Марк вергилий эврисак | Vasque-Russia.ru

Марк вергилий эврисак

Рим: неизвестная античность Виктора Сонькина

Виктор Сонькин – филолог, переводчик, автор исторического путеводителя «Здесь был Рим» (издательство Corpus, 2012), удостоенного премии «Просветитель» 2013 года

Если задать в поиске в интернете слово «Рим», самый большой процент фотографий будет изображать Колизей (фонтан Треви и Собор Святого Петра соревнуются за второе место). Обязательная программа знакомства с античной цивилизацией в Вечном Городе всем известна, и может даже слегка утомить к концу третьего дня: Форум, Колизей, Палатин, Капитолийские музеи, музеи Ватикана, Театр Марцелла, Алтарь Мира, Пантеон… Но в Риме есть множество античных памятников «второго ряда», иногда ничуть не менее интересных — просто более скромных, не попавших на первые страницы туристических буклетов. У них есть большое преимущество: большинство из них не музеефицировано (то есть доступно в любое время дня и ночи совершенно бесплатно), и вокруг, как правило, нет туристических толп. Я постараюсь познакомить вас с некоторыми из них.

Гробница пекаря Эврисака

В XIX веке папа Григорий XVI решил освободить арку ворот на площади Порта Маджоре (когда-то по этим аркам проходили русла нескольких римских акведуков) от средневековых наслоений. Под одной из разобранных башен обнаружился большой монумент, который раньше практически не был виден. Его бетонное ядро облицовано типичным римским камнем — травертином, и на каждой из сохранившихся сторон ясно читается надпись: EST HOC MONIMENTUM MARCEI VERGILEI EURYSACIS PISTORIS REDEMPTORIS APPARET.

Что означает последнее слово, не вполне ясно, но остальное понять нетрудно — «Сие есть памятник Марка Вергилия Эврисака, пекаря и поставщика».

Рядом с гробницей нашли рельеф, изображающий мужчину и женщину, урну для праха в виде хлебной корзины (смерть тоже можно использовать в рекламных целях) и плиту с еще одной надписью: «Была Атистия супруга мне и женщина прекрасная, ее от тела останки что остались, те в этой хлебнице лежат». Рельеф и надпись сохранились в Капитолийских музеях, а «хлебница», к сожалению, пропала.

Греческое имя пекаря «Эврисак» почти наверняка указывают на его простое происхождение — он был вольноотпущенник, бывший раб или сын рабов. Из-за этого историки искусства часто смотрели на гробницу Эврисака сверху вниз, видя в ней свидетельство дурного простонародного вкуса, отказ от традиционных римских ценностей — умеренности и аккуратности; ее сравнивали с гробницей, которую в «Сатириконе» Петрония придумывает для себя вульгарный нувориш Тримальхион. Но можно посмотреть на гробницу Эврисака и более сочувственным взглядом. Увидеть в ней свидетельство характерной для Рима социальной мобильности. Услышать рассказ о жизни и смерти человека, который на излете республиканской эпохи добился богатства, общественного признания, почета собственным трудом и собственными руками. Который самозабвенно гордился своим ремеслом.

На рельефах, опоясывающих верхнюю часть гробницы, изображены разные этапы приготовления хлеба: работники несут зерно, ссыпают его в большие меры, взвешивают, передают оптовым закупщикам; зерно мелют (движущая сила мельницы — довольно мрачные ослы), просеивают; наконец, тесто размешивают (снова не без помощи тягловой силы), раскатывают, выпекают в печи. Даже сам памятник построен так, чтобы напоминать о хлебопекарном ремесле: вертикальные трубы в нижнем ярусе, возможно, изображают башни для хранения зерна, а горизонтальные отверстия, которые пока никому не удалось объяснить удовлетворительно, могут изображать тестомешалки, или, по одной радикальной гипотезе, даже быть настоящими тестомешалками, встроенными в гробницу.

Как найти: доехать до остановки трамвая Пьяцца-ди-Порта-Маджоре

Храм «Минервы Целительницы»

Путешественник, прибывающий в Рим на поезде, попадает в район дешевых гостиниц, китайских сувенирных лавок и ближневосточных забегаловок. За этим неприглядным фасадом разглядеть античность непросто. Но она рядом, и ее немало — нужно только внимательнее смотреть. Например, если пройти на юго-восток по неуютной улице Джованни Джолитти (на которую можно выйти прямо из вокзала Термини), то примерно через километр вы окажетесь возле большого здания из бетона, облицованного кирпичом. Атмосфера вокруг совсем не музейная; случайный прохожий не догадается, что постройке 1700 лет. Но при желании и в этой заброшенности можно найти частицу римского обаяния.

Эта оболочка по традиции называется «храм Минервы Целительницы» (Minerva Medica), потому что в XVI веке в этих развалинах якобы нашли знаменитую статую Афины-Минервы («Минерва Джустиниани»).

Здание долго считали декоративным фонтаном-нимфеем, но более вероятно, что это был роскошный обеденный павильон с фонтанами и бассейнами. Его десятиугольный зал был покрыт куполом с легкими долями, заполнявшими пространство между кирпичными ребрами жесткости. Купол «Минервы», один из немногих, сохранившихся с античных времен, был предметом восхищения и тщательного изучения. Его можно увидеть на одной из гравюр Пиранези. Но, к сожалению, он внезапно обрушился в 1828 году. Архитектурапавильона была такой необычной, что спустя несколько десятилетий после возведения к нему пристроили несколько клиновидных контрфорсов, полукруглую нишу и портик. И в таком более традиционном виде, постепенно разрушаясь и обрастая неброским городским пейзажем, здание и дошло до наших дней.

Как найти: угол Via Giovanni Giolitti и Via Pietro Micca

Мраморная нога

От Пьяцца делла Минерва, что рядом с Пантеоном (не пропустите смешного слона, изваянного по эскизам Бернини — у него неправильные задние ноги, со скакательными суставами, как у лошади), отходит одна из тех римских улиц, название которой звучит, как поэма, — Виа дель Пье ди Мармо, что значит улица Мраморной ноги. Если пройти по ней на восток, в сторону Корсо, то на углу третьей улицы справа, (Виа Сан Стефано дель Какко), действительно обнаружится одинокая мраморная ступня. Судя по типу сандалии, это мужская нога. Может быть, она принадлежала супругу египетской богини Исиды Серапису и появилась в Риме в ту пору, когда после завоевания Египта культ тамошних богов приобрел популярность в столице.

Как найти: угол Via del Pie di Marmo и Via di Santo Stefano del Cacco

Нимфей Александра Севера

На площади имени короля Виктора Эммануила II стоит довольно монументальный древнеримский памятник, до которого редко доходят туристы. Это так называемый нимфей Александра Севера. Нимфей — большой декоративный фонтан, отличающийся от обычного большей «естественностью» или просто огромными размерами. Многие нимфеи служили водоразборными центрами, откуда вода из акведуков поступала в разные кварталы города.

Этот нимфей носит имя императора Александра Севера (III век н. э.) довольно условно, по датировке строительных материалов, хотя специалисты считают, что построен он был раньше, при Флавиях, а потом только подновлялся. В изначальном виде он был похож на трехпролетную триумфальную арку, только место пролетов занимали огромные ниши. В центральной, видимо, стояла статуя Юпитера или богини Виктории. А что было по бокам, известно точно: там стояли рельефы с изображением воинских доспехов.

Эти так называемые «трофеи» в средневековые времена почему-то стали связывать с победой полководца Мария над германскими племенами кимвров и тевтонов в конце II века до н.э., а сам нимфей стали называть храмом Мария или «трофеем Мария (что когда-то это был фонтан, давно уже никто не помнил). В 1590 году папа Сикст V перенес рельефы на верхнюю площадку лестницы, ведущей на Капитолийский холм. Там они и стоят по сей день.

Как найти: площадь Виктора Эммануила II

Арка акведука Аква Вирго

Большинство фонтанов Марсова поля подсоединены к акведуку, который называетя «Аква Вирго». Это один из немногих акведуков Рима, действовавших на протяжении всего средневековья. К эпохе Возрождения его напор превратился в тоненькую струйку, но когда в XV веке папа Николай V решил возобновить работу акведука, он смог это сделать без особых усилий. Акведук был построен ближайшим соратником императора Августа Марком Агриппой около 19 года до н. э., чтобы обеспечить водой комплекс новых бань неподалеку от Пантеона.

По легенде, источник воды его солдатам подсказала юная девушка, в честь которой водопровод и был назван (virgo по-латыни «дева»). При общей протяженности в 20 километров разница в уровне между исходной и конечной точкой составляла всего четыре метра — свидетельство невероятной точности и мастерства римских инженеров (римский водопровод действовал благодаря силе тяжести — вода просто должна была на всем протяжении акведука течь под уклон, сколь угодно небольшой). Значительная часть акведука пролегала под землей. Одну из его поддерживающих арок можно увидеть — намного ниже современного уровня земли — за решеткой во дворе дома номер 14 по Виа дель Назарено. Арка сделана из травертина в нарочито грубой манере, характерной для времен императора Клавдия.

Мощь Аква Вирго хорошо видна в бурных водах самого известного римского фонтана — фонтана Треви. На правой части его фасада есть рельеф с изображением солдат Агриппы и той девушки, которая указала им источник.

Как найти: via del Nazareno 14

Клавдиевская таблица о расширении померия

На Марсовом поле, где перестроек и реконструкций за последние два-три века было существенно меньше, чем в других районах Рима, можно иногда, если повезет, увидеть образ старого города, как будто запечатленного в кадрах неореалистов. Тем более что в самые глухие уголки этого квартала турист доходит редко, а ведь это самый центр города, и до фонтана Треви и Пантеона рукой подать.

В одном из таких глухих уголков, в северо-западном углу Виа дель Пеллегрино (номера 145-147, там, где улица под тупым углом сливается с Виа деи Банки Векки) на непримечательном доме висит весьма примечательная таблица времен императора Клавдия, которая кончается словами finibus pomerium ampliavit terminavitque — «границы померия раздвинул и обозначил». Померий — это священная граница города; по преданию, первый померий провели еще при Ромуле, вспахав землю вокруг крепости на быках и поднимая плуг в тех местах, где следовало встроить ворота.

Особенно интересно, что вместо буквы v в словах ampliavit и terminavit применяется особая буква, введенная в оборот самим Клавдием, как и несколько других букв. Эта орфографическая реформа ученого императора долго не продержалась. Сразу после его смерти, а он отравился, поев грибов, заботливо предложенных ему его собственной женой Мессалиной, эти новшества вышли из употребления, и до последовательного разграничения букв U и V, как предлагал Клавдий, человечество снова доросло только к XVII веку.

Как найти: пересечение Via del Pellegrino и Via dei Bancchi Vecchi

Арка менял

В стену моей самой любимой римской церкви Сан-Джорджо-ин-Велабро встроена римская постройка, которую обычно называют Аркой менял (Arcus Argentariorum). Возможно, она служила порталом для торжественного входа на расположенный тут же, рядом, Бычий форум, где торговали скотом. На постройке написано, что ее посвятили императору Септимию Северу и его домашним «менялы и торговцы скотиной сего места» (argentari et negotiantes boari huius loci).

Надпись и рельефы на арке неоднократно подвергались редактуре, потому что в пору правления династии Северов то один, то другой из членов клана подвергался процедуре, известной как damnatio memoriae («проклятие памяти»).

Эта практика, известная со времен Древнего Египта до эпохи сталинских «исчезающих комиссаров», предполагала вычеркивание нежелательного имени из всех официальных посвятительных надписей и по возможности — уничтожение любой визуальной информации об этом человеке. Несколько членов императорской семьи были убиты и запрещены к упоминанию — и в связи с этим их имена и фигуры исчезли с арки.

Обратите внимание на огромные расстояния между буквами — книжный дизайнер сказал бы «кернинг» — в пятой строке. Ее явно кто-то переписывал в сокращенной версии.

Самые интересные рельефы находятся с внутренней стороны арки: слева император Каракалла совершает возлияние на походном переносном алтаре, а рядом с ним — выглаженное резцом пустое место, где когда-то были фигуры опальных царедворце; с другой стороны жертву приносят император Септимий Север и его жена Юлия Домна ,и тоже чья-то фигура заретуширована, а жреческий жезл возникает словно из воздуха.

Средневековая легенда уверяла, что менялы спрятали внутри арки свои сокровища. Об этом даже сложили стишок: Tra la vacca e il toro, troverai un gran tesoro — «Меж коровой и быком золото греби мешком». Жертвенный бык изображен слева на внешней стороне арки, а корова, кокетливо поднявшая хвост, справа, на внутренней. Поэтому на арке так много дырок. Сокровища не нашли.

Как найти: Via del Velabro, 19

Виктор Сонькин, специально для «Твоей Италии»

Гробница Эврисака эпохи пекарь – Tomb of Eurysaces the Baker

Могила Марк Вергилий Эврисак эпоха пекарь является одним из крупнейших и наиболее сохранившихся вольноотпущенник погребальных памятников в Риме . Его скульптурный фриз является классическим примером «плебейского стиля» в римской скульптуре . Эврисак эпоха построила гробницу для себя и , возможно , также его жены Atistia вокруг конца республики (около 50-20 г. до н.э.). Расположенная на видном месте недалеко от современного Порта Маджоре , могила была преобразована ее включением в Аврелиан стену ; башня впоследствии возведенный Гонорий покрыла гробницу, остатки которых были выставлены на его удаление с помощью Григория XVI в 1838. Что особенно важно , об этом экстравагантной гробнице, что она была построена вольноотпущенником , в бывшей рабыне .

Три стороны слегка трапециевидной структура остается в значительной степени нетронутой. Все они имеют такую же форму, с более простым нижним этажом, в настоящее время в основном ниже уровня земли , но подвержен, на этаже , состоящий из пар колонн между привлеченными плоскими плитами, все скученны без пробелов между ними. Эффект далеко от классических заказов ; по углам плита обратиться к пилястрам роста на верхний уровень до неортодоксальных столиц , сочетающих прокручиваются по бокам с растительными формами в центре. Есть необычные круглые отверстия в самом верхнем этаже, в настоящее время полагает, представляют разминание-бассейны или зерно-измерительные сосуды. Ниже карниза является фриз с непрерывными сценами в рельефе , демонстрирующих работу в пекарне , где Eurystaces сделал то , что было очевидно значительное состояние. Перестройки представить себе слегка поднимающуюся крышу над этим, в настоящее время утрачены.

содержание

Марка Вергилий Эврисак эпоха

Хотя нет никакого убедительного заявления на памятник , который был Эврисак эпохи вольноотпущенника – нет «L» для libertus в надписи – есть целый ряд причин полагать , что это был случай. Его имя принимает форму римского преномена и номен следует греческим когномны , номенклатура , типичную для вольноотпущенника, сочетающим в себе , как это делает личность бывшей семьи имущей с этим индивидом , когда ведомым. Надпись также отсутствует родственная привычная для Фриборна . Кустарный и трудоемкие мероприятия почтили память тех , выпечки, как правило , не отмечается свободнорожденный высших классов. Необычный вид памятника и его надпись был также использован для обнаружения Эврисака эпохи как нувориши выскочка в манере Трималхиона , с его «наивным хвастовством» вульгарно подражательным из элитарной культуры.

Чуть позже Пирамида Цестия еще одна индивидуалистической могила для богатого человека , очевидно , за пределами традиционной элиты; в этом случае , возможно , называют его участие в кампании в Нубии .

настройка

Захоронение в померия или священной границы города было вообще запрещено. Хотя точная степень померии на различных этапах его истории является неопределенной, то , как полагает, позже были соседствующим с Аврелиана стеном , возможно , распространяющимся на площадь Порта Маджоре после его расширения по Клавдию . Улицы гробниц в видном месте в непосредственной близости от городских ворот , как известно из Помпей , а также Аппиевой . Гробницы Эврисака эпохи, на стыке Пренестинской и Лабиканской непосредственно перед входом в Рим, был в особенно видное положение, и его трапециевидная форма была скорее всего продиктована свободного пространства. Другие погребальные комплексы в окрестностях известны, в том числе колумбария из Statilius Тельца , консул во время Августа , с более чем семьсот loculi или погребальными нишами; и первые века нашей эры гробница Societas Cantorum Graecorum (Ассоциация греческих певцов). Надпись , относящаяся к другому пекарь, Ogulnius, также были обнаружены в местных раскопок.

Памятник

Гробница, затмевается поздним акведук Клавдий , поднимается на высоту около тридцати трех футов. Из бетона сталкивается с травертином на туф основе, он стоит как памятник как для Эврисака эпохи и через фриз, к более широкой профессии выпечки. Стиль, очень отличается от классических римских стилей гробниц, делает гробницу Эврисака эпохи выделиться.

Сохранившаяся часть надписи гласит : «EST HOC MONIMENTVM MARCEI VERGILEI EVRYSACIS PISTORIS Redemptoris APPARET» или на английском языке, «Это памятник Марка Вергилия Эврисака эпохи, пекарь, подрядчик, государственный служащий.» В то время как последнее слово в этой цитате, «Apparet», часто переводится как государственный служащий, фактическое латинское слово для государственного служащего является пристав. Apparet глагол означает появляться или сделать очевидным, этот перевод , однако , кажется, не вписывается в остальной части надписи. Слово Apparet еще быть переведены в контексте этой цитаты.

В документальном фильме BBC Meet римлянами с Мэри Бирд , профессор Мэри Бирд (классицизм) , переводит «apparet» как «это очевидно!» Борода предлагает «apparet» сигнализирует анекдот, как если бы сказать «получить это ?!». Таким образом , Борода переводит эпитафию , как «Это памятник Марк Вергилия Эврисак эпохи, пекарь, подрядчик, это очевидно.»

Рельеф , представляющий различные этапы производства хлеба проходит вдоль верхней части гробницы. Рельеф изображает, на южной стороне, доставке и измельчения зерна и просеивания муки; на севере, смешивания и замеса теста, формирование круглых хлебов и выпечки в куполообразной печи «пицца типа»; и на западе, укладывание хлебов в корзинах и их везут для взвешивания.

Связанные находки

Во время сноса наложенных друг на друга конце античных укреплений со стороны папы Григория XVI в 1838 году полнометражный рельеф портрет был обнаружен мужчина и женщина в тоге и Palla (взятая в Палаццо деи Conservatori ); наряду с надписью в честь одного Atistia, хорошая жена , чьи останки были помещены в житницы; и урна принимая форму такой житницы. Кража женской головы с рельефа в 1934 и неопределенности , как в настоящее время местонахождения урны, предположительно где – то в Museo Nazionale Romano , означает , что их исследование в настоящее время проводится землеройных рисунков и ранних фотографий. Перестройки в целом относятся эти элементы к могиле на основании их стиля, тематики и findspot, с Atistia став женой Эврисака эпохи, и двойной рельеф и надпись занимает верхний регистр ныне утраченной восточного фасада гробницы.

Фридмена гробниц

Эта могила является одним из многих щедрых могил, созданных вольноотпущенниками. Эти люди были на первых рабов, но с помощью своих хозяев, они были в состоянии купить свою свободу и начать свои собственные средства к существованию. Они гордились своей свободой и прибыли. Из-за этого, они много раз создали такие щедрые погребальные памятники, такие как гробницы Эврисака эпохи. Эти вольноотпущенники не имели семей линий, которые были важны в римском обществе. Таким образом, эти гробницы, возможно, были попытки, начиная семейную историю для будущих поколений, чтобы оценить.

Заметки

Викискладе есть медиафайлы по теме Могиле Эврисака эпохи (Рим) .
  1. ^OGULNIUS Пистор СИМИ (laginarius) / Amicus [Eurysacis?] Или “Ogulnius, пекарь, мука-торговец, друг [из Эврисака эпохи?]”
  2. ^Фруктовое ATISTIA UXOR Михей / FEMINA OPITUMA VEIXSIT / QUOIUS Corporis RELIQUAE / Quod SUPERANT SUNT IN / HOC PANARIO или «Atistia была моя жена, самая отличная дама в жизни, выжившие остатки ее тела в этой житнице»

Рекомендации

дальнейшее чтение

Ciancio Розетто, Паола (1973). Il Сеполькро дель Fornaio Marco Virgilio Eurisace Порта Маджоре . Рим: Istituto ди Studi Romani . ISBN 9788873110675 .

Простые люди древней Италии (16 стр.)

Рабы-пекари, выпущенные на свободу, шли обычно работать к какому-нибудь хлебнику, а если удавалось обзавестись деньгами, то открывали и собственную пекарню. Один из таких удачников, Ноний Зеф в Остии, велел изобразить оборудование пекарни на большом мраморном саркофаге, который он заранее соорудил для себя и своей жены; другой, Марк Вергилий Эврисак, живший в конце I в. до н. э., поставил себе в Риме у Эсквилинских Ворот огромный памятник, настоящую трехъярусную башню. Нижний ярус состоит из столбов; стены второго пробиты круглыми углублениями, которые, по мнению некоторых археологов, символически изображают модии, хлебную меру, как столбы нижнего — бочки с мукой; на третьем изображено приготовление хлеба на разных его стадиях: ослы работают на двух мельницах, работники у стола сеют муку, хозяин или какое-то лицо, заинтересованное в деле выпечки хлеба, берет пробу муки. Знакомую уже нам машину для вымешивания теста вращает осел; погонщик следит и за тем, хорошо ли тесто вымешано. На двух больших столах тесто раскатывают и формуют; у каждого занято по четыре работника. К одному столу подошел хозяин или его помощник, он дает какие-то указания пекарям; все обернулись к нему и внимательно слушают. Около хлебной печи стоит рабочий и сажает хлебы. И, наконец, третий рельеф: в высоких доверху наполненных плетенках несут к весам хлеб; его взвешивают и принимают эдилы. И тут придется сказать несколько слов о снабжении Рима хлебом.

Бесперебойное снабжение Рима продовольствием, в первую очередь зерном, было постоянной заботой правительства и при республике, и при империи. Обеспечить население хлебом — значило при республике собрать себе голоса на выборах, при империи — сохранить в столице спокойствие и при обеих формах правления — приобрести народную любовь и благодарность. При республике снабжением города ведали особые должностные лица — эдилы: они заботились о заготовках зерна, проверяли его наличие у хлебников и штрафовали за сокрытие хлебных запасов, следили за качеством хлеба и его правильным весом; если поступало много хлеба (в 195 г. до н. э., например, сицилийцы прислали в Рим в подарок миллион модиев пшеницы), они раздавали зерно народу по очень низкой цене. В 58 г. до н. э. Клодий, самый даровитый и бесстрашный из демагогов конца республики, внес закон о даровой раздаче хлеба нуждающимся. Цезарь, вернувшись в Рим после окончательной победы над своими врагами-республиканцами (46 г. до н. э.), застал в Риме 320 тыс. человек, получавших хлеб даром. Он сократил это число до 150 тыс. Август увеличил его до 200 тыс., и число это оставалось почти неизменным до конца империи. Чтобы получать даровой хлеб, надо было быть: бедняком, полноправным римским гражданином и иметь постоянное местожительство в Риме. Списки таких лиц были составлены; каждому из них вручалась, в удостоверение его права, особая марка, и предъявитель ее получал ежемесячно в определенный день и в определенном месте пять модиев зерна, которые в мешке и уносил с собой. Но что с ним было делать? Даже если посадить себя и семью на одни оладьи и блинчики, которые можно поджарить на жаровне, то и для них надобна мука. Без мельницы не обойтись, а раз уж пришел на мельницу, то заодно можно и договориться с хозяином-пекарем, чтобы он в обмен на муку выдавал печеный хлеб. На каких условиях заключался такой договор, имел ли он стандартную форму или менялся от раза к разу, мы не знаем. И тут в памяти встает надпись на памятнике Эврисака, в которой он называет себя “пекарем и поставщиком”. Не поставлял ли он хлеб именно тем, кто приносил ему даровое зерно? Не потому ли его предприятие находилось под особым надзором официальных лиц, проверявших и качество муки, и вес выпеченных хлебов?

Эврисак языком рельефов рассказал о своей профессии, постепенно развернув перед зрителем историю хлебной ковриги; Зеф изобразил на своем саркофаге мельницу с ослом, модий, сито, хлебные корзины. Эти люди, греки происхождением, потомки рабов, любят свое дело и гордятся им. Они знают себе цену. Еще бы! Правительство снабжает людей зерном, но без них, пекарей, хлеба не будет. Они — ближайшие, непосредственные помощники самого правительства, и Эврисак это понимает, называя себя подручным магистрата. От пекарей зависит, будет у людей хороший хлеб или нет. А хороший хлеб для бедняка — это все. Понятно, почему во время предвыборной агитации в Помпеях Юлия Полибия рекомендуют в эдилы потому, что он “дает хороший хлеб”. Не всегда эдилы заботились о том, чтобы “дать хороший хлеб”. Один из гостей Трамальхиона в романе Пеперония горестно жалуется: “Пропади эти эдилы пропадом; снюхались ведь с пекарями. Известно, рука руку моет. Бедный народ страдает, а у этих толстопузых всегда сатурналии. Эх, были бы сейчас те соколы, которых я застал, когда приехал из Азии… Купишь, бывало, хлеба на грош, и вдвоем не съесть, а теперь, пожалуй, у иного вола глаза побольше”. Жалобы эти приоткрывают нам закулисную сторону жизни италийского городка. Повышать цены на хлеб было запрещено, но выпекать буханки меньше положенного веса при попустительстве эдилов, “снюхавшихся с пекарями”, было вполне возможно, и ворчи не ворчи, приходилось платить такие же деньги за “хлебцы меньше воловьего глаза”. Пекари — сила; среди них не только отпущенники; в Помпеях хозяевами пекарен были люди, принадлежавшие к старинной помпейской знати и к верхам муниципального мира. И если они не вели своего дела честно и заботливо, то где было найти на них управу бедному люду?

Кто же работал в пекарнях, кто “делал хлеб” в самом прямом смысле этого слова? О них-то мы ничего и не знаем: надписи дают одни имена, никаких биографических подробностей. Апулей, приведший своего героя, превращенного в осла, в конце концов на мельницу, оставил страшное описание людей и животных, там работавших: “Боже мой! Что за люди! Вся кожа у них была изукрашена синяками; изодранные плащики из лоскутьев не прикрывали их избитой спины, а только бросали на нее тень; у некоторых коротенькая одежонка доходила лишь до паха; у всех туники были такие, что через дыры сквозило тело; на лбах клейма, полголовы обрито, ноги в кандалах; землисто-бледные, полуослепшие от жара и дыма, которые туманом стояли в темном помещении, разъедая их веки; серые от мучной пыли, которой они были осыпаны на подобие кулачных бойцов, посыпающих себя песком, когда они приступают к бою. А что сказать и как сказать мне о животных, моих товарищах! Какие это были старые мулы и обессилевшие мерины! Опустив головы в ясли, они уничтожали горы мякины; шеи в гнойных болячках сотрясались от одышки, вялые ноздри расширялись от постоянных приступов кашля, грудь в ранах от постоянно натирающей веревочной привязи; ребра, почти вылезшие из кожи от постоянного битья; копыта, чудовищно расплющившиеся от постоянного кружения; шкура, шершавая от худобы и застарелой чесотки”.

В описании этом есть, конечно, доля риторики; такому блестящему питомцу ее, как Апулей, без нее было не обойтись. Но не надо и литературных прикрас, чтобы понять, какой тяжкой была жизнь пекаря. Тяжелую физическую работу делали еще тяжелее условия, в которых приходилось работать: жара от раскаленной печи, мучная пыль, спешка, отсутствие сна. Работали и по ночам. В древней Италии вставали рано; дети, на заре отправлявшиеся в школу, по дороге покупали уже свежие лепешки, и Марциал жаловался, что ночью ему не дают спать пекари. Работа шла круглый год, без отдыха, без праздников: хлеб людям нужен ежедневно. Единственным праздником пекарей, когда отдыхали и люди, и животные, был праздник Весты, покровительницы очага. Праздновали его в июне. Вот увенчали ослов; гирляндой с них хлебцы свисают; Мельниц стоят жернова, убраны, в блеске венков, — скажет Овидий, описывая этот праздник. Он изображен на одной помпейской фреске в том идеализированном виде, в каком принято было тогда изображать ремесленников и их труд: вместо измученных людей — весело бражничающие амуры; вместо заморенной скотины — сытые холеные ослы.

10 малоизвестных загадок Древнего Рима

Сделать ее заметнее в лентах пользователей или получить ПРОМО-позицию, чтобы вашу статью прочитали тысячи человек.

  • Стандартное промо
  • 3 000 промо-показов 49
  • 5 000 промо-показов 65
  • 30 000 промо-показов 299
  • Выделить фоном 49
  • Золотое промо
  • 1 час промо-показов 5 ЗР
  • 2 часa промо-показов 10 ЗР
  • 3 часa промо-показов 15 ЗР
  • 4 часa промо-показов 20 ЗР

Статистика по промо-позициям отражена в платежах.

Поделитесь вашей статьей с друзьями через социальные сети.

Ой, простите, но у вас недостаточно континентальных рублей для продвижения записи.

Получите континентальные рубли,
пригласив своих друзей на Конт.

Многих людей, интересующихся историей, поражают тайны Римской империи, покорившей множество стран, оставившей после себя грандиозные сооружения, которые пережили буквально тысячелетия. Адепты альтернативной истории считают, что знаменитые акведуки, Колизей, собор святого Петра и многие другие невероятные здания Рима были построены при помощи высоких технологий. Но это всем известные следы этой великой цивилизации. Однако есть несколько загадок Древнего Рима, которые известны не так широко, но поражают воображение не меньше.

1. Потолок Пантеона

Римский Пантеон – одно из самых загадочных зданий в мире. Этому грандиозному сооружению не меньше 2000 лет. И что интересно, все эти годы оно не подвергалось ремонту. При этом с инженерной точки зрения Пантеон – это абсолютный шедевр. Огромная прочнейшая конструкция, построенная с непостижимой четкостью в деталях и использованием загадочных вечных материалов. Например, его полы совершенно не стерлись за века. Особенно поражает воображение его удивительный кессонный потолок – совершенно правильной геометрической формы. Причем его диаметр 43 метра, а толщина – 12 метров. Освещается Пантеон через единственное круглое отверстие (его диаметр 9 м) в потолке, которое называется окулюс.

2. Гробница Эврисака

Эта загадочная гробница в Риме выглядит настолько странно, что даже официальные историки никак не могут найти достойное объяснение ее необыкновенной форме. Найдена она была в XIX веке, когда на площади Порта Маджоре решили убрать средневековые строения. Под одной разобранной башней оказалась 13-метровая древнеримская гробница. Надпись на ней гласила, что это могила пекаря Марка Вергилия Эврисака. На верхней части гробницы имеются рельефы, которые изображают различные этапы хлебопечения. Однако то, что находится под ними, до сих пор является предметом жарких споров. В нижнем ярусе гробницы находятся ровные вертикальные трубы, а над ними расположены такие же ровные горизонтальные отверстия. Существуют разные версии того, что значат эти загадочные трубы и отверстия. По одной из них – они изображают хранилище зерна и элементы тестомешалок. По другой – это настоящие тестомешалки и настоящий элеватор, встроенные в гробницу. В любом случае, это древнее сооружение явно выполнено при помощи каких-то древних загадочных инструментов. Возможно, до того, как стать гробницей Эврисака, это здание являлось чем-то другим, и надпись и барельефы на ней появились уже позже.

3. Портлендская ваза

Портлендская ваза – загадочный стеклянный сосуд времен античности, выставленный в Британском музее. Предположительно ваза изготовлена в конце I тысячелетия до нашей эры. Этот декоративный сосуд сделан из двухслойного темно-синего и белого стекла, на котором изображены фигуры богов и смертных. Ваза была найдена в средние века неподалеку от Рима, долгое время принадлежала герцогам Портлендским, откуда и получила свое название. Любопытно, что многие мастера пытались воспроизвести эту вазу, но самые искусные резчики и стеклодувы так и не добились успеха. Технология ее создания так и не выяснена до сих пор.

4. Пирамида Цестия

Мало кто знает, но в Риме, рядом с воротами Сан-Паоло, есть настоящая древняя пирамида. Официальная история гласит, что построена она между 18 и 12 годами до нашей эры. Высота пирамиды около 36 метров, длина основания – около 30 метров. Внутри нее находится склеп, причем по легендам, в нем был захоронен Рем, один из основателей Рима. Любопытно, что по тем же легендам, его брат Ромул был похоронен в другой аналогичной пирамиде, которая находилась в Ватикане и была разрушена в XVI веке. Сделана эта пирамида очень качественно, ее блоки обработаны без изъянов. Интересно, что пирамида Цестия в III веке была встроена в стену Аврелиана. И эта кирпичная кладка кажется примитивной на фоне гораздо более древней пирамиды.

5. Гибкое стекло

Гибкое стекло – это современная разработка, появившаяся не так давно. При помощи нанотехнологий удалось создать стекло, которое может сгибаться. Но самое интересное тут то, что впервые гибкое стекло появилось тысячи лет назад. Плиний Старший писал о том, что в начале нашей эры один стеклодув подарил римскому императору Тиберию сосуд из гибкого стекла. Этот сосуд мастер бросил на пол, но тот не разбился, а только деформировался. Стеклодув руками выпрямил сосуд, и он вернулся в первоначальную форму. Сохранилось множество древнегреческих и древнеримских сосудов, которые поражают своими технологиями, например, та же Портлендская ваза. Возможно, часть древних стеклянных сосудов была сделана из гибкого стекла – просто никому в голову не приходило проверить их на прочность, бросив на пол.

6. Ливневый сток в Остии

Остия Антика – это древний город, который находится недалеко от римского аэропорта Фьюмичино. Здесь сохранилось множество удивительных следов прошлого, например система канализации, которой тысячи лет. Но самое удивительное – отверстие загадочной формы. Это ливневый сток, через который дождевые воды попадают в древнюю канализацию. Загадочны и его форма и то, каким неизвестным образом оно было вырезано в твердом камне.

7. Римские додекаэдры

Римские додекаэдры — это предметы, сделанные из бронзы или камня, размером до 4 до 11 см. Они имеют двенадцать плоских пятиугольных граней, с круглым отверстием в центре, совпадающее с аналогичным отверстием противоположной грани. Обычно они датируются II-м или III-м веком нашей эры. Всего было найдено около сотни подобных артефактов – в различных странах Европы, но больше всего их обнаружено в Германии и Франции. До сих пор функции этих объектов остаются загадкой. Нет никаких упоминаний о них в исторических текстах или изображениях того времени.

8. Гигантские размеры

Древние римские здания поражают своими размерами. Уже упоминавшиеся Колизей, Пантеон, собор святого Петра, триумфальные арки, Форум отличаются просто огромными размерами. Кстати, Колизей на итальянском языке называется colosseo – от латинского слова colosseus, что означает громадный – и высокие здания и сооружения мы называем колоссальными. Кроме того, сохранившиеся древние римские статуи людей тоже значительно выше человеческого роста – как будто изображают представителей другой цивилизации.

9. Живопись жанра каприччо и руины Рима

В XIII веке был очень моден жанр живописи, который называется каприччо. Знаменитые художники Робер Юбер, Шарль Луи Клериссо, Джованни Пиранези, Джованни Паоло Панини и другие рисовали руины Рима, которые выглядели так, как будто город пережил разрушительную войну. На этих картинах можно увидеть полуразрушенные грандиозные здания, величественные сооружения, следы пожаров и т.д.

Жанр каприччо считается архитектурной фантазией – то есть, якобы эти здания и эти руины вымышлены. Однако в Риме сохранилось немало мест, которые до сих пор выглядят почти так же, как и на картинах XVIII века – это та же пирамида Цестия, Пантеон, Колизей, Форум и т.д.

При этом в Риме до сих пор сохранилось множество руин, обломков колонн, ровных обработанных каменных блоков, которые лежат в самых неожиданных местах, причем иногда буквально на свалках. Может быть, фантазии художников были все же не фантазиями?

10. Акустика Колизея

По легендам, в знаменитом римском Колизее была просто невероятная акустика. Слово, сказанное на арене даже шепотом, легко можно было услышать на задних рядах. Долгие годы этот эффект приписывался невероятным умениям древних строителей. Однако, возможно, что просто в Римской империи имелась своя акустическая техника наподобие современной нам, в том числе и с усилителями. Естественно, она не пережила тысячелетия, в отличие от камней. И невероятная слышимость в Колизее объясняется наличием в древности высоких технологий…

Гробница Эврисака эпохи пекарь – Tomb of Eurysaces the Baker

Могила Марк Вергилий Эврисак эпоха пекарь является одним из крупнейших и наиболее сохранившихся вольноотпущенник погребальных памятников в Риме . Его скульптурный фриз является классическим примером «плебейского стиля» в римской скульптуре . Эврисак эпоха построила гробницу для себя и , возможно , также его жены Atistia вокруг конца республики (около 50-20 г. до н.э.). Расположенная на видном месте недалеко от современного Порта Маджоре , могила была преобразована ее включением в Аврелиан стену ; башня впоследствии возведенный Гонорий покрыла гробницу, остатки которых были выставлены на его удаление с помощью Григория XVI в 1838. Что особенно важно , об этом экстравагантной гробнице, что она была построена вольноотпущенником , в бывшей рабыне .

Три стороны слегка трапециевидной структура остается в значительной степени нетронутой. Все они имеют такую же форму, с более простым нижним этажом, в настоящее время в основном ниже уровня земли , но подвержен, на этаже , состоящий из пар колонн между привлеченными плоскими плитами, все скученны без пробелов между ними. Эффект далеко от классических заказов ; по углам плита обратиться к пилястрам роста на верхний уровень до неортодоксальных столиц , сочетающих прокручиваются по бокам с растительными формами в центре. Есть необычные круглые отверстия в самом верхнем этаже, в настоящее время полагает, представляют разминание-бассейны или зерно-измерительные сосуды. Ниже карниза является фриз с непрерывными сценами в рельефе , демонстрирующих работу в пекарне , где Eurystaces сделал то , что было очевидно значительное состояние. Перестройки представить себе слегка поднимающуюся крышу над этим, в настоящее время утрачены.

содержание

Марка Вергилий Эврисак эпоха

Хотя нет никакого убедительного заявления на памятник , который был Эврисак эпохи вольноотпущенника – нет «L» для libertus в надписи – есть целый ряд причин полагать , что это был случай. Его имя принимает форму римского преномена и номен следует греческим когномны , номенклатура , типичную для вольноотпущенника, сочетающим в себе , как это делает личность бывшей семьи имущей с этим индивидом , когда ведомым. Надпись также отсутствует родственная привычная для Фриборна . Кустарный и трудоемкие мероприятия почтили память тех , выпечки, как правило , не отмечается свободнорожденный высших классов. Необычный вид памятника и его надпись был также использован для обнаружения Эврисака эпохи как нувориши выскочка в манере Трималхиона , с его «наивным хвастовством» вульгарно подражательным из элитарной культуры.

Чуть позже Пирамида Цестия еще одна индивидуалистической могила для богатого человека , очевидно , за пределами традиционной элиты; в этом случае , возможно , называют его участие в кампании в Нубии .

настройка

Захоронение в померия или священной границы города было вообще запрещено. Хотя точная степень померии на различных этапах его истории является неопределенной, то , как полагает, позже были соседствующим с Аврелиана стеном , возможно , распространяющимся на площадь Порта Маджоре после его расширения по Клавдию . Улицы гробниц в видном месте в непосредственной близости от городских ворот , как известно из Помпей , а также Аппиевой . Гробницы Эврисака эпохи, на стыке Пренестинской и Лабиканской непосредственно перед входом в Рим, был в особенно видное положение, и его трапециевидная форма была скорее всего продиктована свободного пространства. Другие погребальные комплексы в окрестностях известны, в том числе колумбария из Statilius Тельца , консул во время Августа , с более чем семьсот loculi или погребальными нишами; и первые века нашей эры гробница Societas Cantorum Graecorum (Ассоциация греческих певцов). Надпись , относящаяся к другому пекарь, Ogulnius, также были обнаружены в местных раскопок.

Памятник

Гробница, затмевается поздним акведук Клавдий , поднимается на высоту около тридцати трех футов. Из бетона сталкивается с травертином на туф основе, он стоит как памятник как для Эврисака эпохи и через фриз, к более широкой профессии выпечки. Стиль, очень отличается от классических римских стилей гробниц, делает гробницу Эврисака эпохи выделиться.

Сохранившаяся часть надписи гласит : «EST HOC MONIMENTVM MARCEI VERGILEI EVRYSACIS PISTORIS Redemptoris APPARET» или на английском языке, «Это памятник Марка Вергилия Эврисака эпохи, пекарь, подрядчик, государственный служащий.» В то время как последнее слово в этой цитате, «Apparet», часто переводится как государственный служащий, фактическое латинское слово для государственного служащего является пристав. Apparet глагол означает появляться или сделать очевидным, этот перевод , однако , кажется, не вписывается в остальной части надписи. Слово Apparet еще быть переведены в контексте этой цитаты.

В документальном фильме BBC Meet римлянами с Мэри Бирд , профессор Мэри Бирд (классицизм) , переводит «apparet» как «это очевидно!» Борода предлагает «apparet» сигнализирует анекдот, как если бы сказать «получить это ?!». Таким образом , Борода переводит эпитафию , как «Это памятник Марк Вергилия Эврисак эпохи, пекарь, подрядчик, это очевидно.»

Рельеф , представляющий различные этапы производства хлеба проходит вдоль верхней части гробницы. Рельеф изображает, на южной стороне, доставке и измельчения зерна и просеивания муки; на севере, смешивания и замеса теста, формирование круглых хлебов и выпечки в куполообразной печи «пицца типа»; и на западе, укладывание хлебов в корзинах и их везут для взвешивания.

Связанные находки

Во время сноса наложенных друг на друга конце античных укреплений со стороны папы Григория XVI в 1838 году полнометражный рельеф портрет был обнаружен мужчина и женщина в тоге и Palla (взятая в Палаццо деи Conservatori ); наряду с надписью в честь одного Atistia, хорошая жена , чьи останки были помещены в житницы; и урна принимая форму такой житницы. Кража женской головы с рельефа в 1934 и неопределенности , как в настоящее время местонахождения урны, предположительно где – то в Museo Nazionale Romano , означает , что их исследование в настоящее время проводится землеройных рисунков и ранних фотографий. Перестройки в целом относятся эти элементы к могиле на основании их стиля, тематики и findspot, с Atistia став женой Эврисака эпохи, и двойной рельеф и надпись занимает верхний регистр ныне утраченной восточного фасада гробницы.

Фридмена гробниц

Эта могила является одним из многих щедрых могил, созданных вольноотпущенниками. Эти люди были на первых рабов, но с помощью своих хозяев, они были в состоянии купить свою свободу и начать свои собственные средства к существованию. Они гордились своей свободой и прибыли. Из-за этого, они много раз создали такие щедрые погребальные памятники, такие как гробницы Эврисака эпохи. Эти вольноотпущенники не имели семей линий, которые были важны в римском обществе. Таким образом, эти гробницы, возможно, были попытки, начиная семейную историю для будущих поколений, чтобы оценить.

Заметки

Викискладе есть медиафайлы по теме Могиле Эврисака эпохи (Рим) .
  1. ^OGULNIUS Пистор СИМИ (laginarius) / Amicus [Eurysacis?] Или “Ogulnius, пекарь, мука-торговец, друг [из Эврисака эпохи?]”
  2. ^Фруктовое ATISTIA UXOR Михей / FEMINA OPITUMA VEIXSIT / QUOIUS Corporis RELIQUAE / Quod SUPERANT SUNT IN / HOC PANARIO или «Atistia была моя жена, самая отличная дама в жизни, выжившие остатки ее тела в этой житнице»

Рекомендации

дальнейшее чтение

Ciancio Розетто, Паола (1973). Il Сеполькро дель Fornaio Marco Virgilio Eurisace Порта Маджоре . Рим: Istituto ди Studi Romani . ISBN 9788873110675 .

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector