Караваджо снятие с креста | Vasque-Russia.ru

Караваджо снятие с креста

Прогулка с Караваджо: церкви и музеи Рима

Начинается эта прогулка с галереи Боргезе. Именно здесь хранится самое многочисленное собрание полотен мастера: их здесь целых шесть. Две работы представляют ранний период творчества Меризи — «Юноша с корзиной фруктов» (1593-1594) и «Больной Вакх» (1593-1594), попавшие сюда в результате конфискации имущества художника Джузеппе Чезари (по прозвищу Кавалер д’Арпино), у которого Караваджо работал помощником. «Мадонна со змеёй» («Мадонна конюхов», 1605-1606), заказанная Караваджо братством папских конюших для их алтаря в соборе святого Петра и отвергнутая ими, была приобретена племянником папы Павла V Боргезе. «Давид с головой Голиафа» (1605-1606) был создан во время второй поездки Караваджо в Неаполь, по всей видимости, в надежде снискать расположение кардинала Шипионе Боргезе по возвращении в Рим, а «Святой Иероним за книгой» (1605-1606) написан по прямому заказу кардинала в знак признательности за то, что тот вытащил художника из передряги, грозившей обернуться судебным процессом. Ну а шестая картина — это портрет самого папы Павла V (1605-1606).

Оттавио Леони. Портрет Караваджо. 1621 ©WikimwdiaCommon

От галереи Боргезе мы предлагаем отправиться на виллу Людовизи: здесь, на своде небольшого помещения алхимической лаборатории, Караваджо написал маслом по стене Юпитера, Нептуна и Плутона — сыновей Хроноса, повелителя Вселенной.

Затем направимся в Национальную галерею старинного искусства в Палаццо-Барберини: здесь находится картина «Юдифь и Олоферн», написанная Караваджо для банкира Оттавиано Косты. Здесь же можно увидеть «Нарцисса» — работу, атрибуция которой Караваджо долгое время оставалось предметом дискуссий, но после реставрации была окончательно признана.

Следующая точка маршрута — это галерея Дория-Памфили; здесь можно полюбоваться картиной «Отдых на пути в Египет» (это своего рода подведение итогов ученического периода в творчестве Меризи), а также «Кающейся Магдалиной».

Далее следует заглянуть в картинную галерею Капитолийских музеев, где хранятся «Гадалка» (выполненная по заказу кардинала Дель Монте около 1594 г.) и «Иоанн Креститель» — почти забытая картина, чьё обнаружение в 1953 г. в кабинете римского мэра стало сенсацией. Вероятно, эту работу Караваджо в 1602 г. заказал Чириако Маттеи; выбор сюжета объясняется тем, что в честь этого святого дворянин Маттеи назвал своего первенца, который и унаследовал полотно после смерти самого Чириако.

Разумеется, есть работа Караваджо и в собрании великолепных музеев Ватикана. Это «Снятие с креста», выполненное между 1602 и 1604 гг.

Обойдя все музеи, мы отправляемся на поиски тех шедевров Караваджо, которые украшают римские церкви. Прежде всего стоит зайти в церковь Сан-Луиджи-деи-Франчези: здесь есть капелла Контарелли, для которой художник написал «Призвание» и «Мученичество апостола Матфея», дав собственную оригинальную трактовку одному из характерных проявлений живописи эпохи Контрреформации — настойчивому прославлению святых мучеников Церкви. Здесь же находится вторая версия работы «Святой Матфей и ангел» (первая была отвергнута заказчиком).

Неподалёку от Сан-Луиджи находится церковь Сант’Агостино; в алтаре первой капеллы слева, принадлежавшей семейству Каваллетти, вы увидите картину Караваджо «Мадонна ди Лорето» («Мадонна паломников»).

И наконец, в завершение прогулки по римским церквям, связанным с Караваджо, обязательно посетите Санта-Мария-дель-Пополо. Слева от главного алтаря храма вы увидите капеллу Черази: здесь, по сторонам от центрального алтарного полотна Аннибале Караччи, вы увидите две знаменитые картины Караваджо: «Обращение Савла» и «Распятие святого Петра».

Национальная галерея старинного искусства — Палаццо-Барберини

Национальная галерея старинного искусства ведёт отсчёт своей истории с 1895 г., когда были объединены в единое целое две коллекции искусства — Корсини и Торлония. С 1949 г. галерея занимает второй и третий этажи Палаццо-Барберини, где представлены произведения великих живописцев из Италии и со всего мира с XIII по XVIII вв.

На втором этаже можно увидеть «Мадонну с младенцем» Филиппо Липпи, «Форнарину» Рафаэля, «Юдифь и Олоферна» и «Нарцисса» Караваджо, «Et in Arcadia Ego» Гверчино, «Портрет Генриха VIII» Ганса Гольбейна. В залах апартаментов XVIII в. вы найдёте венецианские ведуты Каналетто, пейзажи Рима и окрестностей Гаспаре Ванвителли, пастельные портреты Розальбы Каррьеры, «Двадцатилетнюю Аннет» Жана-Оноре Фрагонара.

Очень хорошо здесь представлена и живопись XVIII в. Экспозиция выстроена по школам, отличается стабильно высоким уровнем художественного мастерства и позволяет составить полноценное представление об итальянской живописи этого периода. В дополнение к ней есть несколько французских полотен той же эпохи.

«Юдифь и Олоферн» © Wikimedia Commons

Здание Палаццо-Барберини начали возводить в 1625 г. по проекту Карло Мадерно, которого позднее сменил Франческо Борромини, в свою очередь вскоре уступивший место Джан Лоренцо Бернини; он-то и завершил работы в период между 1629 и 1633 гг. Мадерно, как считается, создал общий план строения и два крыла, Борромини принадлежит рисунок окон и заднего фасада, а также винтовая лестница с колоннами в правой части дворца. Главный же фасад и парадная лестница — дело рук Бернини.

Здание чрезвычайно богато живописным декором: большой салон второго этажа украшен фресками на тему «Триумф Божественного Провидения», а капелла и галерея расписаны Пьетро да Кортона. «Триумф Божественной Мудрости» в седьмом зале принадлежит Андреа Сакки.

Церковь Сант’Агостино на Марсовом Поле

Эта церковь построена в 1296 г. по воле папы Бонифация VIII, но завершить строительство удалось лишь в 1420 г. Нынешний облик здания — результат реконструкции в 1479-1483 гг., которую провели Якопо ди Пьетрасанта и Себастьяно Фьорентино. В 1756 г. Луиджи Ванвителли коренным образом переделал интерьер церкви, а также колокольню XV в.

«Мадонна ди Лорето». 1604 © celesteprize.com

В первой капелле слева находится знаменитая картина Караваджо «Мадонна ди Лорето» (1604), а на третьей пилястре слева в центральном нефе вы увидите фреску Рафаэля «Пророк Исайя» (1512). В главном алтаре, спроектированном Бернини и оформленном в 1627 г., помещена «Богоматерь с младенцем» и церкви святой Софии в Константинополе. Особенный интерес представляет картина Гверчино «Святой Августин, Иоанн Креститель и Иероним» (1591-1666) в капелле святого Августина, расположенной в правой части трансепта.

Церковь Сан-Луиджи-деи-Франчези

Французская церковь, заложенная кардиналом Джулио Медичи (впоследствии ставшим папой под именем Климента VII) в 1518 г. и завершённая в 1589 г. Джакомо делла Порта и Доменико Фонтаной, известна тремя картинами Караваджо со сценами из жития апостола Матфея и фресками Доменикино.

«Мученичество апостола Матфея» © magazineroma.it

Широкий фасад эпохи позднего Возрождения, по всей видимости, принадлежит Джакомо делла Порта; пилястры делят его на пять пролётов с тремя порталами и двумя нишами, где размещаются статуи работы скульптора Л’Эсташа (1758). Церковь имеет три нефа с пятью капеллами по обеим сторонам и богатые хоры посередине, отделанные мрамором. Общий стиль интерьера, вне всякого сомнения, — барокко.

Галерея Боргезе

Галерея Боргезе — это настоящая шкатулка сокровищ искусства, расположившаяся посреди самого любимого римлянами парка. Своим созданием галерея обязана кардиналу Шипионе Боргезе, построившему эту виллу в начале XVII в. специально для того, чтобы разместить в ней свою коллекцию.

Следует иметь в виду, что галерея была основана именно на базе частной коллекции, поэтому сами работы и их распределение в экспозиции не соответствуют традиционным научным критериям (период, сюжет), а просто отражают вкус и намерения создателей галереи.

«Святой Иероним» © rozmilla.wordpress.com

Жемчужины собрания — это великолепная серия скульптур, созданных для кардинала юным Джан Лоренцо Бернини («Эней», «Похищение Прозерпины», «Аполлон и Дафна», «Давид»), которые словно приглашают нас принять участие в событиях их жизни, картина Тициана «Любовь Небесная и Любовь Земная», шедевры Караваджо и прекрасная статуя Антонио Кановы «Венера Победительница», изображающая принцессу Полину Боргезе, любимую сестру Наполеона.

Капитолийские музеи

В 1471 г. папа Сикст IV преподнёс гражданам Рима несколько бронзовых статуй. Так появился первый публичный музей на свете.

Собрание Капитолийских музеев выставляется в двух зданиях, стоящих по сторонам от Палаццо-Сенаторио вокруг площади Кампидольо, — Палаццо-деи-Консерватори и Палаццо-Нуово. Два этих здания связаны подземной галереей, где выставляются каменные плиты с надписями и откуда можно попасть в помещение древнеримского архива Табулария, чьи могучие арки видны с римского Форума.

Частью экспозиции музеев является оригинал бронзовой конной статуи Марка Аврелия.

Стоит также заглянуть в музейное кафе: оно находятся на великолепной террасе Палаццо-Каффарелли, откуда открывается по-настоящему захватывающий вид. Там можно задержаться на бранч, перекусить сэндвичем или ещё чем-нибудь, выпить чашечку кофе или чая, коктейль или ликёр.

Караваджо снятие с креста

Снятие со Креста: восточное и западное понимание

На протяжении всей истории христианское искусство развивается по двум художественным направлениям: восточному православному и западному католическому. Принципиальные различия Востока и Запада заключаются в традициях, которым они следуют.

Восточное приняло древнее христианское наследие и преумножило его, осваивая путь глубокой одухотворенности и символизма. Западный путь, основанный на изжившей себя культуре языческого имперского Рима, испытал влияние светских идей и развивался через призму чувственно-эстетического восприятия мира. Однако на протяжении многих лет эти направления взаимодействовали между собой.

Идеи и образы Западной Европы проникали в русскую культуру, преимущественно с XVIII века. Церковное искусство, воспитывая религиозно и эстетически, всегда было важнейшей основой для становления и развития национальных культурных идей народа.

Снятие Иисуса Христа с креста описывается у всех четырех евангелистов, которые связывают это событие с именем Иосифа Аримафейского. Иосиф был богатым и знатным членом Синедриона. Евангелист Иоанн (19, 38) говорит, что он втайне был ученик Иисуса Христа, но что страх не позволял ему открыто выразить своих чувств. Когда великая жертва была принесена на Голгофе, он не устрашился испросить у Пилата позволения на погребение тела Христа. Вместе с Никодимом, принесшим смирну и алоя, они обвили тело Иисуса пеленами с благовониями и погребли его в вырубленной в скале гробнице, принадлежавшей Иосифу. В священном писании не упоминаются остальные участники, поэтому, как правило, художники также изображают действующих лиц погребения Христа: Иоанна Богослова, Богородицы и жен-мироносиц.

Начало XIII века стало переломным для Византии: именно в это время возникает принципиально новый стиль, обретший подлинную гармонию. В атмосфере сдержанной и углубленной духовности, аскетической мысли, аскетического поиска родилась реакция на все избыточное, экстравагантное в искусстве конца XII века. Среди ярких образцов нового художественного языка в миниатюре сохранилось «Снятие с Креста» (Византия, XIII век, хранение – Афон).

Многофигурная композиция миниатюры уравновешена и лаконична. Простота архитектурных мотивов лишь намечает пространство, сосредотачивая внимание на главном событии. Символичность и условность образов создают интонацию особого эмоционального смирения, доверчивости, душевной открытости, кротости. Обобщенность формы обладает убедительностью, усиливает выразительность ясно читаемых силуэтов. Пластика образов полна глубокого сострадания и любви. Колорит строится на характерных для этого периода холодных тонах. Центральными фигурами становятся Иосиф, принимающий тело Христа. Фигура Иосифа играет важную роль в композиции: он становится опорой, преемником, преданным учеником Христа. Присутствующие становятся воплощением истинной любви.

Византийская традиция на русской почве приобретает оттенки национального звучания. В иконе XV столетия (Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева) того же сюжета из иконостаса Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря прослеживаются стилистические черты, принадлежащие ростовской художественной школе.

Мастер кирилловской иконы следует одному из сложных композиционных решений этой сцены, распространенных в византийском искусстве XIV века. Композиция иконы схожа с вышерассмотренной, однако положение фигуры Христа иное, создающее динамику и особый ритм. Иосиф будто передает Иисуса Деве Марии, которая касается его щекой. Формы укрупняются, монументализируются, черты ликов приобретают подчеркнутую статичность, геометрическую вычерченность, лишние детали отсутствуют. Формы моделируются очень плотно, пластичность усиливается. Контрасты светотени становятся ведущим средством в формировании идеального объема. Все эти художественные приемы были сознательными и целенаправленными поисками возвращения молитвенного содержания иконы, возвращения в нее света Первообраза, ведь в христианском образе «паче внешнего внутреннее сияет». Все, кто изображен здесь, имеют примерно равное внутреннее наполнение, заставляющее смотрящего на икону почувствовать бесконечность погружения в сферы возвышенного размышления. Они сочетают в себе собранность, сдержанность, силу и мощь духа. Многочисленные оттенки цветов, ассисты (в иконописи – штрихи из сусального золота или серебра на складках одежд, перьях, крыльях ангелов, на скамьях, столах, престолах, куполах, символизирующие присутствие Божественного света, заменяя пробела, – прим.ред.), светлый фон несут в себе идею Божественной красоты.

Следующий этап развития иконописи отражает изменения в самом мировоззрении народа. В иконе рубежа XVI – XVII веков (Византийский музей в Афинах) греческий мастер блистательно работает над внешней технической стороной.

В композиции используется прямолинейная перспектива, которая открывает вид с Голгофы на город. Иконописец пытается совместить основы традиционной иконописи и картины, традиционную иконографию с элементами видового пейзажа и портрета, живость светотеневой моделировки ликов с разнофактурными элементами доличного письма (термин древнерусской живописи, обозначающий исполнение пейзажа, архитектуры, утвари, одежды — всего, кроме лиц и не закрытых одеждой частей тела, – прим.ред.). В прописанном архитектурном пейзаже прочитывается влияние западной школы. Количество фигур возрастает в два раза.

Архитектоника иконы делится на две многофигурные части: снятие Христа и оплакивание. Жены-мироносицы, эмоционально переживающие смерть Иисуса, у подножия креста утешают Богородицу. Сложное композиционное решение, пропорции фигур и богатство цвета говорят о высоком художественном уровне иконописца, однако все меньше уделяется внимание внутренней духовной стороне. Постепенно в красоте и возвышенности образов растворяется их глубочайшая целостность и духовная сила.

В западной художественной культуре образы более телесны, натуралистичны, акцентированы на доминантную идею мученичества, жертвенности. Католики особенно чтут изображения распятого Христа, поскольку крест – главный символ победы Христа над смертью.

Одно из самых известных полотен на тему «Снятия с креста» – центральная часть триптиха фламандского художника Рогира ван дер Вейдена (Национальный музей Прадо).

Художник отошел от канонов композиции. Он написал Деву Марию, упавшую в обморок, в таком же положении, как и Христа. Таким образом, создав особый ритм в своей композиции, который символизирует мистическую преданность матери. Эмоциональное воздействие картины усиливается за счет перегруженной многофигурной композиции в тесном пространстве, большим количеством деталей и разнообразием цветовых соотношений. Многочисленные символические детали присутствует в картине. Цветовые пятна красного и белого создают сплетение символов чистоты и страстей Христовых. Движение рук центральных фигур направляют взгляд зрителя на череп Адама, символизируя сущность искупления. Рогир ван дер Вейден пишет натуралистично рыдающих женщин, мертвенно-бледное лицо Богоматери, скорбно-сосредоточенные выражения лиц у учеников, усиливая эмоциональное вовлечение зрителя в происходящие события. Автор глубоко и тонко понимает и передает разные глубокие психологические состояния персонажей.

В 1603 году Микеланджело да Караваджо создает для римской церкви Кьеза Нуово новаторскую работу «Положение во гроб», в которой раскрывается эта же тема. Глубокое значение здесь приобретает композиция.

Масштаб картины, точка зрения, плита, иллюзорно прорывающая пространство, обращенный на зрителя взгляд Иоанна вовлекают смотрящего в картину, он становится участником происходящих событий. Мощный контраст между светом и тьмой является отличительной чертой религиозной живописи Караваджо. Подобный прием также сильно, как и композиция, включает зрителя в картину. Бледное тело Христа освещено светом божественной благодати, в запрокинутом лице нет покоя, но нет и смертной гримасы. В первую минуту Дева Мария кажется спокойнее других, но сколько жуткого горя в этом спокойствии. Она не прячет лицо, не отводит глаза, не может потерять сознание. Холодное синее пятно плаща, наброшенного на голову поверх белого платка, мрачней и строже самого глубокого траура. Особое впечатление создают выписанные с удивительной точностью физиологические подробности. Взбухшие жилы на теле, грязь под ногтями, морщины на лицах – все это делает историю Христа более человечной, жизненно прочувствованной. Духовный аспект сюжета, в православном понимании, отступает на второй план. Скорбная выразительность интонации картины поражает своей силой воздействия.

В продолжение темы интересно рассмотреть ярко выраженную барочную эстетику. Выдающимся примером служит центральная часть триптиха «Снятие с креста» Питера Пауля Рубенса для собора Антверпенской Богоматери. Эта картина принесла художнику славу талантливейшего религиозного мастера по всей Европе.

Рубенс виртуозно изображает мгновение, когда тело Христа, освобожденное от креста, должно попасть в сильные руки Иоанна Богослова. Динамичная насыщенная композиция с диагональным построением, живое легкое письмо, лессировки и тонкость прозрачных фактур создают впечатление движения и жизни картины. С помощью светотеневой проработки художник создает плотные, скульптурные, но не тяжелые фигуры.

Иосиф Аримафейский, стоя на лестнице, поддерживает тело Иисуса под руку. Коленопреклонённые святые жены бережно помогают, а Богоматерь приближается к Христу, чтобы принять его тело. Она собрана и сосредоточенна. Интересный прием использует Рубенс для выделения фигуры Христа: фоном фигуры становится белый саван, создающий особое свечение вокруг Иисуса. Эта манера напоминает Караваджо, но носит она иной смысл. Справа на переднем плане изображена одна из страниц Священного писания и медный таз, где лежат терновый венец и гвозди с Распятия в запекшейся крови — символы Страстей Христовых.

Программная барочная работа благодаря гению Рубенса становится глубоко прочувствованным и реалистичным произведением. С технической точки зрения это полотно – триумф колорита, композиции и формы, с содержательной – осмысленное серьезное религиозное творение.

Изображение Земли и неба

Упомянутый натурализм католического художественного наследия связан с ренессансным расцветом философии Фомы Аквинского и Савонаролой. Как отмечает священник В. Данилов в очерке «О некоторых особенностях католического исповедания христианства и влиянии его на историю Западной Европы», «святой Франциск восстановил религию чувства, любовь перекинулась мостом между Богом и человечеством». Проповедь Франциска повлияла на образ Христа, выдвинув земную жизнь Христа на первый план, сделала евангельские события более близкими и реалистичными .

Русская православная традиция иконописи несет в себе иное сообщение. Она обращает человека к свету Первообраза. Из этого следует отображение Божественного мира в иконе через символы, которые раскрывают религиозно-нравственное начало, потому как истинную духовную красоту способно понять одно лишь сердце.

Любовь Панфилова, искусствовед

vincenati

vincenati

Последний день в Риме начался с последней ночи. Шум и грохот стоял неимоверный.
Наверное футбол! – подумала я.
Рома победила Барселону в Лиге чемпионов.
Перевариваю поездку.
Утром перед поездом пошли в музей Массимо. Сразу поднялись на верхний этаж к мозаикам и римским фрескам.
Рим умеет насыщать. Об’едаешься до состояния лёгкой тошноты. Не лезет. И глаз закрылся.
Поэтому нужно утрясти все и разложить по полочкам.
Начну с самого легкого. Караваджо.
Его в Риме много. В музеях и в церквях.

1. Юноша с корзиной с фруктами,(1593- 1594)

2. Больной Вакх.,1595

Обе картины написаны молодым художником. Вакх- автопортрет Меризи (настоящая фамилия, если кто забыл: Микельанджело Меризи,родом из Караваджо), когда он выкарабкался из больницы, куда попал после серьезной травмы. Не рисовать не мог, а денег на модель не было.
Картина- ex voto. ( Благодарность за исцеление)
Обе картины принадлежали художнику- коллекционеру д’Арпино. История темная, но когда его посадили в темницу, коллекция перешла в Камеру Апостолику, а затем в руки кардинала Боргезе.

3. Мадонна Палафреньери, 1605-1606

Караваджо написал по заказу папских конюших (с итальянского «palafrenieri» – «конюхи») для главного алтаря церкви Сант-Анна вблизи собора Святого Петра в Риме. Говорят, что была не принята заказчиком из-за ” вопиющего реализма”изображённых Мадонны, младенца и Анны. К змее- символе Сатаны претензией не было.
Решал это папа ПавелV Боргезе. А мы уже помним, кто у него был в племянниках. Так полотно было перекуплено по дешевке и стало частью коллекции Боргезе.

4. Святой Иероним,1605-1606

Картина- подарок кардиналу Шипионе Боргезе, за то что вытащил Караваджо из очередного скандала.

5. Давид с головой Голиафа, 1609-1610
Караваджо написал эту картину в Неаполе, а потом отослал ее кардиналу с просьбой помочь вернуться Рим. ( Он снова набедокурил, а потом сбежал из Рима, справедливо опасаясь ареста).
Сюжет очень “говорящий”, если знать, что Голиаф, точнее его отрубленная голова- это автопортрет раскаявшегося художника.
На мече три буквы h.o.s – скромность побеждает гордость. Возможно, это извинения и обещания.

6. ИоаннКреститель, 1610

Это последняя картина, написанная Караваджо. Предполагается, что она находилась на корабле , на котором Караваджо отплыл из Неаполя в Рим ( умер или погиб при неясных обстоятельствах на берегу моря).

7.Снятие с креста. 1602-1604

Нужно найти, как это полотно оказалось в пинакотеке. Заказано было для церкви Санта Мария ин Валличелла.
Вот, нашла: Нашла историю, как картина оказалась в Пинакотеке Ватикана.
Girolamo Vittrice заказал Караваджо картину для фамильной капеллы, которая находилась в церкви S.Maria in Vallicella, или Новая церковь, в память о умершем в 1600 году дяде Пьетро.
Заказ был выполнен.
Христа снтмают с креста и сейчас уложит на каменную плиту lapis untionis, для омовения и подготовки к погребению.
Держат тело Иоанн и Никодим ( имеющий портретное сходство с Пьетро Виттриче).
В 1797 году французы конфисковали картину и вывезли в Париж. Когда в 1816 картина вернулась, она стала частью ватиканской коллекции.

Посмотреть Караваджо можно и бесплатно, в церквях.

Сан Луиджи дей Франчези. Капелла Контарелли

8. Обращение Матфея.
9.Апостол Матфей и ангел

10. Мученичество Матфея

Церковь Сан Аугустино
11. Мадонна Пеллегрини1603-1606

Церковь Санта Мария дель Пополо
Капелла Черази.

12. Обращение Савла.
Эту картину привозили в Москву. Но повесили очень неудачно.

Мгновение, когда римский легионер упал с лошади, стукнулся головой, на него снизошло откровение, после чего начался жизненный путь Святого Павла.

13. Распятие Святого Петра.
Картинка не влезла в пост. Как всегда на картинах Караваджо изображено мгновение. Никто не позирует. Художник, как фотоаппаратом останавливает миг. Но он настолько важен и ярок, что додумать историю: что было “до” и произойдет ” потом” ,не составит труда .
Писала в поезде, на телефоне.
Старалась.
Возможны ошибки.

Рубенс. «Снятие с креста» и «Воздвижение креста»

Многие говорят «Антверпен», но многие говорят также «родина Рубенса». В конце Зеленой площади виден собор Богоматери. Башенные часы только что пробили три. Церковь пуста. Только пономарь несколько нарушает тишину молчаливых, чистых и светлых приделов, какими изобразил их Питер Нефе, неподражаемо передав чувство уединения и величия. Идет дождь, погода переменчивая. Блики света и мрак сменяют друг друга на двух триптихах в узких простых рамах из темного дерева, прикрепленных к холодным, гладким стенам трансептов. Эта гордая живопись кажется здесь еще более впечатляющей среди кричащего света и мрака, как бы борющихся за обладание ею. Какие-то немецкие копиисты поставили свои мольберты перед «Снятием с креста». Перед «Воздвижением креста» нет никого. Этот простой факт достаточно красноречиво выражает общее мнение об этих двух произведениях. Ими безмерно восторгаются, почти без оговорок — факт, редкий по отношению к Рубенсу. Однако восторги раскололись. Широкая публика облюбовала «Снятие с креста», «Воздвижение» же способно трогать скорее пламенных или самых убежденных друзей Рубенса. Действительно, нет ничего более несходного между собой, чем эти два произведения. Написанные с перерывом в два года, вдохновленные единым усилием творческой мысли, они, однако, таят в себе зачатки двух различных направлений. «Снятие с креста» относится к 1612, «Воздвижение» — к 1610 году. Я подчеркиваю эти даты, так как они имеют значение: Рубенс вернулся в Антверпен и написал их, если можно так выразиться, едва сойдя на берег. Его художественное образование было закончено.

Между центральной частью триптиха «Снятие с креста» и «Воздвижением креста» разница во всем: в точке зрения, в тенденции, в значимости, даже в методе — вплоть до влияний, различно проявившихся в этих двух произведениях. Достаточно беглого взгляда, чтобы убедиться в этом. Переносясь ко времени появления этих знаменательных созданий, понимаешь, что если одна картина больше удовлетворила и убедила, то другая скорее должна была удивить и, следовательно, заставила видеть в ней нечто более новое.

Менее совершенное, хотя бы потому, что оно более взволнованно и не имеет ни одной фигуры, столь же совершенной и привлекательной для глаза, как Магдалина, «Воздвижение» гораздо больше говорит о самобытности Рубенса, о его порывах, дерзаниях, удачах, — словом, о брожении ума, охваченного страстью ко всему новому и неведомому. Оно открывает более широкую дорогу художнику. Возможно, что картина исполнена менее мастерски, но она предвещает куда более оригинального, смелого и сильного мастера. Рисунок более напряжен, менее выдержан, форма более необузданна, моделировка менее проста и более притязательна. Но в колорите уже чувствуются глубокий жар и звучность, которые явятся могучими ресурсами Рубенса, когда он предпочтет лучистость красок их яркости. Предположите у него краски более пламенные, контур менее жесткий, линию менее резкую, отнимите у него крупицу итальянской чопорности, являющейся, так сказать, выражением житейской мудрости и важных манер, усвоенных им за время путешествия, смотрите лишь на то, что присуще самому художнику — молодость, пыл, уже зрелые убеждения, — и перед вашими глазами предстанет Рубенс великих дней его творчества, то есть первое и последнее слово пламенной и стремительной манеры его живописи. Достаточно малейшей несдержанности кисти, чтобы эту относительно строгую картину превратить в одну из наиболее бурных, какие он когда-либо писал. А такая, как она есть, с темными янтарными тонами, густыми тенями, приглушенными раскатами грозовых гармоний, она принадлежит к числу тех, где огонь вспыхивает с особой яркостью, поддерживаемый мужественными усилиями, и достигает предельной силы благодаря неослабному напряжению воли.

Эта картина написана в один прием и построена на очень смелом узоре линий. В нагромождении ее раскрытых и замкнутых форм, изогнутых тел, воздетых рук, повторяющихся изгибов и твердых линий она до конца сохранила характер наброска, в котором запечатлелось мгновенно нахлынувшее чувство художника. Первоначальный замысел, расположение частей, общий эффект, жесты, физиономии, причудливость пятен, техника — все кажется вылившимся сразу по непреодолимому вдохновению, яркому и мгновенному. Трактовка этой, казалось бы, неожиданной страницы его творчества осуществлена с необычной для Рубенса настойчивостью. Теперь, как и в 1610 году, можно расходиться в мнениях относительно этого произведения, несомненно индивидуального если не по манере исполнения, то по духу. Но вопрос, вероятно, обсуждавшийся еще при жизни художника, остается открытым и до сих пор: надо решить, которая из двух картин лучше представляет Рубенса в своей стране и в истории — та ли, в которой Рубенс еще не определился, или та, где он выступает таким, каким стал навсегда.

«Воздвижением», этой оригинальной и мужественной картиной, молодой художник, бывший в отсутствии с 1600 года, возвестил о своем возвращении из Италии. Теперь все узнали, что он приобрел за время своих путешествий, узнали характер и род его занятий, а более всего тот гуманный дух, которым была проникнута его живопись. Никто не сомневался в ожидающей его судьбе: ни те, кого поразила его живопись как откровение, ни те, кого она возмутила как скандал, чьи теории она ниспровергла и кто нападал на нее, ни те, кого она убедила и увлекла. С этого дня имя Рубенса становится священным.

vincenati

vincenati

Последний день в Риме начался с последней ночи. Шум и грохот стоял неимоверный.
Наверное футбол! – подумала я.
Рома победила Барселону в Лиге чемпионов.
Перевариваю поездку.
Утром перед поездом пошли в музей Массимо. Сразу поднялись на верхний этаж к мозаикам и римским фрескам.
Рим умеет насыщать. Об’едаешься до состояния лёгкой тошноты. Не лезет. И глаз закрылся.
Поэтому нужно утрясти все и разложить по полочкам.
Начну с самого легкого. Караваджо.
Его в Риме много. В музеях и в церквях.

1. Юноша с корзиной с фруктами,(1593- 1594)

2. Больной Вакх.,1595

Обе картины написаны молодым художником. Вакх- автопортрет Меризи (настоящая фамилия, если кто забыл: Микельанджело Меризи,родом из Караваджо), когда он выкарабкался из больницы, куда попал после серьезной травмы. Не рисовать не мог, а денег на модель не было.
Картина- ex voto. ( Благодарность за исцеление)
Обе картины принадлежали художнику- коллекционеру д’Арпино. История темная, но когда его посадили в темницу, коллекция перешла в Камеру Апостолику, а затем в руки кардинала Боргезе.

3. Мадонна Палафреньери, 1605-1606

Караваджо написал по заказу папских конюших (с итальянского «palafrenieri» – «конюхи») для главного алтаря церкви Сант-Анна вблизи собора Святого Петра в Риме. Говорят, что была не принята заказчиком из-за ” вопиющего реализма”изображённых Мадонны, младенца и Анны. К змее- символе Сатаны претензией не было.
Решал это папа ПавелV Боргезе. А мы уже помним, кто у него был в племянниках. Так полотно было перекуплено по дешевке и стало частью коллекции Боргезе.

4. Святой Иероним,1605-1606

Картина- подарок кардиналу Шипионе Боргезе, за то что вытащил Караваджо из очередного скандала.

5. Давид с головой Голиафа, 1609-1610
Караваджо написал эту картину в Неаполе, а потом отослал ее кардиналу с просьбой помочь вернуться Рим. ( Он снова набедокурил, а потом сбежал из Рима, справедливо опасаясь ареста).
Сюжет очень “говорящий”, если знать, что Голиаф, точнее его отрубленная голова- это автопортрет раскаявшегося художника.
На мече три буквы h.o.s – скромность побеждает гордость. Возможно, это извинения и обещания.

6. ИоаннКреститель, 1610

Это последняя картина, написанная Караваджо. Предполагается, что она находилась на корабле , на котором Караваджо отплыл из Неаполя в Рим ( умер или погиб при неясных обстоятельствах на берегу моря).

7.Снятие с креста. 1602-1604

Нужно найти, как это полотно оказалось в пинакотеке. Заказано было для церкви Санта Мария ин Валличелла.
Вот, нашла: Нашла историю, как картина оказалась в Пинакотеке Ватикана.
Girolamo Vittrice заказал Караваджо картину для фамильной капеллы, которая находилась в церкви S.Maria in Vallicella, или Новая церковь, в память о умершем в 1600 году дяде Пьетро.
Заказ был выполнен.
Христа снтмают с креста и сейчас уложит на каменную плиту lapis untionis, для омовения и подготовки к погребению.
Держат тело Иоанн и Никодим ( имеющий портретное сходство с Пьетро Виттриче).
В 1797 году французы конфисковали картину и вывезли в Париж. Когда в 1816 картина вернулась, она стала частью ватиканской коллекции.

Посмотреть Караваджо можно и бесплатно, в церквях.

Сан Луиджи дей Франчези. Капелла Контарелли

8. Обращение Матфея.
9.Апостол Матфей и ангел

10. Мученичество Матфея

Церковь Сан Аугустино
11. Мадонна Пеллегрини1603-1606

Церковь Санта Мария дель Пополо
Капелла Черази.

12. Обращение Савла.
Эту картину привозили в Москву. Но повесили очень неудачно.

Мгновение, когда римский легионер упал с лошади, стукнулся головой, на него снизошло откровение, после чего начался жизненный путь Святого Павла.

13. Распятие Святого Петра.
Картинка не влезла в пост. Как всегда на картинах Караваджо изображено мгновение. Никто не позирует. Художник, как фотоаппаратом останавливает миг. Но он настолько важен и ярок, что додумать историю: что было “до” и произойдет ” потом” ,не составит труда .
Писала в поезде, на телефоне.
Старалась.
Возможны ошибки.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector