Парки Прованса-Альпы | Vasque-Russia.ru

Парки Прованса-Альпы

Парки Прованс-Альп

Деревни на вершине холмов в природном парке Люберон

На склонах горного массива Люберон в Провансе раскинулся одноименный природный парк. Среди великолепной природы, утопая в средиземноморской зелени, здесь расположились деревеньки, считающиеся красивейшими во Франции. Наиболее живописные из них часто называют villages perches или деревни на вершине холмов. Здесь вы не найдете крупных значимых достопримечательностей, но тщательно сохраненные старинные здания, тихие узкие улочки и неповторимый прованский колорит ежегодно привлекают сюда все новых и новых туристов.

Посетите Менерб, возвышающийся на высоком скальном уступе с его цитаделью, бывшей в шестнадцатом веке важным оплотом протестантизма в борьбе католиков с гугенотами, с ее стен открывается прекрасная панорама плато Воклюз. Городок Руссильон прославился своими месторождениями охры, здания в городе окрашены всевозможными оттенками желтого и оранжевого. На самом южном краю плато Воклюз находится деревня Горд со средневековым замком одиннадцатого века на вершине холма, сейчас в нем открыта выставка современного французского художника Пол Маара

Парк бамбуков в Прафрансе

Парк бамбуков – это экзотический ботанический сад, который находится недалеко от старинного города Авиньон. Дорога, ведущая к парку, петляет среди горных вершин. В 2008 году во Франции Парк бамбуков получил статус исторического памятника. Большинство растений здесь посажены в XIX веке.

Основателем парка является Эжен Мазель. Он посадил здесь сотни редких растений, за которыми сейчас ухаживают десятки садовников. Парк бамбуков занимает более 10 гектаров земли. Здесь вы сможете увидеть более 40 видов бамбука, высота которых достигает 23 метров.

Слева и справа от центральной аллеи расположены несколько маленьких садов – сад магнолий, садик бонсай, викторианская оранжерея Евгения Мазеля, водный сад, дубовая роща, долина Дракона. В парке есть пальмовая аллея, тюльпанные деревья привезенные из Виржинии, магнолии, поражающие посетителей своими размерами. Здесь много маленьких и больших водоемов и искусственно созданных водопадов.

Горнолыжные курорты Франции и отдых летом

“Франция, Франция! Фантастическая, удивительная страна! Мирей Матье, Жан Габен, Лувр, тоненькие чулочки, Ален Делон, Жан Маре, крем-брюле, Камю-писатель, “Камю”-коньяк, Дюма-отец, Дюма-сын, Эдит Пиаф, “Шанель” №5, Кутюрье, Гасконь, Шампань. Обожаю!”. Так воспринимает эту страну героиня фильма “Что сказал покойник?”, так, рискнем предположить, воспринимают её и большинство людей в мире. Фамилии и предметы, упоминаемые в перечислении, стали уже штампами, расхожими символами, но пусть кто-нибудь скажет, что его ассоциативный ряд, возникающий при слове “Франция”, включает в себя что-то другое! Эйфелева башня, разумеется, не в счет.

Кто знает, почему, но вот так сложилось – физическая далекость Франции от России всегда компенсировалась духовной (или – душевной?) близостью. До 17-го года прошлого века французский в Петербурге и Москве был фактически вторым государственным языком, после – Франция стала второй родиной для миллионов русских. И до сих пор название этой страны вызывает у нас учащенное сердцебиение и романтическое настроение – как имя любимой женщины.

Женщины. Если в цитате, приведенной в начале статьи, и пропущена какая-то “французская ассоциация”, то именно эта. Вот, кстати, интересный вопрос: почему в массовом сознании прочно утвердился стереотип, согласно которому Франция – мировая “столица любви”. Почему ярлык “самой любвеобильной” страны приклеен к Франции намертво и, кажется, навеки?

По-видимому, всему виной. искусство. И опять придется перечислять многих из списка – приключенческие романы Дюма-отца, ни один из которых не обходится без любовной интриги, песни Мирей Матье и Эдит Пиаф, “герои-любовники” Алена Делона, французская “высокая мода”. Возможно, свою роль сыграла и ассоциативная связь слов “вино” и “женщины”, не менее прочная, чем слов “близнецы-братья”, ведь Франция – родина самых знаменитых вин. Возможно, и французский язык, предназначенный, согласно расхожему афоризму, исключительно для общения с женщинами. И уж конечно, знаменитые парижские кабаре – прославленный Тулуз-Лотреком и Мопассаном “Мулен-Руж”, блистательный “Лидо”, со своими фантастическими шоу, кусочек дикого Запада во Франции – “Крейзи Хорс”, и “розовый рай” – “Pink Paradise”, с ведущим в него знаменитым красным коридором.

Но за две с лишним тысячи лет Париж научился быть многоликим. В Латинском квартале уже не слышны звуки канкана и не мигают призывно огни красных фонарей. Днем здесь суетно и многолюдно, как в бизнес-центре. Словно брокеры на бирже, азартно кричат зазывалы дешевых ресторанчиков и сувенирных лавок, отбивая друг у друга туристов. С наступлением сумерек улицы пустеют. В тишине шаги редких прохожих, как шарики от пинбола, эхом отлетают от камней мостовых, отскакивают от стен зданий, и, поднимаясь всё выше, постепенно затихают в звездном небе. Пространство в этом районе, стиснутое наступающими со всех сторон домами, напоминает знаменитые петербургские дворы-колодцы, и уличные фонари бликуют в отшлифованной туристскими подошвами брусчатке – полное впечатление, что топчешь упавшие с неба звезды.

Совсем другой Париж – на Елисейских полях и в районе Трокадеро. Здесь – территория больших пространств, наполненных воздухом свободы. Сюда идут нежиться, отдыхать и лениться после трудов праведных, парочки – на лужайки, одинокие – к фонтанам и водоемам. И кажется, выражение “свободный Париж” пошло именно отсюда. Свобода – главный и единственный “химический” компонент, из которого состоит атмосфера Парижа – вот почему здесь так легко дышится! Удивительное чувство свободы – основное впечатление, остающееся после его посещения. Делай, что хочешь, никому не мешая – вот девиз этого города. “Одна из привелегий Парижа в том, что здесь можно родиться, жить и умереть, не привлекая ничьего внимания” – сказал о нем Бальзак.

Но что может быть милее для русского сердца, чем находить островки родины вдали от неё. Париж не забыл первую волну русской эмиграции 20-х годов прошлого века. Сегодня здесь можно встретить разве что их детей и внуков, в которых уже трудно разглядеть русские корни. Но мир “русского Парижа” сохранился до сих пор. Его сердце – православный собор Александра Невского на улице Дарю, и русский ресторан рядом с ним, и знаменитое кафе “Ротонда” – место встреч русских художников, писателей, поэтов, а так же многие адреса в городе, где они жили. Мемориальные доски на этих домах – свидетельство хорошей и доброй памяти о них французов.

Впрочем, “русские уголки” есть во Франции и вдалеке от Парижа. Когда-то представители русского бомонда и творческой интеллигенции облюбовали городок Биарриц на Атлантическом побережье. Здесь жили Федор Шаляпин, Георгий Иванов, Ирина Одоевцева, Василий Аксенов, приезжали отдыхать и лечиться Набоков и Чехов.

У нынешних русских вкусы несколько иные (впрочем, и сами русские стали иными): они предпочитают французские горнолыжные курорты: спортивные Шамони, Лез Арк и Валь д’Изер, разудалый Валь Торанс, благородный Межев или патологически дорогой (на первый взгляд) Куршевель – все с отличной инфраструктурой и сервисом.

Французы, безусловно, в глубине души должны быть признательны русским. Ведь многие из старых французских курортых местечек обрели мировую славу в первую очередь благодаря русским. Что ж, не исключено, что через сотню лет и во французских Альпах появятся мемориальные доски с фамилиями «дорогих россиян».

Читайте далее:
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector