Основные христианские символы из римских катакомб | Vasque-Russia.ru

Основные христианские символы из римских катакомб

Искусство христианских катакомб

Самые ранние создания живописи, возникшие еще в границах нехристианского государства, одновременно и параллельно с языческим искусством, – это росписи в катакомбах (II-IV вв.). Основная часть этих фресок сделана в III в., т.е. современна кризисному позднеантичному искусству. Многие образы здесь исполнены экзальтации, однако, это не трагическая напряженность их языческих современников, а экстаз сильной и неотступной веры.

Катакомбы или подземелья, вырытые для погребения мертвых и отправления богослужения во временя гонений. Их найдено в различных местах очень много – в Риме и его окрестностях до 60; во Франции; в Кёльне, в Эфесе, в Африке, на Кипре, в Сирии, Палестине, Египте. Не все они имеют одинаковую ценность и, главное, одинаковую научную важность. Наиболее богаты содержанием и лучше всего исследованы катакомбы римские.

Наряду с прямыми изображениями имел особое распространение и играл особую роль язык символов, что было вызвано необходимостью выразить средствами искусства истины, не подлежащие прямому изображению. Кроме того, скрывать от оглашенных до определенного времени некоторые истины было правилом. И, наконец, отношения между Церковью и окружающим ее миром также требовали своего рода условного языка. Символ – это лишь намек на христианскую истину. Мысль явлена здесь не во всей полноте и ясности, а лишь в одной, более или менее характерной черте, выраженной в простой форме. Христианство явилось на Востоке, где образы и символы идут неразрывно с процессом мышления, поэтому Спаситель, применяясь к восточному складу мышления, пользовался формой притчей и подобий, также апостолы.

То есть в катакомбах сложился целый, допольно обширный цикл символических изображений. Так,якорь – символ христианской надежды, один из наиболее распространенных. Указание на него можно найти, прежде всего, в Послании к Евреям, где апостол уподобляет христианскую надежду безопасному и крепкому якорю. Голубь из евангельского рассказа о крещении Иисуса – симов Святого Духа Иисуса (например, в катакомбах Люцины), голубь с веткой в клюве – символ мира, подобно голубю Ноя, голубь с виноградной кистью – христианская душа, вкушающая от небесных благ. Реже встречающийся феникс(миланские катакомбы) – символ Воскресения, павлин – символ бессмертия, т.к., по мнению древних, тело его не подвергается разложению, петух – символ Воскресения, своим пением пробуждает ото сна и, по Пруденцию, переносит мысль христианина к Страшному Суду. В соединении с изображением Петра, что часто встречается на саркофагах, он имеет историческое значение, так как указывает на отречение Петра.

Один из наиболее распространенных символов – рыба. В нем неоднократное использование образа рыбы и рыбной ловли Самим Спасителем. Царствие Божие уподобляется Им сети, полной всякого рода рыбой. Образы рыбака и рыбы, как символы проповедника и обращенного тоже вполне понятны. Широкое распространение имело и др. основание – значение пяти букв, из которых состоит греческое слово “рыба” – Ichthus, которое христиане воспринимали как аббревиатуру –Иисус Христот Сын Божий Спаситель. Итак, первое и основное значение рыбы – это сам Христос, “небесная рыба” , по выражению некоторых других авторов. Чтобы показать, что Церковь основывается на Христе, изображается корабль, покоящийся на спине рыбы. Христос посреди христиан изображался в виде большой рыбы, окруженной маленькими в прямой аналогии со словами Тертуллиана – “Мы маленькие рыбки, ведомые нашим Ichthus, мы рождаемся в воде и можем спастись не иначе, как пребывая в воде”. Так символика рыбы связана с символикой и с таинством Крещения.

Другим чрезвычайно распространенным символическим изображением Спасителя был агнец, долго заменяющий прямой образ Спасителя, Его ветхозаветный прообраз. Будучи символом, прежде всего, Самого Христа, он распространялся и на христиан вообще, и в первую очередь на апостолов. Агнец изображается в виде: 1) без всего или с сосудом для молока (Христос и Евхаристия); 2) на горе (Церквовь), из которой вытекает 4 ручья, символизирующие 4 райские реки, впоследствии 4-х евангилистов, агнец на горе – глава Церкви Иисус, два агнца, пьющие воду – две души, жаждущие воды живой, а также указывали на Церквоь израильскую и Церковь язычников.

Чисто декоративная, на первый взгляд виноградная лоза, имеет скрытый смысл, причем двойной – экклезиологический и сакраментальный. Лоза и ее ветви указывают на Христа и Его Церковь; чаще встречающаяся лоза с гроздьями винограда указывает христианам на центральное Таинство Церкви – Евхаристию. Люди или клюющие гроздья птицы представляют христиан, питающихся Телом и Кровью Христовыми. В Ветхом Завете лоза была символом земли обетованной, в Новом Завете она также служит символом рая, земли обетованной тем, кто причащается Телу и Крови Христовым.

Следует отметить фигуру льва как символа силы и могущества, орла – юности, змея – символа зла, в частности, дьявола, оленя – символа апостола, или кающегося, или святого, пальму – символ победы, оливковую ветвь – вечного мира, лилию – символ чистоты, венок – победы над смертью и дьяволом. К знаковым символам можно отнести монограмму Христа, который в одних случаях обрамляеют венцом, как напоминание о терновом венце Спасителя, в другом дополнительно включают буквы альфа и омега, согласно Его словам из Евангелия Иоанна – “Аз есть альфа и омега, начало и конец миру”.

В аллегорических изображениях, где даны не отдельные простые знаки, а разворачиваются целые, иногда довольно сложные сцены, творчество более обширное, чем в символе и более определенные в своей идее, по которой узнаются даже некоторые детали евангельской притчи. Здесь и виноградная лоза, и сеятель, но наиболее любопытны и сложны притчи о Десяти девах и Добром пастыре. Первое неполное изображение Десяти дев в катакомбах Агнии III в., более полное и ясное в катакомбах Кириака IV в. – в середине Христос с бородой в нимбе, одесную пять мудрых дев в туниках, ошуюю пять неразумных дев с погашеныи и опущенными вниз факелами. Этот памятник показывает, что в IV в. уже было допольно распространено изъяснение жениха притчи в смысле Иисуса Христа, ясно выраженное в толкованиях Иоанна Златоуста.

В цикле изображений библейских событий один из важнейших сюжетов – Ной в ковчеге, излюбленным сюжетом становится “Воскрешение Лазаря”, что связано с верой в воскресение мертвых. С темой мученичества и жертвенного подвига и спасения связана Ветхозаветная сцена “Три отрока в пещи огненной”. “Тайная вечеря” намекала на таинство причастия и являлась священным прообразом “трапез любви”, на которой собиралась ранняя христианская община.

Формируется “прообразовательная” символика – предсказание явлений и событий Ветхого Завета и Нового Завета, которое получит широкое развитие в искусстве средневековья. Так, пророк Даниил во рву со львом является прообразом Христа, его искупительной жертвы и вознесения. На то же указывает история пророка Ионы, чудесно спасенного из утробй кита. Кроме этого в катакомбах появляется множество отдельных изображений, носящих характер атрибута, знака, иногда емкого символа.

В изображении Спасителя три главных момента: символические изображения, прямые в античном типе и изображения византийского типа. В Добром пастыре, Агнце и Орфее и т.д. не сам Христос как историческое лицо, а лишь намек на него. Подобное разнообразие, но не очень резкое, в прямых изображениях Спасителя – Спаситель, воскрешающий Лазаря, Умножающего хлебы. Но есть и др., где Он – молодой человек, без бороды, с короткими или длинными волосами. В плаще, с жезлом или свитком в руке, с мягкими, симпатичными чертами лица и стройным телосложением. Такой тип держится до середины IV века. Это скорее фигура античного героя. Этот тип – не рабская копия с существующих языческих образцов, а свободное идеальное создание христианского художника. В IV в. начинает складываться поворот к византийскому типу – лицо приобретает строгий и выразительный характер, волосы длинные со срединным пробором, появляется борода, иногда разделенная на две части, крестчатый нимб украшает Его голову. Это тип иератический, без существенных изменений в восточной церкви до нынешнего впремение. Древнейший такой образец открыл Бозио на таблетке из слоновой кости IV в. (Ватиканский музей). К тому же времени относятся изображения на саркофагах Латтеранского музея, открытых Боттари, в катакомбахДомициллы (V-VI вв) и в катакомбахПонтиана.

Изображения Богоматери многочисленны. Наиболее древнее из дошедших до нас в сценах Поклонения волхвов (катакомбы Маркелина и Петра, III в), Благовещении (катакомба Пресциллы, I-II в) и в сценеРождества Христова (катакомба Св. Севастиана, IV в.) В БлаговещеньеБогоматерь представлена сидящей, с покрытой головой, в обычном костюме римской женщины, скромное лицо, черты правильные, несколько задумчива и сосредоточена. На руках Ее Младенец с обращенным к зрителю лицом, без одеяния. Следующая ступень – Богородица в Поклонении волхвов. Она с непокрытой головой, в тунике, обеими руками придерживает Младенца, также одетого в тунику. Здесь скорее вцена церемониальная в отличие от первой (скорее семейная), Она на троне в торжественной обстановке. Первые попытки к установке иератического типа Богоматери. Следующий шаг – Богоматерь в катакомбах Агнии – поясное изображение в виде молодой красивой женщины, руки простерты, в недрах Младенец Иисус. Часто изображается в виде Оранты.

Наряду с изображениями, прямыми и символическими, Спасителя и Богоматери мы видим изображения апостолов, пророков, мучеников, а также образы ангелов. В искусстве катакомб мы находим не только основной принцип церковного искусства, но и общие черты его внешнего вида. Беспристрастная наука, основываясь на фактах, что уже с первых веков в катакомбах появляется новый стиль искусства, свойственный христианству, то есть носящий те основные черты, которые присущи искусству Церкви. Это искусство прежде всего передает учение Церкви и соответствует священным текстам. В соответствии с этим, его цель – не в отражении повседневной жизни, а в ее осмыслении, не в том, чтобы выразить ее проблематику, а дать на нее евангельский ответ. Нигде в катакомбах мы не увиим изображения бытового или психологического содержания. Также в катакомбах не найдено ни одной сцены мучений, так же как не описываются они в писаниях великих святых этого времени. Только много позже, когда прекратились гонения, стали иногда изображать сцены мучений.

Фрески христианского храма в Дура Европос III в.отличаются восточным характером, который по описанию А. Грабаря языческого храма того же города, отличается такими свойствами как сокращенное пространство, плоские фигуры с резко прочерченным контуром, без объема и веса. Это экспрессивное искусство, “не претендующее на подражание оптически видимому миру или на иллюзорное представление действительности”. Эти черты были также широко использованы христианством. Некоторые другие памятники и указания позволяют предполагать, что христианское искусвтво было не менее развито в восточной части Римской империи, чем на Западе.

Древнехристианское искусство катакомб (стр. 1 из 3)

Древние памятники христианского искусства и иконографии находятся в катакомбах или подземельях, вырытых древними христианами для погребения мертвых и отправления богослужения во время гонений. Таких катакомб найдено много и в разных местах. Лучше других исследованы римские катакомбы.

Хотя христианство в Римской империи и было гонимо, но у христиан была некоторая возможность собираться в катакомбах, т.к. римское законодательство допускало свободное существование погребальных ассоциаций, какого бы вероисповедания они не держались. Христиане пользовались правом собраний в местах погребений своих соратников и даже могли иметь свои алтари для отправления их культов.

Римские катакомбы занимают огромное пространство и находятся, как правило, за городскими стенами. Наиболее известны из них катакомбы Каллиста и Севастиана на Аппиевой дороге, Св. Агнии и Острианские на Номентанской дороге, Прискиллы на Новой Соляной дороге, и катакомбы Домитиллы неподалеку от катакомб Каллиста.

В расположении катакомб различаются коридоры и отдельные помещения. Принято различать три вида этих помещний: малые – кубикулы, средние – крипты и большие – капеллы. Коридоры катакомб чаще всего узкие, но в катакомбах Домитиллы они в некоторых местах очень широкие.

Главное содержание катакомбных галерей составляют древнехристианские гробницы в виде ниш, расположенных в стенах. Это, т.н. локулы. Некоторые из них предназначались для одного лица, а другие для нескольких вместе. Эти ниши располагались по высоте коридора в один, два или три ряда, а в некоторых катакомбах и в 10 рядов. В нишу помещалось тело умершего, а вместе с телом помещались и некоторые предметы семейной или общественной жизни – платье, оружие, монеты драгоценности, рукоделье, сосуды, богослужебная и домашняя утварь и прочее.

Отверстие локулы снаружи закладывалось каменною плитой, края обмазывались цементом, а в цемент вставлялись монеты и даже т.н. фиалы (сосуды с вином или бальзамом). На плите полагалась надпись, в которой означалось время погребения, имя умершего, количество прожитых лет, месяцев, дней и даже часов. Здесь же высекались символы, как условные знаки различения могилы умершего и его вероисповедания, например монограмма имени Иисуса Христа, рыба, пальмовая ветка, птичка с масличной веткою в клюве и т.п. Эти символические знаки и точные хронологические указания дают ключ к истории памятников катакомб и их научной классификации.

Архитектура древнейших катакомбных христианских храмов являет собой четкий, законченный тип церкви, разделенный на три части, с алтарем, отделенным преградой от остального храма. Для подземных храмов характерны арки и сводчатые потолки.

Древнейшие памятники изобразительного искусства восходят к первым векам христианства и найдены также в катакомбах. Искусство катакомб есть прежде всего искусство вероучительное. Потолки и стены в них были украшены орнаментальными росписями, заимствованными из убранства жилых домов того времени, сюжетами Ветхого и Нового Завета, различными символами. Основным принципом этого искусства является образное выражение учения Церкви через изображение конкретных событий Священной Истории.

Священные изображения на первых порах были немногочисленны по следующим причинам:

– условия жизни, в которые были поставлены первые христиане, не располагали к широкому творчеству,

– первые христиане должны были опасаться широкого распространения священных изображений из определенной предосторожности – священное изображение могло послужить предметом соблазна,

– большую сложность представляло определение во всех подробностях идеи христианства и, тем более, создание соответствующей художественной формы.

Вся совокупность дошедших до нас памятников древнехристианской иконографии и искусства может быть сведена к следующим главным группам:

1 – фресковая живопись,

3 – стеклянные сосуды с золотыми фигурами,

Духовное содержание фресок довольно разнообразно. Наряду с прямыми изображениями в первохристианской Церкви имел особое распространение и играл особую роль язык символов. Для постороннего наблюдателя, незнакомого с духом христианства и тайной этой символики, символические знаки не могли быть понятными. Стремление древнехристианского искусства говорить символами, нельзя назвать случайным – оно имеет свои исторические причины. Христианство появилось на Востоке, где образы и символы неразлучны с процессом мышления. Поэтому Спаситель и Апостолы, приспособляясь к восточному складу мышления, пользовались формой притчей и подобий. Много примеров символики можно видеть и в литературных произведениях церковных писателей первых веков христианства. Сам Ветхий Завет служит образом и символом Нового Завета.

Для выражения своего учения первохристианская Церковь привлекает и языческие символы, и некоторые сюжеты греко-римской мифологии. Она пользуется формами античного искусства, греческого и римского, наполняет их новым содержанием, и от этого нового содержания изменяются и самые эти формы, вырабатываются первые иконографические типы.

Рассмотрим основные символические изображения в христианских катакомбах:

Якорь – символ христианской надежды, один из наиболее распространенных древнехристианских символов. Указание на него находим в Послании к евреям, где апостол уподобляет христианскую надежду безопасному и крепкому якорю. Иногда якорь помещается рядом с другими христианскими символами, например с голубем.

Голубь – символ Святого Духа, такое значение ему придано в евангельском рассказе о Крещении Иисуса Христа, поэтому и в катакомбах в изображении Крещения (катакомбы Люцины) Дух Святой является в виде голубя. Иногда голубь служит символом невинной христианской души. Если голубь изображается с веткой в клюве, то он служит символом мира. Голубь с виноградной кистью может означать христианскую душу, вкушающую от небесных благ. Изредка голубь означает апостола.

Феникс – символ бессмертия. В язычестве он был символом вечности. В христианской символике он встречается реже, чем голубь. В христианстве феникс служил также символом Воскресения.

Павлин – символ бессмертия, так как, по мнению древних, его тело не подвергалось разложению.

Петух – символ Воскресения, потому, что своим пением он пробуждает людей от сна, а пробуждение от сна переносит мысль христианина к Страшному Суду. В соединении с изображением апостола Петра петух имеет историческое значение – он указывает на отречение этого апостола.

Крест – также относится к древнехристианскому символу. Те формы креста, которые мы имеем в употреблении в настоящее время появились в христианстве не вдруг. Крест в глазах язычников служил символом позорной казни, и потому почитание его христианами вызвали насмешки и порицания. Это вынуждало христиан скрывать свои догматы под покровом символа. На первых порах христиане не только не изображали нигде распятого Христа, но даже не имели прямого изображения креста. Распространенный в дохристианской древности обычай изображения монограмм подал христианам мысль о монограмматическом изображении Христа и креста.

Древнейшая из таких монограмм представляет буква «Х», означающая, как Христа, так и крест, на котором Он был распят. Эта монограмма появляется ранее 3 в. В 3 в. добавляется в середине буква I – эта монограмма означает, Иисус Христос.

В 3-4 веках появляется монограмма в виде соединенных букв «Х» и «Р» – эта монограмма называется Константиновою, потому что по велению императора (после того как он увидел ее во сне на небе) изображена была на знаменах Константина, а потом и других императоров.

Все эти монограммы имели лишь отдаленное сходство с христианским крестом и только посвященные могли видеть в этих изображениях действительно форму креста. Древнейшие изображения распятия в прямом виде появляются не ранее 5-6 веков.

К христианским символам относится также корабль, который также нередко включает образ Креста. Во многих древних культурах корабль – символ человеческой жизни, плывущей к неизбежной пристани – смерти.

Но в христианстве корабль ассоциируется с Церковью. Церковь как корабль, ведомый Христом, – распространеннейшая метафора.

Лев – символ силы и могущества. Орел – символ юности. Змея – символ зла и, в частности, дьявола. Олень – символ апостола, или кающегося, или святого. Пальма – символ победы. Оливковая ветвь – символ вечного мира. Лилия – символ чистоты. Венок – символ победы над смертью и дьяволом. Орфей с лирою в руках – редкое изображение Христа. Как Орфей своей лирой укрощал диких зверей, так Спаситель Своим Божественным словом привлекал к Себе диких людей.

Здесь уже изображаются не отдельные простые знаки, а развертываются перед зрителями цельные, иногда сложные сцены. Творчество здесь более обширное, чем в символе и более определенное в своей идее.

Виноградная лоза – часто встречается в первохристианских росписях. Изображение лозы и ее ветвей указывает на Христа и Его Церковь: «Аз есмь лоза, вы же рождие. Такие изображения имеют целью указать христианам на центральное Таинство Церкви — Евхаристию. Люди или клюющие гроздь птицы представляют христиан, питающихся Телом и Кровью Христовыми.

Десять дев – (фрески катакомбы Агнии 3 в., катакомбы Кириака) – притча о разумных и неразумных девах.

Добрый Пастырь – имеет тесную связь с символом агнца и опирается на библейские основания. В книге пророка Иезекииля и в псалмах Давида мир представляется под образом овчарни, управляемой Богом-Пастырем. Значение этого символа объясняется легко из евангельской притчи о Добром Пастыре. Пастырь есть Спаситель, поднявший на Свои рамена заблудшую овцу, Искупитель рода человеческого.

Православие. Том 2: Раннехристианская живопись. Фрески римских катакомб

Развитие христианской живописи происходило параллельно с отходом молодого христианства от своих иудейских корней.

Как известно, в иудейской традиции существовал строгий запрет на изображения Бога, людей и животных. Допускался растительный орнамент и различные символические изображения. Во внутреннем убранстве первого Иерусалимского храма присутствовал элемент изобразительности: на кедрах внутри храма были вырезаны подобия огурцов и распускающихся цветов, во внутренней части храма стояли статуи херувимов высотой в десять локтей, по стенам храма располагались резные изображения херувимов и пальмовых дерев и распускающихся цветов (з Цар 6,18-29). Растительный орнамент и символические изображения (например, знаки зодиака) характерны и для убранства синагог.

Впрочем, запрет на изображения людей в иудейской традиции не всегда исполнялся строго: были и исключения. Так, например, стены иудейской синагоги в Дура-Европос (1-я пол. III в. по Р.Х.) были украшены фресками, на которых изображались сюжеты из Ветхого Завета: детство Моисея; видения пророка Иезекииля; народ израильский переходит через Чермное море; пророк Илия противостоит лжепророкам Ваала; Илия воскрешает сына вдовицы; и другие. Наличие целого комплекса фресок на библейские сюжеты в синагоге Дура-Европос объясняют как влиянием античного искусства, так и близостью к синагоге христианского храма.

Истоки христианской живописи следует искать не в иудейской, а в греко-римской традиции, где изобразительное и пластическое искусство было широко развито. И формально, и функционально христианская икона была преемницей античного погребального изображения. Это подтверждает сравнительный анализ раннехристианских икон и так называемых фаюмских портретов — египетских погребальных изображений, найденных археологами в Фаюме и других городах Египта (в общей сложности науке известно более 700 подобных изображений). На этих кипарисовои или кедровой доске размером приблизительно 40×20 см, изображены мужчины и женщины в римской одежде. Наиболее ранние фаюмские портреты (I-II вв. по Р.Х.) выполнены в технике энкаустики: краска, изготовленная из пигмента и пчелиного воска, нагревалась перед нанесением на поверхность доски. В более поздних портретах (III—IV вв.) чаще использовалась яичная темпера. С точки зрения живописного стиля фаюмский портрет представляет собой вполне реалистичное изображение умершего. В то же время в изображении присутствует элемент идеализации, героизации: черты лица сознательно облагорожены, облику усопшего придается возвышенный характер.

Истоки христианской настенной живописи также следует искать в античных фресках, подобных тем, что сохранились в Помпеях. Тематически христианское искусство в течение II—V веков постепенно отходило от античных образцов, но в плане живописной техники христианские художники продолжали античные традиции.

Становление раннехристианской живописи можно проследить на примере настенных изображений в римских катакомбах. Эти изображения, датируемые периодом со II по VI век, могут быть условно разделены на три категории: 1) символы и символические изображения; 2) изображения, навеянные античными образами, переосмысленными в христианском духе; 3) картины на христианские сюжеты, иконы. Все эти изображения имеют нравственно-дидактический характер и призваны отразить основные истины христианского вероучения. Большинство изображений выполнено в технике фрески, однако встречаются и мозаики (в частности, в катакомбах Домициллы).

К числу раннехристианских символов относятся рыба, якорь, корабль, виноградная лоза, агнец, корзина с хлебами, птица-феникс и целый ряд других. Рыба является одним из наиболее ранних и широко распространенных христианских символов, имевших многообразное толкование. Кроме того, рыба воспринималась как символ крещения. Одним из древнейших символов Евхаристии является изображение рыбы со стоящей у нее на спине корзиной с хлебами и вином: это изображение находится в катакомбах Кал-листа. К числу евхаристических символов относятся виноградная лоза, кисть винограда, два павлина, пьющие из чаши. Корабль, руль, парус и якорь были символами Церкви как спасительного Ноева ковчега. Птица-феникс служила символом воскресения и бессмертия. Образ Доброго Пастыря — юноши в пастушеской одежде с ягненком или козленком на плечах — был символом Христа. Другим важнейшим христологическим символом был агнец, нередко изображавшийся в круге или с нимбом вокруг головы. Все перечисленные символы имели языческое происхождение, однако, будучи включены в христианский обиход, они превратились в ту тайнопись, при помощи которой христиане напоминали друг другу об основных истинах веры.

К числу картин на античные сюжеты, переосмысленных в христианском духе, относятся изображения Горгоны-Медузы, сцены из поэм Гомера, изображения Орфея с лирой. В раннехристианской литературе (в частности, у Климента Александрийского) Орфей нередко выступал в качестве прообраза Христа: подобно тому как Орфей укрощал зверей игрой на лире, Христос покоряет людей через слово Евангелия. В то же время Орфей воспринимался как греческая параллель библейскому псалмопевцу Давиду. На фреске в катакомбах Домициллы Орфей изображен сидящим на камне с лирой в руках; вокруг него располагаются птицы и животные (голуби, павлин, змея, лошадь, лев, овца, черепаха, заяц), слушающие его пение. Фигура Орфея вписана в восьмиугольник, по краям которого расположены сцены декоративного характера, а также сцены из библейской истории: Даниил во рву львином, Моисей, изводящий воду из скалы, воскрешение Лазаря. Таким образом, в сознании живописца образ Орфея неотделим от истории спасения. В этой фреске древний живописец воплотил в красках раннехристианское понимание античной философии и мифологии как «детоводителя ко Христу».

Наконец, заметное место в живописи катакомб занимают ветхозаветные и христианские сюжеты. Наиболее распространенные сюжеты из Ветхого Завета: Ной в ковчеге; жертвоприношение Авраама; Иона, поглощаемый китом; Иона, выбрасываемый китом на берег; Даниил, окруженный львами; Моисей, изводящий воду из скалы; Моисей, снимающий сандалии перед Неопалимой Купиной. В числе новозаветных сюжетов: поклонение волхвов; беседа Христа с самарянкой; воскрешение Лазаря; насыщение народа хлебами и рыбой. Некоторые притчи Христа, в частности о сеятеле о десяти девах, также нашли отражение в живописи катакомб.

Если рассматривать катакомбы как единый ансамбль, а в их настенных росписях видеть единую программу, то центральной фигурой этой программы оказывается Христос. Изображения Христа в катакомбах могут быть разделены на три категории: символические (в виде агнца, Доброго Пастыря и т.д.); в виде молодого человека греко-римского типа, с короткими волосами и без бороды (условно назовем этот тип изображения Христа «античным»); в виде человека средних лет с бородой и удлиненными волосами (назовем этот тип «иконографическим»). «Античный» тип Христа присутствует во фресках II—IV веков, в частности в сцене беседы Христа с самарянкой из катакомб на Виа Дино Компаньи; в мозаичной сцене воскрешения Лазаря из катакомб Домициллы; в изображении Христа с апостолами из тех же катакомб. «Иконографический» тип встречается в целом ряде других фресок начиная с конца IV века. Наиболее ранняя из известных науке подобных фресок находится в катакомбах Коммодиллы: здесь Христос представлен с длинной бородой, длинными вьющимися волосами; Его взор устремлен не на зрителя, а в сторону. Этот тип более позднего происхождения, чем «античный»: он получает широкое распространение в послеконстантиновскую эпоху.

На фреске из катакомб Марцеллина и Петра (между IV и VI вв.) Христос представлен в виде мужчины средних лет с удлиненной клинообразной бородой, большими глазами, длинными волосами, расчесанными на прямой пробор. Спаситель восседает на троне без спинки; Его правая рука поднята в благословляющем жесте; в левой руке развернутый свиток; вокруг головы нимб; возле нимба греческие буквы А и О. (альфа и омега). Одет Он в коричневый гиматий; на Его ногах легкие сандалии; под ногами прямоугольная подставка, написанная в соответствии с правилами «обратной перспективы». По двум сторонам Христа стоят апостолы Петр и Павел в светлых римских одеждах: Петр изображен в виде пожилого человека, с седой короткой бородой и короткими волосами; Павел — лысеющий, с длинной темной клинообразной бородой; правая рука Петра указывает на Спасителя, правая рука Павла прижата к сердцу. В нижнем ряду изображены мученики Горгоний, Петр, Марцеллин и Тибуртий: все они одеты в римские тоги, лица их обращены вверх, ко Христу, правыми руками они указывают на Христа. Посередине между ними, под троном Спасителя, изображен агнец с нимбом вокруг головы, с монограммой Христа над головой и буквами Альфа и Омега внутри нимба. Композиция свидетельствует о вполне сформировавшемся иконографическом каноне, основные черты которого сохранятся в послеконстантиновскую эпоху.

Важное место в иконографической программе катакомб занимает образ Божией Матери с Младенцем. Наиболее древнее изображение Божией Матери (II в.) находится в катакомбах Прискиллы: здесь Она представлена сидящей, с покрытой головой, в одежде римской женщины; на Ее руках Младенец; перед Ней стоит молодой человек в одежде пророка или философа (предположительно пророк Исайя или Иосиф Обруч-ник). В сцене поклонения волхвов в катакомбах Марцеллина и Петра Дева Мария изображена в трехчетвертном обороте, без головного убора: Она восседает на троне, держа Младенца на руках; к Ней с дарами приближаются волхвы. На фреске в катакомбах Агнии Божия Матерь представлена в фас, в позе Оранты (с поднятыми вверх руками); на Ее голове пышные волосы,лишь слегка прикрытые покрывалом; на переднем плане, на уровне Ее груди, также в фас, изображен Младенец Иисус.

Наиболее близким к каноническому типу иконы Божией Матери является Ее изображение на фреске из катакомб Коммодиллы (V или VI в.): здесь Она представлена в темном одеянии, полностью закрывающем Ее голову и тело; лишь лицо, шея и руки остаются открытыми; Младенец со свитком в руке восседает у Нее на коленях; по сторонам от Нее изображены мученики Феликс и Адавкт; слева на переднем плане — вдова Коммодилла (богатая римлянка, в память которой устроен катакомбный храм).

Помимо Христа и Божией Матери, в живописи катакомб мы встречаем изображения апостолов, мучеников, пророков и святителей (римских пап). Многофигурные композиции чередуются со сценами, в которых участвуют два или три персонажа, или с одиночными портретами; изображения символического характера сочетаются с живописью вполне реалистичной; христианские сюжеты соседствуют с античными.

Живопись катакомб являет мир раннехристианской Церкви во всем его многообразии. Это Церковь, чья иконографическая традиция находится в процессе становления, Церковь, ведущая напряженный диалог с языческим миром и активную миссию среди язычников. Это Церковь гонимая, чьи богатейшие внутренние ресурсы лишь частично отражены в ее изобразительном искусстве. Это Церковь, пронизанная эсхатологическим ожиданием грядущего Царства Божия; Церковь, в которой стерты границы между миром живых и миром усопших, между настоящим, прошлым и будущим.

Римские катакомбы

В 1578 году итальянский археолог Антонио Босио обнаружил в Риме древние христианские катакомбы.

Впоследствии, в окрестностях Рима, катакомб было открыто несколько десятков. Говорят, общая длина их коридоров составляет более 500 километров. Cамые древние датируются 107 годом, а вовсе не первым веком, как думают доверчивые читатели романа Сенкевича «Камо грядеши».

Христиан в Риме хоть и не жаловали, но репрессиям подвергали с большими перерывами. Иногда их на долгие годы оставляли в покое, потом вдруг снова хватали, сажали в тюрьмы, пытали, казнили. Потом опять все на несколько лет стихало.

Римские катакомбы — античные подземные захоронения.
Фото peet-astn

Император Троян на вопрос правителя Вифании Плиния Младшего как поступать с христианами, ответил, что разыскивать их и следить за ними не надо, но если на них донесут — наказывать. Так что меру гонений и их продолжительность часто определяли характер и личные убеждения правителей провинций. Бывало, что в Риме христиане жили спокойно, а в Африке или Галии их жестоко преследовали, и наоборот. Иногда, спасаясь от преследований, они бежали из одной провинции в другую, иногда скрывались в катакомбах.

Катакомбы святой Домитиллы в Риме

После смерти императора Валериана I христиан в Риме больше двадцати лет никто не трогал, и у них было время обустроить жизнь своей общины. Город был разделен на 46 приходов, каждый со своей церковью, священником, диаконом и клиром. Они помогали бедным, посещали больных, поучали новообращенных, собирали на все это деньги. Язычники приходили послушать проповеди, участвовали в открытой для них части богослужений. Но все это было возможно лишь потому, что большинство церквей находилось в частных домах богатых людей.

Гробница святой Присциллы в Риме

Как умудрялись христиане собираться для молитвы, не вызывая подозрений? Да просто, по обычаю, богатые римляне по утрам принимали посетителей — клиентов, вестников с письмами из провинций, торговцев невольниками, вольноотпущенных, друзей. Все они свободно заходили во внутренний двор, кто-то шел во внутренние комнаты, кто-то, передав то, что ему было нужно, слугам, уходил, не повидав хозяина. Так что входить поутру в дом и выходить из него, можно было не возбуждая подозрения и любопытства.

Катакомбы же поначалу были в основном местом погребения. А поскольку для римлян почитание усопших было священным, они отдавали христианам тела казненных собратьев и не мешали хоронить их в запутанных многоуровневых подземных галереях, образовавшихся на месте старых каменоломен и карьеров.

Катакомбы святой Присциллы в Риме

«Всякий делает принадлежащее ему место священным, принося туда своих мертвых», — гласил римский закон. Катакомбы были известны магистратам и полиции и должны были строиться по определенным правилам: было запрещено вести работы выше уровня земли, так что, когда катакомба наполнялась, прорубали ступени на более низкий уровень и начинали строить галерею ниже. Некоторые катакомбы насчитывают шесть уровней.

Умерших христиан клали в выдолбленные в камне одну над другой ниши — без гробов, просто завернув их тела в чистый холст, пропитанный ароматическими составами — и закрывали мраморными плитами или кирпичами, на которых иногда писали имя покойного, а иногда изображали один из христианских символов: якорь, рыбу, голубя, агнца, льва, оливковую ветвь, лилию, виноградную лозу, корзину с хлебом…

В таких прямоугольных нишах хранились останки большинства усопших

Узкие коридоры изредка расширялись, образуя круглые или квадратные залы, где в годовщину смерти собирались помолиться о милости Божьей к усопшим, почитать священные книги и пропеть гимны в честь в Бозе почивших. Там возникало ощущение единства Церкви, в которой живые молятся за умерших, а те помогают живущим своим заступничеством. Отсюда традиция совершать литургию на мощах святых, частицы которых потом стали зашивать в особые платы — антиминсы.

Бывали и трагические эксцессы. Так в начале 80-х годов III-го века император Нумериан велел засыпать вход в одну из каменоломен в тот момент, когда там собрались верующие. Когда после прекращения гонений вход отрыли, в подземелье нашли трупы мужчин, женщин и детей, а рядом — чаши, приготовленные для причастия…

Катакомбы святой Присциллы
Фрагмент росписи

К IV веку хоронить в катакомбах перестали. Последним погребенным в них римским епископом стал папа Мельхиад. Его преемника Сильвестра похоронили уже в базилике Сан-Сильвестро-ин-Капите.

Вслед за паломниками в подземелья потянулись грабители, и чтобы уберечь останки святых от осквернения, их стали переносить в городские церкви. Папа Бонифаций IV по случаю освящения Пантеона вывез из катакомб тридцать две повозки с мощами святых. При папе Пасхалии I из катакомб было извлечено две тысячи триста мощей святых. С конца IX века паломничество в римские катакомбы практически прекратилось, и на 700 с лишним лет о них забыли.

Статуя святой Цецилии – копия знаменитой работы, выполненной Стефано Мадерно в 1599 году в катакомбах святого Каллиста (Сан-Каллисто)

Первым в XVI веке ими заинтересовался папский библиотекарь Онуфрий Панвинио: он исследовал раннехристианские и средневековые источники и составил список 43 римских захоронений. Его книга вышла в 1568 году.

А уж потом изучением катакомб занялся Антонио Босио, описавший результаты своих трудов в трехтомном сочинении «Подземный Рим» (Roma sotterranea). Но открытые им подземелье вскоре снова погребло под завалом, и в следующий раз археологи раскопали их лишь в 1921 году.

На заставке: Кубикулы (дословно покой) небольшие камеры расположенные по сторонам основных ходов

Основные христианские символы из римских катакомб

Помещения в катакомбах по размерам и назначению делились на три основных категории: кубикулы, крипты и капеллы.

Кубикулы – небольшое помещение с захоронениями в стенах или посредине, нечто вроде часовни.

Кубикула Пяти Святых в катакомбах святой Калисты

Кубикула с погребением

Кубикула Пяти Святых в катакомбах святой Калисты

Кубикула с погребением

Крипта – это храм средней величины, предназначенный не только для погребения, но и для собраний и богослужений.

Крипта свт. Каллиста

Интерьер пещерной крипты Каллиста (200г)

Папская крипта в катакомбах св.Каллиста с люминарием

Крипта свт. Каллиста

Интерьер пещерной крипты Каллиста (200г)

Папская крипта в катакомбах св.Каллиста с люминарием

Капелла с множеством могил в стенах и в алтарной части – это довольно просторный храм, вмещавший большое число людей. На стенах и потолках всех этих сооружений сохранились до наших дней надписи, символические христианские изображения, фрески (настенные росписи) с изображениями Христа Спасителя, Матери Божией, святых, событий священной истории Ветхого и Нового Заветов.

Катакомбы знаменуют эпоху раннехристианской духовной культуры и достаточно ясно характеризуют направление развития храмовой архитектуры, живописи, символики. Это особенно ценно потому, что наземных храмов этого периода не сохранилось: они безжалостно разрушались во времена гонений. Так, в III в. при гонениях императора Декия в одном только Риме было уничтожено около 40 христианских храмов.

Подземный христианский храм представлял собою прямоугольное, продолговатое помещение, в восточной, а иногда в западной части которого делалась обширная полукруглая ниша, отделенная особой низкой решеткой от остальной части храма. В центре этого полукружия обычно помещалась гробница мученика, служившая престолом. В капеллах к тому же имелась за престолом кафедра (седалище) епископа, перед алтарем солея, затем следовала средняя часть храма, а за ней – отдельная, третья часть для оглашенных и кающихся, соответствующая притвору.

Архитектура подземного христианского храма предопределила развитие принципов храмостроительства в определенном русле вплоть до нашего времени. Это относится, прежде всего, к такому основополагающему принципу, как трехчастное деление храма (хотя существуют храмы и с двухчастным делением). Заключался он в следующем. Прямоугольное, вытянутое помещение храма в восточной его части завершалось обширной абсидой (полукруглой нишей), отделенной небольшой решеткой от остального пространства храма Эта ниша выполняла функции современного алтаря, а решетка в процессе дальнейшего развития была заменена иконостасом. В центре ниши помещалась гробница мученика, служившая Престолом.

Применительно к потребностям христианского богослужения, передняя часть крипт предназначалась для духовенства, а остальные для мирян. В глубине крипты находилась полукруглая апсида, отделенная низкою решеткою. В этой апсиде устраивалась гробница мученика, служившая престолом для совершения Св. Евхаристии. По сторонам такого престола-гробницы шли места для епископа, пресвитеров. Средняя часть в крипте не имела специальных приспособлений. Капеллы отличались от крипт не только большею величиною, но и внутренним расположением.

Крипты состоят большею частью из одного помещения (комнаты), а капеллы имеют их несколько. В криптах нет отдельных алтарей, в капеллах они есть; в криптах женщины и мужчины молились вместе, а в капеллах для женщин было особое помещение. В передней части крипт и капелл пол изредка устраивался выше остальной части подземных Церквей. В стенах устраивались углубления для погребения умерших, а сами стены украшались священными изображениями.

Из описания различных крипт и капелл видно, что те и другие имели форму четырехугольника с продолговатыми выступами, а иногда и с колоннами для поддержания потолка.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector