Массимилиано фуксас проекты

Массимилиано Фуксас: Рисование – важная часть моего творчества.

Интервью с итальянским архитектором Массимилиано Фуксасом о рисунке и рисовании.

В конце апреля в Москву приезжал Массимилиано Фуксас. Он выступил с лекцией в ГМИИ им. А.С. Пушкина. Мы воспользовались случаем и поговорили о рисунке и его роли в работе архитектора.

Массимилиано Фуксас — архитектор, сооснователь Studio Fuksas (Италия). Родился в Риме, окончил архитектурный факультет римского Университета Ла Сапиенца. В 1967 году открыл собственную архитектурную мастерскую в Риме, а затем ее филиалы в Париже, Вене и Шэньчжэне. В качестве приглашенного профессора преподавал архитектуру в Колумбийском Университете в Нью-Йорке, Специальной школе архитектуры в Париже, Государственной Академии изящных искусств в Штутгарте. В 2000 году был куратором Венецианской Архитектурной Биеннале. В 2010 году награжден Орденом Почетного легиона Президентом Франции. Кавалер Ордена искусств и литературы Французской Республики. Член Королевского Института британских архитекторов RIBA и Американского Института архитекторов (AIA).

М.Фуксас. © Studio Fuksas

Обычно с Вами говорят об архитектуре. Я хочу спросить Вас о рисовании. Рисуете ли Вы?

Да, конечно. Обычно никто не спрашивает меня о рисовании, но все знают, что это важная часть моего творчества.

Вы предпочитаете рисовать рукой, не пользуетесь компьютером?

Можно использовать и компьютер. Но мне нравится просто рисовать, потому что так быстрее – нужно всего лишь взять карандаш в руку. Дело в том, что рука и мозг – гораздо быстрее. Нет ничего в мире, что мы знаем лучше, чем это… На самом деле, я не очень люблю пользоваться компьютером, потому что в нем ничего нет. Все в голове. Конечно, если вам хочется использовать компьютер, используйте его. Но это можно делать чуть позже – для доработки первоначального материала.

М.Фуксас. © Studio Fuksas

Когда Вы читаете лекции студентам, говорите ли Вы о необходимости рисования? Вы учите их рисовать?

Нет, я не верю в то, что этому можно научить… Невозможно научить творчеству. Креативность либо есть в человеке, либо ее нет. Это точно так же, как нельзя рассказать слепому человеку, что такое звезды, как они выглядят. Он не сможет этого понять.

М.Фуксас. © Studio Fuksas

Когда Вы начали рисовать?

Я начал рисовать, когда мне было лет 13-14. Однажды после школы я зашел в один магазин и купил себе две кисти и краски. И пока я выбирал нужные мне цвета, я решил стать художником. Так началось мое рисование.

Когда мне было 17 лет, я познакомился с Де Кирико. У нас сложились очень хорошие отношения. К 18 годам я был неплохим художником, у меня было много идей и собственная мастерская. И кто-то даже покупал мои картины. По окончании школы я должен был определиться с выбором университета. Моя мама, профессор философии, спросила меня, принял ли я решение по этому вопросу. Я ответил, что хочу поступать на философский факультет. Она сказала: «Нет. Я думаю, что ты на этом факультете – это катастрофа». Тогда я спросил: «А как тебе архитектура?». Она ответила: «Архитектура – лучше». Так я поступил на архитектурный факультет Римского университета.

За два года я прошел весь курс архитектуры и сдал экзамены. На самом деле, мне было не очень интересно учиться. Мои однокурсники смотрели на меня странно, они видели, что я не заинтересован, что мне все это не очень нравится. Им нужно было много времени, чтобы освоить профессию, а я все делал быстро, и у меня остался целый год, который я мог посвятить только себе. Я решил отправиться в путешествие – поездить, порисовать. В Англии я встретил своего друга, и он рассказал мне, что в Лондоне есть странные архитекторы – группа Archigram, и я должен с ними познакомиться, потому что мне это понравится. Я отправился в их офис, похожий на гараж. Это были 5-6 безумцев, которые делали разные вещи. Они сказали мне, что, вообще-то, не рисуют, но я могу рисовать. И я начал делать коллажи с элементами рисования, модели. И мне это показалось интересным. Потом я вернулся в Рим и за пять месяцев сделал экзаменационный проект. Все говорили, что это странно. А я подумал, что именно этим надо заниматься. И так все пошло.

М.Фуксас. © Studio Fuksas

Кого, кроме де Кирико, вы считаете своими учителями, на кого ориентируетесь?

Многих, очень многих… В Италии были сильные художники в 1970-х годах…

Вы писали вступительное слово к книгам рисунков Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Что Вы об этом думаете?

Да, я написал вступительные тексты. Думаю, что Сергей Чобан и Сергей Кузнецов делают то, что действительно важно. Ведь в чем заключается идея рисунка? Она заключается в том, что мы строим сейчас. Рисунки говорят нам: «Давайте перестанем заниматься коммерческими вещами и начнем заниматься творчеством». Иногда важнее заглянуть внутрь рисунка, чем внутрь здания. Если вы делаете небольшой рисунок, небольшой проект, рисуете своей рукой все линии, это позволяет вам лучше понимать многие вещи. Я считаю, что рисунки очень важны. Креативность важна, творчество важно. Стратегия больше не важна. Пожалуйста, расскажите всем, что стратегия больше не важна. Мы подошли к концу эпохи стратегии. А рисунок позволяет положить конец стратегии. Он позволяет понять, что стратегия более не важна. Важно то, что будет в сердце. Если сердце соединить с умом, то все получится прекрасно. А если ум работает в одиночку, ничего хорошего не будет.

М.Фуксас. © Studio Fuksas

М.Фуксас. © Studio Fuksas

М.Фуксас. © Studio Fuksas

М.Фуксас. © Studio Fuksas

М.Фуксас. © Studio Fuksas

М.Фуксас. © Studio Fuksas

М.Фуксас. © Studio Fuksas

М.Фуксас. © Studio Fuksas

Все изображения предоставлены Studio Fuksas, опубликованы с разрешения Массимилиано Фуксаса. Все права защищены.

Архитектор Массимилиано Фуксас

Журнал Barlette продолжает рассказывать своим читателям об известных архитекторах с мировым именем. В этой статье речь пойдет об итальянском архитекторе литовского происхождения — Массимилиано Фуксасе.

Среди наиболее значимых проектов Massimiliano Fuksas Architetto:

  • Выставочный комплекс в , Милан, Италия (2005),
  • «Центр мира Шимона Переса» в Яффе, , Израиль (2009),
  • Национальный архив Франции в Париже (2013),
  • Международный аэропорт в Шэньчжэне, Китай (2013).

Массимилиано Фуксас родился в Риме 1 января 1944 года.
В 1969 получил ученую степень в области архитектуры римского Университета (La Sapienza). Является обладателем множества наград по всему миру.
В 1967 открыл собственную архитектурную мастерскую Massimiliano Fuksas Architetto, в 1989 распахнул двери ее филиал в Париже (Франция), 1993 — в Вене (Австрия), 2002 — в Франкфурте (Германия), а в 2008 — в Шэньчжэне (Китай).

Фуксас работает практически со всеми материалами, которые есть на сегодняшний день: патинированная медь, стальные пластины, бетон, стекло, латунь и даже бронза, и это далеко не полный список. К примеру, лестница в бутике Armani в была возведена из ультрасовременного тонкого пластика на стальном каркасе. Сам архитектор говорит, что ему очень нравятся интересные по свойствам и фактуре материалы, которые дают возможность добиться высокого качества зданий и выразительности форм. Все сооружения, которые создал Массимилиано Фуксас, — воплощение фантазий о футуристическом будущем.

В токийской башне Armani Ginza в новом свете открывается сочетание классики: черного и золотого. В нижней части здания используются металлические профили с золотистым покрытием, а LED подсветка создает образ деревьев бамбука. Светящиеся листья, интенсивность и цвет которых зависит от времени дня и сезона, плавно спускаются с деревьев по краям.

Выставочный комплекс RHO Fiera, Милан, Италия (2005)
Выставочный комплекс RHO Fiera под Миланом общей площадью 1000000кв.м, причем 400000кв.м из них — выставочные площади — это, пожалуй, самая известная «программная» постройка. Она показательна и с точки зрения размеров, и в смысле авторского стиля Массимилиано Фуксаса.

Восемь выставочных павильонов центра расположены под одной стеклянной крышей с телескопическими металлическими конструкциями и связаны между собой единым коридором. Уникальная конструкция крыши и стеклянной стены, ставшая символом комплекса, состоит из 150тыс. элементов, которые составляют 47тыс.кв.м сплошной зеркальной поверхности.

RHO Fiera выглядит невероятно легким, но при этом создает впечатление защищенности: легкого панциря, который укрывает от ударов, но пропускает свет. Такие поверхности — фирменный знак архитектора.

Национальный архив Франции в Париже (2013)
В конкурсе на возведение национального архива Франции Фуксас обошел более 120участников. Само здание задумывалось как впечатляющий комплекс площадью более 100тыс.кв.м, олицетворяющий собой место памяти и исследований. В нем располагаются архивные документы, офисы, , выставочная комната и большой читальный зал. Композиционно центр состоит из двух объемов — горизонтально и вертикально ориентированных строений. Фасад первого корпуса практически полностью застеклен, что придает ему легкость, а внутри максимум присутствия естественного света.

Второй корпус, находящийся на втором плане и напоминающий монолит, — глухой объем, облицованный ромбовидными алюминиевыми панелями, объединяет под собой 220комнат хранилищ на 10уровнях. Между корпусами устроены декоративные бассейны. Читальный зал, расположенный на первом этаже хранилища, выходит окнами как раз на эту водную зону, где размещены экстравагантные скульптуры Энтони Гормли.

«Центр мира Шимона Переса» в Яффе, , Израиль (2009)
«Центр мира Переса» находится на берегу Средиземного моря. Наружная часть здания выполнена из бетона и полупрозрачного стекла. Матовое стекло днем пропускает внутрь здания мягкий свет, а вечером возвращает окружающему пространству накопленный в дневное время суток позитив — теплое свечение ламп красиво контрастирует с зеленоватой серостью бетонных волн.

Этот фасад напоминает волны, сменяющие одна другую, поколения, которые творят новую и раскрывают заново историю предыдущих лет. «Центр мира Переса» основан в 1996году президентом Израиля Шимоном Пересом. «Здание имеет слоистую структуру, чтобы показать наслоения времени и терпение, нужное для достижения гармонии», — рассказывает Фуксас.

Проект мирного центра архитектор разрабатывал больше 10 лет. Здание было построено для содействия строительству мира между Израилем и его соседями, а также между еврейскими и арабскими гражданами страны. Одна дорога от здания ведет к морю, другая — в парк, словно напоминая о том, что в одну точку пространства можно прийти разными путями, как и к согласию при разном менталитете и традициях.

Международный аэропорт в Шэньчжэне, Китай (2013)
Новый терминал международного аэропорта «Баоань» в Шэньчжэне (Китай) — этот первый объект бюро Массимилиано и Дорианы Фуксас был разработан и реализован всего за три года.

При проектировании терминала Массимилиано Фуксас смотрел на фигуры различных живых существ. Именно поэтому концепция плана напоминает образ . Дополнительное сходство с жителем океана придают закругленные консольные выносы кровли.

Как и многие другие сооружения, работы Фуксаса, это светлое и покрыто множеством пропускающих дневной свет отверстий. Тысячи шестигранных мансардных окон впускают естественный свет в это здание. Площадь терминала составляет 500000кв.м, длина — 1,5 км, а пролет перекрытий — 80 м.

Ярким архитектурным элементом является двойная мембрана, которая обволакивает сооружение как изнутри, так и снаружи. Облицовочные панели применялись стеклянные и металлические, а сам дизайн выражен в виде рисунка пчелиных сот. Такая же декоративная задумка украшает стены и внутри терминала.

В центральном здании два подземных и четыре надземных этажа. Свод потолка опирается на колонны конической формы, внутри которых спрятано оборудование для кондиционирования и вентиляции.

На сегодняшний день завершена первая очередь строительства терминала. Вторая очередь (до 2025 года) предполагает сооружение дополнительного сегмента с конкорсом и посадочными выходами, а также возведение терминала скоростной железной дороги. Третья очередь (2035) — строительство последнего (восточного) сегмента терминала со стеклянной крышей и фасадами. Проектированием занимается бюро Studio Fuksas.

Уже совсем скоро и в России появится творение знаменитого архитектора. На 2017 год намечено завершение строительства центра Политехнического музея и МГУ им. , над проектом которого архитектурная студия FUKSAS работает в партнерстве с бюро «SPEECH Чобан & Кузнецов».

Массимилиано и Дориана Фуксас — на волне профессионального успеха

Они придумывают здания и предметы, которых не забыть. Массимилиано и Дориана Фуксас (Massimiliano, Doriana Fuksas) — дуэт, балансирующий на грани пуризма и гламура. Их считают мастерами экспрессивной инновационной архитектуры, которые «проектируют скорее карандашом и кистью, чем за компьютером». Действительно, фуксасовская архитектура и дизайн будят воображение.

Литовец, родившийся в Риме, Массимилиано Фуксас — член комиссий по планированию Берлина и Зальцбурга, академик, командор ордена Искусств и лауреат множества премий. Был директором VII Венецианской биеннале и со скандалом оставил этот пост. Практикует с 1967 года. Дориана O. Мандрелли, выпускница университета La Sapienza, искусствовед, вместе с Массимилиано с 1985 года.

Семья очень много строит и проектирует. Дориана возглавляет отдел дизайна, Массимилиано полностью погружен в архитектуру. Только что их светильник Chantal для Slamp был отмечен жюри престижной премии German Design Award 2016. Из грандиозных построек последних лет — Терминал 3 международного аэропорта Шэньчжэнь Баоань, перестроенное здание бывшего Военного союза в Риме, Национальный архивный центр Франции.

Она — профессиональный историк искусства, он — архитектор, который в молодости мечтал стать поэтом, а потом художником. Командор ордена Искусств Франции, почетный член Американского инстутита архитекторов и Королевского института британских архитекторов — Фуксас (р. 09.01.1944) слывет интеллектуалом, исповедующим почти левые взгляды. При этом супруги обожают свою в высшей степени буржуазную квартиру на площади Вогезов в Париже, где на трехстах метрах свободно располагается коллекция дизайна — чета обладает вневременными раритетами Жана Пруве, Шарлотты Перриан и Гарри Бертойи.

«Архитектор в первую очередь должен быть творцом, — говорит маэстро Фуксас. — Работу всегда начинаю с поиска образа. Если хотите, чтобы постройка была чем-то большим, чем просто стены, фундамент и крыша, — нужно вложить в нее эмоции. Хорошая архитектура дарит новый эстетический и чувственный опыт. Заметьте, я почти всегда использую материалы, которые оговорены в техзадании. Важно, как с ними обращаться: каждый обладает достоинствами. За длинную карьеру мне довелось поработать с патинированной медью, бронзой, латунью, стальными пластинами, не говоря уже о стекле и бетоне. Например, моя церковь в Фолиньо вся из бетона. Люблю материалы, которые способны «перерасти время» и умеют красиво стареть. И еще те, что обладают интересными свойствами и фактурами и поэтому могут улучшить качество здания. Пристально слежу за новейшими разработками. Посмотрите на лестницу, которую мы спроектировали для Армани в Нью-Йорке: она из современного пластика на стальном каркасе. Из всех моих проектов ее я считаю самой выразительной именно по работе с материалом».

В 2000 году, будучи куратором VII Венецианской биеннале, Фуксас провозгласил лозунг: «Меньше эстетики, больше этики», который задел за живое архитектурный цех России. Хотя собственно постройки Фуксаса, человека темпераментного, скорее похожи на арт-объекты. Пример — музей для Piaggio, производителя мотороллеров Vespa в Пондере. В цех завода встроены две параллельные пластины, которые вздымаются пузырями. Форма из полиэфирной смолы и стеклопластика окрашена в фирменный «красный Vespa». Этот зажигательный цвет — один из любимых у Фуксасов. Он есть и на фасаде концертного зала «Зенит» в Страсбурге. Каркас, как барабан, обтянут полупрозрачной синтетической тканью алого тона. Ночью, освещенный изнутри, он приобретает новый апельсиновый оттенок.

Проектируя масштабные, невероятно сложные объекты, Фуксасы находят время и желание придумывать вазы, светильники, креcла и столы. В их портфолио есть даже дверные ручки и кофе-машины. Как дизайнеры они выступают с 2000 года. Их приглашают прославленные бренды: Alessi, Baxter, Fiam, iGuzzini, Poltrona Frau, Zonca, Venini и многие другие. Причем, если традиционно предметы, спроектированные архитекторами, выделяются продуманным конструктивом, то Фуксасы вовсю оперируют фактурами и цветом. Коллекция посуды и столовых приборов Colombina Fish для Alessi привлекает формами, словно обточенными морем. Обои из коллекции Angelinah для Glamora — золотым филигранным кружевом на белом фоне. Кресло Baby Dolly для Baxter — ироничным реверансом в сторону старой доброй классики. А светильники Charlotte и Chantal для Slamp — иллюзорной игрой световых бликов, проходящих сквозь прорези-соты в свернутых рулонами тонких листах полимера, за что и были отмечены German Design Award. Всё это — новинки, выпущенные в 2015 году.

Башня Armani Ginza в Токио, терминал аэропорта в Шэньчжэне, курорт в Абу-Даби, прозрачный офисный центр в Тбилиси — дуэт проектирует на всех континентах. Но широкой публике бренд Fuksas известен по выставочному комплексу Rho Fiera, под стеклянными пируэтами которого проходит Миланский мебельный салон. Для торговли Фуксасы всегда успешно предлагают тему «цирка», «аттракциона». Шестиэтажный MyZeil во Франкфурте-на-Майне стал новым этапом ее развития. Обтекаемые формы гигантского торгового молла образуют головокружительные каньоны и водовороты, они покрыты 13 тыс. треугольных панелей из стекла. Немцы потратили 960 млн евро и открытие отмечали с размахом. Публику в вечерних платьях поднимал в ресторан самый длинный в Германии 46-метровый эскалатор.

В творчестве Фуксасов есть два направления. Пример первого — Центр мира в Яффе. Упрощенная форма, медитативные интерьеры: поиски в духе рационального пуризма. Проекты MyZeil и бутик Armani — образец второго: чувственного и гламурного. Новейшие проекты архитекторов, пока представленные лишь в 3D, демонстрируют ту же тенденцию. В 2013-м их бюро выиграло конкурс на строительство Музейно-просветительского центра Политехнического музея и МГУ на Воробьевых горах: на прозрачной основе из стекла и бетона покоятся четыре гигинтских кристалла, отстраненно-медитавных и холодных. Другой проект-победитель того же года — правительственный конгресс-центр в Канберре: огромная белая медуза со вздымающейся пузырем крышей-куполом и перетекающими друг в друга волнами этажами.

Когда в конце 2013-го открылся спроектированный ими третий терминал шеньчженского аэропорта, люди были потрясены буквально обрушившейся на них игрой света в пространстве: тысячи бликов, проходящих сквозь шестиугольные отверстия в крыше, пляшут на глянцевых полах площадью 500 тыс. кв. м. Тогда же была закончена реконструкция исторического здания бывшего Военного союза в центре Рима: посетители универмага проходят по раскрашенным в яркие цвета футуристичным интерьерам и поднимаются на крышу, покрытую волнистым стеклянным куполом, чтобы увидеть как на ладони вечный город. Национальный архив Франции в предместье Парижа — еще одно недавнее достижение архитекторов: окруженные бассейнами с водой 10-этажный сверкающий алюминием блок архива и легкая прозрачная структура, взятая, как алмаз, в ромбовидную огранку, где находятся офисы и конференц-залы.

В 2016 году Studio Fuksas готовит к сдаче сразу 7 впечатляющих архитектурных объектов: люксовый торговый молл Beverly Center в Лос-Анджелесе, бизнес-центр Euromed в Марселе, небоскреб Guosen в Шэньчжэне, резорт Is Molas на Сардинии, штаб-квартиру правительства области Пьемонт в Турине, конгресс-центр в Риме, концертно-выставочный комплекс Rhike Park в Тбилиси. Судя по масштабности этих проектов, его и Дориану ждут новые престижные награды — возможно, даже Притцкеровская премия по архитектуре.

5 новых построек Массимилиано Фуксаса

Ключ к творчеству этого яркого представителя итальянских архитекторов-«шестидесятников», наряду с Этторе Соттсассом и Маттео Туном — ни к одной радикальной группировке, впрочем, не принадлежавшего, — емкое слово «напряжение». Оно очень точно передает и техническую сложность его конструкций и объемных каркасов, и невероятную чувственность, экспрессивность и драматичность форм.

Глядя на них, можно подумать, что Фуксас — всецело заложник параметрического метода проектирования. Однако это вовсе не так — Массимилиано по-прежнему рисует. Хотя и современными технологиями не пренебрегает: «Рисунок, макет, виртуальная модель — все это пути к архитектуре, равнозначные инструменты для наращивания „напряжения“, — говорит архитектор. — Ведь архитектура, в которой нет „напряжения“, никогда не вызовет никаких эмоций».

Вообще имя Фуксаса известно в России значительно лучше большинства других: хотя уроженец Рима с немецко-литовскими корнями пока ничего у нас не построил, но участвовал в ряде заметных конкурсов — в частности, на здание технопарка «Сбербанка» в Сколково (в консорциуме с российской мастерской «Атриум»), а в конкурсе архитектурных концепций Музейно-просветительского центра Политехнического музея и МГУ им. М.В. Ломоносова проект студии Fuksas (совместно с бюро Speech Сергея Чобана) даже занял первое место. Массимилиано часто наведывается в Москву, читает публичные лекции и активно участвует в жизни конкурса архитектурного рисунка «АрхиГрафика». Кроме того, многие знают его по проекту выставочного центра Rho Pero в Милане, где ежегодно проходит крупнейшая выставка предметного и интерьерного дизайна iSaloni. А кто-то начал идентифицировать итальянского архитектора после его нашумевшего общественного центра в Тбилиси — в виде то ли «лепестков», то ли диковинных «грибов», выросших прямо посреди исторического центра города. Сейчас Фуксас завершает еще один характерный проект в столице Грузии — с него мы и начнем рассказ о пяти последних его проектах.

Музыкальный театр и выставочный холл Rhike Park, Тбилиси, Грузия, 2016

Еще с подачи бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили в древний город пришла современная итальянская архитектура: еще до Фуксаса и его общественного центра Микеле де Лукки построил Президентский дворец и футуристичного вида стеклянный мост Мира через реку Куру, соединяющий старую часть Тбилиси с новой.

Символом нового Тбилиси, куда ведет тот самый мост, стал большой Рике парк в восточной части города. Именно здесь, почти напротив «грибов», на участке 10 000 кв. м, разместились две огромные стеклянные «трубы» обтекаемых очертаний, в левой из которых, если смотреть со стороны фасадов, — музыкальный театр на 566 мест, а в правой, более короткой, — выставочный центр. Сам архитектор называет их «перископом»: вид на старый Тбилиси на противоположном берегу, обрамляемый лентой реки, — то, ради чего обе «трубы» слегка приподняты над землей. Та, что с музыкальным театром, покоится на опоре, а у второй — высокий вход, к которому с уровня улицы ведет рампа. В основании же перископа лежит соединившая обе «трубы» сохраняемая кирпичная стена.

Официально центр откроется в этом году, внутри пока заканчивают отделочные работы, но уже ясно, что Rhike Park обречен стать одной из громких архитектурных премьер сезона. Громких — считай, что и скандальных: жители Тбилиси не слишком охотно принимают новые архитектурные веяния. Мост Микеле де Лукки прозвали «прокладкой», фуксасовские «грибы» стараются обходить стороной. И ведь мог же Массимилиано построить что-нибудь вполне себе каменно-лаконичное, как церковный приход в Фолиньо. Но на самом деле в той же мере, в какой бетонная коробка с асимметричными прорезями экспериментальна для церковного прихода, стеклянные «трубы» — ответ Фуксаса на вызов спроектировать современный концертно-выставочный зал. А главное — есть шанс, что на их фоне тбилиссцы смирятся с более ранними постройками. И начнут воспринимать тему контрастов, такую характерную для всех крупных европейских городов, с цивилизованным смирением и терпимостью.

Отель при гольф-клубе Is Molas, Кальяри, Сардиния, 2016

В 18-15 вв. до н.э. на острове Сардиния были построены тысячи нурагов — башен из толстого камня до 20 метров в высоту. В наши дни сохранилось около 8 тысяч построек, все они признаны археологическим памятником и в основном сосредоточены недалеко от Кальяри — примерно там же, где раскинулось одно из лучших в мире полей для игры в гольф. Бюро Массимилиано Фуксаса занимается развитием этих территорий: проектирует новое здание клуба, два пятизвездочных отеля, спа-центр и несколько вилл.

Пока что завершен один отель на 80 номеров и виллы, но их облик, очевидно, станет определяющим для всех остальных зданий: Фуксас будто бы ставит рядом несколько нурагов, местами покосившихся и утративших ровные оси, и сращивает вместе, обмазывая сверху глиной: они превращаются в единый биоморфный объем, который напоминает лунные кратеры.

Чтобы максимально вписаться в контекст, стройматериалы используются местные. «Обмазанные» и затем оштукатуренные поверхности возникают и в интерьерах. Полы же отделаны добытым на Сардинии камнем — так же, как в нурагах тысячелетия назад.

Отель и конференц-центр EUR, Рим, Италия, 2016

Еще один проект Фуксаса этого года — отель в историческом квартале EUR, занимающий участок площадью 55 000 кв. м, и его дизайн-концепцию можно коротко выразить тремя образами: «тека», «облако» и «лезвие». «Тека» — это основа всего, вытянутая коробка из стекла и стали, внутри которой заключено «облако» — полная противоположность геометрически выверенной оболочке. Объем из криволинейных профилей, покрытый еще 15 000 кв. м стекла, — центральное место конференц-центра: в нем находится аудитория на 1850 человек со всей сопутствующей инфраструктурой. Наконец, «лезвие» — еще одна, автономная часть центра: с отелем на 439 номеров и подземным паркингом на 600 машиномест. По проекту это вторая очередь строительства — первая, с «облаком», уже завершена.

Фуксас уделил много внимания «зеленым» технологиям — энергосбережения и уменьшения расходов воды. К примеру, система климат-контроля регулирует мощность работы в зависимости от количества людей, которые находятся внутри конференц-центра. А остекление «Теки» содержит в себе фотоэлементы, накапливающие энергию: они защищают здание от перегрева и позволяют ему производить электричество, как раз достаточного для автономной работы всех систем жизнеобеспечения.

Торговый центр Bory Mall, Братислава, Словакия, 2014

Моллы и магазины — то, что Фуксас всегда делает с особой изобретательностью и вдохновением: чего только стоит сложносочиненная пластиковая лестница в бутике Armani в районе Ginza в Токио или торговый центр MyZeil во Франкфурте-на-Майне с закрученными на крыше и фасаде «воронками». Новый молл в Братиславе — не исключение: чтобы создать форму, при которой здание местами оказывается вывернутым «наизнанку» через кровлю, архитектор использовал свой фирменный объемный каркас, заполняемый треугольниками из стекла, — так называемый «Торнадо». В подобной конструкции размеры каждого поддерживающего троса и заполняющего ячейку фрагмента просчитываются индивидуально и производятся роботизированно.

Фасадов, впрочем, у торгового центра четыре — как обычно: один с магазинами, выходящий на пешеходный бульвар, второй служебный с загрузочными доками, а третий и четвертый относятся к слову «развлекательный» — на перекресток шоссе «смотрят» фитнес-центр, кинотеатр Imax и детская площадка.

Внутренняя центральная часть здания — та самая, где оно «выворачивается наизнанку», — тоже предназначена для развлечений: вкусной еды и проведения мероприятий. Фудкорт предусмотрительно спрятан под крышу, а на открытой площадке хорошо устраивать презентации, концерты и фестивали. При этом «Торнадо» — благодаря своей хитрой конструкции — доставит все отголоски и отблески веселья наружу, за пределы торгового центра, и установит прочную связь между интерьером и экстерьером, «изнанкой» и «передом», формой и содержанием.

Реконструкция здания бывшего Военного союза, Рим, Италия, 2013

В тот же год, что и терминал международного аэропорта в Шэньчжене — одного из самых красивых и технологически навороченных зданий аэропортов в мире, — Фуксас закончил еще один любопытный проект в своем родном городе. Роскошный дом Военного союза XIX века постройки находится в самом центре Рима, недалеко от площади Испании. Роскошным, однако, он был лишь когда-то: деградировав до банального офисного центра, он утратил все исторические интерьеры, сохранив лишь фасад с классическими портиками и колоннами.

Получив заказ на приспособление здания под современный универмаг, Фуксас фасад тщательно восстановил. Но взамен канувших в лету классических интерьеров сделал новое ультрасовременное пространство, которое особенно хорошо просматривается с юга благодаря большим окнам-витринам: так архитектор интерпретировал идею городского театра.

Первый этаж вообще максимально открыт, чтобы напоминать нечто вроде рыночной площади: подобно тому, как на рынке продавцы зычно зазывают покупателей к прилавкам, открытая планировка реконструированного здания тоже заманивает внутрь. Там — чистые подсвеченные пространства с мебелью, похожей на детские игрушки, и яркими «пузырями» цвета на ослепительно белом полу. Но главный «пузырь» — это стеклянный купол, начинающийся на крыше и пронизывающий здание насквозь.

Стеклянные купола — вообще-то излюбленный способ интервенции в исторические здания. В данном случае его появление обусловлено шикарной панорамой города, открывающейся с крыши. Поэтому Массимилиано решил сделать здесь видовой ресторан, и стеклянная конструкция неправильной формы вознеслась над зданием на высоту 7,5 м. Фуксас прозвал этот купол «фонарем», и ночью он свое названием вполне оправдывает, подсвечиваясь вместе со всем зданием. Впрочем, под куполом необычно светло и днем: в данном случае «Торнадо» приносит свет. На стекло местами нанесено зеркальное покрытие с тем расчетом, чтобы направлять в интерьер максимальное количество солнечного света.

Так Фуксас в очередной раз доказал, что умеет направлять стихию творческой энергии в мирное — и впечатляющее своей нерукотворной рукотворностью — «русло».

Изображения © Nikolay Kaloshin, Joel Rookwood, Sophia Arabidze, Fuksas, Moreno Maggi, Gianni Basso

Массимилиано фуксас проекты

Подпишитесь
на нашу email-рассылку

Интервью с Массимилиано Фуксасом

Массимилиано Фуксас рассказал AD, что современные строительные технологии убили архитектурный авангард. А ему и без авангарда хорошо.

Как написал бы француз, “при приближении к гостинице “Метрополь” мое сердце забилось чаще” от мысли, что сейчас я увижу Массимилиано Фуксаса. Человека, который учился на архитектора в 1960-е годы в Италии! Вся современная архитектура родом из 1960-х, и не в последнюю очередь – родом именно из Италии, где в это десятилетие пышно цвели радикальные архитектурные группировки, изобретавшие утопические модели тотальных городов, революционные фотоколлажи и странную мебель.

Фуксас разбивает одно мое предположение за другим. С коллегами из миланского политехнического, с флорентийскими группами архитекторов-“радикалов” он не поддерживал связь. Он учился в римском университете, где настроения тоже были радикальными, но на другой лад. Профессора и студенты мечтали о революции, строили социальные, а не архитектурные утопии.

Сейчас Массимилиано Фуксас переживает творческий подъем. Два больших здания – школа гостиничного менеджмента в Монпелье и Дом юстиции в Тбилиси – открылись в начале осени. На подходе исполинский аэропорт в Шэньчжэне. В октябре архитектор читал в Москве лекцию о своих новых проектах. Наутро после лекции, в фойе гостиницы, я беру у него интервью.

Фуксас, в отличие от большинства других знаменитых архитекторов, не имеет патентованного стиля. Как правило, у архитекторов-звезд есть маленькие личные стили, узнаваемые и предсказуемые. У Захи Хадид дома похожи на мороженое, выдавленное в рожок. Рем Колхас складывает исполинские кубики в пирамидки. Правда, за их маленькими стилями стоят большие идеи: новые способы думать об архитектуре, новаторские методы проектирования.

Стиль Фуксаса ускользает от определений. То он громоздит параллелепипеды в духе французской архитектуры, то свернет материю в такой жгут, что Заха Хадид позавидует, то построит строгий каменный куб, почти как швейцарцы. Любит трехмерный каркас с треугольными ячейками, но часто и легко отказывается от него. Он берет понемногу от каждого направления, но не примыкает ни к одному. Какая большая идея у него?

Я спрашиваю архитектора:

– Когда вы были куратором Венецианской архитектурной биеннале в 2000 году, вы выступили с лозунгом “Меньше эстетики, больше этики”. Но когда вы рассказываете о своих проектах (например, на вчерашней лекции), вы говорите о чем угодно, только не об этике. Ни слова о социальной ответственности, об энергосберегающих технологиях.

– Этика в архитектуре – это не направление, не школа. Смешно так думать. Этика – это, например, когда Берлускони обращается к тебе с заказом, а ты отвечаешь: “Я с тобой не работаю”. Ошибка думать, что этика – это энергосберегающие технологии. По-моему, странно, когда архитектор строит в Лондоне или Катаре небоскребы, где квартиры продаются по заоблачным ценам, а потом заявляет: “Я социально ответственный архитектор, у меня энергосберегающие технологии!” Я вообще предпочитаю не говорить о социально ответственной архитектуре. Что это значит? Когда архитектор строит здание, он, конечно, думает о том, чтобы оно было удобно для людей. Если ты не идиот, ты всегда об этом думаешь!

Во время разговора Фуксас постоянно возвращается к мысли о том, что архитектор работает для общества. “Эгоцентризм в архитектуре – это плохо”. “Нам интересно работать с людьми, не похожими на нас. Мы любопытны”. “Нам важно знать контекст, культуру страны, в которой мы строим”.

Что же, поговорим о контексте. Фуксас построил Дом юстиции в Тбилиси. Контекст там, по-моему, шизофренический. Грузинская власть сомневается, в какой архитектурный наряд ей одеться. В тени огромного, средневекового на вид кафедрального собора, возведенного на пожертвования воров в законе, ютится президентский дворец, который даст фору худшим образцам рублевской архитектуры, а рядом – вопиюще современный и очень некрасивый мост через Куру, который горожане метко прозвали “прокладкой”.

Ансамбль удачно дополнил Дом юстиции Фуксаса, похожий на увеличенную колонию древесных грибов. Сам по себе он прекрасен, но в контексте смешон. Архитектор не замечает этого. Зато он тепло и с удовольствием рассказывает о своей поездке в Тбилиси в 1980-е годы, о старых друзьях, о знаменитом грузинском гостеприимстве.

Дом юстиции в Тбилиси строила китайская строительная компания. Фуксас поражен, с какой скоростью она осуществила сложный проект.

– Авангард мертв. Знаете почему? Авангард – это мечты о том, что невозможно построить. Сейчас ты можешь придумать самый безумный проект – хороший, плохой – не важно, – и реализовать его. Утопия невозможна.

В 2016 году архитектор вновь вернулся в Грузию, чтобы построить еще один шедевр — музыкальный театр и выставочный холл Rhike Park, который расположился почти напротив “грибов”. Выглядит он как две огромные трубы отбекаемой формы, хотя сам Фуксас называет его “перископ”.

В этом же году архитектурное бюро Studio Fuksas построило в Риме самое большое за последние 50 лет здание — конференц-центр. Выставочные пространства, аудитории для проведения публичных лекций, отель — все это заняло территорию размером 55 м².

Читайте далее: