люфтваффе.

На юге Англии уже давно свирепствовала засуха, вызванная сильной жарой. 29 мая была зафиксирована температура без малого 38 градусов по Цельсию, а группа метеорологов при штабе генерала[2] Дуайта Д. Эйзенхауэра заметно встревожилась. Возглавлял эту группу доктор Джеймс Стэг – долговязый шотландец с вытянутым лицом и аккуратно подстриженными усиками. Стэг считался ведущим гражданским метеорологом страны, а ныне ему присвоили звание полковника Королевских военно-воздушных сил, чтобы придать необходимый авторитет в военных кругах, где штатских не жалуют.

С апреля Эйзенхауэр проверял возможности Стэга и его подчиненных, требуя каждый понедельник прогноз на три дня, а затем сверяя его с действительной погодой. 1 июня, в четверг, за день до того, как могучие линкоры должны были выйти в море с базы Скапа-Флоу и обогнуть северо-западную оконечность Шотландии, метеорологические станции отметили образование нескольких областей низкого давления в Северной Атлантике. Шторм в проливе Ла-Манш мог потопить десантные суда, а также вызвать панику среди собранных на кораблях солдат. Серьезную опасность представляли также низкая облачность и резкое ухудшение видимости, поскольку успех десанта зависел от того, удастся ли авиации и флоту союзников подавить немецкие береговые батареи и доты. Тем временем погрузка на корабли первого эшелона десанта численностью 130 000 человек уже началась; отводилось на погрузку два дня.

Стэга приводила в бешенство разноголосица между английскими и американскими метеорологическими подразделениями: они все получали со станций одни и те же сводки, а вот анализ полученных данных у них никак не сходился. Не желая закрывать на это глаза, он был вынужден доложить генерал-майору Гарольду Р. Буллу, помощнику начальника штаба верховного командующего, что положение сложилось «нелегкое и запутанное».

– Бога ради, Стэг! – взорвался Булл. – Разберитесь с этим сами к завтрашнему утру, до совещания у верховного командующего. Генералу Эйзенхауэру забот и без того хватает.

Стэг вернулся в свой сборный домик, снова засел за метеосводки и начал переговоры с подразделениями.

Накануне дня «Д» Эйзенхауэру и впрямь было о чем тревожиться. Внешне спокойный, как всегда доброжелательно улыбающийся всем, невзирая на звания, он выкуривал по четыре пачки «Кэмел» в сутки. Закуривал, откладывал дымящуюся сигарету в пепельницу, вскакивал из-за стола, возбужденно шагал из угла в угол и прикуривал новую. Кофе, который он пил чашку за чашкой, тоже не помогал успокоиться.

Откладывать вторжение было слишком рискованно. 175 000 солдат двух первых эшелонов, набившись на корабли как сельди в бочку, в шторм могли растерять весь свой боевой пыл. Линкоры с кораблями сопровождения, готовые пройти вдоль берегов Британии в Ла-Манш, можно было повернуть назад лишь раз – потом им потребуется дозаправка. А уж вероятность того, что их заметят немецкие самолеты-разведчики, возрастала неимоверно.

Главной задачей всегда оставалось обеспечение внезапности удара. Почти все южное побережье Англии было покрыто вытянувшимися в длину военными лагерями (их прозвали «сосисками»), где войска вторжения, как считалось, надежно изолированы от всех контактов с внешним миром. Тем не менее кое-кому из солдат все же удавалось выскользнуть за колючую проволоку, хлебнуть напоследок кружку-другую в пивной, повидаться с женами и подругами. Да и вообще возможностей утечки сведений на всех уровнях было не сосчитать. Одного американского генерала ВВС, например, с позором отправили на родину после того, как он выболтал дату начала операции «Оверлорд»[3] на вечеринке в ресторане гостиницы «Клариджиз». Теперь новый повод для волнений – вдруг кто-нибудь обратит внимание на «пропажу» с Флит-стрит журналистов, приглашенных сопровождать войска вторжения?

В Англии всем было понятно, что день «Д» вот-вот наступит, знали это и немцы, но нельзя было допустить, чтобы противник узнал, где и когда именно произойдет высадка. Начиная с 17 апреля все сообщения, направляемые иностранными дипломатами, подвергались цензуре, а въезд и выезд из страны жестко контролировался. К счастью, английской службе безопасности удалось переловить всех немецких агентов на Британских островах. Большинство из них перевербовали, и теперь они отправляли своим бывшим хозяевам ложную информацию. Эта система дезинформации, которую координировал комитет Двадцать[4], была направлена на то, чтобы создать противнику максимальные «шумовые помехи». Система являлась стержнем операции «Фортитьюд» («Стойкость») – крупнейшей за всю историю войн дезинформационной операции, которая превосходила по размаху даже развернутую в это же время Красной армией маскировку[5] с целью скрыть направление и сроки главных ударов операции «Багратион» – сталинского летнего наступления, направленного на окружение и разгром немецкой Группы армий «Центр» в Белоруссии.

План «Фортитьюд» включал мероприятия по нескольким направлениям. «Фортитьюд-Север» преследовал цель удержать немецкие дивизии в Норвегии. Ради этого распространялись слухи об английской «4-й армии», якобы сосредоточенной в Шотландии для нанесения удара по Норвегии. Главную же роль играл «Фортитьюд-Юг», задачей которого было убедить немцев в том, что всякая высадка в Нормандии – не более чем отвлекающий маневр, чтобы оттянуть немецкие резервы от пролива Па-де-Кале. Противник должен был поверить, что широкомасштабное вторжение произойдет во второй половине июля между районом Булонь и устьем реки Сомма. Распространялась информация о вымышленной «1-й армейской группе» на юго-востоке Англии, насчитывающей якобы одиннадцать дивизий под командованием генерала Джорджа Паттона-младшего – военачальника, которого немцы боялись больше всего. Эту дезинформацию подкрепляли картонные макеты самолетов, надувные «танки» и 250 макетов десантных кораблей. Наряду с реальными воинскими частями и соединениями «создавались» и сугубо вымышленные – например английская 2-я воздушно-десантная дивизия. Чтобы еще сильнее ввести противника в заблуждение, два «штаба» несуществующих корпусов непрерывно вели между собой переговоры по радио.

Одним из самых ценных агентов-двойников, работавших на английскую разведку в рамках операции «Фортитьюд-Юг», был каталонец Хуан Пужоль, имевший агентурную кличку Гарбо. Совместно со своим куратором из английской спецслужбы он создал целую сеть из двадцати семи вымышленных «агентов» и заваливал мадридскую резидентуру немецкой разведки сообщениями, тщательно составленными и отредактированными в Лондоне. За несколько месяцев, непосредственно предшествовавших дню «Д», было отправлено примерно 500 радиодонесений. Содержавшиеся в них подробности складывались в ту мозаику, которую комитет Двадцать составлял, чтобы убедить немцев, будто главный удар будет нанесен позднее в районе Па-де-Кале.

75 лет со дня высадки в Нормандии. Десять малоизвестных фактов о главной военной хитрости Второй мировой

U.S. Coast Guard Collection/U.S. National Archives/REUTERS

Американский десант готовится высадиться на побережье Нормандии, 6 июня 1944 года

U.S. Coast Guard Collection/U.S. National Archives/REUTERS

6 июня 2019 года исполняется 75 лет со дня начала одной из важнейших операций Второй мировой войны — высадки союзных войск антигитлеровской коалиции во французской Нормандии.

Вошедшая в историю как День Д, высадка остается крупнейшей десантной операцией в мировой истории: лишь за сутки на побережье Франции с моря и воздуха высадились 156 тыс. британцев, американцев и канадцев.

Захват нескольких плацдармов во Франции 6 июня в конечном итоге позволил развернуть наступление, вытеснить немецкие войска и открыть путь на территорию нацистской Германии.

Вся операция освобождения северо-западной Франции носила название Оверлорд и состояла из двух частей. День Д открыл ее первую фазу под названием Нептун — захват плацдармов на побережье. К концу июля операция перешла во вторую фазу Кобра — прорыв немецкого фронта и дальнейшее наступление. 25 августа 1944 года был освобожден Париж.

НВ рассказывает десять малоизвестных фактов о Дне Д, подготовке к вторжению и его результатах.

1. Немцы считали Нормандию наименее пригодной для высадки союзников

Нацистская Германия ожидала вторжения британских либо союзных сил с моря и готовилась к нему более двух лет. Еще в марте 1942 года Адольф Гитлер распорядился начать сооружение Атлантического вала — мощнейшего комплекса фортификаций по всему побережью от севера Норвегии до границы Испании.

Наиболее вероятной зоной такого вторжения считалось французское побережье у пролива Па-де-Кале — ближайшая к Британии часть европейского континента. Именно здесь фортификационные сооружения немцев были самыми основательными, а концентрация сил — наибольшей, пишет британский военный историк Энтони Бивор в своей книге D-Day: The Battle for Normandy ( День Д: Битва за Нормандию).

В то же время берега провинции Нормандия немецкое командование считало наименее пригодными для подобной операции противника. В отличие от района Па-де-Кале здесь практически не было портов ( крупнейший — Шербур), необходимых для выгрузки войск и сопутствующих грузов. Маловероятной казалась и высадка войск на пустынные широкие песчаные пляжи под открытый артиллерийский огонь.

Даже с началом вторжения 6 июня Гитлер счел высадку в Нормандии отвлекающим маневром и далеко не сразу отдал приказ передислоцировать сюда дополнительные силы.

Хроника, снятая 7 июня 1944 года на плацдарме Голд-Бич — в зоне высадки британских войск:

2. Подготовка ко Дню Д признана крупнейшей военной хитростью ХХ века

Поскольку саму идею высадки на побережье в Германии предвидели, единственным шансом на успех было сохранить в тайне время и место операции.

Для этого союзники развернули масштабную кампанию дезинформации под названием Бодигард ( Телохранитель). Своим названием, как полагают, она обязана высказыванию Уинстона Черчилля в ходе Тегеранской конференции в 1943 году: «В военное время правда столь ценна, что ее всегда должен сопровождать телохранитель в виде лжи».

Впоследствии Омар Брэдли, один из главных американских военачальников в Европе в годы Второй Мировой, в своих мемуарах назвал эту кампанию « самым большим обманом войны».

В ее рамках союзники провели серию других операций, чтобы снизить бдительность нацистов и убедить их командование в возможной высадке в других регионах — включая район пролива Па-де-Кале, юг Франции, Норвегию и Балканы.

Для этого использовались самые разные средства: ложные « утечки» информации и псевдоманевры войск, демонстративные выходы в море, надувные макеты военной техники, которая для воздушной разведки могла создать видимость « концентрации» войск в определенных районах Британии. Кроме того, авиация союзников до последнего воздерживалась от массированных ударов в районе высадки в Нормандии и бомбила объекты близ Па-де-Кале, укрепляя версию о готовящемся здесь вторжении.

При этом всю истинную подготовку ко Дню Д вели в строжайшей секретности. В последнюю неделю перед высадкой британцы задерживали дипломатическую и военную почту, а военных-участников операции перевели в лагеря на базах погрузки, которые им запретили покидать.

В ходе морского перехода через пролив Ла-Манш 6 июня действовал строгий запрет на использование радиосвязи — даже в случае повреждения или гибели корабля.

Редкое видео в цвете — погрузка на британские десантные корабли 7 июня 1944 года ( Imperial War Museum):

3. Важнейшей частью успеха всей операции стали искусственные гавани

Отсутствие портов в зоне высадки действительно было одной из главных проблем операции. Развернуть успех Дня Д в полноценное наступление можно было лишь в том случае, если на плацдармы, захваченные в первые дни, удалось бы быстро и эффективно высаживать наступающие войска — вплоть до освобождения французских портов.

Эту проблему решили гавани Малберри — два искусственных порта, сооруженные в американской и британской зонах высадки в Нормандии.

Разработанные в Соединенном Королевстве конструкции историки называют одним из величайших инженерных достижений Второй мировой.

Основой гаваней были гигантские железобетонные кессоны, из которых сооружали волнорезы, а также плавающие пирсы на понтонах и свайные причалы, к которым могли швартоваться суда.

И хотя гавань в американском секторе Омаха-Бич серьезно повредил шторм, эффективность второго порта оказалась чрезвычайно высокой. Гавань в британской зоне высадки Голд-Бич ( французская коммуна Арроманш) использовали в течение 10 месяцев после 6 июня 1944 года. Через нее на французское побережье доставили более 2,5 млн человек, 500 тыс. транспортных средств и 4 млн тонн припасов и грузов.

Войска союзников заняли Арроманш уже к вечеру Дня Д, а на следующий день там началось сооружение искусственной гавани.

4. День Д едва не сорвала погода

Когда после всех корректив план операции Оверлорд был окончательно утвержден, высадку в Нормандии наметили на июнь 1944 года. Дата зависела от подходящей комбинации множества факторов, включавших в себя время суток ( высадка должна была состояться на рассвете) и уровень воды близ побережья ( морской десант рассчитывал высадиться между приливом и отливом). Поэтому подходящими были лишь несколько периодов: 5−7 июня ( с желаемым полнолунием 6 июня) либо 18−20 июня.

Начало операции запланировали на 5 июня, однако накануне погода резко испортилась, ветер усилился. Озвучивались предложения отсрочить операцию. Важнейшую роль сыграл главный метеоролог британской армии Джеймс Стаг — он спрогнозировал на 6 июня временное улучшение погодных условий, достаточное для проведения высадки. В итоге американский генерал Дуайт Эйзенхауэр, верховный главнокомандующий союзными войсками в Европе, приказал начать операцию 6 июня.

Это усилило эффект внезапности атаки для немецких войск. Нацистское командование не ожидало высадки в период непогоды, разведывательные выходы торпедных катеров и вылеты самолетов в эти дни практически прекратились.

И все же непогода подпортила планы союзникам. Самой тяжелой высадка стала для американских военных в секторе Омаха-Бич, в том числе из-за волнения на море, внезапного тумана и облачности. Здесь 6 июня союзники понесли наибольшие потери, а захват плацдарма едва не провалился.

Однако второго шанса для Дня Д могло не быть: 19−20 июня, в альтернативные даты высадки, на побережье Нормандии разыгрался сильнейший шторм, который был способен погубить всю операцию. Дальнейшая же ее отсрочка — при огромном сосредоточении военных сил у берегов Британии — грозила рассекретить операцию.

5. Высадке с моря предшествовал рекордный воздушный десант

В ночь на 6 июня на территорию Нормандии высадили самый масштабный в истории воздушный десант.

В нем было задействовано 2,4 тыс. самолетов и около 850 планеров. С воздуха в немецкий тыл высадили почти 24 тыс. человек, 360 тонн грузов, сотни военных транспортных средств и орудий. Примерно 60% войск сбросили парашютами, остальные — планерами.

Британские десантники, высадившиеся между реками Орн и Див, стали первыми, кто ступил на французскую землю в ходе всей операции Оверлорд. Еще часть воздушного десанта забросили в Нормандию вечером 6 июня. На родину бойцы 6-й воздушно-десантной дивизии Великобритании вернулись лишь в сентябре 1944 года.

Несмотря на существенные боевые и небоевые потери, воздушный десант выполнил важнейшие задачи для успеха всей высадки. Среди них — захват мостов, выведение из строя береговых артиллерийских батарей, а также защита захваченных объектов от контратаки немцев до соединения с основными силами морского десанта.

6. Морской операцией командовал адмирал, спасавший войска из Дюнкерка

Военно-морскую операцию высадки в Нормандии британский военный историк Корелли Барнет назвал «шедевром планирования, который так и не был превзойден».

Операцией Нептун командовал адмирал Бертрам Рамсел, одна из ключевых фигур британского флота в годы Второй мировой.

Страницы истории: как семейная ссора двойного агента чуть не сорвала высадку в Нормандии

Чтобы предотвратить подобное развитие событий, Пужоль вместе с сотрудниками британской контрразведки попытался убедить супругу в необходимости хранить молчание. Арасели сообщили, что супруг был уволен, а затем – арестован из-за ее вспышки гнева. Ее даже привезли в лагерь временного содержания, где она встретилась с супругом с завязанными глазами. Только этот спектакль смог убедить Арасели в необходимости хранить молчание и поддержать мужа.

На этом, однако, обработка Арасели не закончилась. Юридический советник МИ-5 майор Эдвард Куссен проинформировал Арасели, что решил ходатайствовать об освобождении ее супруга с тем, чтобы тот мог продолжать свою миссию. При этом он прямо пригрозил ей, что “если он еще хоть раз услышит ее имя, он просто прикажет ее посадить”, отмечает Харрис. “Она вернулась домой очень сдержанной в ожидании прихода мужа”, – говорится в депеше офицера.

Высадка союзников в Нормандии

На Западном фронте в 1944 г. решающее значение имела высадка союзников в Нормандии. К этому времени они выиграли битву за Атлантику, длившуюся с 1939 г. Значительных успехов достигло англо-американское воздушное наступление на Германию.

Нормандская стратегическая десантная операция (6 июня — 24 июля 1944 г.) под кодовым названием «Оверлорд» была проведена вооружёнными силами США и Великобритании при участии канадских, французских, чехословацких и польских войск с целью захватить плацдарм на побережье Северо-Западной Франции (Нормандия) и затем подойти к границам Германии.

К 6 июня во Франции, Бельгии, Нидерландах находились войска немецкого командования «Запад», которыми руководил генерал-фельдмаршал К. Рундштедт, а со 2 июля — генерал-фельдмаршал X. Г. Клюге. Для противодействия ожидаемому вторжению союзников выделялась группа армий «Б» (командующий генерал-фельдмаршал Э. Роммель) и другие силы — всего 49 дивизий, насчитывавших 528 тыс. человек, 2 тыс. танков и штурмовых орудий, 6,7 тыс. орудий и миномётов и 160 самолётов, а также 250 кораблей и катеров, базировавшихся на северном побережье Франции. Впрочем, оборонительные позиции немецких войск, так называемый Атлантический вал, здесь были слабо оборудованы и недостаточно оснащены, так как основные силы вермахта находились на советско-германском фронте.

Для проведения Нормандской десантной операции на территории Великобритании были сосредоточены союзные экспедиционные силы (Верховный главнокомандующий американский генерал Дуайт Эйзенхауэр). Сухопутными, военно-воздушными и военно-морскими силами командовали британские военачальники: генерал Б. Монтгомери, главный маршал авиации Т. Ли-Мэллори и адмирал Б. Рамсей. Всего союзные силы насчитывали около 2,9 млн человек, более 13 тыс. самолётов, 2,6 тыс. планеров, около 7,3 тыс. боевых кораблей, катеров, транспортных и других судов. Были использованы все виды высадочных средств — от десантных барж до мелких катеров. Войска превосходили противостоящую немецкую группировку в личном составе и танках в 3 раза, артиллерии — более чем в 2 раза, самолётах — в 60 раз и полностью господствовали на море.

Район высадки делился на две зоны: западную — американскую и восточную — английскую. Умело проведёнными мероприятиями оперативной маскировки и дезориентации удалось ввести противника в заблуждение относительно района высадки. Главные свои силы (15-ю армию) немецкое командование сосредоточило в районе Па-де-Кале — более 200 км восточнее побережья Нормандии. Удары англо-американской авиации по военным объектам Германии в период, предшествовавший высадке в Нормандии, значительно снизили боеспособность немецких войск.

В ночь на б июня в район предстоящей высадки были переброшены на самолётах и планерах две американские и одна английская дивизии, которые оказали существенную помощь высадке основного морского десанта. Неожиданным для противника оказался переход десантных сил союзников через пролив Ла-Манш в шторм. К исходу дня союзные войска при незначительном (за исключением одного участка) сопротивлении немцев захватили пять плацдармов глубиной от 2 до 9 км. Сосредоточив за трое суток на захваченных плацдармах до 12 дивизий, союзники заняли побережье протяжённостью 80 км по фронту и до 18 км в глубину. Попытка противника рассечь эту группировку не удалась. Постоянные налёты авиации союзников и действия французских партизан ограничивали возможность переброски немецких войск из других районов. Но более всего силы гитлеровцев были подорваны из-за советского наступления в Белоруссии. 24 июля «Оверлорд», самая крупная десантная операция Второй мировой войны, была завершена. К этому времени на плацдарме 100 х 60 км были созданы условия для наступления на Германию трёхмиллионной союзной армии. Операция положила начало открытию второго фронта в Европе, который стал важнейшим фактором в успешном ведении боевых действий объединённых сил антигитлеровской коалиции на завершающем этапе войны.

Потери немецко-фашистских войск в Нормандии составили 113 тыс. человек убитыми, ранеными и пленными, более 2 тыс. танков, 7 подводных лодок, 57 надводных кораблей и боевых катеров, более 900 самолётов (в том числе переброшенных с других участков фронта). Союзные войска потеряли 122 тыс. человек, около 2400 танков, 67 надводных кораблей и судов, более 1,5 тыс. самолётов. Около 800 судов при высадке десанта во время шторма были выброшены на берег и повреждены.

Первая мировая война

Статья кратко излагает историю высадки в Нормандии – крупнейшей десантной операции, проведенной союзниками во время Второй мировой войны. Эта операция привела к созданию второго фронта, что приблизило Германию к поражению.

Подготовка и необходимость проведения операции
Переговоры между СССР, Англией и США о совместных военных действиях велись с начала нападения Германии на Советский Союз. Оккупация европейских территорий, приобретенный военный опыт, преданность войск своему фюреру делали немецкую военную машину практически непобедимой. СССР с самого начала терпел поражения, отдавая врагу территорию и неся большие людские и материальные потери. Создавалась серьезная угроза для самого существования государства. В переписке Сталина с Черчиллем постоянно возникает вопрос о помощи, который, однако, повисает без ответа. Англия и США ограничиваются помощью по ленд-лизу и заявлениями о безграничной вере в победу советских войск.
Ситуация несколько меняется после конференции в Тегеране (1943 г.), где были выработаны соглашения о взаимодействии. Однако, радикальное изменение планов союзников происходит в 1944 г., когда Советский Союз, одержав решительные победы, начинает неуклонное наступление на Запад. Черчилль и Рузвельт понимают, что победа лишь дело времени. Возникает опасность распространения советского влияния на всю территорию Европы. Союзники наконец решаются на открытие второго фронта.

Планы операции и соотношение сил
Высадке в Нормандии предшествовала длительная подготовка и тщательная разработка всех деталей. Место для десантирования (побережье Сенской бухты) было выбрано специально с учетом сложности его осуществления (изрезанный берег и очень высокие приливы). Англо-американское военное командование не ошиблось в своих расчетах. Немцы готовились к наступлению в районе пролива Па-де-Кале, считая его идеальным для операции, и сосредоточили в этом районе основные противодесантные силы. Нормандия была защищена очень слабо. Т. н. “неприступный Атлантический вал” (сеть прибрежных укреплений) был мифом. В общей сложности к моменту высадки союзным войскам противостояли 6 немецких дивизий, укомплектованных на 70-75%. Основные и наиболее боеспособные силы немцев находились на Восточном фронте.
Перед началом операции англо-американские силы насчитывали около 3 млн. чел., куда также входили канадские, французские, польские соединения. Силы союзников имели трехкратный перевес в технике и вооружении. Господство в воздухе и на море было подавляющим.
Высадка в Нормандии получила наименование “Оверлорд”. Ее осуществлением руководил генерал Монтгомери. Верховное командование над всеми экспедиционными силами принадлежало американскому генералу Д. Эйзенхауэру. Высадка должна была производиться на участок шириной в 80 км и разделялась на западную (американская) и восточную (английская) зоны.
Проведению операции предшествовала длительная подготовка войск путем проведения учений и тренировок в максимально приближенных к реальности условиях. Отрабатывались взаимодействие различных родов войск, применение маскировки, организация обороны против контрударов.

Высадка и боевые действия в июне 1944 г.
По первоначальным планам высадка в Нормандии должна была состояться 5 июня, но из-за неблагоприятной погоды ее отложили на следующий день. 6 июня начался усиленный артиллерийский обстрел немецкой линии обороны, подкрепленный действиями воздушных сил, которые практически не встречали сопротивления. Затем огонь был перенесен вглубь территории, и союзники начали высадку. Несмотря на упорное сопротивление численное превосходство позволило экспедиционным войскам захватить три больших плацдарма. На протяжении 7-8 июня в эти районы осуществлялась усиленная переброска войск и вооружений. 9 июня началось наступление для объединения захваченных территорий в единый плацдарм, что и было осуществлено 10 июня. Экспедиционные силы уже состояли из 16-ти дивизий.
Немецкое командование осуществляло переброску сил для ликвидации наступления, но в недостаточном количестве, так как основная борьба по-прежнему разворачивалась на Восточном фронте. В результате к началу июля плацдарм союзников был увеличен по фронту до 100 км., в глубину – до 40 км. Важным моментом явился захват стратегического порта Шербур, который впоследствии стал основным каналом для переброски войск и вооружения через Ла-Манш.

Развитие успеха в июле 1945 г.
Немцы продолжали считать высадку в Нормандии отвлекающим маневром и ждали десанта основных сил в районе Па-де-Кале. Усилились действия партизанских отрядов в тылу немецкой армии, главным образом, со стороны участников французского Сопротивления. Главным же фактором, не позволяющим немецкому командованию перебросить значительные силы для обороны, явилось мощное наступление советских войск в Белоруссии.
В этих условиях англо-американские войска постепенно продвигались все дальше. 20 июля был взят Сен-Ло, 23-го – Кан. 24 июля считается окончанием операции “Оверлорд”. Плацдарм союзников включал территорию размером 100 на 50 км. Была создана серьезная база для ведения дальнейших боевых действий против фашистской Германии на западе.

Значение высадки в Нормандии
Безвозвратные потери союзных войск в операции “Оверлорд” насчитывают около 120 тыс. чел., немцы потеряли около 110 тыс. Конечно, эти цифры не идут в сравнение с потерями на Восточном фронте. Однако, пусть и с опозданием, но открытие второго фронта все же состоялось. Новый район боевых действий сковал немецкие войска, которые могли быть переброшены в качестве последней надежды против наступающей советской армии. Тем самым, окончательная победа была одержана раньше и с меньшими потерями. Второй фронт имел большое значение как символ единства союзных сил. Противоречия между Западом и СССР отступили на второй план.

Рецензии на книгу « Высадка в Нормандии »

Энтони Бивор

ISBN: 978-5-389-07860-4
Год издания: 2014
Издательство: КоЛибри
Серия: История Второй мировой войны
Язык: Русский

Высадка в Нормандии — стратегическая операция союзников по высадке войск в Нормандии (Франция), начавшаяся рано утром 6 июня 1944 года и закончившаяся 31 августа 1944 года, после чего союзники пересекли реку Сену, освободили Париж и продолжили наступление к французско-германской границе.
Операция открыла Западный («второй») фронт в Европе и предопределила окончательный разгром нацистской Германии, а также решающим образом повлияла на формирование послевоенной карты Европы и мира.
Высадка в Нормандии является крупнейшей десантной операцией в истории — в ней приняли участие более 3 миллионов человек, которые пересекли пролив Ла-Манш из Англии в Нормандию.

Лучшая рецензия на книгу

С Энтони Бивор я знаком по книге “Сталинград” ,которая мне пришлась по вкусу.Всегда хочу написать большую рецензию, но к сожалению не умею.Тройка по русскому видимо сказывается)))Данный труд весьма подробно описывает высадку в Нормандии с дальнейшим наступлением союзных войск до границ фашистской Германии.В книге описаны не только боевые действия и развитие военные операция, но а так же воспоминания, как обычных солдат и гражданских лиц, так и высшего военного руководства.И все бы хорошо, но. Но есть в книжке, как мне кажется один изьян, а именно ее перевод.Уж очень он временами, облегченный что-ли.Чем-то это напомнило мне гнусавую озвучку в эпоху vhs.И из-за этого, немного подпортилось впечатление о этой, достаточно немаленькой по размерам книги.

Язык Русский
Возрастные ограничения 18+
Страниц 704 стр.
Формат 60×90/16 (145х215 мм)
Тираж 4000 экз.
Твердый переплет
Возрастные ограничения: 18+

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Рецензии читателей

«Джентльмены, с той минуты, как вы прибудете в расположение своего батальона, ожидаемая продолжительность вашей жизни составит ровно три недели».
(из обращения неизвестного английского майора к офицерам пополнения в учебном центре близ Байе, Франция, июль 1944 года)

В сравнении с более ранними работами Энтони Бивора, где было множество спорных моментов, данная книга выглядит удивительно адекватной. Несомненно, автора стоит похвалить за получившуюся четкой и понятной картину трехмесячного сражения, ведь это сотни (если не тысячи) разнообразных источников, где только о действиях американских парашютистов 6 июня можно было собрать информации на несколько схожих по размеру томов.
Немногочисленные претензии к книге относятся в первую очередь к переводу, в котором постоянно мелькают небольшие ошибки в терминологии (вроде «бригадеНфюрера» вместо «бригадефюрера») и непривычные для отечественной литературы варианты перевода имен собственных. Ошибки некритичные, но очень уж режут глаз подготовленному читателю.
Начиная с подробного описания легендарного десанта 6 июня, повествование идет через изнурительные и кровопролитные бои в канских бокажах и болотах Котантена до стремительного прорыва генерала Паттона в Бретань в лучших традициях блицкрига, замыкания Фалезского “котла” и, наконец, освобождения Парижа.
Большие потери при боях в бокажах вынудили командование союзников пополнять передовые пехотные части тыловиками и совсем необстрелянными новичками. Данные меры, вкупе с неизбежным падением духа из-за постоянного нахождения на линии фронта, вызвали резкий всплеск т.н. «синдрома боевой усталости», когда человек под воздействием сильного стресса терял самообладание и соответственно боеспособность. Такая проблема существовала везде, но только практичные союзники подошли к ней с точки зрения медицины и сумели разработать систему, позволявшую так или иначе снова вводить в строй до половины пострадавших.
Через всю книгу прослеживается постоянное внимание к использованию такого метода воздействия на противника, как применение стратегической авиации для уничтожения тактических целей на поле боя. Метод, в целом, показал малую эффективность. Был конечно мощный психологический эффект – пугающе грозный строй сотен бомбардировщиков, приносивших геену огненную на позиции противника, вызывал ликование у солдат союзников и столь же сильный шоковый эффект у немцев – но он едва ли мог компенсировать постоянные промахи и попадания по своим.
Много внимания Бивор уделяет теме военных преступлений. Понятное дело, что расстрелы пленных и другие преступления от частей СС, а также прочих «свободных от морали» немецких военнослужащих вполне ожидаемы, но ответные акты мести и беспричинные расстрелы со стороны союзников не вызывают приятного впечатления.
Довольно любопытно выглядит описание сражений в Фалезском котле, где немцам пришлось прочувствовать на собственной шкуре все прелести отступления при нехватке горючего и господстве в воздухе авиации противника. Картина вызывает стойкие ассоциации с нашим отступлением лета 1941 года, в частности с Киевским «котлом»: точно также генералы выходят из окружения по лесам и прорываются в одной стрелковой цепи с солдатами, точно также бросается куча техники и десятки тысяч человек попадают в плен. Вдвойне интересно, что в действии принимало участие множество уже хорошо известных личностей, воистину в этом скрыта глубочайшая ирония мстительной Клио. Знаменитый эсэсовский танковый командир, гроза Восточного фронта обергруппенфюрер Пауль Хауссер выходит из фалезского окружения пешком, в процессе получает тяжелое ранение и спасается во многом благодаря удачному прорыву выходящих неподалеку парашютистов люфтваффе под командованием другого ветерана Восточного фронта – генерала Ойгена Майндля, участника зимних боев под Москвой и воздушного десанта на остров Крит весной 1941 года. А вот его коллеге генералу Герману Рамке, также штурмовавшему Крит и воевавшему в Северной Африке, повезло меньше – он чуть раньше стал руководителем обороны осажденной крепости, атлантического порта Брест, где через несколько месяцев и попал в плен. Другой колоритный персонаж, генерал Дитрих фон Хольтиц, в свое время отличившийся при штурме Севастополя, спустя два года, будучи уже комендантом Парижа, справедливо рассудил, что лимит собственных военных преступлений почти достиг опасного предела, и сдал город без серьезных боев, тем самым сохранив французскую столицу от больших разрушений, а себе заработав репутацию гуманиста и сносное послевоенное будущее.
Ветераны Остфронта рангом повыше, фельдмаршалы фон Клюге и Модель, при всем желании так и не смогли кардинально изменить ситуацию, а почти безропотное потакание идеям Гитлера только ухудшило ситуацию, доведя ее в итоге до крупномасштабного поражения.
В конце, по итогам прочтения, еще раз хочется сказать спасибо нашим союзникам за свой вклад в предоставленную немцам возможность сполна «пожать посеянную бурю».

«Джентльмены, с той минуты, как вы прибудете в расположение своего батальона, ожидаемая продолжительность вашей жизни составит ровно три недели».
(из обращения неизвестного английского майора к офицерам пополнения в учебном центре близ Байе, Франция, июль 1944 года)

В сравнении с более ранними работами Энтони Бивора, где было множество спорных моментов, данная книга выглядит удивительно адекватной. Несомненно, автора стоит похвалить за получившуюся четкой и понятной картину трехмесячного сражения, ведь это сотни (если не тысячи) разнообразных источников, где только о действиях американских парашютистов 6 июня можно было собрать информации на несколько схожих по размеру томов.
Немногочисленные претензии к книге относятся в первую очередь к переводу, в котором постоянно мелькают… Развернуть

Читайте далее:
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector