Мадонна со змеей караваджо | Vasque-Russia.ru

Мадонна со змеей караваджо

Караваджо: художник, изменивший искусство

«Без Караваджо не было бы Риберы, Вермеера или Рембрандта. И Делакруа, и Мане писали бы по-другому». Так о великом итальянце сказал его соотечественник искусствовед Роберто Лонги. Слова эти недалеки от истины: Караваджо был не только гениальным художником. Он был тем, кто иначе взглянул на мир и перевернул существовавшие каноны живописи.

Сын архитектора

Юному Микеланджело Меризи (настоящее имя Караваджо) на роду было написано заниматься живописью или архитектурой. Его отец был зодчим, но он не успел передать свое мастерство сыну — умер, когда мальчику было 5 лет, в 1576 году. А мать с детьми переехала в городок Караваджо, расположенный недалеко от Милана. По этому городу художник и взял себе имя, которое сегодня знает весь мир.

Микеланджело рос весьма противоречивым юношей. Рано начав учиться живописи, к 20 годам он уже преуспел: талант художника был очевиден. При этом юноша был по природе вспыльчивым, а время от времени и просто агрессивным. Он не просто ввязывался в драки, но периодически оказывался в тюрьме. Все это мешало ему искать заказчиков и строить, как мы бы сейчас сказали, успешную карьеру.

Скиталец

Именно характер стал причиной того, что Караваджо немало скитался по стране. В Милане, где он учился, он ввязался в драку и убил человека. Пришлось бежать в Рим, где он жил в доме адвоката Пандольфо Пуччи, выполняя для него копии с изображений в церквях.

Образумился ли юный художник? Смог ли обуздать свой характер? К сожалению, нет, и вот уже в Риме он вновь попадает в тюрьму, где знакомится, кстати, с Джордано Бруно. В Риме же Караваджо серьезно заболевает малярией, находится на грани жизни и смерти. Быть может, все эти события повлияли на его манеру: постепенно рождается стиль художника, который тяготел к реализму, сделал своими героями обычных людей, которых можно увидеть в толпе. Отвергая каноны прекрасного, существовавшие в его время, он успевал запечатлеть настоящую жизнь.

Каким он был в те годы? Каким было его окружение? На картине «Музыканты» (1595 год) он изобразил себя в виде музыканта, держащего рожок. Для персонажа, расположенного в центре картины, позировал Марио Миннити, модель, художник, ученик Караваджо. Некоторые искусствоведы отмечают, что это единственный автопортрет, где Караваджо изображен безмятежным.

Микеланджело Караваджо. Картина «Музыканты». Метрополитен-музей, Нью-Йорк, США

Счастливый человек

Один из современников Караваджо, архиепископ Милана Федерико Борромео запомнил художника как «человека неотесанного, с грубыми манерами, вечно облаченного в рубище и обитающего где придется. Рисуя уличных мальчишек, завсегдатаев трактиров и жалких бродяг, он выглядел вполне счастливым человеком».

Он и правда рисовал не так, как было принято. Одним из первых, а может быть, и первым, он применил прием «кьяроскуро» (или «тенебросо») — резкое противопоставление света и тени. Темный, практические черный фон, на котором не видны никакие детали, и словно высвеченные фигуры, полные драматизма — вот был его почерк.

Картины Караваджо

Герои картин Караваджо — не обязательно обитатели трактиров. Он много писал и на библейские сюжеты, но картины Караваджо были предельно натуралистичны. А зрителей того времени они могли просто ранить: так похожи были герои Священного писания на обычных людей. На картине «Смерть Марии» (1605-1606), например, тело Богоматери было таким настоящим, человеческим, смерть была изображена с такой степенью трагизма, что заказчики отказались забирать картину (по принятым канонам Мария должна была выглядеть или спящей, или возносящейся на небеса). А на картине «Принесение в жертву Исаака» (1601-1602) отражена такая гамма противоречивых чувств!

Микеланджело Караваджо. Картина «Смерть Марии». Лувр, Париж, Франция

Микеланджело Караваджо. Картина «Принесение в жертву Исаака». Галерея Уффици. Флоренция

Неугомонный дух

В конце 1590-х годов покровителем Караваджо стал кардинал Франческо Мария Борбоне дель Монте. Художник поселился в его доме, на вилле Мадама (там сейчас расположен парламент Итальянской республики), где и создал многие свои известные полотна — «Вакх» (1596), «Голова Медузы» (1597), «Куртизанка Филлида» (1597), «Портрет Маффео Барберини» (1598), «Нарцисс» (1599) и другие.

В начале нового века Караваджо получает немало заказов от церквей. Его имя уже известно, но вот манера письма не меняется в угоду вкусам публики. Именно поэтому многие его картины отвергаются заказчиками духовного звания. Особенно хорошо известен пример картины «Мадонна со змеей» (1605-1606). Она провисела в церкви всего два дня, а потом была снята как непристойная. Реалистичные изображение человеческих фигур, открытое платье Марии, а также то, что позировала для картины известная жрица любви — все сыграло против Караваджо.

Микеланджело Караваджо. Картина «Мадонна Палафреньери». (Мадонна со змеей). Галерея Боргезе. Рим, Италия

Снова в пути

В 1606 году в жизни Караваджо произошел резкий перелом. Характер художника не менялся: как и прежде, он был вспыльчивым и крайне резким. В одной из драк, в которой принимал участие Караваджо, погиб человек. Художника вновь обвинили в убийстве, и папа Павел V объявил его вне закона. А это означало не просто преследование: Караваджо теперь мог убить любой житель Рима, да еще и получить за это награду. Художнику вновь пришлось бежать. Сначала в Пальяно, что недалеко от Рима. Потом в Неаполь. Потом — на Мальту.

Несмотря на то, что вне закона объявил его глава Римской католической церкви, Караваджо продолжает писать картины на библейские сюжеты и работать по заказу церквей. Одна из самых известных работ этого периода — картина «Семь деяний милосердия», написанная для церкви в Неаполе. Там она находится и по сей день, так как работа произвела на заказчиков огромное впечатление. Обычно деяниям милосердия посвящаются отдельные полотна, но Караваджо объединил их все в одной композиции.

На Мальте Караваджо присоединился к ордену мальтийских рыцарей, надеясь, что это поможет ему получить помилование от папы. Однако и здесь он угодил в тюрьму, из которой умудрился бежать на Сицилию, где он встретил старого друга (позировавшему ему раньше для картин) Марио Минитти.

Скитания и невозможность вернуться в Рим удручали художника. Его настроение отразилось и в картинах. На полотне «Давид с головой Голиафа» (1609-1610) художник изобразил в виде Голиафа самого себя. Выражение отчаяния и скорби на лице поверженного библейского великана — вот что бросается в глаза.

Караваджо «Давид с головой Голиафа». Галерея Боргезе. Рим, Италия

Однако в какой-то момент до художника дошли слухи, что он может быть помилован. Он решил перебраться поближе к Риму, чтобы ждать хороших новостей. Караваджо плывет в Неаполь, но потом. исчезает. Скорее всего, он умер от малярии, но место его захоронения неизвестно.

Караваджо прожил совсем недолго, но оставил огромное наследие. Тем не менее, не сохранилось ни одного наброска или эскиза его картин — он сразу воплощал задуманное на холсте. Так же он и жил, словно крупными мазками нанося события жизни на холст времени. Ни эскизов, ни набросков, только миф. О Микеланджело Караваджо.

Караваджо «Лютнист» Музей Метрополитен, Нью-Йорк

Караваджо «Юноша с корзиной фруктов». Галерея Боргезе. Рим, Италия

Караваджо «Гадалка» . Лувр, Париж, Франция

Караваджо «Вакх». Галерея Уффици. Флоренция

Караваджо в Галерее Боргезе

1. Юноша с корзиной фруктов, 1593

Написано в Мастерской Чезари Д’Арпино с натуры. Модель – Марио Минитти (первое его изображение).

«Юноша с корзиной фруктов» — это удивительный сплав портрета и натюрморта, воспринимаемый как единое целое.
В отличие от работавших в Италии фламандцев, которые прославились своими натюрмортами, Караваджо отказался от богемского хрусталя, ваз из муранского стекла, перламутровых раковин и прочих атрибутов роскоши, избрав самые обыденные предметы, сопровождающие человека в его повседневной жизни.

Эту картину можно рассматривать как вызов, смело брошенный молодым художником официальному искусству, идеологи которого исключали всякую возможность изображения жизни городских низов в их грубой неприглядности, что, по их мнению, недостойно внимания любого уважающего себя мастера, призванного создавать произведения, пробуждающие добрые чувства и ласкающие взор красотой. Но у Караваджо на сей счёт были свои соображения. Он ещё не раз изобразит своего друга, красавца Марио, пытаясь разгадать тайну его внутреннего мира. В непроницаемом взгляде юноши угадывается удивительное душевное спокойствие, которого сам Караваджо был лишён, а потому предпринимал тщетные попытки проникнуть в этот неведомый ему мир.

2. Больной Вакх, 1594
Уже на первой после выздоровления значительной работе Караваджо видно, как из мрака вырастает одинокая фигура. Небольшая картина, написанная с натуры, получила название «Больной Вакх».
Большинство искусствоведов считают её автопортретом художника. Здесь Караваджо впервые использовал зеркало, чтобы точнее передать натуру в своём одержимом преклонении перед правдой жизни.

«Больной Вакх», как и «Юноша с корзиной фруктов» — это тот же сплав портрета и натюрморта, но с совершенно иным мировосприятием. Если там пленяют полнота и радость жизни, то здесь перед зрителем предстает подавленность духа человека, оказавшегося в ловушке теней и полутеней. Новым является придание контрастности светотени, чем достигается большая объемность изображения. Все формы как самой фигуры, так и предметов предельно упрощены в стремлении выявить в них наиболее существенное.

Воображаемый Вакх показан больным, из-за чего бедняга непривычно трезв и грустен.
Сидя вполоборота, Вакх облокотился на ручку стула, держа обеими руками гроздь винограда со столь тщательно выписанными ягодами, несколько подпорченными плесенью, что их легко можно пересчитать — ровно двадцать три.

На их фоне выделяется большой палец правой руки с ногтем в траурном обрамлении. На краю узкого стола лежат другая гроздь винограда, уже тёмного, и два недозрелых персика. Один их вид вызывает во рту оскомину. На всех изображённых на картине дарах земли, как и на самом Вакхе, лежит печать хвори, источаемой изнутри червём. Каменная столешница, отполированная временем, перед съёжившимся от озноба Вакхом скорее напоминает стол для покойников в холодной мертвецкой, да и от самой картины исходит сумрачный таинственный свет, создавая безрадостную атмосферу.
Ничего подобного в живописи до тех пор не было. Гениальность картины в простоте её исполнения, а это самое трудное в искусстве.

3. Натюрморт с цветами и фруктами, 1601

4. Пишущий Св. Иероним, 1605-1606

Традиционно Иероним изображался учёным мужем, воплощающим собой не только аскезу, но и богатую культуру гуманизма. У Караваджо он выглядит старым отшельником, чьё иссушенное годами и частым говением нагое тело слегка прикрыто пурпурной кардинальской мантией, поскольку картина предназначалась для Шипионе Боргезе, недавно возведённого в сан, которого он так долго домогался. Протянув руку с пером к чернильнице, заставленной книгами, старец задумался над раскрытым фолиантом о бренности всего земного, напоминанием чему служит череп.

В картине как бы словами Екклесиаста сказано, что все наши деяния есть суета сует и что бессмертен только дух.

5. Мадонна со змеей, 1606

Это последняя написанная в Риме работа. Модель – Лена с ребенком.

Луч света слева скользит по трём фигурам, выхваченным из тьмы заднего плана. Кроме лёгких нимбов над головами Девы Марии и её матери Анны картина лишена признаков святости и представляет собой чуть ли не жанровую сцену. Ребёнок хочет вырваться из рук матери при виде ползущей по полу змеи, этого символа первородного греха. Обеспокоенная за сына Дева Мария старается остановить ползущую тварь, наступив ей босой ногой на горло и заставив злобно шипеть и извиваться. По поводу этого факта между теологами в 1569 году разгорелась целая дискуссия, пока папа Пий V не установил, что ползущего гада должны убивать оба — мать и сын. Вот почему на картине Караваджо ребёнок, словно забавы ради, прижимает ножку к ноге матери.

В отличие от Анны, словно вышедшей из греческой трагедии, Мария преисполнена материнской любви. В её лёгкой фигуре отразились сама женственность и несказанное изящество. Словно предчувствуя, что это последняя его работа с Леной, Караваджо вложил в неё ту любовь, что ощущается и в изгибе шеи, и в наклоне милой головки. Выразительна фигурка подросшего ребёнка Христа, на лице которого смешаны чувства любопытства и испуга перед извивающимся на полу шипящим гадом.

Известно, что 14 апреля 1606 года картина была установлена в приделе Михаила Архангела собора Святого Петра, куда тут же устремились друзья автора и ценители искусства. Караваджо лично руководил установкой полотна над алтарём. Он был несказанно горд, видя, как хорошо его картины вписываются в интерьер величественного храма, где чуть подальше стоит божественная «Пьета» Микеланджело. Можно ли этому поверить? И Караваджо по нескольку раз подходил к картине и отходил от неё, чтобы лишний раз удостовериться, как она смотрится издали по соседству с беломраморным совершенством гениального ваятеля. Это были незабываемые минуты счастья, выпавшие на его долю. Но уже 16 апреля картину осмотрела кучка кардиналов из объединения папских конюших и вынесли свой вердикт: non expedit — «не пройдёт». Не подумав даже оповестить об этом автора, кардиналы распорядились вынести алтарный образ Мадонны Палафреньери из собора.

Особенно возмутило кардиналов, что художник осмелился в образе Девы Марии, как им кто-то доложил, изобразить свою любовницу, а фигурка ребёнка Христа и вовсе ввела их в смущение «плебейским изображением плоти» с явными признаками эротики. Святая Анна была сочтена беззубой мегерой. Решено было немедленно избавиться от богохульной картины, с которой греха не оберёшься, попади она на глаза инквизиции. К счастью, ею живо заинтересовался всеядный кардинал Боргезе.

6. Давид с головой Голиафа, 1606

Бегство из Рима.
Для юного Давида позировал Чекко.
На картине изображён только что совершённый юношей подвиг. На тёмном фоне луч света слева обрисовывает вполоборота стоящую фигуру с полуобнажённым торсом и левую руку героя. Крепко сжав выпяченный вперёд кулак, он держит за волосы отрубленную голову поверженного Голиафа. Но в отличие от прежнего Давида, написанного десятью годами ранее, нынешний повзрослевший герой не источает радость победы при виде поверженного врага — его глаза полны грусти.

7. Св. Иоанн Креститель, 1610

Не в силах сразу отойти от темы Крестителя — он продолжал считать себя кавалером братства иоаннитов, чем вызывал законный гнев в стане мальтийских рыцарей, считавших такое поведение дерзким вызовом, равно как и его побег с острова, — Караваджо пишет ещё две картины, посвящённые юному Иоанну.
Это дань молодости, когда художника привлекали вступающие в жизнь юнцы, которых на пути ждут суровые испытания. Позировал ему кто-то из дворцовой челяди.
Но как же отличается этот подросток с задумчивым выражением лица от озорного Чекко на первой картине, написанной десять лет назад! Теперешний «Иоанн Креститель» сидит с посохом в руке на камне, прикрытом красной накидкой, которая присутствует на всех шести картинах с юным Предтечей как символ его будущей кровавой казни.

Галерея Боргезе: шедевры Бернини и Караваджо, которые должен увидеть каждый

Сентябрь 21, 2018

Страстный почитатель искусства и известный коллекционер своего времени кардинал Сципион Боргезе был ярым поклонником творчества своих современников: выдающегося архитектора и скульптора Джан Лоренцо Бернини и талантливого художника Микеланджело Меризи, более известного как Караваджо. Кардинал Боргезе, будучи покровителем искусств, не редко поручал своим фаворитам выполнение того или иного произведения. Сегодня же галерея Боргезе является первым музеем в мире по числу работ Бернини и Караваджо.

Бернини в галерее Боргезе

Джан Лоренцо Бернини – один из величайших архитекторов и скульпторов всех времен. Его произведения, каждое из которых достойно называться шедевром, и мастерство в обработке мрамора не только затмили работы современников, но и до сих пор поражают своим великолепием. Скульптуры Берини, представленные в музее, являются тому подтверждением.

Похищение Прозерпины

Среди наиболее известных работ Бернини, находящихся в галерее Боргезе, и одним из ярчайших экспонатов коллекции, стала грациозная скульптурная группа «Похищение Прозерпины», выполненная из каррарского мрамора. Лоренцо Бернини создал это потрясающее произведение, когда ему едва исполнилось 23 года.

Подробнее о скульптуре читайте здесь

Аполлон и Дафна

Еще одним шедевром Бернини, бесспорно заслуживающим внимания, является скульптурная композиция «Аполлон и Дафна», изображающая сцену с известными мифологическими персонажами. Скульптура, высотой 243 см, полностью выполнена из мрамора. Сюжет представляет собой ключевой момент в истории безответной любви Аполлона, бога света и покровителя искусств, к прекрасной нимфе Дафне, спутнице Артемиды – богини охоты и женского целомудрия.

Подробнее о скульптуре читайте здесь

Давид

Художественная галерея славится большим собранием полотен Караваджо, выдающегося и неоднозначного художника, работы которого потрясали, восхищали и даже приводили в ужас. Его произведения религиозной тематики вызывали резкую критику со стороны церковных деятелей и негодование общественности, подогревая тем самым интерес коллекционеров. Караваджо прослыл славой скандального гения и стал основоположником нового направления в живописи. О жизни и творчестве Караваджо можно прочитать здесь.

Юноша с корзиной фруктов

Картина была написана в 1593-94 годах, в тот период, когда Караваджо был занят в мастерской Джузеппе Чезари. Это одно из первых полотен Меризи, созданных в Риме. Реализм, с которым художник изображает детали сцены, делает осязаемым буквально каждый предмет. Пышущие сладостью гроздья винограда, сочные персики, яблоки и другие фрукты выглядят именно так, как и в реальной жизни. Небольшие изъяны в виде неправильной формы или испорченной кожуры вовсе не портят картину, а наоборот, делают ее настоящей.

Больной Вакх

Не менее известным произведением Караваджо, представленным в галерее Боргезе, является полотно «Больной Вакх», реализованное в тот же период, что и «Юноша с корзиной фруктов». Серо-желтое лицо молодого человека, бледные губы, измученный взгляд говорят о болезненном состоянии персонажа. Принято считать, что данная картина является автопортретом художника.

Мадонна Палафреньери (Мадонна со змеей)

Одна из самых скандальных работ Караваджо, Мадонна Палафреньери, известная также под названием «Мадонна со змеей», была написана в 1605-06 годах. Картина, которая должна была украсить главный алтарь церкви Святой Анны Палафреньери, стала предметом многочисленных споров и разногласий.

Святой Иероним

Данное полотно, написанное для коллекции Сципиона Боргезе в 1605-06 годах, представляет Святого Иеронима – Отца Церкви, папского советника и переводчика Библии на латынь – в образе старца-отшельника. Иссушенное тело старика прикрыто пурпурной тканью, напоминающей кардинальскую мантию. Его правая рука тянется к чернильнице, а сосредоточенный взгляд устремлен в открытую книгу. Образ Святого Иеронима был очень популярен среди художников XVI—XVII вв., в период так называемой контрреформации – церковно-политического движения, направленного на восстановление позиций католической церкви в Европе.

Давид с головой Голиафа

Картина реализована весной 1610 года для того же кардинала Боргезе и имеет весьма интересную интерпретацию. Глубокий смысл, заложенный автором в данное полотно, становится понятен только после знакомства с биографией Караваджо. Данное произведение должно было стать своего рода дипломатическим подарком, выражающим благодарность за долгожданное помилование и возможность вернуться в Рим.

Прогулка с Караваджо: церкви и музеи Рима

Начинается эта прогулка с галереи Боргезе. Именно здесь хранится самое многочисленное собрание полотен мастера: их здесь целых шесть. Две работы представляют ранний период творчества Меризи — «Юноша с корзиной фруктов» (1593-1594) и «Больной Вакх» (1593-1594), попавшие сюда в результате конфискации имущества художника Джузеппе Чезари (по прозвищу Кавалер д’Арпино), у которого Караваджо работал помощником. «Мадонна со змеёй» («Мадонна конюхов», 1605-1606), заказанная Караваджо братством папских конюших для их алтаря в соборе святого Петра и отвергнутая ими, была приобретена племянником папы Павла V Боргезе. «Давид с головой Голиафа» (1605-1606) был создан во время второй поездки Караваджо в Неаполь, по всей видимости, в надежде снискать расположение кардинала Шипионе Боргезе по возвращении в Рим, а «Святой Иероним за книгой» (1605-1606) написан по прямому заказу кардинала в знак признательности за то, что тот вытащил художника из передряги, грозившей обернуться судебным процессом. Ну а шестая картина — это портрет самого папы Павла V (1605-1606).

Оттавио Леони. Портрет Караваджо. 1621 ©WikimwdiaCommon

От галереи Боргезе мы предлагаем отправиться на виллу Людовизи: здесь, на своде небольшого помещения алхимической лаборатории, Караваджо написал маслом по стене Юпитера, Нептуна и Плутона — сыновей Хроноса, повелителя Вселенной.

Затем направимся в Национальную галерею старинного искусства в Палаццо-Барберини: здесь находится картина «Юдифь и Олоферн», написанная Караваджо для банкира Оттавиано Косты. Здесь же можно увидеть «Нарцисса» — работу, атрибуция которой Караваджо долгое время оставалось предметом дискуссий, но после реставрации была окончательно признана.

Следующая точка маршрута — это галерея Дория-Памфили; здесь можно полюбоваться картиной «Отдых на пути в Египет» (это своего рода подведение итогов ученического периода в творчестве Меризи), а также «Кающейся Магдалиной».

Далее следует заглянуть в картинную галерею Капитолийских музеев, где хранятся «Гадалка» (выполненная по заказу кардинала Дель Монте около 1594 г.) и «Иоанн Креститель» — почти забытая картина, чьё обнаружение в 1953 г. в кабинете римского мэра стало сенсацией. Вероятно, эту работу Караваджо в 1602 г. заказал Чириако Маттеи; выбор сюжета объясняется тем, что в честь этого святого дворянин Маттеи назвал своего первенца, который и унаследовал полотно после смерти самого Чириако.

Разумеется, есть работа Караваджо и в собрании великолепных музеев Ватикана. Это «Снятие с креста», выполненное между 1602 и 1604 гг.

Обойдя все музеи, мы отправляемся на поиски тех шедевров Караваджо, которые украшают римские церкви. Прежде всего стоит зайти в церковь Сан-Луиджи-деи-Франчези: здесь есть капелла Контарелли, для которой художник написал «Призвание» и «Мученичество апостола Матфея», дав собственную оригинальную трактовку одному из характерных проявлений живописи эпохи Контрреформации — настойчивому прославлению святых мучеников Церкви. Здесь же находится вторая версия работы «Святой Матфей и ангел» (первая была отвергнута заказчиком).

Неподалёку от Сан-Луиджи находится церковь Сант’Агостино; в алтаре первой капеллы слева, принадлежавшей семейству Каваллетти, вы увидите картину Караваджо «Мадонна ди Лорето» («Мадонна паломников»).

И наконец, в завершение прогулки по римским церквям, связанным с Караваджо, обязательно посетите Санта-Мария-дель-Пополо. Слева от главного алтаря храма вы увидите капеллу Черази: здесь, по сторонам от центрального алтарного полотна Аннибале Караччи, вы увидите две знаменитые картины Караваджо: «Обращение Савла» и «Распятие святого Петра».

Национальная галерея старинного искусства — Палаццо-Барберини

Национальная галерея старинного искусства ведёт отсчёт своей истории с 1895 г., когда были объединены в единое целое две коллекции искусства — Корсини и Торлония. С 1949 г. галерея занимает второй и третий этажи Палаццо-Барберини, где представлены произведения великих живописцев из Италии и со всего мира с XIII по XVIII вв.

На втором этаже можно увидеть «Мадонну с младенцем» Филиппо Липпи, «Форнарину» Рафаэля, «Юдифь и Олоферна» и «Нарцисса» Караваджо, «Et in Arcadia Ego» Гверчино, «Портрет Генриха VIII» Ганса Гольбейна. В залах апартаментов XVIII в. вы найдёте венецианские ведуты Каналетто, пейзажи Рима и окрестностей Гаспаре Ванвителли, пастельные портреты Розальбы Каррьеры, «Двадцатилетнюю Аннет» Жана-Оноре Фрагонара.

Очень хорошо здесь представлена и живопись XVIII в. Экспозиция выстроена по школам, отличается стабильно высоким уровнем художественного мастерства и позволяет составить полноценное представление об итальянской живописи этого периода. В дополнение к ней есть несколько французских полотен той же эпохи.

«Юдифь и Олоферн» © Wikimedia Commons

Здание Палаццо-Барберини начали возводить в 1625 г. по проекту Карло Мадерно, которого позднее сменил Франческо Борромини, в свою очередь вскоре уступивший место Джан Лоренцо Бернини; он-то и завершил работы в период между 1629 и 1633 гг. Мадерно, как считается, создал общий план строения и два крыла, Борромини принадлежит рисунок окон и заднего фасада, а также винтовая лестница с колоннами в правой части дворца. Главный же фасад и парадная лестница — дело рук Бернини.

Здание чрезвычайно богато живописным декором: большой салон второго этажа украшен фресками на тему «Триумф Божественного Провидения», а капелла и галерея расписаны Пьетро да Кортона. «Триумф Божественной Мудрости» в седьмом зале принадлежит Андреа Сакки.

Церковь Сант’Агостино на Марсовом Поле

Эта церковь построена в 1296 г. по воле папы Бонифация VIII, но завершить строительство удалось лишь в 1420 г. Нынешний облик здания — результат реконструкции в 1479-1483 гг., которую провели Якопо ди Пьетрасанта и Себастьяно Фьорентино. В 1756 г. Луиджи Ванвителли коренным образом переделал интерьер церкви, а также колокольню XV в.

«Мадонна ди Лорето». 1604 © celesteprize.com

В первой капелле слева находится знаменитая картина Караваджо «Мадонна ди Лорето» (1604), а на третьей пилястре слева в центральном нефе вы увидите фреску Рафаэля «Пророк Исайя» (1512). В главном алтаре, спроектированном Бернини и оформленном в 1627 г., помещена «Богоматерь с младенцем» и церкви святой Софии в Константинополе. Особенный интерес представляет картина Гверчино «Святой Августин, Иоанн Креститель и Иероним» (1591-1666) в капелле святого Августина, расположенной в правой части трансепта.

Церковь Сан-Луиджи-деи-Франчези

Французская церковь, заложенная кардиналом Джулио Медичи (впоследствии ставшим папой под именем Климента VII) в 1518 г. и завершённая в 1589 г. Джакомо делла Порта и Доменико Фонтаной, известна тремя картинами Караваджо со сценами из жития апостола Матфея и фресками Доменикино.

«Мученичество апостола Матфея» © magazineroma.it

Широкий фасад эпохи позднего Возрождения, по всей видимости, принадлежит Джакомо делла Порта; пилястры делят его на пять пролётов с тремя порталами и двумя нишами, где размещаются статуи работы скульптора Л’Эсташа (1758). Церковь имеет три нефа с пятью капеллами по обеим сторонам и богатые хоры посередине, отделанные мрамором. Общий стиль интерьера, вне всякого сомнения, — барокко.

Галерея Боргезе

Галерея Боргезе — это настоящая шкатулка сокровищ искусства, расположившаяся посреди самого любимого римлянами парка. Своим созданием галерея обязана кардиналу Шипионе Боргезе, построившему эту виллу в начале XVII в. специально для того, чтобы разместить в ней свою коллекцию.

Следует иметь в виду, что галерея была основана именно на базе частной коллекции, поэтому сами работы и их распределение в экспозиции не соответствуют традиционным научным критериям (период, сюжет), а просто отражают вкус и намерения создателей галереи.

«Святой Иероним» © rozmilla.wordpress.com

Жемчужины собрания — это великолепная серия скульптур, созданных для кардинала юным Джан Лоренцо Бернини («Эней», «Похищение Прозерпины», «Аполлон и Дафна», «Давид»), которые словно приглашают нас принять участие в событиях их жизни, картина Тициана «Любовь Небесная и Любовь Земная», шедевры Караваджо и прекрасная статуя Антонио Кановы «Венера Победительница», изображающая принцессу Полину Боргезе, любимую сестру Наполеона.

Капитолийские музеи

В 1471 г. папа Сикст IV преподнёс гражданам Рима несколько бронзовых статуй. Так появился первый публичный музей на свете.

Собрание Капитолийских музеев выставляется в двух зданиях, стоящих по сторонам от Палаццо-Сенаторио вокруг площади Кампидольо, — Палаццо-деи-Консерватори и Палаццо-Нуово. Два этих здания связаны подземной галереей, где выставляются каменные плиты с надписями и откуда можно попасть в помещение древнеримского архива Табулария, чьи могучие арки видны с римского Форума.

Частью экспозиции музеев является оригинал бронзовой конной статуи Марка Аврелия.

Стоит также заглянуть в музейное кафе: оно находятся на великолепной террасе Палаццо-Каффарелли, откуда открывается по-настоящему захватывающий вид. Там можно задержаться на бранч, перекусить сэндвичем или ещё чем-нибудь, выпить чашечку кофе или чая, коктейль или ликёр.

Караваджо. 5 невероятных фактов о жизни и творчестве

У Караваджо было очень много последователей. И врагов. Сложно оценить, кого больше. Одни копировали и использовали его новаторские методы.

Другие стремились уничтожить его. И сделать все, чтобы о его работах навсегда забыли. Отчасти им это удалось. О Караваджо забыли на целых три столетия.

Но историческая справедливость восторжествовала. В 20 веке мир осознал его гениальность. Как сказал искусствовед Роберто Лонги, “без Караваджо не было бы Риберы, Вермеера или Рембрандта . И Делакруа, и Мане писали бы по- другому”.

Его жизнь при этом похожа на приключенческий роман. С печальным финалом. В 1610 году, в возрасте 39 лет, Караваджо бесследно исчез. Умер ли он от малярии, как утверждали его современники? Или его убили?

Теперь попробуем разобраться, как Караваджо смог привлечь столько последователей. Нажить столько врагов. И что же привело его к гибели.

1. Знаменитое тенебросо Караваджо.

Караваджо очень узнаваем по манере тенебросо. Это когда на заднем плане – сплошная тьма. А фигуры и предметы освещаются единственным неярким источником света. Этот свет как бы вылепливает из мрака очень объемное изображение. Эффектно. Эмоционально. Драматично.

Тенебросо некоторые художники ругали. Называя живопись Караваджо “подвальной”. Другие, наоборот, ее заимствовали. Более того, делали ее подвальной буквально. И открывали свои мастерские в настоящих подвалах с одним источником света.

2. Необычайный реализм Караваджо

С самого начала Караваджо тяготел к реалистичности. Даже богов он не желал идеализировать. Его знаменитый “Вакх” изображён с грязью под ногтями. А фрукты попорчены гусеницами. Никакой идеализации. И особой божественности. Скорее натурщик, притворяющийся Богом.

Караваджо. Вакх. 1598 г. Галерея Уффици, Флоренция. wga.hu

Караваджо максимально правдоподобно изображает и библейские истории. Посмотрите на его картину “Неверие святого Фомы”. Мастер показывает этот сюжет очень реалистично. Не избегая даже самых неприятных подробностей. Святой Фома проникает пальцем в рану Христа. Не веря в его воскрешение.

Никакой символичности. Все очень буквально.

3. Картины Караваджо часто отвергались заказчиками

Натурщиков для своих картин Караваджо находил среди уличных нищих и проституток. И переносил на холст многие их особенности. Грязные пятки, залысины, глубокие декольте. Получалось, что Караваджо шёл вразрез «Живописному эдикту». Этот закон запрещал придавать ликам святых черты обычных людей.

Поэтому не удивительно, что служителям церкви его работы часто не нравились. Ведь лица на холстах могли быть узнаны прихожанами. А там уже недалеко до возгласов “Шлюха в храме!”

Так, его картина “Мадонна со змеей” провисела в Соборе святого Петра всего лишь два дня. Именно по этой причине. Караваджо позировала его возлюбленная Лена. Она жила в Поганом Дворике в Риме. Это был квартал проституток и бандитов. Возможно, она была обычной женщиной. Но из-за места проживания априори относилась к дамам лёгкого поведения.

Отказались и от “Успения святой Марии”. Эта картина была написана по заказу для церкви Санта-Мария делла Скала. Однако заказчики были крайне возмущены полученной работой.

Другими художниками святая Мария в момент своей смерти изображалась скорее уснувшей. Или радостно возносившейся к сыну на небеса. Как, например, на картине Караччи, современника Караваджо.

У Караваджо же они увидели мертвую Марию. По-настоящему. Ее тело опухло. Кожа крайне бледна. Босоногая, она лежит в окружении апостолов. Они горюют по своей утрате. Никакого славного вознесения. Лишь скорбь и печаль.

4. Караваджо был агрессивным и вспыльчивым человеком

Караваджо был очень вспыльчив и задирист. Со шпагой на перевес, он мог неделями шататься по кабакам. Было легко задеть его самолюбие. В таком случае в трактирщика летела тарелка с едой. Или оголялась шпага. Так что современники Караваджо понимали, что у этого гения очень мало шансов прожить долгую жизнь.

Еще его покровители и друзья удивлялись, как у такого агрессивного человека получалось писать истинную любовь и нежность. Как, например, на картине “Отдых на пути в Египет”.

Хотя, конечно, в его работах преобладают мрачные, трагичные сюжеты. Особенно зловещим и кровожадным считается его шедевр “Усекновение головы Иоанна Крестителя”. Особо чувствительным ее лучше не смотреть (и не читать описание).

Большая часть картины – во тьме. А центральная фигура композиции – палач. Он только что перерезал горло святому. И уже приготовил кинжал, чтобы отсечь голову. Страшнее него только Саломея. Она так спокойно подставляет медное блюдо для головы казнённого! Что просто кровь стынет в жилах.

Изображён самый момент убийства. Так мог написать только тот, кто сам смотрел убитому в глаза.

Да, Караваджо был убийцей. Но не расчетливым. В пылу очередной драки после словесной перебранки он убил человека. Рануччо Томассони. О чем потом очень сильно жалел. Это очевидно по одной из последних его работ. По картине “Давид с головой Голиафа”.

Таким Давида ещё никто не изображал. Юноша сокрушенно и с печалью в глазах смотрит на голову поверженного врага. Никакого триумфа. Никакой гордости за самого себя.

Существует версия, что это двойной автопортрет Караваджо. В образе Давида – его светлая сторона души. В образе Голиафа – тёмная. Это картина – приговор самому себе. За убийство. За лишение жизни другого человека.

5. Тайна смерти Караваджо до сих пор не разгадана

За убийство Караваджо был приговорён к смертной казни. Он бежал из Рима. Но это уже было начало конца. Его жизнь неминуемо пошла под откос.

Правда на какое-то время забрезжила надежда на спасение. Когда Караваджо попал на Мальту к рыцарям-крестоносцам. Он написал здесь несколько шедевров. В том числе “Усекновение головы Иоанна Крестителя” для мальтийского собора. Его произвели в рыцари. Теперь было гораздо больше шансов добиться помилования Папы Римского.

Но опять что-то пошло не так. Очередная драка. Тюрьма. Бегство на Сицилию.

Вот официальная версия гибели художника. Ещё на Мальте Караваджо получил письменное помилование из Рима. На Сицилии он садится на корабль. Чтобы вернуться в Вечный Город. Но капитан корабля высадил его на полпути в одном из портов. Якобы заподозрив в нем преступника. После чего художник был вынужден идти пешком в другой город, Порто-Эрколе.

Путь пролегал по заболоченной местности. Там он подцепил малярию. Его нашел без сознания землевладелец. Он подобрал художника. Но тот вскоре умер. Его тело выбросили в море, дабы не распространять заразу.

Эта версия изложена в письме этого землевладельца одному из римских кардиналов. Почти все в этой истории кажется надуманным. Никто, кроме владельца тех земель, не признался, что видел художника живым или мертвым.

А главное, зачем капитан высадил Караваджо на берег? Ведь половину суммы за проезд пассажир платил по прибытии.

И зачем Караваджо пошёл в Порто-Эрколе, когда ему нужно было попасть в Рим? Причём Рим был гораздо ближе, но в другой стороне. Не перепутал же Караваджо дороги!

В 2010 году в городке Порто-Эрколе, куда якобы направлялся Караваджо, нашли его останки. Многие искусствоведы сомневаются в подлинности находки. Слишком уж очевидна выгода для самого городка. Ведь находка сделана аккурат к 400-летию со дня смерти художника. Теперь у Караваджо есть могила и даже парк вокруг неё. Неплохая приманка для туристов.

Я думаю, что его убили ещё на Сицилии. Либо его настигли члены клана Рануччо. Ведь кровная месть была почти обычным делом в те времена. Либо обозлённые на Караваджо мальтийские рыцари.

Кто бы ни были убийцы, они явно избавились от тела. И придумали историю “возвращения в Рим”. Дабы направить тех, кто захочет расследовать это дело, по ложному пути.

Возможно, что Караваджо в какой-то момент сам сдался преследователям. Потому что устал от погони. Потому что его терзали муки совести (судя по картине “Давид с головой Голиафа” ). Потому что в Риме его уже не ждала возлюбленная Лена (незадолго до гибели он узнал, что она умерла от чахотки).

Что ж, мы можем лишь гадать. Спустя 400 лет найти истину уже вряд ли кому-то удастся.

О главных работах мастера читайте в статьях

Читайте далее:
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector