Политический конфликт в греции | Vasque-Russia.ru

Политический конфликт в греции

Политический конфликт в греции

Иванова Д., МЕ-08 A

Научный руководитель: Халилова-Чуваева Ю.А.

ПОЛИТИЧЕСКИЙ КОНФЛИКТ В ГРЕЦИИ

На сегодняшний день мы живем в мирное время, однако не исключены какие-либо виды конфликтов. В любой стране имеются причины развития политического конфликта, и можно наблюдать яркие примеры такие, как конфликт в Греции, так же имел место быть политический конфликт в Грузии, и в других странах мира.

Конфликт – объективно-субъективное явление, состояние, реальность, присущие общественным отношениям. Тезис о всеобщей гармонии интересов – один из многочисленных мифов. В политике, как и в повседневной жизни, происходят конфликты. Глубинная причина конфликтов в обществе – противостояние различных потребностей, интересов, ценностей конкретных субъектов политики, составляющих социальную структуру. Политический конфликт – острое столкновение противоположных сторон, обусловленное взаимопроявлением различных интересов, взглядов, целей в процессе приобретения, перераспределения и использования политической власти, овладения ведущими позициями во властных структурах и институтах, завоевания права на влияние или доступ к принятию решений о распределении власти и собственности в обществе. Субъектами политического конфликта могут быть государство, классы, социальные группы, политические партии, личности. Наиболее общей причиной возникновения конфликтов является неравное положение, занимаемое людьми в обществе, разлад между ожиданиями, практическими намерениями и поступками людей, несовместимость претензий сторон при ограниченности возможностей их удовлетворения. Главный вопрос в конфликтах – это кто и каким образом распоряжается ресурсами, в чьих руках власть, позволяющая одной группе людей распоряжаться деятельностью других. Конфликт не возникает сразу. Причины его накапливаются, зреют очень длительное время.

На сегодняшний день примером подобного конфликта можно считать ситуацию в Греции. Причиной является финансовый кризис, который охватил Грецию в 2010 году. Совокупный долг Греции превысил 300 миллиардов евро, причем только в 2009 году страна одолжила около 80 миллиардов евро, или 30 % ВВП. Бюджетный дефицит составил рекордные для еврозоны 12,7 % ВВП. При этом следует заметить, что кризис 2009-2010 гг. в Греции грозит осложнениями во всей еврозоне. Следствия данного кризиса – многочисленные конфликты на территории Греции.

Десятки тысяч человек протестовали в Афинах и Салониках против планов правительства резко сократить зарплаты госслужащим и другие госрасходы в обмен на кредиты ЕС и МВФ, которые должны спасти страну от банкротства.

Небольшие группы молодежи устроили столкновения с полицией. В ходе беспорядков в Афинах погибли три человека – работники банка.

Греция была парализована 24-часовой забастовкой, которая полностью прекратила авиасообщения и нарушила работу другого транспорта. Не работали также государственные учреждения, банки, школы и университеты. В данном случае конфликт затрагивает политические и экономические сферы страны. Однако влияние на ситуацию имеет не только правительство Греции, но и третья сторона, а точнее члены Евросоюза. Если страны-члены Евросоюза помогут Греции преодолеть финансовый кризис, тогда правительству Греции не придется принимать столь жесткие меры, что и поможет разрешить сложившийся политический конфликт.

Этап окончания конфликта – наиболее сложная фаза, так как от результата окончания противоборства зависит новая расстановка сил в обществе. Возможны два варианта окончания конфликта: достижение примирения сторон либо их непримиримость, то есть неразрешимость конфликта. Примирение, в свою очередь, может носить характер полного или частичного урегулирования конфликта. Конфликт может разрешиться сам собой, например, из-за утраты актуальности предмета спора, усталости участников, истощения ресурсов.

Правительства и парламенты Германии, Франции, Италии и Испании одобрили выделение Греции финансовой помощи на общую сумму 63,7 млрд. евро. В данном случае третья сторона берет участие в разрешение этого конфликта. Именно это вмешательство и поможет уладить сложившийся конфликт в Греции. Однако после Греции кризис охватывает Португалию и Испанию, а в дальнейшем и всю Еврозону. Политический конфликт в Греции не будет единственным и последним конфликтом в мире. По тому как, причиной конфликты в основном является разделение материальных ценностей и власти, а кризис приводит к разделению материальных ценностей. Использую знания о политических конфликтах, правительства стран должны предотвращать появление этих конфликтов.

ПОЛИТИЧЕСКИЙ КОНФЛИКТ В ГРЕЦИИ

Читайте также:

  1. PR и маркетинг: эволюция развития конфликта
  2. XVI. Поведение личности в конфликтном общении
  3. А) не следует создавать конфликтную ситуацию
  4. Авидон И. Ю., Гончукова О. П. Тренинги взаимодействия в конфликте. Материалы для подготовки и проведения. 2008, СПб, Речь, 192 с. (артикул 6058)
  5. Авторитарный политический режим.
  6. Адекватность отражения конфликта.
  7. Анализ конфликтной ситуации
  8. Аналитический этап разрешения конфликта
  9. Архитектура Древней Греции. Архаический период( 7-6вв до н.э.).
  10. Биографический анализ конфликта
  11. Бланк анализа конфликта
  12. В конфликте (К.Н. Томас)

Финансовый кризис охватил Грецию в 2010 году. Совокупный долг Греции превысил 300 миллиардов евро, причем только в 2009 году страна одолжила около 80 миллиардов евро, или 30 % ВВП. Бюджетный дефицит составил рекордные для еврозоны 12,7 % ВВП. При этом следует заметить, что кризис 2009-2010 гг. в Греции грозит осложнениями во всей еврозоне. Следствия данного кризиса – многочисленные конфликты на территории Греции.
Десятки тысяч человек протестовали в Афинах и Салониках против планов правительства резко сократить зарплаты госслужащим и другие госрасходы в обмен на кредиты ЕС и МВФ, которые должны спасти страну от банкротства.
Небольшие группы молодежи устроили столкновения с полицией. В ходе беспорядков в Афинах погибли три человека – работники банка.
Греция была парализована 24-часовой забастовкой, которая полностью прекратила авиасообщения и нарушила работу другого транспорта. Не работали также государственные учреждения, банки, школы и университеты. Однако влияние на ситуацию имеет не только правительство Греции, но и третья сторона, а точнее члены Евросоюза

1.Объект: долг Греции

2.Предмет: Совокупный долг Греции превысил 300 миллиардов евро

– государственные учреждения, банки, школы и университеты

– Правительства и парламенты Германии, Франции, Италии и Испании

4.Описание микро-, макросреды:

Микросреда: социальные группы, государственные учреждения, банки, школы и университеты

Макросреда: члены Евросоюза, Правительства и парламенты Германии, Франции, Италии и Испании

Финансовый кризис, который охватил Грецию в 2010 году. Совокупный долг Греции превысил 300 миллиардов евро, причем только в 2009 году страна одолжила около 80 миллиардов евро, или 30 % ВВП. Бюджетный дефицит составил рекордные для еврозоны 12,7 % ВВП. При этом следует заметить, что кризис 2009-2010 гг. в Греции грозит осложнениями во всей еврозоне. 6.Интересы и мотивы сторон

Греция: преодоление финансового кризиса

Социальные группы (молодежь, работающее население): стабильная выплата з/п

7.Тактика и стратегия участников конфликта:

Правительства и парламенты Германии, Франции, Италии и Испании одобрили выделение Греции финансовой помощи на общую сумму 63,7 млрд. евро.

Десятки тысяч человек протестовали в Афинах и Салониках против планов правительства резко сократить зарплаты госслужащим и другие госрасходы в обмен на кредиты ЕС и МВФ, которые должны спасти страну от банкротства.

Небольшие группы молодежи устроили столкновения с полицией. В ходе беспорядков в Афинах погибли три человека – работники банка.

8.В каком состоянии находиться конфликт:

Конфликт находиться в состоянии эскалации.

9. Тип конфликта: социальный, политический.

10. Способы предупреждения конфликта:

1.третья сторона примет участие в разрешении конфликта (Германия, Франция, Италия и Испания)

11. Способы урегулировании конфликта (свои собственные)

В этом конфликте необходимо подключить 3-ью сторону для урегулирования конфликта

Рекомендации

взаимный и оперативный обмен достоверной информацией об интересах, намерениях и очередных шагах сторон, участвующих в конфликте;

сознательное взаимное воздержание от применения силы,

способной придать неуправляемость конфликтной ситуации;

объявление взаимного моратория на действия, обостряющие конфликт;

подключение арбитров, беспристрастный подход которых гарантирован, а рекомендации принимаются за основу компромиссных действий

Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.005 сек.)

К чему приведёт власти Греции дипломатический конфликт с Россией

Прогнувшись под давлением США и НАТО, нынешний греческий режим сфабриковал позорный дипломатический скандал с Россией, как ни в чем не бывало заявляя после этого о том, что продолжает дорожить отношениями между нашими странами.

От саммита к саммиту

Еще совсем недавно, после весеннего саммита ЕС, набравшись смелости, не вняв уговорам Терезы Мэй и отказавшись шельмовать Россию по откровенно сфабрикованному делу Скрипаля, глава правящей в Греции левой коалиции СИРИЗА Алексис Ципрас сам искал общения с Владимиром Путиным и набивался к нему в гости. И получил в ответ приглашение посетить Россию.

И вот прошло каких-то несколько месяцев и аккурат уже к другому саммиту — НАТО в Брюсселе, теперь под чутким руководством самого мирового гегемона — США, сумевшего быть более убедительным, чем британские неумехи, Афины устраивают публичный отлуп Москве. Причем греки идут на самые фантастические обвинения, какие только можно придумать. Как сообщило местное издание «Катимерини», которому была уготована роль стать рупором скандала, «различные круги, связанные с русскими интересами, вмешивались в греческие внутренние дела», подкупали греческие муниципалитеты, митрополитов Элладской церкви, пытались обрести влияние на Святой горе Афон, осуществляли «попытки разведывать и распространять информацию, а также совершать подкуп государственных чиновников». И, конечно же пытались «вмешаться в особо чувствительные национальные проблемы и интересы Греции на Балканах, в частности, по вопросу о споре по государственному наименованию Бывшей Югославской Республики Македония» (ну как обойтись без этого очередного «свершения» Запада?) Причем в числе самых коварных и беспринципных агентов, подрывающих демократические греческие устои, называлось Императорское православное палестинское общество, занимающееся премущественно организацией паломнических поездок, а также поддержоей духовных контактов русских православных с единоверцами с других концов православной ойкумены. Как бы то ни было, но за антигреческую деятельность Афины выслали из страны двух российских дипломатов, и еще двум запретили въезд в нее.

Причем когда российская строна попросила греческую обнародовать все факты, свидетельствующие об ужасающей деятельности русских по «подкупу», «вмешательству» и «распространению», та, в свою очередь, отделалсь невнятными отговорками. Аналогичные вопросы возникли и в самой Греции, в частности, у представителя крупнейшей оппозиционной партии «Новая демократия» Гиоргиса Кумуцакоса, но и они остались без ответа.

Да и к чему все эти мелочи и условности, когда одобрение антироссийских действий официальных Афин были получены от самих США, причем публично. «Мы поддерживаем Грецию, защищающую свой суверенитет, — просто и без обиняков заявила, как припечатала, пресс-секретарь Госдепа Хизер Науэрт. — Россия должна положить конец своему дестабилизирующему поведению».

Безымянные вредители

И после таких слов если что и остается, так только, видимо, взять под козырек. Но Москва не взяла. Устами спикера российского МИД Марии Захаровой она вполне по-христиански пожалела Грецию, на которую было оказано сильнейшее давление, и заявила о том, что в России знают, что к сталкиванию братских православных греческого и русского народа приложил руку спекулянт и политический авантюрист Джордж Сорос. И что, хочешь не хочешь, а Москва таки зеркально ответит на подобный выпад в свою сторону.

После чего последовала сиризовская реакция, которая, как принято говорить в интернете, «пробила дно». И как и в прошлые разы, Афины использовали проверенный сливной бачок — «Катимерини», заявив со страниц издания о том, что любые ответные шаги Москвы будут «бесплодными», приведут только к ухудшению отношений между странами, и что греческих-то дипломатов выдворять из России не за что, ибо они в отличие от беспринципных россиян не «вмешивались», не «подкупали», не распространяли”, и, в целом, «ни один член греческой дипломатической и консульской службы в России не переступал пределы строгого выполнения своей миссии». О том, в чем заключается эта миссия, кроме как в прямом следовании интересам США, газета как-то не сообщила.

Но Москва сих «разумных доводов» не услышала, и выслала греческого торгового представителя Адамантио Каритиано, сотрудника отдела печати и коммуникаций Андреа Таки, а руководителю политического бюро министра иностранных дел Греции Йоргосу Сакеллариу и вовсе был запрещен въезд в Россию.

В ответ, как ожидается — буря возмущений. И соответвующих выступлений в прессе. «Греция полна решимости ратифицировать свое соглашение с бывшей югославской Республикой Македонией об изменении названия страны, и если русские будут продолжать пытаться сорвать это, ответная реакция будет сильной, — заявил Bloomberg глава комитета греческого парламента по внешним связям и, естественно, представитель СИРИЗЫ Костас Доузинас.

Македонский же коллега Ципраса и Доузинаса по натовскому проекту впихивания Балкан в цепкие объятья Запада, большой друг Вашингтона и местных албанцев, глава правительства Македонии Зоран Заев также отстрелялся по этому вопросу в медиа — в американской BuzzFeed: «Россия и некоторые греческие бизнесмены выплачивали известным им лицам суммы от 13 000 до 21 000 долларов США за то, что бы те выступали против заключенного в прошлом месяце соглашения относительно имени „Македония“».

При этом, справедливости ради, издание отметило, что Заев опять-таки не назвал конкрентных лиц, стоявших за тайной организацией «Россия и некоторые греческие бизнесмены «.

То есть уши заказчика этого дипломатического скандала выглядывают вполне четко, и бенефициар вырисовывается лишь один — Вашингтон. А балканские супердемократические режимы выступают исключительно в роли его клевретов, их элиты хотят урвать что-нибудь для себя, но не действовать в интересах своих народов и государств.

На двух стульях

При этом с госудаственными интересами дела обстоят как раз весьма неважно. Так, на встрече с Ципрасом еврокомиссар по экономике и финансам Пьер Московиси прямым текстом заявил, что четвертой программы ЕС по макроэкономической помощи Греции не будет (предыдущая — третья, объемом в 86 миллиардов, заканчивается в августе). А встреча опять же в рамках все того же саммита НАТО с закусившим удила в своих неоосманских реваншистских планах турецким лидером Реджепом Эрдоганом, предлагающим для начала пересмотреть принадлежность территориальных вод Эгейского моря, а также островов Имиа и кипрского шельфа, по признанию греческого премьера, получилась «трудной». И, по сути, не привела ни к чему, кроме дежурных заверений обоих лидеров в намерениях «снизить напряженность».

В вопросах обуздания турецкого соседа, как и в попытках вылезти из экономической ямы, Афины традиционно смотрели в сторону России. Как братской православной страны, которая, в конце концов, когда-то помогла Греции обрести независимость. Но при этом, что особенно четко проявилось при нынешнем левацком руководстве, Греция, как и прежде, желает оставаться в орбите западного влияния, сохраняя членство в НАТО и ЕС. Поэтому в итоге важная экономическая повестка российско-греческих взаимоотношений была откровенно провалена: российской стороне не дали поучаствовать в приватизации греческих газовых компаний DEPA и DESFA, порта в Салониках, греческих железных дорог, а также осуществить проект нефтепровода Бургас-Александруполис. Всякий раз, когда в этих вопросах начинало «пахнуть русским духом», следовал грозный окрик из Брюсселя, а то и из Вашингтона, и Афины послушно включали заднюю.

Что же касается повестки антитурецкой, то и тут между товарищами полного согласия не наблюдалось. Афины довольно болезненно воприняли намерение Москвы поставить Анкаре ракетно-зенитные комлпексы С400, что по сути, нивелирует всю мощь греческой авиации. Москва же, в свою очередь, пыталась и пытается играть на противоречиях, наметившихся в последнее время между Турцией и США. В частности, после решения о закупке тех же С400, Вашингтон отказался поставлять режиму Эрдогана свои истребители-бомбардировщики пятого поколения F35, после чего последний даже пригрозил подать на американцев в международный арбитраж. И американцев тут как раз можно понять: своими агрессивными заявлениями и действиями Турция откровенно расшатывает единство Североатлантического альянса. Что, с учетом и других серьезных американо-турецких противоречий (таких, как отказ США выдать Турции оппозиционного Эрдогану Фетхулаха Гюлена или арест в Турции симпатизировавшего курдам американского пастора Эндрю Брансона) только на руку Москве, даже без учетов многочисленных турецких «ножей в спину» России. В любом случае, строптивый и ненадежный союзник США Турция (которая, разумеется, несмотря на восточную церемонность, никак не может быть союзником России) намного лучше полностью покорного сателлита тех же США Греции.

Как бы то ни было, даже идя по настоянию своих американских хозяев на дипломатическую войну с Россией, левацкое руководство Греции старается сохранить хорошую мину при дурной игре. Так, сам Алексис Ципрас, прокомментировав разногласия между Афинами и Москвой в духе «Греция будет решительно реагировать всякий раз, когда поднимается вопрос о национальном суверенитете». Тем не менее, он оговорился, что его кабинет «будет продолжать проводить свою политику продвижения отношений с Россией на двустороннем и многостороннем уровнях». А глава греческого МИД Никос Котзиас назвал своего коллегу Сергея Лаврова «одним из лучших дипломатов, действующих на международной арене» и добавил, что, несмотря ни на что, ждет его в Греции в рамках подготовки предстоящего визита Ципраса в Москву.

Однако одновременно с этим одна за другой стали приходить новости о том, что греческие посольства начали отказывать в прежних трехгодичных визах священникам Русской православной церкви, выдавая вместо них месячные. Особенно после того, как священники высказывали намерение посетить святую для каждого православного гору Афон. Также в инфополе появился инсайд, согласно которому ранее Афон посетил американский посол в Греции, один из вдохновителей украинского майдана Джеффри Пайет, который потребовал от монашеской республики, находящейся под юрисдикцией Константинопольского патриархата, прекратить всякие взаимоотношения с российскими организациям. Что в свете попытки Константинополя (Фанара) продавить украинскую автокефалию преобретает особую актуальность. Опять же, если на своих священников (Элладской церкви) Афины способны надавить (в Греции церковь не отделена от государства), что и делают, протаскивая навязываемые западными кураторами идеи о правах гомосексуалистов и дехристианизации образования, то русские пастыри им формально не подчиняются. А, значит, приниципиально опасны для их авантюр.

По большом счету, на даннном этапе Москве имеет смысл прикрыть всю эту греческую богадельню. Тем более, что ее представители, исходя из своих политических пристрастий, Бога знать не желают. И подождать хотя бы смены власти в Греции. А она вполне возможна на фоне ухудшающегося экономического положения страны и недовольства греков агрессивным накатом на их традиционные ценности, что совсем недавно подтвердил один из депутатов оппозиционной партии «Золотая Заря» Константинос Барбарусис, с трибуны парламента призвав армию взять власть в свои руки и арестовать левацкое руководство, откровенно предающее интересы страны. Конечно, этот спич можно было бы назвать экстравагантным, если бы он не свидетельствовал об одном — ситуация дозревает.

Тайны гражданской войны в Греции: почему греки сражались друг против друга?

Если стране недостаточно Второй мировой, то можно устроить ещё и гражданскую. В Греции она началась в 1943-м и завершилась через шесть лет, в 1949 году. Но почему простые люди брали оружие в руки? И кто же, с кем и вообще за что воевал?

Если стране недостаточно Второй мировой, то можно устроить ещё и гражданскую. В Греции она началась в 1943-м и завершилась через шесть лет, в 1949 году. Но почему простые люди брали оружие в руки? И кто же, с кем и вообще за что воевал?

Хроника войны

Хотя нередко начало гражданской войны в Греции относят к 1946 году, фактически она началась на три года раньше, в период оккупации страны Германией, Италией и Болгарией.

Иногда этот период, который длился с 1943-го по 1945 год, нежно называют Прелюдией.

Как и во многих гражданских войнах, там переплелись несколько конфликтов. Во-первых, ЭАМ/ЭЛАС сражались с различными националистическими и монархическими организациями. Во- вторых, партизаны воевали с коллаборационистскими « батальонами безопасности». И конечно, с оккупантами, которые практиковали массовые казни, — что, впрочем, лишь ожесточало греков.

ЭАМ — это созданный коммунистами Национально-освободительный фронт, а ЭЛАС — его боевое крыло, Национально-освободительная армия.

Но вскоре расклад сил поменялся. Советские армии успешно освобождали Балканы — и осенью 1944 года вермахт покинул Элладу. Однако не всю — остров Крит немцы удерживали до конца войны.

В конце 44-го начался конфликт между ЭАМ/ЭЛАС и новым правительством Греции, которое поддерживала Великобритания. Пиком конфликта стала Dekemvriana — декабрьские события в Афинах, где развернулись ожесточённые бои между греческими партизанами и прибывшими британскими войсками. Срочно перебросив подкрепления из Италии, англичане в январе 1945 года заняли Афины. В феврале греческие коммунисты, фактически признав поражение, подписали соглашение о прекращении боевых действий.

Британский историк Майкл Смит в книге « Афины. История города», описывая эти события, делает акцент не на британской интервенции, а на миротворческой миссии Уинстона Черчилля. Возможно, англичанам стыдно за эту страницу своей истории?

В 1945-46 годах гражданская война была « поставлена на паузу». Но, продолжая тлеть, не прекратилась совсем. Боевики-националисты в это время убили свыше двух тысяч человек — сторонников левых. В стране развернулся « белый террор».

Весной 46-го война получила « второе дыхание». Коммунисты « вырыли топор войны» и подняли восстание. « Пожар» охватил многие районы страны. Но к 1949 году левые потерпели поражение.

Конечно, любая гражданская война — это многоуровневый конфликт. И греческую неверно рассматривать вне контекста взаимоотношений Москвы, Лондона и Белграда.

Иногда её называют первой прокси-войной эпохи холодной войны.

Но мы говорим о микроуровне конфликта. По каким критериям происходил раскол в обществе? Как люди выбирали ту или иную сторону?

Безусловный интерес представляет исследование политолога Статиса Калливаса, который в своей работе The Logic of Violence in Civil War попытался изучить мотивацию участников на примере двух районов Греции.

Арголида

Первым таким объектом исследования стала Арголида — область на северо-востоке Пелопоннеса.

Область получила название от города Аргос. Его история насчитывает около четырёх тысяч лет. Да, это древнейший постоянно населённый город Европы. В VI веке до н. э. заселённый дорийцами Аргос бросал вызов Спарте в так называемой « Битве трёхсот».

На территории Арголиды находится и Нафплион — первая столица Греции в 1828–1834 годах.

Сельские районы Арголиды отличались относительно однородным населением. Крупные имения были порезаны в конце XIX векам в ходе аграрных реформ, и почти все крестьяне получили в собственность небольшие участки земли, которые могли обрабатывать сами, не привлекая батраков.

Примерно половина жителей региона были арнаутами — то есть албанцами, переселившимися сюда в Средние века. За несколько столетий они смешались с греками и ассимилировались, запутав современных генетиков и строителей национальных мифов. Арнауты ( арваниты) принадлежали к Греческой православной церкви и также владели греческим языком. Хотя они и отличали себя от собственно греков, никакого раскола по национальному признаку здесь во время войны не произошло.

Кровная месть в этом регионе не практиковалась.

Никаких классовых и национальных конфликтов! Идиллия!

Что же раскололо общество?

Главным политическим конфликтом до войны было противостояние монархистов и либералов. На Пелопоннесе доминировали монархисты, а поддержка коммунистов была минимальной. Как отмечает Калливас, на противостояние монархистов и сторонников республики наложились мелкие местные конфликты, вызванные в основном имущественными спорами — прежде всего из-за права наследования. Именно такие ссоры могут толкнуть деревенских соседей в разные лагеря.

Играет роль и географический фактор. Отдалённые горные сёла при нехватке войск неизбежно становятся вотчиной партизан.

С апреля 1941-го до осени 1943 года Арголиду оккупировали итальянцы. Они спокойно управляли территорией, используя старые административные структуры. Коллаборационизм был рутинным и поверхностным. Вооружённого сопротивления не велось.

Но всё изменилось летом 43‑го.

Во-первых, сюда прибыл отряд ЭЛАС. Во-вторых, британцы вышли на связь с небольшими группами партизан в горах и начали доставлять им оружие и боеприпасы. Но главным фактором стал выход Италии из войны — немало итальянского оружия оказалось в руках партизан ЭЛАС. Территорию римлян « унаследовали» и заняли немцы.

« Заняли» — это громко звучит. Солдат хватало только, чтобы контролировать Аргос, Нафплион и пару сёл, а в прочих районах возник политический вакуум.

Маятник резко качнулся влево — и уже осенью 1943 года коммунисты поставили под контроль почти всю префектуру, за исключением тех немногих пунктов, где стояли немецкие гарнизоны.

В Греции за несколько месяцев из подпольной организации ЭАМ превратился в полноценное правительство. И это удивительно, поскольку до войны Арголида была преимущественно монархической. Но в условиях коллапса политической и административной системы именно греческие коммунисты смогли выйти на первые роли.

А гражданское население, до того жившее вполне спокойно, понесло большие жертвы — как от карательных рейдов немцев, так и от бомбардировок союзников.

Весной 1944-го в Арголиду прибыли дополнительные германские войска и перешли в наступление против партизан. К лету того же года местные жители стали массово, сёлами переходить на сторону немцев.

В это время стало уже очевидно, что Германия терпит поражение в войне. Но крестьяне Арголиды телевизор не смотрели, интернета у них не имелось. А местные реалии были таковы, что немцы, при поддержке батальонов безопасности, успешно изгоняли партизан.

И там было явное ощущение победы рейха!

Так на смену революционным настроениям очень быстро пришёл массовый коллаборационизм. В июне немцы и их приспешники уже контролировали всю Арголиду — за исключением горных районов.

Но тут всё снова резко изменилось. В июле 1944 года начался поспешный вывод немецких войск, которым срочно требовалось уехать в Германию, пока дорогу не преградила Советская армия. В сентябре эвакуировали гарнизон Аргоса, а в Нафплионе вскоре сдались батальоны безопасности.

После ухода немцев в опустевшие сёла с гор спустились партизаны — и стали мстить предавшим их крестьянам.

Алмопия

Вторым регионом, который исследовал Калливас, стала Алмопия на севере Греции. Она входит в префектуру Пелла.

Тут всё дышит историей! Пелла была столицей Македонии вплоть до завоевания её Римом.

История Алмопии непроста. До Балканских войн 1912-13 годов она входила в состав Османской империи. Население было очень неоднородным в этническом и религиозном плане, а земля в основном принадлежала турецким землевладельцам. Картина изменилась в начале 20-х годов, когда произошёл так называемый « обмен населением» между Грецией и Турцией. Многим грекам пришлось покинуть родные земли в Малой Азии и переселиться сюда. А мусульмане ушли из Алмопии.

В Грецию прибыло тогда примерно полтора миллиона беженцев, а в обратном направлении, в Турцию, переселились около 400 тысяч мусульман. Эта « реэллинизация» вызвала в Греции острый социальный кризис.

В конце 20-х годов 40 процентов населения Алмопии были « славяноговорящие» ( македонцы), шесть процентов — валахи, а более половины, 54 процента, составляли беженцы из Анатолии. Причём эти переселенцы не представляли единой общины — у многих родным языком был не греческий, а понтийский или турецкий. Впрочем, оставшись пёстрым в этническом плане, население стало однородным в религиозном.

Конфликт на севере Греции в 20-е годы обострился из-за аграрной реформы. При разделе больших имений беженцы получили земли, на которые рассчитывали македонцы. Вновь прибывшие плохо относились к местным славянам. Ведь те говорили практически на языке болгар, которых воспринимали как врагов Греции.

Дальше этот национальный раскол дал о себе знать. Во время войны македонцы присоединялись к проболгарскому ополчению ( оккупационные войска в горных районах постоянно не находились). В Восточной Македонии болгары проводили этнические чистки, изгоняя греков, которые прибывали и в Алмопию. Это обострило и без того не самые тёплые отношения между общинами и подтолкнуло регион к гражданской войне. Причём под прикрытием различных политических лозунгов между собой сражались отряды македонцев и греков.

Но и тут всё было непостоянно! Если во время оккупации большинство македонцев сотрудничали с болгарскими войсками, то в 1946-49 годах они примкнули к левым партизанам. Хотя о полном расколе по национальному признаку говорить здесь нельзя ( было немало исключений), гражданская война на севере Греции носила чётко выраженный этнический характер.

Вместо заключения

Исследованием гражданской войны в Греции занимался также Уильям Макнилл, служивший там офицером в 40-е годы. Он знал языки и мог общаться с участниками конфликта, что сделало его наблюдения особенно ценными.

Уильям Макнилл ( 1917-2016) — известный историк-энциклопедист, « американский Фернан Бродель». Из его основной трилогии на русский переведены книги « Восхождение Запада» и « В погоне за мощью».

Базовый труд Plagues and Peoples русскоязычному читателю известен лишь в кратком пересказе Бернстайна. Эта работа, судя по всему, оказала сильное влияние и на создание теории Джареда Даймонда.

Как отмечал Макнилл, ни национализм, ни коммунистические идеи не давали практического решения местных проблем. Поэтому идеология на самом деле была неинтересна — тем более, что местные крестьяне были аполитичны и безграмотны. Макнилл также справедливо заметил, что любая заметная перемена в балансе сил в ходе войны могла быстро привести к массовому оттоку людей в ту или иную сторону.

Вообще, гражданская война в Греции не исчерпывается Арголидой и Алмопией. В других регионах Эллады вспыхнувшие конфликты могли носить иную природу. Но исследование Калливаса даже на примере двух префектур показало, насколько запутанной бывает подобная война.

Мы любим загонять сложные клубки таких конфликтов в простые схемы. Но необходимость понимания анатомии, логики гражданских войн — это не развлечение вроде познания древней истории. Предмет нужно изучать в гражданских и военных вузах. Ибо это — практическое знание, которое позволит избежать кровавых скачков по граблям.

Политический конфликт в греции

Библиографическая ссылка на статью:
Бондарев Н.С. Теоретико-игровое моделирование конфликта: Греция и ЕС // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 1. Ч. 2 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2015/01/9488 (дата обращения: 27.03.2019).

Объектом изучения данной работы является конфликтная ситуация, возникшая между Грецией и Евросоюзом на почве начавшегося в 2010 г. долгового кризиса в Греции. Ситуация интересна тем, что ее необходимо не только смоделировать, но и решить, использую теоретико-математический аппарат, поэтому попробуем погрузиться в прошедший период и рассмотреть возможные исходы событий, которые могли возникать вокруг страны, оказавшейся на грани глубокой рецессии.

Цель работы заключается в построении задач в рассматриваемой конфликтной ситуации, а также вариантов возможного ее решения с помощью экономико-математического моделирования.

Задачи, рассмотрение и выполнение которых необходимо для реализации цели, следующие:

  1. Непосредственное построение задачи, связанной с конфликтной ситуацией между Грецией и ЕС;
  2. Рассмотрение сущности конфликта, его особенностей, игроков для необходимого понимания источников его возникновения, а также выявления прогнозов его развития;
  3. Описание существующих и потенциальных стратегий поведения игроков;
  4. Подведение итогов и выводов по каждой из стратегии, выявление выгодной для обеих сторон

Рассматривая двустороннюю конфликтную ситуацию между Грецией и ЕС, мы выделим суть моделируемой конфликтной ситуации, участников конфликта, их интересы и действия, направленные на реализацию этих интересов. Кроме этого мы представим математическую формализацию конфликта, которая будет включать в себя описание игроков, их стратегий, функций выигрыша.

Суть столкновения интересов сторон (Греции и ЕС) состоит в нахождении Греции на гране дефолта с одной стороны, и оказании помощи Евросоюзом с другой. Рассматриваемый конфликт несет в себе построение задачи и варианты возможного ее решения с помощью математического моделирования.

Выделим главных игроков в конфликтной ситуации:

Игрок A – Греция;

Игрок B – Евросоюз.

Коснемся предыстории возникшей конфликтной ситуации. Европейский союз, создаваемый с таким усердием, впервые прошел проверку на прочность в 2008 году. Казалось бы, Евросоюз, финансовый и политический центр стабильности, должен был бы пройти данную проверку с достоинством, однако этого не случилось. На самом деле, ипотечный кризис, который начался в Америке, плавно перешел в долговой кризис в Европе. А страдают от кризиса, в первую очередь, самые слабые. А такой страной в Евросоюзе на сегодняшний день является Греция [1].

Если смотреть на происходящее в Греции более глубже, то необходимо выделить именно причины возникшей ситуации, то почему Греция попала в конфликтную ситуацию с ЕС и какие стратегии поведения каждой из сторон существуют.

Бесспорно, что для Греции первоочередными мерами для стабилизации ситуации являются сокращение государственных расходов, что, в свою очередь, уменьшит бюджетный дефицит. На что же греки так много тратят? Чтобы ответить на этот вопрос надо более детально рассмотреть экономику этой страны. Что интересно, 70% ВВП – это доходы от туризма, еще 7% — это сельское хозяйство [2]. Остальное приходится на промышленность, транспорт, связь и так далее. Так куда же Греция вкладывала деньги, которые брала в долг? Ответ прост – в государственный сектор. Самое интересное, что осознание этой проблемы к греческой политической элите пришло только сейчас в 2012 году, когда на горизонте стал виднеться дефолт. Еще одной причиной кризиса в Греции являлась зависимость экономики страны от одного вида деятельности – туризма. Диверсификация – это процесс не одного дня, а системная работа. Поэтому, на мой взгляд, кризис в Греции – это кризис всего Евросоюза. Распишем интересы сторон в конфликтной ситуации:

Стороны A и B имеют несовпадающие интересы: сторона А стремится минимизировать последствия долгового кризиса, получить кредит от Евросоюза, в то время как сторона B, с одной стороны, готова пойти навстречу с выдачей кредита и помощи стороне A, а с другой стороны, долговая нагрузка Греции плохо скажется на экономическом благополучии стран еврозоны. Тем не менее, существуют варианты, выгодные как первому игроку, так и второму [3]. Следовательно, игра – неантагонистическая.

Цель Греции в данной конфликтной ситуации – это, главным образом, избежание дефолта, получение международного кредита и стабилизация экономического положения.

Цель Евросоюза в данной конфликтной ситуации – это избежание краха всей европейской системы, поддержание экономического положения.

Если же подвести своеобразный итог, то и политики, и эксперты сходятся во мнении, что Грецию необходимо срочно спасать, банковской системе ЕС требуется рекапитализация, а еврозоне – единое финансовое правительство.

Рассмотрим стратегии поведения игроков A и B:

А1 – принять кредит от Евросоюза и иностранных инвесторов путем рефинансирования долга, обратного выкупа долгов и поддержания качества кредита с государством. Наиболее благоприятная стратегия, позволяющая избежать дефолт и структурные кризисы.

A2 – отказаться от поддержки Евросоюза в ожидании «выборочного дефолта» и дефолта. Выйти из Евросоюза, ввести собственную валюту. Малоэффективная стратегия, но тем не менее имеющая силу.

B1 – выдать кредит на договорных условиях Греции, распределив экономическую нагрузку страны на всю еврозону. Евро останется как валюта в стране. Возможность подключения механизмов по стабилизации положения за счет внешних инвестиций в экономику.

B2 – отказать Греции совместно с МВФ в выдаче международного кредита, что приведет к дефолту в стране. Греция выйдет из еврозоны. ЕС потеряет авторитет среди остальных членов ЕС, оказавшихся в таком же положении, что отрицательно скажется на ее положении в экономико-политическом пространстве. Греция откажется от евро. Нежелательная стратегия.

Матрица выигрышей игроков:

Игроки B1 B2
A1 (3;3) (-2;-1)
A2 (1;2) (0;0)

Рассмотрим каждую из игровых ситуаций:

A1B1 – Евросоюз выдает кредит, Греция соглашается. При данной ситуации Греция, казалось бы, выигрывает больше чем еврозона, т.к. получает деньги, а ЕС отдает. Но тем не менее оба игрока остаются в выигрыше, причем в равном, т.к. выигрыш Греции очевиден, а ЕС не потеряет авторитет в лице других стран еврозоны, поддержав экономику Греции.

A1B2 – Евросоюз отказывает в выдаче кредита, а Греция, ожидая его, не получает. Тем самым, игрок А терпит поражение, точно также как и игрок B, однако игрок А оказывается на грани дефолта, а игрок B только лишь теряет авторитет, при сохранении денежных средств.

A2B1 – Евросоюз готов предоставить кредит в евро на погашение обязательств страны перед кредиторами, однако Греция отказывается от него. Она выходит из ЕС, отказываясь от евро, “включает собственный денежный станок” и независимо от еврозоны начинает небольшими темпами стабилизировать положение в стране.

A2B2 – ни у ЕС нет возможности или желания предоставить кредит, ни у Греции нет желания принять его. Таким образом, складывается ситуация полного согласия сторон, когда ни игрок A ни игрок B не требует от своего оппонента каких-либо ресурсов. Складывается ситуация, когда выигрыши обоих игроков будут нулевыми.

Таким образом, найдена равновесная ситуация A1B1. Эта ситуация оказалась приемлемой для обоих игроков.

В равновесной ситуации игрок A выигрывает 3 единицы и игрок B – 3 единицы.

Подводя итог проделанной работе, хотелось бы сказать, что была рассмотрена непростая конфликтная ситуация мирового уровня, касающаяся как политического, экономического, так и других сфер жизнедеятельности. Возникшая между Грецией и Евросоюзом на почве начавшегося в 2010 г. долгового кризиса в Греции послужила примером неантагонистической игры.

В работе была достигнута главная цель – построена задача на основе конфликтной ситуации, рассмотрены возможные варианты ее решения и самое главное – было найдено оптимальное. При достижении цели рассматривались следующие задачи, которые помогли в решении конфликтной ситуации:

  1. построена задача, связанная с конфликтной ситуацией между Грецией и ЕС;
  2. рассмотрена сущности конфликта, его особенностей, игроков для необходимого понимания источников его возникновения, а также выявления прогнозов его развития;
  3. описаны существующие и потенциальные стратегии поведения игроков;
  4. построена примерная матрица выигрышей игроков.

Решенная в данной работе конфликтная ситуация наглядно показывает, как может конфликт мирового масштаба быть наложен на матрицу стратегий, как могут быть сделаны выводы по каждому из вариантов стратегий, выявлены наиболее успешные и выгодные для обеих сторон варианты.

Читайте далее:
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector