Кто построил Озеро | Vasque-Russia.ru

Кто построил Озеро

Кто построил Озеро

Чтение случайно попавшей в руки книги способно дать толчок к совершенно непредсказуемым поступкам. Несколько строк позвали в дорогу джиперов, которые решили познакомиться со страницами истории нашей страны и посетить один из ее уголков — Белозерье

Окрестности Белого озера, расположенного на 700 км севернее Москвы и на 400 км восточнее Санкт-Петербурга, хорошо описаны в путеводителях. В основном туристы посещают ансамбль Ферапонтова монастыря, который вместе с фресками Дионисия занесен в список культурного наследия ЮНЕСКО, а также Кирилло-Белозерский монастырь и валы древнего Белозерска. Мы осмотрели все достопримечательности, однако это не было основной целью поездки.

В глубине веков

Первое упоминание о Белозерске относится к 862 году — к тому самому времени, когда на Русь новгородцами были призваны братья-варяги Рюрик, Синеус и Трувор. Первый и старший из них стал княжить в Новгороде, Трувор — в Изборске, а Синеус — в Белоозере. Тем не менее через тысячелетие с лишним полностью достоверным этот факт считать нельзя, поскольку дошедшие до нас источники являются переписанными копиями, а оригиналы безвозвратно утеряны — одни испорчены безжалостным временем, другие сгорели в пожарах или исчезли при разорении монастырских библиотек бесчисленными завоевателями. Информация об этом периоде базируется на Начальном своде «Повести временных лет», в котором, помимо прочего, собраны новгородские летописи. Однако в параллельных источниках нет упоминания об этих именах, как, впрочем, и о многих других знаменитых людях русской истории.

Считается, что Синеус построил свой город на северном берегу Белого озера, в местечке Киснема — ныне село Троицкое Вашкинского района Вологодской области. В Х веке город перенесен к истоку реки Шексны в окрестности деревни Крохино. Кстати, именно на этом месте снимался эпизод с паромом в фильме Василия Шукшина «Калина красная», и затопленную церковь Крохинского погоста можно увидеть в кино. После эпидемии чумы в 1352 году город опять «переехал», и там началось строительство кремля. Его земляные валы сохранились до наших дней. Деревянные стены и башни, стоявшие на них раньше, из-за ветхости были разобраны в середине ХVIII века.

В 80-х годах ХХ века архитектор и историк М.П. Кудрявцев, создатель теории «огневидных храмов», объясняющей символический смысл завершения русских церквей, высказал гипотезу, что Синеус не мог прийти на пустое место, ибо и Новгород, и Изборск считались в то время достаточно крупными поселениями, значит, и Белоозеро, как оно тогда называлось, тоже было значительным по размерам. Кроме того, это древнейший перекресток водных торговых путей и волоков, и, как упоминается в Холмогорской летописи, славяне стали жить здесь с I века нашей эры. Исходя из предположения, что города ставились не на самом озере, а на берегах рек, впадающих в него, чтобы возможным врагам было труднее их обнаружить, М.П.Кудрявцев исследовал реку Шолу, впадающую в Белое озеро в его северо-западной части. И в окрестностях поселка Зубово, по утверждениям ученого, на древнем коренном берегу он обнаружил поселение, даже «огромный город». Длина его укрепленной части — около 8 км. Выделяются кромы (укрепленные участки) и посады, а также окружающие их земляные валы. Напомню, что деревянные стены на вершине земляных валов — основное оборонительное сооружение русских городов. Каменные крепости до XV века были малочисленны и требовали для постройки значительных средств.

К сожалению, статья про этот «город на Шоле», прочитанная мной в альманахе «Памятники Отечества», №30, оказалась практически единственным упоминанием о нем. Научные изыскания и археологические раскопки там не велись, и, кроме косвенных упоминаний туристов в интернете о «больших валах», никаких сведений обнаружить не удалось. Значит, надо ехать на Вологодчину и смотреть на загадочный город своими глазами.

Средневековые укрепления России

В планировке средневековых поселений на территории нынешней России обычно выделялся укрепленный кром, или детинец, служивший местом жительства правителя и его дружины и являвшийся последним оплотом осажденных. Прочие жители обитали в посаде, также обнесенном защитными укреплениями. Оборонительные сооружения представляли собой насыпные валы, усиленные дубовыми срубами или внутренними стенками. Снаружи вал часто обмазывался глиной, которую перед приходом врагов обильно поливали водой, чтобы сделать скользкой. По верху вала устанавливали или тыновую ограду (вертикально вкопанные бревна, заостренные сверху), или стену, рубленную из клетей, засыпанных в нижней части камнями и грунтом. Каменных крепостей было очень мало, как и вообще каменных строений. Перед валом выкапывали ров, достигавший в глубину до десяти метров, с вбитыми в дно острыми кольями. Таких линий обороны, использовавших естественный рельеф местности, могло быть несколько. Укрепленные поселения располагались на мысах в местах слияния рек или на возвышенностях, чтобы неприятелю было труднее атаковать снизу вверх. Сейчас известно несколько сотен таких поселений по всей территории нашей страны.

Тихий Белозерский край

В начале августа небольшая экспедиция на двух внедорожниках — Toyota 4Runner и Land Rover Freelander с замечательной экономичной системой start&stop — стартовала из Москвы и через двенадцать часов неторопливой езды достигла Белозерска. Этот город, расположенный на южном берегу Белого озера, прежде всего знаменит земляными валами бывшего кремля. В городе большое количество каменных церквей, а от озера он отделен судоходным каналом, построенным в 1846 году. Открывал этот водный путь император Николай I, о чем свидетельствует памятная стела. В описаниях Белозерска XIX века неоднократно упоминается, что в летнее время население города, прогуливаясь по валам кремля и набережной, наблюдало закат солнца за горизонт. Эта традиция сохраняется по сей день — в погожие вечера горожане высыпают на набережную: удят рыбу, играют в волейбол, устраивают пикники, отовсюду слышны звуки гармони. Как ни странно, туристов даже в выходные немного — это заметно по номерам припаркованных машин. Видимо, сказывается неразвитость туристической инфраструктуры — в городе мало гостиниц и предприятий общественного питания, а сувенирный магазин только один. Вообще на улицах немного народу. Тихий, пустынный, но очень живописный провинциальный городок.

Асфальт заканчивается буквально за городской чертой. Мы едем на запад от Белозерска сначала по широкому грейдеру, который постепенно превращается в засыпанную крупными камнями дорогу, петляющую между озер. Южнее, на Новом озере, остается островной монастырь, после революции превращенный в концлагерь, а ныне являющийся тюрьмой для отбывающих пожизненное наказание. Туда мы хотели завернуть, чтобы посмотреть с берега на Кирилло-Новоезерский монастырь, называемый «Белозерскими Соловками» за былую красоту островной обители, а также в память о монахах и священниках, уничтоженных в нем в годы репрессий, но нам не хватило времени. По мере удаления от Белозерска деревни становятся все беднее и заброшеннее: одни дома заколочены, а другие многие годы не видели ремонта. Однако само полотно дороги и деревянные мосты через ручьи и реки содержатся в относительном порядке. Проехав около 70 км по разбитому грейдеру, сворачиваем к лесному озеру и останавливаемся на ночлег рядом с местом, где когда-то была деревня.

Кто это построил?

Утром через час езды въезжаем в поселок Зубово, или Шолу, как он назывался до революции. В нем до сих пор заметны следы лучших времен — остатки большого храма, сохранились здание дореволюционного реального училища, купеческие дома. На площади, где сосредоточены сельские магазины, стоит памятник Ленину с внушительной дырой на месте плеча. Но нам некогда любоваться монументами коммунистических времен — мы движемся к месту предполагаемого городища. Старая песчаная дорога ведет через сосновый лес и заросшие поля. Внезапно подъезжаем к типичному земляному валу, поросшему сосняком. Его высота — около 10 м. Такой же по высоте вал мы видели днем раньше в Белозерске. Подобные памятники архитектуры имеются в большинстве старинных русских крепостей, не перестроенных в камне. Дорога «прорывает» в нем углубление, а сам вал, хоть и достаточно оплывший, отлично прослеживается почти на километровом пространстве. Пока мы с историком-любителем Ильей Сергеевым исследуем вал, наши спутники собирают чернику и бруснику, которой густо поросли мшистые откосы. Через полкилометра, у небольшого ручья, замечаем еще одну закономерность — большие валуны, лежащие кучами. Проехав по этой местности больше 100 км, таких сооружений мы не встречали. Известно, что в старину дома строили не на фундаментах, а на больших камнях. Возможно, это все, что осталось от когда-то стоявших здесь строений. А через полкилометра, когда мы попали на заброшенную лесную дорогу, идущую по высокому берегу реки Шолы, нас поджидал еще один сюрприз. Справа мы увидели глубокий и ровный, явно искусственного происхождения, ров, а за ним — крутой откос, заканчивающийся еще одним валом общей высотой более 10 м. Ров и вал тянутся на несколько сотен метров, затем поворачивают под углом 90 градусов и уходят от реки. Мы попробовали проехать по дороге дальше, однако обутый в шоссейную резину Land Rover Freelander, преодолев несколько протяженных грязевых участков, вынужден был остановиться перед глубокими тракторными колеями. Вернувшись в поселок, мы попытались проследить простирание валов с проходящей в километре лесовозной дороги, и опять нашли их, о чем свидетельствовало взаиморасположение точек GPS. К сожалению, густая листва подлеска и кустарника не позволяет сделать фотографии, дающие полную панораму обнаруженных объектов.

Совершенно непонятно, кто мог соорудить в тайге такие мегалитические и структурные объекты, очень напоминающие остатки средневековых оборонительных сооружений. Более того, знания, полученные на университетских курсах геологии и геоморфологии, тоже не могли объяснить формирование такого рельефа естественным путем. Таким образом, своими глазами мы увидели нечто не поддающееся объяснению. Несомненно, все это требует дальнейшего изучения. Историки, занимающиеся средневековым периодом Белозерья, досконально не исследовали городище на Шоле. Возможно, раскопки сразу же дадут ответ, что это — рукотворное сооружение или всего-навсего интересное геологическое образование. В пользу последней версии говорит тот факт, что нормано-славянские вики обычно не имели укреплений. Возможно, раскрытие секрета этого поселения прояснит неточность датировок и «белое пятно» в летописях этого периода.

Затем мы отправились на северный берег Белого озера, в окрестности села Троицкое, где располагалась летописная Киснема, в которую и пришел Синеус. Кстати, был ли на самом деле Синеус, сказать трудно. Есть версия, что летописец не смог прочитать шведский текст, который сообщал, что Рюрик пришел в землю славян со своим домом («сине-хус») и верной дружиной («тру-воринг»). Однако проникновение викингов из Ладоги в Белоозеро в середине IX века не противоречит ни археологическим данным, ни свидетельствам саг, которые упоминают владения викингов восточнее Ладоги (Альдебьерка).

Восточнее Белозерска, в районе посада Крохино, через реку Шексну ходит паром. Мы почти опаздываем на отходящее судно, наполненное автомобилями, но паромщик задерживает отправление и уплотняет ряды стоящих машин, чтобы поместились два наших внедорожника, со словами: «Что же вам, еще час на берегу ждать!» Удивительно добрые люди на Русском Севере! Отсыпанная грунтовка ведет через село Липин Бор, где недавно открыт «Дом Золотой Рыбки», по легенде, живущей в озере. Однако дом закрыт — «Золотая Рыбка» работает на своем огороде. До Троицкого едем пару часов — по ужасно разбитому грейдеру невозможно держать скорость больше 30 км/ч.

От Киснемы осталось несколько холмов, на одном из которых, на месте Городища Синеуса, находятся остатки церкви XVI века. Удивительно, но местным жителям слово «Синеус» ни о чем не говорит — несколько мужчин и женщин неопределенно мотали головой и молвили: «Брешут, наверное». Однако на месте городища установлен валун с памятной надписью. Нам повезло — один из жителей вспомнил, что в их селе есть исторический музей, и показал дом его хранительницы.

Хранитель музея Татьяна Васильевна специально для нас открыла двери избушки, буквально набитой всякими редкостями. Здесь представлены глиняная посуда, стеклянные украшения, костяные наконечники стрел и гарпунов (многие экспонаты имеют документ из вологодского музея о подлинности). Для пожилых людей и подростков в музее проводятся еженедельные посиделки с воспоминаниями о былом, а местный хореографический кружок выступает на различных праздниках с историческими песнями. В музее собраны планы городища, подтвержденные раскопками, а хранительница долго нам рассказывала о предметах старинного быта и находках в поселении. После повышения уровня Белого озера в 60-е годы в результате строительства гидросистемы берег постоянно подмывается, и на него вода выбрасывает множество предметов — монеты, украшения, орудия труда, черепки. Рассказав много интересного, Татьяна Васильевна не захотела брать с нас деньги за посещение музея (всего по 5 руб. с человека), обосновывая это тем, что не провела полноценную экскурсию.

Мы изучили берег озера и убедились, что он действительно густо засыпан крошевом, выбрасываемым из его глубин. Среди камешков и кирпичной крошки я нашел черепок с остатками глазури и каменное грузило — точно такие же, как в музее.

Ну а по дороге в Москву мы просто не могли не завернуть в Ферапонтово, чтобы посмотреть на фрески Дионисия, и в Кириллов, где расположен один из самых мощных монастырей-крепостей России.

Однозначного ответа на вопрос о происхождении города мы не получили. Исследования городища на Шоле надо продолжить, а, значит, мы обязательно вернемся в этот озерный край.

Редакция благодарит за консультацию доктора исторических наук Сергея Заремовича Чернова

Бытовой момент

Туристический сервис в окрестностях Белого озера развит слабо. Мест в гостиницах, особенно в выходные в летний сезон, катастрофически не хватает. Однако цены в них весьма щадящие — от 200 руб. с человека, а, например, номер «люкс» в Липином Бору обойдется в 1000 руб. Места для палаток тоже немного — берега Белого озера сильно заболочены, поэтому имеет смысл искать ночлег на берегах небольших озер. Предприятий общепита мало, они расположены в крупных населенных пунктах и имеют неудобный график работы. Круглосуточно работают разве что кафе на заправках по трассе Вытегра — Вологда. Брендовые заправки с хорошим качеством бензина и дизтоплива расположены тоже только на этой дороге. Сайт района

текст: Алексей МЕНЬШЕНИН
фото: автор, Сергей АНДРЕЕВ

Кто построил комплекс Гёбекли-Тепе?

Гёбекли-Тепе – самый древний храм на Земле. По утверждению ученых, его построили кочевники 12 тысяч лет назад, и лишь позже близ него появились поселения оседлых племен. Но так ли это? Древний мегалит таит в себе множество загадок, не разгаданных до сих пор.

«Это место – сверхновая звезда»

Этот округлый холм высотой 15 метров, расположенный на юго-востоке Турции, в восьми километрах к северо-востоку от города Шанлыурфа, не представлял собой ничего примечательного.

Правда, крестьяне из находящейся неподалеку от него деревни Оренджик, распахивая его склоны для посева пшеницы, порой натыкались на какие-то каменные блоки, но рассматривали их как досадную помеху, оттаскивая прочь и сваливая в кучи за пределами поля, или же использовали для хозяйственных нужд.

В 1960-х годах на Пузатом холме (так переводится с турецкого Гёбекли-Тепе) появились американские археологи во главе с Петером Бенедиктом. Они нашли кое-какие древние артефакты (кремневые ножи, скребки и прочее).

Исходя из того что неподалеку расположено мусульманское кладбище, Бенедикт предположил, что эта местность служит последним приютом для усопших с давних пор и вполне возможно, что холм скрывает более древние, византийские захоронения. Однако местные власти запретили археологам продолжать раскопки.

В 1994 году на Пузатый холм поднялся профессор Германского археологического института Клаус Шмидт. Его внимание привлекли кремневые булыжники, сваленные в кучи на вершине холма. Скорее всего, их туда натаскали со своих пашен крестьяне, но профессор предположил, что это заготовки для производства каменных орудий труда в располагавшейся здесь крупной мастерской, удовлетворявшей потребности не только местного населения.

В этих грудах встречались и готовые изделия. Шмидта несколько смущало то, что мастерская располагалась на вершине холма – неудобно же таскать наверх сырье и спускать вниз готовую продукцию. Но была в Гёбекли-Тепе какая-то особая притягательная сила.

– Это место – сверхновая звезда, – сказал Шмидт в одном из интервью. – Уже в первую минуту после его обнаружения я знал, что у меня есть два пути: либо уйти отсюда, не сказав никому ни слова, либо провести остаток жизни здесь, на этих раскопках.

Заручившись поддержкой директора музея Шанлыурфа, профессор получил разрешение на раскопки. Он приобрел дом в этом городе, сделав его базой археологических изысканий, и нанял бригаду из местных жителей. С тех пор ежегодно два весенних и два осенних месяца Шмидт проводил на Гёбекли-Тепе.

Рельефы безликих богов

Уже в самом начале раскопок взору археологов открылось несколько Т-образных известняковых колонн, покрытых изображениями животных. Исследования определили, что возведены они примерно 12 тысяч лет назад, то есть в эпоху мезолита. Таким образом, Гёбекли-Тепе является самым древним из известных на Земле мегалитических сооружений. Он старше Стоунхенджа и первых городов Месопотамии.

Дальнейшие раскопки позволили определить конфигурацию этого археологического комплекса. С помощью рабочих из местных курдов были расчищены четыре круглых помещения диаметром 15-20 метров.

Они представляли собой монолитные колонны высотой от трех до пяти метров, соединенные стенами из необработанного камня. Такие же колонны установлены в центре этих помещений. Полы сделаны из обожженного известняка с низкими каменными скамьями вдоль стен.

Фото: Так предположительно в древности строили этот комплекс

Уникальна искусная резьба, украшающая колонны. На них изображены лисы, кабаны, журавли, львы, коршуны, змеи, пауки. Встречаются и изображения существ, похожих на людей, только безликих.

– Я думаю, что здесь мы столкнулись с самыми ранними изображениями богов, – говорил Клаус Шмидт. – У них нет ни глаз, ни ртов, ни лиц. Но у них есть руки и у них есть ладони. Это – творцы.

Большинство изображений выполнено в виде рельефов, но встречаются и трехмерные скульптуры. Среди них особенно выделяется уровнем художественного мастерства фигура льва, спускающегося вниз по колонне. На некоторых стелах встречаются значки-пиктограммы, расшифровать которые пока не удалось.

Установлено, что камень для этого сооружения добывали в каменоломнях, расположенных поблизости. Здесь найдено несколько незаконченных колонн, высота которых достигала девяти метров.

К сожалению, невозможно в точности сказать, как выглядели эти сооружения в целом виде, поскольку верхняя их часть уничтожена выветриванием и местными жителями, выламывающими каменные блоки при обработке почвы.

В настоящее время раскопано только 5% от всей площади Гёбекли-Тепе. По данным геофизических исследований, в недрах холма скрыто еще 16 аналогичных сооружений.

Наследие высокоразвитой цивилизации.

Возникает закономерный вопрос: кто построил этот мегалитический комплекс и какие функции он выполнял? Ведь если датировка верна, то он создан в каменном веке. Если верить академической науке, в ту пору первобытные люди собирали дикорастущие плоды, охотились на животных, делали достаточно искусные орудия труда из кремня, пользовались огнем.

Они хоронили соплеменников, в захоронениях встречаются украшения – бусы и подвески, что говорит о том, что у них было свободное время, не занятое поисками и добычей пищи. Но в то же время они еще не умели изготовлять изделия из металла и керамики, строить каменные жилища и защитные стены, не знали сельского хозяйства. Даже колесо еще не было изобретено.

Каким же образом люди мезолита, не имея металлических орудий, могли вытесать из камня эти многотонные колонны и украсить их затейливой резьбой? К тому же только для того, чтобы доставить их из каменоломни и установить в вертикальное положение, при отсутствии тяглового скота требуются усилия как минимум 500 человек.

Такие работы требовали планомерных усилий и наличия социальной иерархии, в которой многие люди были бы подчинены одному религиозному или военному лидеру. Для сообществ собирателей и охотников столь высокий уровень социальной организации совершенно не характерен.

Остается предположить, что комплекс Гёбекли-Тепе достался людям каменного века от некоей высокоразвитой цивилизации. Возможно, это были инопланетяне, или представители параллельных миров, или наши далекие потомки, переместившиеся в прошлое на машине времени, чтобы создать научно-исследовательскую базу.

Возможно, это была земная высокоразвитая цивилизация, погибшая в результате планетарного катаклизма. Их потомки, выжившие в этом бедствии, но утратившие знания и навыки, скатившись в каменный век, стали использовать сооружение как храм – место поклонения богам, олицетворявшим силы природы.

Здесь им приносили в жертву животных и захваченных в плен врагов. То есть Гёбекли-Тепе, скорее всего, использовался только для религиозных ритуалов, люди здесь никогда не жили.

Со временем с развитием сельского хозяйства кочевой образ жизни сменился оседлым, в этой местности появились деревни и города. Но люди по-прежнему приходили в древний храмовый комплекс помолиться и принести жертвы своим богам, только все чаще этими дарами становилось зерно.

Древние послания

Но однажды все переменилось. Сооружения Гёбекли-Тепе были частично разрушены, многие рельефные изображения стесаны, а весь комплекс погребен под многометровым слоем земли. Кто и зачем это сделал? Эта загадка много лет не дает покоя ученым.

Исследователи установили, что храмовый комплекс был засыпан землей в начале VIII тысячелетия до нашей эры. Опять же, исходя из официальной теории эволюции, первобытные люди не располагали возможностями проделать столь колоссальную работу.

Да и зачем им это было надо? Ведь сколько святилищ и храмов было заброшено в более поздние эпохи, и ветер времени разрушил их до основания, оставив лишь груды камней.

Можно предположить, что храм засыпали его истинные создатели – затем, чтобы донести какую-то важную информацию до человечества, достигшего уровня развития, достаточного для того, чтобы адекватно воспринять ее. Очевидно, эта информация содержится в таинственных пиктограммах. Вполне вероятно, что кто-нибудь когда-нибудь прочитает древние послания Гёбекли-Тепе.

Но сначала нужно откопать весь комплекс. А между тем после смерти Клауса Шмидта в 2014 году раскопки были приостановлены. И даже после их возобновления, по расчетам специалистов, для того чтобы расчистить весь Гёбекли-Тепе, потребуется полвека.

Кто, когда и где строил дорогу до озера Рица

Кто, когда и где строил дорогу до озера Рица

Интернет и СМИ пестрят публикациями о прокладке подъездной дороги от трассы Новороссийск – Батуми до озера Рица строителями из нацистской Германии. Причем, одни историки утверждают, что до войны, в период с 1932 по 1936 год дорогу до Рицы строила Organisation Todt из Германии, проявляя при этом чудеса смекалки, героизма и извергая из своих недр тысячи оригинальных технических решений по возведению тоннелей разной протяженности через скальные массивы Кавказских гор. Попросил о помощи Организацию Тодта будто бы сам И.В.Сталин, не доверив столь сложную задачу инженерам-строителям из СССР. Для тех, кто верит в эту версию строительства подъездной дороги до озера Рица, объясняю, что Организация Тодта появилась в мае 1938 года (!), когда Адольф Гитлер поставил задачу строительства Западного вала по западной границе Третьего рейха от Люксембурга на севере, до Швейцарии на юге. К строительству было привлечено около тысячи разнопрофильных фирм, которые были объединены Фрицем Тодтом в 22 военно-строительных управления (нем. Oberbauleitungen). 18 июля 1938 года Гитлер назвал эти управления «Организацией Тодта». Штаб организации Тодта (нем. OT-Zentrale) находился в г. Висбадене.

Инженер Фриц Тодт, будущий глава «Организации Тодта», действительно с 1933 года занимался строительством автобанов в Германии. Тодт с 1933 года занимал должность Генерального инспектора по немецким дорогам (General-inspektorfurdasdeutscheStraHenwesen) и главная его задача сводилась к строительству дорожных автомагистралей. Однако документальные свидетельства о том, что Ф.Тодт со своей компанией, на основании заключенного договора подряда с правительством СССР, строил дорогу от Черноморского шоссе до озера Рицы в период с 1932 по 1936 год, не существуют в архивах нацистской Германии. И, по-моему, нет свидетелей среди абхазского населения, помнящих об участии строителей из Германии в данном конкретном регионе.

Второй нелепой газетной «уткой» стал рассказ о том, как дорогу от трассы Новороссийск – Батуми до озера Рица в период с 1945 по 1947 год строили пленные немецкие военнослужащие. Чтобы добавить страху читателю, неизвестный автор добавляет, что «вся дорога от моста на Бзыби до озеpa Рицы усеяна костями немецких военнопленных». Для тех, кто попытается отыскать неизвестные захоронения немецких военнопленных на обочинах дороги от Черноморского шоссе до озера Рица, объясняю, что дорожно-строительные работы в период с 1946 по 1948 год на участке «Черноморское шоссе – озеро Рица» выполнялись Главным Управлением шоссейных дорог МВД СССР (ГУШОСДОР МВД СССР). Чтобы не быть голословным, приведу несколько справочных данных по организациям, которые вели подрядные дорожностроительные работы в период с 1932 по 1936 год и в период с 1946 по 1948 год.

В 1928 года Постановлением ЦИК и СНК СССР в составе Народного комиссариата путей сообщения было создано Центральное управление шоссейных и грунтовых дорог и автомобильного транспорта (ЦУДОРТРАНС), на правах союзного комиссариата. С 1928 и до 29.10.1935 год все, без исключения, дорожно-строительные работы на территории СССР выполняло Центральное управление шоссейных и грунтовых дорог и автомобильного транспорта (ЦУДОРТРАНС), также Главдортранс РСФСР (находился в подчинении правительства республики). Дорогу от Черноморского шоссе до озера Рицы с мая 1932 года и до начала ноября 1935 года также строило региональное подразделение ЦУДОРТРАНСА Азово-Черноморского края совместно с Управлением «Московский Метрострой», а также рядом других учреждений и ведомств. Чтобы более детально разобраться в хитросплетениях ведомственной чехарды, представляю список организаций, отвечающих за дорожное строительство с 1928 по 1953 год.

1. Центральное управление шоссейных и грунтовых дорог автомобильного транспорта (Цудортранс) НКПС СССР. 1928—1931 г.

2. Центральное управление шоссейных и грунтовых дорог автомобильного транспорта (Цудортранс) Совнаркома СССР. 1931—1935 гг. (с 1935 года вошло в подчинение ГУШОСДОР НКВД СССР).

3. Главное управление шоссейных и грунтовых дорог автомобильного транспорта (Главдортранс) РСФСР. 1931—1935 г.

4. Центральное управление шоссейных и грунтовых дорог автомобильного транспорта (Цудортранс) НКВД СССР. 1935—1936

5. Главное управление шоссейных дорог (Гушосдор) НКВД-МВД СССР. 1936—1953.

А также – НКВД СССР (1936—1946) и МВД СССР (1946—1953).

Как самостоятельная организация, отвечающая за строительство дорог, ЦУДОРТРАНС просуществовал до 29.10.1935 года. Использование заключенных на автодорожном строительстве началось сразу после передачи ЦУДОР-ТРАНСа в НКВД. До 1936 года труд заключенных в дорожном строительстве не использовался. Приказом НКВД № 0012 от 10 января 1936 г. обеспечение рабочей силой строительства и капитального ремонта автогужевых дорог (за исключением работ на дорогах, находящихся ближе 50 км от государственных границ СССР) было возложено на ГУЛАГ.

Строительство новых и реконструкцию старых дорог местного значения осуществляли региональные УНКВД. Первый начальник ГУШОСДОРа, комиссар госбезопасности 1-го ранга Г.И. Благонравов, назначенный приказом НКВД от 27 марта 1936 г., был арестован 26 мая 1937 г.

Стоит заметить, что к строительству дороги от Черноморского шоссе (от села Бзыбта) до озера Рицы в период с 1932 по 1936 г. были причастны следующие организации:

• ЦУДОРТРАНС НКВД СССР;

• ГУШОСДОР НКВД СССР;

• Управление Московского Метростроя Главтоннельметростроя Мосгорисполкома (в качестве проектной организации трест «Мосметропроект»);

• Центральный научно-исследовательский автомобильно-дорожный институт, г. Ленинград;

• Трест «Промтранспроект», г. Москва;

• Проектно-изыскательская контора «Росдорпроект» Главного дорожного управления при СНК РСФСР;

• Научно-исследовательский институт по проектированию и организации строительства (Гипрооргстрой) г. Москва.

• ОШОСДОР при УНКВД по Краснодарскому краю.

В мае 1931 года по заказу ЦУРДОРТРАНС, Отдела военно-топографической службы Штаба РККА и ГУПВО ОГПУ СССР Главное геодезическое управление при ВСНХ СССР начало проводить аэрофотосъемку Черноморского побережья Кавказа на территории Азово-Черноморского края, Абхазской ССР и Аджарской ССР в целях подробного картографирования местности в средних масштабах. Аэрофотосъемка с самолета К-4 с использованием многообъективного аэрофотоаппарата Р. Тиле проводилась «Госаэрофотосъемкой» (в начале 1930 г. аэрофотосъемочные отделы «Добролета» и «Укрвоздухпути» слились в единое Государственное аэрофотосъемочное предприятие под названием «Госаэрофотосъемка», переданное затем в ведение Главного геодезического комитета, вскоре преобразованного в Главное геодезическое управление при ВСНХ СССР). Данные аэрофотосъемочных работ 1931 года впоследствии были использованы ЦУДОР-ТРАНС, ГУШОСДОР НКВД – МВД СССР при строительстве дороги от Черноморского шоссе до озера Рицы.

В начале 1932 года вышло Постановление № 24 СНК Абхазской АССР и Бюро Абхазского обкома КП(б) Грузии «О строительстве подъездной дороги к озеру Большая Рица от трассы Новороссийск – Батум», на основании которого были развернуты проектно-изыскательские работы и началось строительство дороги с щебеночным покрытием. Необходимо подчеркнуть, что в соответствии с Постановлением № 24 намечалось прокладывание однополосной дорожной сети шириной 3,5 м от трассы Новороссийск – Батуми до южной оконечности озера Рица, что фактически и было выполнено к 1936 году, несмотря на крайне сложные метеоусловия. В период с 1946 по 1948 год дорожно-строительные батальоны ГУШОСДОР МВД СССР проводили восстановление дорожной сети с щебеночным покрытием от трассы Новороссийск – Батуми до южной оконечности озера Рица, а затем проложили новые 2 маршрута (см. Таблицу «Строительство дороги село Бзыбта – озеро Рица»).

Таблица № 7. Строительство дороги село Бзыбта – озеро Рица.

В апреле 1932 года, к месту будущего строительства дороги из ЦУДОРТРАНСа СССР прибыла группа топографов для топографо-геодезических работ на местности и получения точных, достоверных и актуальных материалов и данных о ситуации и рельефе местности, существующих зданиях и сооружениях (в т. ч. подземных) и других элементах планировки территории, обоснования предпроектной документации, проектирования и строительства дорожной сети. В конце апреля 1932 года на место будущего строительства прибыла большая группа рабочих и инженеров Главдортранса по Азово-Черноморского краю, в дальнейшем, с 1935 года, на базе этой организации был создан Отдел шоссейных дорог при Управлении Наркомата внутренних дел по Краснодарскому краю (в настоящее время эта организация существует под названием ФКУ УПРДОР «КУБАНЬ»). В состав Главдортранса по Азово-Черноморскому краю (в дальнейшем Ошосдора НКВД по Краснодарскому краю) входили следующие подразделения:

• 10 дорожно-эксплуатационных участков;

• 3 дорожно-строительных района;

• мостостроительный участок Ушосдора Грузинской ССР;

• ремонтно-механические мастерские и 14-й отряд ВОХР 1-й категории.

Данная организация занималась обслуживание сети автомобильных дорог общегосударственного значения Азово-Черноморского края и Грузинской ССР, протяженностью в 668 км, из них:

1. Автодорога Краснодар – Тоннельная, протяженностью 127 км;

2. Черноморское шоссе (от г. Новороссийска до г. Сухуми Грузинской ССР), протяженностью 480 км;

3. Автодорога Анапа – Новороссийск, протяженностью 58 км:

4. Краснодарское шоссе, протяженностью 58 км;

5. Подъезды к Черноморскому шоссе, протяженностью 85 км.

Главдортранс по Азово-Черноморскому краю с 1932 года обслуживал все дороги общесоюзного значения, а также дороги, проходящие по территории Грузинской ССР, в том числе подъездную дорогу на озеро Рица.

Прибывшая группа строителей сразу приступила к возведению деревянных бараков рядом с селом Бзыбта для временного проживания, а также к сооружению долговременных укрытий для ремонта дорожно-строительной техники. Через месяц из Сочи, Краснодара и Ростова к селу Бзыбта стала прибывать строительная техника, которую доставили до станции «Сочи» на железнодорожном транспорте по ЧЖД как с других строительных участков РСФСР, а также прямо с конвейера заводов, производящих дорожно-строительное оборудование. Хочу сделать небольшое отступление и коротко разъяснить читателю об используемой в дорожном строительстве периода 30—40-х годов отечественной и иностранной технике, так как данный аспект проблемы очень важен для полноценного освещения темы прокладывания дорожной сети до озера Рица. Необходимо заметить, что в царской России до 1917 года не было заводов дорожного машиностоения. Лишь Коломенский паровозостроительный завод, заводы Сен-Гали в Петербурге и Гейслер в Варшаве изготовляли в небольших количествах паровые гладковальцовые катки для укатки шоссейных дорог. В 1926 г. на Онежском заводе в г. Петрозаводске было начато массовое производство конных, а затем тракторных скреперов-волокуш и скреперов на полозьях, утюгов, канавокопателей и др. В 1930 г. был создан специализированный Трест дорожного машиностроения – Дормаштрест Наркомата тяжелой промышленности СССР. Первыми заводами дорожного машиностроения были Онежский, Рыбинский, Кременчугский, Николаевский, Юго-Камский и Краснодарский. Дорожные машины изготовляли также на крупных ремонтно-механических заводах Машремтреста ЦУДОРТРАНСА, а впоследствии Главного управления шоссейных дорог НКВД СССР. Изучением и проектированием дорожных машин впервые в СССР начал заниматься Центральный научно-исследовательский институт дорожных машин (Цдормаш НИИ), созданный в 1930 г. и реорганизованный затем в Дорожный научно-исследовательский институт (СоюздорНИИ). В том же году при Дормаштресте было организовано Главное конструкторское бюро по проектированию дорожных машин – «Проектдормашина». Конструированием дорожных машин занималось также ЦКБ Машремтреста. Однако, несмотря на развернутую работу по созданию машин, мехвооруженность дорожного строительства в предвоенные годы была недостаточна как по количеству выпускаемых машин, так и по охвату ими дорожно-строительных-процессов.

Количество дорожных машин, выпускаемых нашими заводами, далеко не удовлетворяло потребности в них, так как объемы строительства дорог и крупных промышленных объектов в годы индустриализации ежегодно существенно возрастали. В связи с этим в 1928—1930 годах Советский Союз купил за границей (в США, Франции, Германии, Англии, Швеции, Дании) в большом количестве экскаваторы, моторные и паровые катки, бетоно– и асфальтосмесители, машины для приготовления щебня, автомобильные и прицепные гудронаторы, самосвалы и грейдеры. В те годы уплотнение асфальтобетонной смеси производилось с помощью моторных катков таких типов, как Буффало, Остин, Кемпа, Кельбле и др. Например, четырехвальцовые катки Остин массой 10 тонн и трехвальцовые Буффало имели специальные приспособления для безволновой укатки в виде дополнительного среднего барабана, причем распределение давления на вальцы можно было менять путем изменения положения среднего барабана. Параллельно с использованием импортного оборудования в СССР начали организовывать производство советских дорожных катков. Так, на Кременчугском заводе с 1930 года был начат выпуск прицепных катков с гладкими металлическими вальцами, а в следующем году – на Рыбинском заводе моторных двухосных трехвальцовых катков. Первый советский моторный каток «Рыбинец» массой 10 тонн был выпущен 1 мая 1931 года. Крупным производителем дорожно-строительной техники в СССР с 1929 года стал завод дорожных машин «Жовтнева Кузня» из г. Коростеня, Житомирской области, выпускающий два вида грейдеров.

Прокладка тоннелей в период с 1934 по 1936 год осуществлялась специалистами Управления государственного строительства по проектированию и сооружению Московского метрополитена – «Метростроя» с использованием горнопроходческих щитов немеханического типа Ш 10 (подвижная сборная металлическая конструкция, обеспечивающая безопасное проведение горной выработки и сооружение в ней постоянной крепи, т. н. обделки) Новокраматорского машиностроительного завода (НКМЗ), которые также использовались при строительстве московского метро. Данный щит производства НКМЗ был создан на основе модели английской фирмы Markham& Co системы инженера Д. Прайса.

Существуют мнения специалистов, что особо сложные тоннели на озера Рица были проложены с помощью щитов немецкого производства фирмы HERRENKNEHT. Для того чтобы убедиться в том, что все тоннели на озеро Рица проложены «Московским Метростроем», достаточно при подъезде к порталу тоннеля поднять голову и увидеть на его верхней части характерную фирменную букву «М». Всего в период с 1932 по 1936 год «Мосметрострой» проложил до южной оконечности озера Рица 6 тоннелей разной протяженности и кривизны (до 50 метров). Кроме тоннелей, строители из Главдортранса – Ушосдора НКВД построили в тот же период 8 капитальных железобетонных мостов и 3 моста деревянной конструкции временного типа.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Город, ушедший на дно озера – Светлояр

Одно из самых удивительных мест на планете, озеро Светлояр, находится недалеко от Нижнего Новгорода, возле села Владимирское. Оно знаменито благодаря древней легенде о мифическом городе Китеж, который по преданию, располагался на дне источника. Название Светлояр переводится с древнеславянского как «светлый», или «праведный», а частичка «Яр» – это часть имени древнего славянского бога Ярилы. Природный памятник планируют в будущем сделать одним из культурных объектов.

Озеро Светлояр – легенда

Сказание о городе Китеж чем-то напоминает древнюю легенду об Атлантиде. Древний миф об озере Светлояр рассказывает, что под его водами до сих пор лежит мистический город, построенный великим князем Георгием, который затонул во время нашествия хана Батыя на Русь в 13 веке. Предание гласит, что жестокий правитель, уже завоевавший множество поселений, услышал о богатом и красивом древнем крае, слава о котором шла по всему миру, и сразу же захотел завоевать Китеж.

Долгое время орда не могла найти таинственный город, но один из военнопленных, бывший житель Китежа, проговорился врагам, что существует тайный путь, по которому можно добраться до поселения. Когда татаро-монгольское войско наконец приблизилось к Китеж-граду, хан и его воины удивились тому, что перед ним не находилось никаких укреплений и стен. Батый обрадовался, полагая, что победа будет легкой, но не тут-то было: как только войско вплотную подошло к городу, из-под земли забило множество многоводных источников, татары испугались, им пришлось отступить, а вода все также продолжала бить огромными фонтанами. Наконец, ее струи иссякли, и стало видно, что город практически полностью исчез под водой. Предание гласит, что в самом Китеже воды не было, и она лишь помогла поселению скрыться от нападения противника, а ни один из горожан не пострадал. Бог спас жителей Китеж-града за их благочестивую жизнь и веру, а место, на котором находилось древнее поселение, стало считаться священным.

В наше время в это древние сказание об озере до сих пор верят многие люди. Каждый год десятки православных туристов специально приезжают на место, где ушел под воду древний город, чтобы услышать призрачный звон его колоколов, который, говорят, до сих пор иногда звучит около озера. Местные жители, проживающие недалеко от этого таинственного места, на полном серьезе рассказывают паломникам и приезжающим туда журналистам, что часто становятся свидетелями всякого рода странных происшествий и необъяснимых явлений. Некоторые видят людей в старомодной одежде, которые совершают покупки и расплачиваются не современной валютой, а старинными монетами, сделанными из меди. На озере также можно увидеть очертания стен затонувших храмов и прозрачные стены монастырей. Все эти необычные явления наводят на мысль о том, что озеро Светлояр – это своеобразный портал, открывающий путь в параллельный мир.

Существует мнение, что город, ушедший на дно озера Светлояр, не зря был построен на этом месте, ведь наши предки издавна строили храмы и селились там, где находился мощный источник позитивной, светлой энергии. Паломники, совершившие путешествие в это чудесное место, утверждают, что полностью избавились от мучивших их головных болей, высокого давления, ревматизма и других заболеваний. У местной молодежи есть поверье, что если обойти три раза вокруг Светлояра и загадать какое-нибудь желание, оно имеет все шансы сбыться в ближайшем будущем.

Природные особенности озера

Озеро Светлояр – легенда, уходящая в древность, и один из самых уникальных природных заповедников на территории нашей страны. У этого легендарного водоема есть одно необыкновенное свойство: хоть озеро и очень глубокое, но его воды всегда сохраняют чистоту, а дно никогда не зарастает тиной и водорослями. Набранная в озере вода может долгие годы храниться в любой емкости, при этом она остается прозрачной и чистой.

Экскурсии на озеро

Около озера на территории заповедника находится историко-художественный музей «Китеж», где проводятся мастер-классы по старинным ремеслам для всех желающих, музей керамики и древняя церковь Владимирской иконы Богородицы, сделанная полностью из дерева. Добраться до Светлояра можно на автобусе, озеро открыто для экскурсий каждый день.

Бунт против коттеджей: кому понадобился путь вокруг Ильинского озера?

Планы застройки бывших пастбищ близ Волжско-Камского заповедника возмутили жителей — Минниханов велел разобраться

Проверить, что происходит в селе Ильинском, поручил накануне президент РТ Рустам Минниханов. До него дошло письмо местных жителей, обеспокоенных стройкой дороги к будущему коттеджному поселку. По их мнению, все это вредит и озеру, и заповеднику. Однако, как выяснил «БИЗНЕС Online», у его дирекции есть претензии к канализации нынешних жителей Ильинки. А застраивать почти 8 га бывших паевых земель «Овощевода» собирается некое ООО «Серебряное озеро».

Жители села Ильинского, c XIX века известного своим почитаемым храмом пророка Илии, возмутились планами строительства коттеджного поселка и дороги к нему неподалеку от озера Ильинского Фото: tatmitropolia.ru

ДОРОГА У БЕРЕГОВ ОЗЕРА: В ЗАПОВЕДНИКЕ НЕ ВИДЯТ ПРОБЛЕМ

Спокойное село Ильинское Зеленодольского района в охранной зоне Волжско-Камского заповедника неожиданно оказалось в центре скандала. Жители этого благословенного уголка, издавна (c XIX века) известного своим почитаемым храмом пророка Илии, возмутились планами строительства коттеджного поселка и дороги к нему неподалеку от озера Ильинского и пожаловались президенту республики. В результате Рустам Минниханов поручил провести тщательную проверку, сообщила накануне пресс-секретарь президента Лилия Галимова. Этим займется теперь природоохранная прокуратура.

Ранее на сайте change.org была опубликована петиция «Защитим уникальное озеро Ильинское на территории Раифского заповедника», адресованная Волжской межрегиональной природоохранной прокуратуре. Автор петиции заявляет, что огромная площадь с северной стороны Ильинского озера и участки с северо-запада выведены из-под заповедного статуса и отданы под застройку коттеджных поселков, к одному из которых уже строят дорогу, рубятся деревья. Автор петиции приводит слова известного эколога, профессора КФУ Нафисы Мингазовой: «Вся эта экосистема заповедника крайне хрупкая, и новое строительство представляет для нее реальную угрозу».

Но, похоже, алармистский посыл петиции, помимо всего прочего, содержит информацию, далекую от фактической. В ответ на официальный запрос «БИЗНЕС Online» директор ФГБУ «Волжско-Камский государственный заповедник» Юрий Горшков сообщил, что территории Раифского участка заповедника и его охранной (буферной) зоны под коттеджные поселки не выделялись. «Вырубка деревьев производилась за пределами заповедника, его охранной зоны и территории гослесфонда, — говорится в ответе директора заповедника. — Строящаяся дорога проходит по охранной зоне заповедника, но не затрагивает прибрежную защитную полосу озера. В соответствии с положением об охранной зоне Волжско-Камского заповедника прокладка дорог по ее территории не запрещается».

Кто является интересантом застройки? Согласно публичной кадастровой карте, территория к северу от озера Ильинского представляет собой россыпь земельных участков, находящихся преимущественно в частной собственности. Часть их уже переведена из зоны сельхозназначения в зону индивидуальной жилой застройки. Часть продолжает оставаться в зоне сельхозназначения. Большая группа собственников на этой территории появилась после 2008 года, когда был создан паевой земельный фонд Айшинского коллективного предприятия (КП) «Овощевод». В администрации Зеленодольска района жителям села Ильинское ранее также заявили, что данный земельный участок не является муниципальной собственностью. Это земельные паи КП «Овощевод».

Директор Волжско-Камского государственного заповедника Юрий Горшков сообщил, что территории Раифского участка заповедника и его охранной (буферной) зоны под коттеджные поселки не выделялись Фото: «БИЗНЕС Online»

Как выяснил «БИЗНЕС Online», участок площадью 4,5 га с кадастровым номером 16:20:110901:279, на который ссылаются в петиции, принадлежит компании ASG миллиардера Алексея Семина. Однако в пресс-службе ASG нам сообщили, что компания не осуществляет строительство дорог и не планирует возведение коттеджные поселки возле Раифского участка Волжско-Камского заповедника. Реальным собственником земельного участка, к которому строится дорога, является фирма «Серебряное озеро». Его учредителями, по данным базы «Контур.Фокус», выступают Азат Мифтахутдинов и Ольга Шишкова. Уставный капитал этого ООО — 20 млн рублей. Директор — Михаил Федоров. Он, к слову, является также совладельцем ООО «Камско-Устьинский завод строительного гипса» — ему принадлежит 90% уставного капитала, остальные 10% у гендиректора ООО «Группа компаний „ЖИК города Казани“» Эмиля Хуснутдинова.

20 ДОМОВ НА 8 ГЕКТАРАХ С ПАРКОМ И БЛАГОУСТРОЙСТВОМ

Корреспондент «БИЗНЕС Online» встретился с активистами. По словам Альфии Рахимзяновой, будущий коттеджный поселок — это 300 домов, 300 подземных скважин и 300 выгребных ям. Однако в ответ на запрос «БИЗНЕС Online» в ООО «Серебряное озеро» сообщили, что на земельном участке площадью 7,9 га запланировано строительство чуть более 20 домов с парком и комплексным благоустройством территории. Весь проект коттеджного поселка находится в стадии разработки. Сроки реализации не уточняются.

«Участки, на которых предполагается строительство, никогда не находились в заповеднике и не входили в охранную зону Волжско-Камского биосферного заповедника (ВКБЗ). Соответственно, выведены из него не были, — говорится в ответе компании. — Сами участки действительно находятся в живописном местечке вблизи заповедника и лесного фонда. Разрешения на строительство дорог получены. Имеется предварительное согласование с ВКБЗ. В этом году нами выполнена планировка участка, установлены границы дорог и самой территории, получены технические условия на проведение коммуникаций. Жилой массив предполагает наличие всех коммуникаций и современной инфраструктуры. Компанией определена концепция максимального сохранения природного ландшафта и гармоничного сосуществования человека с уникальной природой данной местности».

В 2011 году ООО «Серебряное озеро» обратились в ВКБЗ за согласованием границы охранной зоны заповедника, так как небольшой участок компании площадью 3 га входит в так называемую буферную (охранную) зону заповедника. Девелопер намерен использовать эти 3 га в рекреационных целях, никакой жилой застройки там не будет. После согласования с ВКБЗ охранной границы в компании приступили к переводу остального земельного участка из категории сельхозназначения в зону индивидуального жилищного строительства. Изменения в генеральный план Айшинского сельского поселения внесли и утвердили еще четыре года назад — в 2015 году.

Поселки Ильинское, Раифский, Садовый, Бело-Безводное находятся в самой охранной зоне заповедника и, в отличие от территории «Серебряного озера», имеют особый режим эксплуатации объектов. Это не мешает жить на данной территории, но любое строительство там возможно только по согласованию с администрацией заповедника. Причем это согласование довольно жесткое: например, имея здесь старенький домик, ты не можешь по закону построить что-то другое, побольше. Разве что в границах старого пятна застройки. Иное дело — будущий поселок «Серебряного озера».

То, что неустановленными лицами засыпана протока, соединяющая реку Сумку и озеро Ильинское, подтверждают в минэкологии РТ Фото предоставлено жителями села

«Проектируемый поселок находится вблизи охранной зоны ВКБЗ, не имея ограничений в застройке территории, — говорится в ответе ООО „Серебряное озеро“. — К сожалению, каждый год нам приходится вывозить по несколько „КАМАЗов“ мусора после отдыхающих. На нашей территории также велась незаконная добыча песка, в результате чего образовалась искусственная протока. Река Сумка потекла по ней, изменив свое исконное русло. Старая протока в результате пересохла. За все это мы получаем предостережения и предписания от экологов. В итоге чистим, убираем. Вернули в прежнее русло речку Сумку — и на нас сразу написали жалобу. Смешно, конечно, ведь никто из жалобщиков даже не разбирался в этом вопросе».

Впрочем, в ответ на запрос нашего издания Горшков сообщил, что русло реки Сумки не менялось и добыча песка там не производилась. То, что неустановленными лицами засыпана протока, соединяющая реку Сумку и озеро Ильинское, подтверждают и в минэкологии РТ.

В ответе на запрос нашего издания в минэкологии РТ сообщили, что 20 декабря инспекторы центрального территориального управления министерства составили административные материалы в отношении физического лица по ч.1 ст. 8.42 КоАП РФ из-за нарушения специального режима прибрежной защитной полосы водного объекта, выразившееся в размещении размываемых грунтов в прибрежной защитной полосе озера Ильинского, а также по ст. 7.6 КоАП РФ («Пользование водным объектом с изменением дна и берега в отсутствие специального разрешения»). В первом случае физлицу грозит штраф в размере от 3 тыс.до 4,5 тыс. рублей, во втором — от 1 тыс. до 3 тыс. рублей. Имени данного человека в ведомстве не назвали.

Против дороги, засыпки протоки реки Сумки и вырубки деревьев активно выступают примерно человек десять. Это жители домов, находящихся неподалеку от будущей дороги Фото: «БИЗНЕС Online»

ГДЕ НА САМОМ ДЕЛЕ ГНЕЗДЯТСЯ ЦАПЛИ И ПОЧЕМУ БУДУЩИЙ ПОСЕЛОК ТАК ЖЕ ПЛОХ ДЛЯ ЗАПОВЕДНИКА, КАК И САМО СЕЛО ИЛЬИНСКОЕ

Против дороги, засыпки протоки реки Сумки и вырубки деревьев активно выступают примерно человек десять. Это жители домов, находящихся неподалеку от будущей дороги. Интернет-петиция на сегодняшний день собрала в свою поддержку подписи более 1,6 тыс. человек.

«Пойма озера Ильинского является естественным миграционным путем зверей в заповеднике. Летом на северном берегу озера гнездятся лебеди, цапли, дикие утки. В озере водится крупная рыба, раки», — сообщается в петиции. Однако это тоже не совсем так. «БИЗНЕС Online» попросил представителей Волжско-Камского заповедника пояснить, действительно ли эта живность обитает у берегов Ильинского озера. Ответ оказался любопытным и довольно подробным. «Серая цапля — колониально гнездящаяся птица, гнезда устраивает на высоких деревьях. Около озера Ильинского указанная птица не гнездится. Ближайшая колония серой цапли расположена близ населенного пункта Атлашкино. Лебедь-шипун устраивает гнезда в обширных тростниковых крепях крупных водоемов, преимущественно на Нижнекамском и Куйбышевском водохранилищах. Гнездование лебедя-шипуна в Раифском участке заповедника и в близлежащих угодьях не отмечено. Кряква устраивает гнезда в прибрежных угодьях озера Ильинского, равно как и в центре Казани», — сказано в ответе.

Интернет-петиция на сегодняшний день собрала в свою поддержку подписи более 1,6 тыс. человек

«[Строительство коттеджей в Ильинском], как и в любом другом населенном пункте, расположенном в близи заповедной территории, негативно влияет на его экосистемы. Оценить степень влияния строительства коттеджей на гидросистему будет возможно после ознакомления с проектом застройки», — говорится в ответе на наш запрос.

«Это экологически чистое место», «Природа натуральная, не тронутая человеком тут была до этого. А теперь вот что там творится!» — говорили жители села в общении с нашим корреспондентом. А творится там, в общем, то, что бывает в местах обитания человека, которому, конечно, нужны и выгребные ямы, и прочие прелести цивилизации. Состояние качества воды озера Ильинского по физико-химическим показателям соответствует оценке «умеренно загрязненные воды», что эквивалентно классу качества большинства водоемов Среднего Поволжья. «В природных слоях воды отмечается превышение ПДК по нитритам, что связано частично и с воздействием на подземные воды канализационных стоков самого поселка, — говорится в ответе Горшкова. — По гидробиологическим показателям (по состоянию планктонных сообществ) озеро является мезотрофным. Водоем активно используется в целях рекреации, в устье реки Сумки — место для купания, где постоянно отдыхающими оставляются кучи мусора».

«Мы готовы как ездили, так и ездить по проселочным дорогам. Но широкополосной дороги на противоположную стройку мы, конечно, не допустим!» Фото: «БИЗНЕС Online»

«Мы готовы как ездили, так и ездить по проселочным дорогам. Но широкополосной дороги на противоположную стройку мы, конечно, не допустим! — говорит пенсионерка Татьяна Суглова (у нее здесь дача). — Только варвары могли поступить так, как сейчас поступили вот эти люди!» Слова местных жителей, которые сами живут в благословенных местах, впечатляют. Но в целом они, очевидно, просто против того, чтобы подобным правом пользовался кто-то еще. Ведь пока никаких объективных факторов «уничтожения озера Ильинского» не зафиксировано.

В «Серебряном озере» призывают несогласных к диалогу. «Все обвинения нескольких активистов в уничтожении природы считаем голословными и основанными на индивидуальном эгоизме, — говорится в ответе на запрос „БИЗНЕС Online“. — Мы открыты и готовы к конструктивному диалогу с желающими улучшить место своего проживания и гармоничного сосуществования друг с другом и природой».

Что же до грядущей по поручению Минниханова прокурорской проверки, то представители «Серебряного озера» отмечают, что ни о каком уничтожении озера речи быть не может — это общее достояние.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector