Каковы характерные особенности древнеегипетской скульптуры

Скульптура Древнего Египта

Скульптура в культуре древнейшей цивилизации на Земле играет важнейшую роль. Согласно представлениям египтян, одна из человеческих душ – ка – обладает способностью пребывать сразу в двух мирах: земном и загробном. Отсюда стремление любыми способами сохранить тело умершего человека (бальзамирование и мумифицирование), а также создание большого количества скульптур, которые могут служить оболочкой для души “ка”.

Другая особенность скульптуры Египта – строгие каноны (правила), по которым создавались все изображения. С одной стороны, скульптура должна была быть достаточно реалистичной, чтобы душа могла “распознать” свою оболочку, с другой стороны, канон требовал полной симметричности в изображении человека, а телосложение также подчинялось строгим правилам. Именно поэтому многочисленные изображения фараонов, жрецов и богов кажутся однотипными, а различия существуют лишь в чертах лица. Отход от правил допускался лишь при изображении людей низкого сословия: чиновников, военных и т. д.

Абсолютное большинство скульптур Древнего Египта статичны. Чаще всего цари и боги изображаются сидящими на троне, или стоящими, руки фигур покоятся на коленях, или скрещены на груди, взгляд устремлен прямо перед собой. Подобный ракурс создавал удивительный эффект, зрителю кажется, что статуя смотрит прямо на него, с какого бы ракурса он не смотрел на скульптуру. Огромные глаза скульптур – также имеет культовое значение. Египтяне были уверены, что душа человека находится в его глазах. Поэтому все скульптуры раскрашивались очень тщательно.

Самая известная египетская скульптура – Большой сфинкс. Мифическое существо с головой фараона Хафра и телом львицы. Монументальная скульптура, стража пирамид выполняла роль охранника покоя царей в долине пирамид. Величественная поза, полный покоя и отрешенности взгляд, мощь и внутренняя сила до сих пор производят неизгладимое впечатление на туристов.

Особого внимания заслуживают храмовые скульптуры фараонов и богов. Выполненные в строгом соответствии с каноном, египетские цари представлены величественными, отлично сложенными и отрешенными. Изображать фараона, живого бога, можно было только вне времени и быта. Все стоящие скульптуры изображают царя делающим шаг вперед (так называемый “шаг в вечность”), символически это обозначает переход повелителя от земной жизни в жизнь вечную.

Необыкновенно интересны скульптурные маски фараонов, которые закрывали лицо фараонов в саркофагах. Мастера использовали для создания масок драгоценные металлы и разноцветные эмали. Самая известная маска – фараона Тутанхамона.

Скульптурные портреты египетских мастеров оставили нам блестящие образцы реализма и пластики. Портреты Нефертити, Тейе, Микерина, Аменхотепа III и других – несомненные шедевры древнего искусства. Чаще всего скульптурные портреты – сохранившиеся части статуй, утерянных в веках.

Отдельного разговора достойно искусство периода Амарна. В это время, когда фараон Эхнатон запретил поклонение многочисленным богам египтян и провозгласил единобожие. В это же время художникам разрешили отходить от канона, изображать людей такими, какие они есть на самом деле. Поэтому статуи и изображения самого мятежного фараона кардинально отличаются от изображений других правителей. Перед зрителем некрасивый человек, с кривыми ногами и выпирающим животом. Но ценность этих изображений кроется именно в их исторической достоверности и правдивости.

Для своих скульптур мастера Древнего Египта использовали самый разный материал: дерево, алебастр, базальт, кварцит, известняк. Особенности каждого материала брались в расчет, помогая создавать уникальные, особенные, точные и достоверные изображения в рамках строгих канонов.

Лучшие образцы скульптуры Древнего Египта хранятся в музеях Лондона, Парижа, Берлина, Каира. Несколько образцов египетской скульптуры украшают улицы Петербурга, а также находятся в коллекции Эрмитажа, Пушкинского музея в Москве.

Загадочные полуулыбки всех статуй Египта заставляют зрителя снова и снова вглядываться в глаза некогда великих правителей самого сильного и развитого государства начала земной цивилизации.

5. Скульптура Древнего Египта: общая характеристика, типы изображений

Пластическое искусство Древнего Египта было неотделимо от архитектуры; скульптура являлась органической частью гробниц, храмов и дворцов. Скульптура появляется в гробницах как страховой случай, если тело умершего не сохранится. Произведения египетских скульпторов свидетельствуют о высокой степени технического мастерства; их работа требовала больших усилий – они вырезали, тщательно отделывали и отшлифовывали статуи из самых твердых пород камня (гранита, порфира и др.). При этом они достаточно достоверно передавали формы человеческого тела; меньше удавалась им прорисовка мускулатуры и сухожилий. Главным объектом творчества скульпторов был земной владыка или вельможа, реже простолюдин. Образ божества не являлся центральным; обычно богов изображали довольно схематично, часто с головами птиц или животных

Уже в период Древнего царства сложились канонические типы статуй: 1) стоящая (фигура напряженно выпрямлена, фронтальна, голова высоко поднята, левая нога делает шаг вперед, руки опущены и прижаты к телу); 2) восседающая на троне (руки симметрично положены на колени или одна рука согнута в локте) или сидящая на земле со скрещенными ногами. 3. композиция песцов; 4. кубические статуи; 5. осирические стати (только фараоны); 6. сфинксы. Все они производят впечатление торжественной монументальности и строгого спокойствия; для них характерны скованность позы, бесстрастное выражение лица, крепкая и сильная мускулатура (статуя вельможи Ранофера); перед нами – некий обобщенный социальный тип, воплощающий власть и могущество. В особой степени эти черты присущи огромным статуям фараонов с преувеличенно мощным торсом и величавой бесстрастностью поз (статуи Джосера, Хафра); в своем максимальном выражении идея божественной царской власть представлена в гигантских каменных сфинксах-львах с головой фараона (первые царские статуи вне пределов храмов). В то же время связь скульптурного изображения с заупокойным культом требовала его сходства с оригиналом, что обусловило раннее появление скульптурного портрета, передающего индивидуальное своеобразие модели и ее характер (статуи зодчего Хемиуна, писца Каи, царевича Каапера, бюст царевича Анхаафа). Таким образом, в египетской скульптуре холодная надменность облика и торжественная поза сочеталась с реалистической передачей лица и тела; она несла в себе идею социального назначения человека и одновременно идею его индивидуального существования. Скульптура малых форм оказалась менее каноничной, поскольку ее объектом могли быть представители низших слоев (статуэтки слуг и рабов в процессе работы).

В эпоху Среднего царства ведущие позиции в пластическом искусстве занимает фиванская школа. Если сначала она следует принципам схематизации и идеализации (статуя Сенусерта I из Лишта), то затем в ней усиливается реалистическое направление: царская статуя, прославляя могущество фараона, должна в то же время закрепить в сознании народа его конкретный облик. С этой целью скульпторы используют новые приемы – контраст между неподвижностью позы и живой выразительностью тщательно проработанного лица (глубоко сидящие в орбитах глаза, прорисованные мускулы лица и складки кожи) и резкая игра светотени (статуи Сенусерта III и Аменемхета III). В деревянной народной скульптуре популярны жанровые сценки: пахарь с быками, лодка с гребцами, отряд воинов; их отличает непосредственность и правдивость.

В ранний период Нового царства происходит отход от пластических нововведений предшествующей эпохи: при максимальной идеализации сохраняется только самое общее портретное сходство (статуи царицы Хатшепсут и Тутмоса III; возникает обычай воспроизводить в скульптурных изображениях знати черты правящего фараона. Но, начиная с царствования Тутмоса IV, скульпторы отказываются от канонической строгости форм в пользу изысканной декоративности: прежде гладкая поверхность статуи покрывается теперь тонкими струящимися линиями одежды и завитками париков и оживляется игрой светотени. Усиливается стремление к передаче движения и объема; тела обретают мягкость, рисунок лица – большую точность.

Тенденция к естественности и реалистичности характерна преимущественно для статуй частных лиц (статуя семейной пары времени Аменхотепа III, мужская голова из Бирмингемского музея). Эта тенденция достигает своей кульминации при Эхнатоне, когда происходит полный разрыв с каноном; от идеализации отказываются даже при изображении царя и царицы. Скульпторы ставят перед собой задачу передать внутренний мир персонажа (портретные головы Эхнатона и Нефертити), а также добиться реалистического изображения человеческого тела (статуэтки четырех богинь из гробницы Тутанхамона).

В период антиэхнотоновской реакции делается попытка вернуться к старым антиреалистическим приемам. Ведущей вновь становится тенденция к идеализации, характерная в первую очередь для мемфисской школы (статуи из Пер-Рамсеса). Однако в пластическом искусстве эпохи XIX-XX династий не сдает своих позиций и реалистическое направление, что проявляется прежде всего в царском портрете: здесь нет больше гиперболизованной мускулатуры, неестественно прямой позы, застывшего взгляда, устремленного вдаль; фараон предстает в образе сильного, но обычного воина, не в парадном, а в бытовом одеянии. Утверждается светский образ царя – не бога, а реального земного правителя (статуя Рамсеса II).

В начальный период Позднего царства пластическое искусство переживает упадок. В ХНХ вв. до н.э. монументальная скульптура уступает место малым формам (небольшие бронзовые статуэтки). В конце IX – начале VIII вв. до н.э. возрождается реалистический скульптурный портрет (статуэтки Тахарки, кушитских царевен, статуя фиванского градоначальника Монтуэмхета). В Саисскую и Персидскую эпохи реалистическое направление соперничает с возродившейся традиционалистской тенденцией.

Каковы характерные особенности древнеегипетской скульптуры

Скульптура раннединастического периода происходит в основном из трёх крупных центров, где находились храмы — Она, Абидоса и Коптоса. Статуи служили объектом поклонения, совершения обрядов и имели посвятительное назначение. Большая группа памятников была связана с обрядом «хеб-сед» — ритуалом обновления физической мощи фараона. К этому виду относятся типы сидящих и идущих фигур царя, исполненных в круглой скульптуре и рельефе, а также изображение его ритуального бега — характерное исключительно для композиций в рельефе.

К списку хеб-седных памятников принадлежит статуя фараона Хасехема, представленного сидящим на троне в ритуальном одеянии. Эта скульптура указывает на усовершенствование технических приемов: фигура имеет правильные пропорции и объемно смоделирована. Здесь уже выявлены основные черты стиля — монументальность формы, фронтальность композиции. Неподвижна поза статуи, вписывающейся в прямоугольный блок трона, в очертаниях фигуры преобладают прямые линии. Лицо Хасехема портретно, хотя черты его в значительной мере идеализированы. Обращает внимание постановка глаз в орбите с выпуклым глазным яблоком. Подобный прием исполнения распространялся на всю группу памятников того времени, являясь характерным стилистическим признаком портретов Раннего царства. К этому же периоду устанавливается и каноничность стоящей во весь рост Додинастический период (Древний Египет)|додинастического периода]] уступает место в пластике Раннего царства правильной передаче пропорций человеческого тела.

Новые черты появились и в рельефах. Если в предшествующую эпоху мастера обычно предпочитали многофигурные композиции, то теперь они стремились к лаконичной форме выражения. Чем больше в изображениях отброшено второстепенных, частных признаков, тем сильнее выступает главное и существенное в образе, приобретающем многозначный смысл, возводящий его в категорию символа. Наглядный пример тому дает знаменитая стела из Абидоса царя I династии Джета. Здесь художник нашел простые и емкие по значению изобразительные средства. Иероглиф змеи, означавший имя Джета, вписывается в прямоугольное поле над условным воспроизведением дворцового фасада «серех», который символизировал земную обитель фараона и служил жилищем божеству, воплощённому в облике царствующего правителя.

Строгое вертикальное членение фасада, аналогичное архитектурным сооружениям, контрастирует в стеле Джета с гибким телом змеи. Изображение сокола Гора, входившее в состав имени фараонов нулевой династии и Раннего Царства, являлось образцом каллиграфического написания соответствующего иероглифического знака.

В композиции можно заметить смещение изображений влево относительно рамки стелы и центральной вертикальной оси. Этот прием основан на ритмическом равновесии пропорций «золотого сечения» [2] .

Скульптура Древнего Царства

От эпохи Древнего Царства сохранилось много скульптурных памятников, большинство из которых имело ритуальное назначение. Погребение и храмы изобилуют портретными изображениями двойников умерших — ка, в которых сложились портретного искусства Египта. Искусство Древнего Царства особенно богато такого рода памятниками. К их числу относятся не только скульптурные изображения в полный рост, но и «гизехские головы» — слепки и скульптуры голов, не имеющих традиционной раскраски и служившие, вероятно, рабочими моделями для портретных изображений.

Статуарные композиции в Древнем Царстве строго следовали определённому количеству канонизированных типов. Особенное распространение получили стоящие фигуры с выдвинутой вперед левой ногой, сидящие на троне или коленопреклонённые. Широко применялся канонический тип статуи писца. В связи с ритуальными целями в обиход был издавна введён прием сложной инкрустации глаз или рельефной обводки по контуру век, а также тщательное декоративное оформление статуй, которые, несмотря на каноническую композицию, получали индивидуальную живописную интерпретацию. Таковы скульптурные портреты зодчего Рахотепа (сына фараона Снофру) и его жены Нофрет — живостью и выразительностью этих скульптур были потрясены сами археологи, проводившие раскопки; царских писцов, племянника фараона Хеопса, зодчего Хемиуна. Высокого мастерства древнеегипетские художника достигли в деревянной скульптуре (статуя Каапера, известной под названием «Сельский староста»). В гробницах повсеместно встречаются небольшие статуэтки, изображавшие работающих людей. Здесь канон соблюдён менее строго, хотя мастера всячески избегают неуравновешенности в положении фигуры.

Рельефы в эту эпоху не ограничиваются сферой малых форм. В них появляется сюжетная повествовательность, особенно характерная для ритуальных изображений в гробницах. Постепенно складывается строгая система их размещения: у входа в храм или в гробницу помещаются фигуры двух божеств или владельца гробницы во весь рост. Далее вдоль стен коридоров следуют изображения носителей даров, сюжетно направленные к средней нише с ложным входом. Над нишей дверного проема обычно располагалось изображение покойного перед жертвенником. Такие ансамбли выполнялись группой мастеров по единому замыслу, строго соответствующему характеру архитектурного решения. Рельефы (барельеф и рельеф с углубленным контуром) отличались плоскостью исполнения и обычно расписывались красками. Рельефные композиции дополнялись росписью [2] .

Скульптура Среднего Царства

Значительные изменения в скульптуре происходит именно в Среднем Царстве, что во многом объясняется наличием и творческим соперничеством множества локальных школ, получивших самостоятельность в период распада. Со времен XII династии шире используются (и, соответственно, изготавливаются в больших количествах) ритуальные статуи: они теперь устанавливаются не только в гробницах, но и в храмах. Среди них по-прежнему доминируют изображения, связанные с обрядом хеб-сед (ритуальным возрождением жизненной силы фараона). Первый этап обряда был связан с символически убиением престарелого владыки и совершался над его статуей, напоминавшей по композиции канонические изображения и скульптуры саркофагов. К этому типу относится хеб-седная статуя Ментухотепа-Небхепетра, изображающая фараона в подчеркнуто застывшей позе со скрещенными на груди руками. Стиль отличает большая доля условности и обобщенности, в целом типичная для скульптурных памятников начала эпохи. В дальнейшем скульптура приходит к более тонкой моделировке лиц и большей пластичной расчленённости: раньше всего это проявляется в женских портретах и изображениях частных лиц.

Со временем меняется и иконография царей. Ко времени XII династии идея божественной могущественности фараона уступает место в изображениях настойчивым попыткам передать человеческую индивидуальность. Расцвет скульптуры с официальной тематикой приходится на время правления Сенусерта III, который изображался во всех возрастах — от детского до зрелого. Лучшими из этих изображений считаются обсидиановая голова Сенусерта III и скульптурные портреты его сына Аменемхета III. Оригинальной находкой мастеров местных школ может считаться тип кубической статуи — изображение фигуры, заключенной в монолитный каменный блок.

Искусство Среднего Царства — эпоха расцвета пластики малых форм, связанных в большинстве своём по-прежнему с погребальным культом и его обрядами (плавание на ладье, принесение жертвенных даров и др.). Статуэтки вырезались из дерева, покрывались грунтом и расписывались. Нередко создавались целые многофигурные композиции в круглой скульптуре (подобно тому, как это было принято в рельефах Древнего Царства) [3] .

Скульптура Нового Царства

Искусство Нового Царства отличается значительным развитием монументальной скульптуры, назначение которой теперь часто выходит за пределы сферы погребального культа. В фиванской скульптуре Нового Царства появляются черты, не свойственные доселе не только официальному, но и светскому искусству. Индивидуальность отличает портретные изображения Хатшепсут.

В искусстве Нового Царства появляется скульптурный групповой портрет, в особенности изображения супружеской четы.

Новые качества приобретает искусство рельефа. На эту художественную область оказывают заметное влияние некоторые жанры литературы, получившие в эпоху Нового Царства широкое распространение: гимны, военные летописи, любовная лирика. Нередко тексты, выдержанные в этих жанрах, соединяются с рельефными композициями в храмах и гробницах. В рельефах фиванских храмов налицо усиление декоративности, свободное варьирование техник барельефа и высокого рельефа в сочетании с красочными росписями. Таков портрет Амехотепа III из гробницы Хаемхета, сочетающий разную высоту рельефа и в этом отношении являющийся новаторским произведением. Рельефы по-прежнему располагаются по регистрам, позволяя создавать повествовательные циклы огромной пространственной протяженности [3] .

Амарнский период

Искусство Амарнского периода отличается замечательным своеобразием, которое вытекает прежде всего из характера нового мировоззрения. Самым необычным фактом является отказ от строго идеализированного, сакрального понимания образа фараона. Новый стиль нашел отражение даже в колоссах Аменхотепа IV, установленных в храме Атона в Карнаке. В этих статуях присутствуют не только типичные канонические приемы монументального искусства, но и новое понимание портретности, которое теперь требовало достоверной передачи внешнего облика фараона вплоть до характерных особенностей строения тела. Критерий правдоподобия был своего рода протестом против прежнего официального искусства, поэтому особым смыслом наполняется слово «маат» — истина. Изображения Эхнатона — любопытный пример сочетания достоверности с требованием предельной обобщенности и нормативности, свойственными египетскому искусству. Форма головы фараона, необычайно удлиненный овал лица, тонкие руки и узкий подбородок — все эти черты бережно сохранены и отражены в новой традиции, но при этом все изобразительные приемы были закреплены на специальных образцах — скульптурных моделях.

Характерные приемы изображения фараона были распространены и на членов его семьи. Откровенным новшеством стало изображение фигур целиком в профиль, что прежде не допускалось египетским каноном. Новым был и факт сохранения в портрете этнических черт: такова инкрустированная золотом и стекловидной пастой голова матери фараона, царицы Тии. Интимное лирическое начало проявляется в амарнских рельефах, исполненных естественной пластики и не содержащих канонических фронтальных изображений.

Кульминацией развития изобразительного искусства справедливо считаются произведения скульпторов мастерской Тутмеса. К их числу принадлежит и широко известная полихромная голова царицы Нефертити в синей тиаре. Вместе с завершёнными произведениями в раскопках скульптурных мастерских найдено и множество гипсовых масок, служивших моделями [4] [3] .

Скульптура Позднего Царства

Во времена Куша в области скульптуры навыки древнего высокого мастерства отчасти угасают — так, портретные изображения на погребальных масках и статуях часто заменяются условно-идеализированными. Вместе с тем техническое мастерство скульпторов совершенствуется, проявляясь, главным образом, в декоративной области. Одной из лучших портретных работ является голова статуи Ментуемхета, выполненная в реалистической достоверной манере.

В период владычества Саиса в скульптуре вновь становится актуальной статичность, условные очертания лиц, канонические позы и даже подобие «архаической улыбки», характерной для искусства Раннего и Древнего Царства. Однако мастера Саиса трактуют эти приёмы всего лишь как тему для стилизаций. В то же время саисское искусство создает множество замечательных портретов. В некоторых из них намеренно архаизированные формы, подражающие древним правилам, сочетаются с довольно смелыми отступлениями от канона. Так, в статуе приближенного фараона Псаметиха I соблюден канон симметричного изображения сидящей фигуры, но, в нарушение его, левая нога сидящего поставлена вертикально. Точно также свободно сочетаются канонически-статичные формы тела и современный стиль изображения лиц.

В немногочисленных памятниках эпохи персидского владычества также преобладают чисто египетские стилевые черты. Даже персидский царь Дарий изображен на рельефе в одеянии египетского воина с жертвенными дарами, причем его имя написано иероглифами.

Скульптуры птолемеевского периода в своем большинстве также выполнены в традициях египетского канона. Однако эллинистическая культура повлияла на характер трактовки лица, внеся большую пластичность, мягкость и лиризм [2] .

Каковы характерные особенности древнеегипетской скульптуры

Статуи Хатшепсут и Тутмоса III. Карнак.

кульптура Древнего Египта — одна из-за наиболее самобытных и строго канонически разработанных областей искусства Древнего Египта. Скульптура создавалась и развивалась, чтобы представить древнеегипетских богов, фараонов, царей и цариц в физической форме. Существовало также множество изображений ка в могилах простых египтян, в основном из дерева, некоторые из них сохранились.

Статуи богов и фараонов ставились на всеобщее обозрение, как правило, на открытых пространствах и вне храмов. Большой сфинкс в Гизе более нигде не повторялся в натуральную величину, однако аллеи из уменьшенных копий сфинкса и других животных стали непременным атрибутом многих храмовых комплексов. Самое сакральное изображение бога находилась в храме, в алтарной части, как правило, в лодке или барке, обычно из драгоценных металлов, правда, ни одно такое изображение не сохранилось. Сохранилось огромное количество резных статуэток — от фигур богов до игрушек и посуды. Такие фигурки делались не только из дерева, но и из алебастра, более дорогого материала. Деревянные изображения рабов, животных и имущества же клали в гробницы для сопровождения умерших в загробном мире.

Статуи, как правило, сохраняют первоначальную форму каменной глыбы или куска дерева, из которого она высечена. В традиционных статуях сидящих писцов столь же часто обнаруживается сходство с формой пирамиды (кубическая статуя).

Существовал очень строгий канон создания древнеегипетской скульптуры: цвет тела мужчины должен был быть темнее цвета тела женщины, руки сидящего человека должны лежать на коленях или на груди, с плетью и скипетром. Сидячая статуя изображала человека сидящим на кубическом троне, ноги плотно сомкнуты (колени и стопы), спина прямая. Лица изображались без эмоций: губы плотно сжаты, подбородок выдвинут вперед, глаза смотрят на горизонт, с такой статуей нельзя “встретиться взглядом”. Существовали определенные правила изображения египетских богов: так, бога Гора следовало изображать с головой сокола, бога мертвых Анубиса — с головой шакала. Все скульптуры создавались по данному канону и следование было столь строгим, что почти за трехтысячелетнюю историю существования Древнего Египта он не претерпел изменений.

1. Скульптура Раннего Царства

Статуя фараона Хасехемуи. Ашмольский музей Искусств и Археологии. Оксфорд. Великобритания.

Скульптура раннединастического периода происходит в основном из трёх крупных центров, где находились храмы — Она, Абидоса и Коптоса. Статуи служили объектом поклонения, совершения обрядов и имели посвятительное назначение. Большая группа памятников была связана с обрядом «хеб-сед» — ритуалом обновления физической мощи фараона. К этому виду относятся типы сидящих и идущих фигур царя, исполненных в круглой скульптуре и рельефе, а также изображение его ритуального бега — характерное исключительно для композиций в рельефе.

К списку хеб-седных памятников принадлежит статуя фараона Хасехема, представленного сидящим на троне в ритуальном одеянии. Эта скульптура указывает на усовершенствование технических приемов: фигура имеет правильные пропорции и объемно смоделирована. Здесь уже выявлены основные черты стиля — монументальность формы, фронтальность композиции. Неподвижна поза статуи, вписывающейся в прямоугольный блок трона, в очертаниях фигуры преобладают прямые линии. Лицо Хасехема портретно, хотя черты его в значительной мере идеализированы. Обращает внимание постановка глаз в орбите с выпуклым глазным яблоком. Подобный прием исполнения распространялся на всю группу памятников того времени, являясь характерным стилистическим признаком портретов Раннего царства. К этому же периоду устанавливается и каноничность стоящей во весь рост додинастического периода уступает место в пластике Раннего царства правильной передаче пропорций человеческого тела.

Новые черты появились и в рельефах. Если в предшествующую эпоху мастера обычно предпочитали многофигурные композиции, то теперь они стремились к лаконичной форме выражения. Чем больше в изображениях отброшено второстепенных, частных признаков, тем сильнее выступает главное и существенное в образе, приобретающем многозначный смысл, возводящий его в категорию символа. Наглядный пример тому дает знаменитая стела из Абидоса царя I династии Джета. Здесь художник нашел простые и емкие по значению изобразительные средства. Иероглиф змеи, означавший имя Джета, вписывается в прямоугольное поле над условным воспроизведением дворцового фасада «серех», который символизировал земную обитель фараона и служил жилищем божеству, воплощённому в облике царствующего правителя.

Строгое вертикальное членение фасада, аналогичное архитектурным сооружениям, контрастирует в стеле Джета с гибким телом змеи. Изображение сокола Гора, входившее в состав имени фараонов нулевой династии и Раннего Царства, являлось образцом каллиграфического написания соответствующего иероглифического знака.

В композиции можно заметить смещение изображений влево относительно рамки стелы и центральной вертикальной оси. Этот прием основан на ритмическом равновесии пропорций «золотого сечения».

2. Скульптура Древнего Царства

Статуя Каапера («Сельский староста»). Каирский музей. Египет.

От эпохи Древнего Царства сохранилось много скульптурных памятников, большинство из которых имело ритуальное назначение. Погребение и храмы изобилуют портретными изображениями двойников умерших — ка, в которых сложились портретного искусства Египта. Искусство Древнего Царства особенно богато такого рода памятниками. К их числу относятся не только скульптурные изображения в полный рост, но и «гизехские головы» — слепки и скульптуры голов, не имеющих традиционной раскраски и служившие, вероятно, рабочими моделями для портретных изображений.

Статуарные композиции в Древнем Царстве строго следовали определённому количеству канонизированных типов. Особенное распространение получили стоящие фигуры с выдвинутой вперед левой ногой, сидящие на троне или коленопреклонённые. Широко применялся канонический тип статуи писца. В связи с ритуальными целями в обиход был издавна введён прием сложной инкрустации глаз или рельефной обводки по контуру век, а также тщательное декоративное оформление статуй, которые, несмотря на каноническую композицию, получали индивидуальную живописную интерпретацию. Таковы скульптурные портреты зодчего Рахотепа (сына фараона Снофру) и его жены Нофрет — живостью и выразительностью этих скульптур были потрясены сами археологи, проводившие раскопки; царских писцов, племянника фараона Хеопса, зодчего Хемиуна. Высокого мастерства древнеегипетские художника достигли в деревянной скульптуре (статуя Каапера, известной под названием «Сельский староста»). В гробницах повсеместно встречаются небольшие статуэтки, изображавшие работающих людей. Здесь канон соблюдён менее строго, хотя мастера всячески избегают неуравновешенности в положении фигуры.

Рельефы в эту эпоху не ограничиваются сферой малых форм. В них появляется сюжетная повествовательность, особенно характерная для ритуальных изображений в гробницах. Постепенно складывается строгая система их размещения: у входа в храм или в гробницу помещаются фигуры двух божеств или владельца гробницы во весь рост. Далее вдоль стен коридоров следуют изображения носителей даров, сюжетно направленные к средней нише с ложным входом. Над нишей дверного проема обычно располагалось изображение покойного перед жертвенником. Такие ансамбли выполнялись группой мастеров по единому замыслу, строго соответствующему характеру архитектурного решения. Рельефы (барельеф и рельеф с углубленным контуром) отличались плоскостью исполнения и обычно расписывались красками. Рельефные композиции дополнялись росписью.

3. Скульптура Среднего Царства

Три гранитных статуи фараона Сенусерта III. Британский музей. Лондон

Значительные изменения в скульптуре происходит именно в Среднем Царстве, что во многом объясняется наличием и творческим соперничеством множества локальных школ, получивших самостоятельность в период распада. Со времен XII династии шире используются (и, соответственно, изготавливаются в больших количествах) ритуальные статуи: они теперь устанавливаются не только в гробницах, но и в храмах. Среди них по-прежнему доминируют изображения, связанные с обрядом хеб-сед (ритуальным возрождением жизненной силы фараона). Первый этап обряда был связан с символически убиением престарелого владыки и совершался над его статуей, напоминавшей по композиции канонические изображения и скульптуры саркофагов. К этому типу относится хеб-седная статуя Ментухотепа-Небхепетра, изображающая фараона в подчеркнуто застывшей позе со скрещенными на груди руками. Стиль отличает большая доля условности и обобщенности, в целом типичная для скульптурных памятников начала эпохи. В дальнейшем скульптура приходит к более тонкой моделировке лиц и большей пластичной расчленённости: раньше всего это проявляется в женских портретах и изображениях частных лиц.

Со временем меняется и иконография царей. Ко времени XII династии идея божественной могущественности фараона уступает место в изображениях настойчивым попыткам передать человеческую индивидуальность. Расцвет скульптуры с официальной тематикой приходится на время правления Сенусерта III, который изображался во всех возрастах — от детского до зрелого. Лучшими из этих изображений считаются обсидиановая голова Сенусерта III и скульптурные портреты его сына Аменемхета III. Оригинальной находкой мастеров местных школ может считаться тип кубической статуи — изображение фигуры, заключенной в монолитный каменный блок.

Искусство Среднего Царства — эпоха расцвета пластики малых форм, связанных в большинстве своём по-прежнему с погребальным культом и его обрядами (плавание на ладье, принесение жертвенных даров и др.). Статуэтки вырезались из дерева, покрывались грунтом и расписывались. Нередко создавались целые многофигурные композиции в круглой скульптуре (подобно тому, как это было принято в рельефах Древнего Царства).

4. Скульптура Нового Царства

Искусство Нового Царства отличается значительным развитием монументальной скульптуры, назначение которой теперь часто выходит за пределы сферы погребального культа. В фиванской скульптуре Нового Царства появляются черты, не свойственные доселе не только официальному, но и светскому искусству. Индивидуальность отличает портретные изображения Хатшепсут.

В искусстве Нового Царства появляется скульптурный групповой портрет, в особенности изображения супружеской четы.

Новые качества приобретает искусство рельефа. На эту художественную область оказывают заметное влияние некоторые жанры литературы, получившие в эпоху Нового Царства широкое распространение: гимны, военные летописи, любовная лирика. Нередко тексты, выдержанные в этих жанрах, соединяются с рельефными композициями в храмах и гробницах. В рельефах фиванских храмов налицо усиление декоративности, свободное варьирование техник барельефа и высокого рельефа в сочетании с красочными росписями. Таков портрет Амехотепа III из гробницы Хаемхета, сочетающий разную высоту рельефа и в этом отношении являющийся новаторским произведением. Рельефы по-прежнему располагаются по регистрам, позволяя создавать повествовательные циклы огромной пространственной протяженности.

4.1. Амарнский период

Бюст Нефертити. Берлинский музей.

Искусство Амарнского периода отличается замечательным своеобразием, которое вытекает прежде всего из характера нового мировоззрения. Самым необычным фактом является отказ от строго идеализированного, сакрального понимания образа фараона. Новый стиль нашел отражение даже в колоссах Аменхотепа IV, установленных в храме Атона в Карнаке. В этих статуях присутствуют не только типичные канонические приемы монументального искусства, но и новое понимание портретности, которое теперь требовало достоверной передачи внешнего облика фараона вплоть до характерных особенностей строения тела. Критерий правдоподобия был своего рода протестом против прежнего официального искусства, поэтому особым смыслом наполняется слово «маат» — истина. Изображения Эхнатона — любопытный пример сочетания достоверности с требованием предельной обобщенности и нормативности, свойственными египетскому искусству. Форма головы фараона, необычайно удлиненный овал лица, тонкие руки и узкий подбородок — все эти черты бережно сохранены и отражены в новой традиции, но при этом все изобразительные приемы были закреплены на специальных образцах — скульптурных моделях.

Характерные приемы изображения фараона были распространены и на членов его семьи. Откровенным новшеством стало изображение фигур целиком в профиль, что прежде не допускалось египетским каноном. Новым был и факт сохранения в портрете этнических черт: такова инкрустированная золотом и стекловидной пастой голова матери фараона, царицы Тии. Интимное лирическое начало проявляется в амарнских рельефах, исполненных естественной пластики и не содержащих канонических фронтальных изображений.

Кульминацией развития изобразительного искусства справедливо считаются произведения скульпторов мастерской Тутмеса. К их числу принадлежит и широко известная полихромная голова царицы Нефертити в синей тиаре. Вместе с завершёнными произведениями в раскопках скульптурных мастерских найдено и множество гипсовых масок, служивших моделями.

5. Скульптура Позднего Царства

Во времена Куша в области скульптуры навыки древнего высокого мастерства отчасти угасают — так, портретные изображения на погребальных масках и статуях часто заменяются условно-идеализированными. Вместе с тем техническое мастерство скульпторов совершенствуется, проявляясь, главным образом, в декоративной области. Одной из лучших портретных работ является голова статуи Ментуемхета, выполненная в реалистической достоверной манере.

В период владычества Саиса в скульптуре вновь становится актуальной статичность, условные очертания лиц, канонические позы и даже подобие «архаической улыбки», характерной для искусства Раннего и Древнего Царства. Однако мастера Саиса трактуют эти приёмы всего лишь как тему для стилизаций. В то же время саисское искусство создает множество замечательных портретов. В некоторых из них намеренно архаизированные формы, подражающие древним правилам, сочетаются с довольно смелыми отступлениями от канона. Так, в статуе приближенного фараона Псаметиха I соблюден канон симметричного изображения сидящей фигуры, но, в нарушение его, левая нога сидящего поставлена вертикально. Точно также свободно сочетаются канонически-статичные формы тела и современный стиль изображения лиц.

В немногочисленных памятниках эпохи персидского владычества также преобладают чисто египетские стилевые черты. Даже персидский царь Дарий изображен на рельефе в одеянии египетского воина с жертвенными дарами, причем его имя написано иероглифами.

Скульптуры птолемеевского периода в своем большинстве также выполнены в традициях египетского канона. Однако эллинистическая культура повлияла на характер трактовки лица, внеся большую пластичность, мягкость и лиризм.

Общая характеристика древнеегипетской скульптуры

Египетская скульптура

Обилие статуй в гробницах и храмах отвечает ритуальным нуждам. Функция статуй проистекает из необходимости, чтобы изображение помогало духу усопшего возвращаться к жизни. Они служили приютом для жизненной энергии усопшего, Ка, и обеспечивали иную жизнь в случае исчезновения или разложения физического тела. Статуи, таким образом, представляют собой не что иное, как простую копию умершего человека. Пока имелась статуя, будь то большая или малая, жизнь скопированной натуры продолжалась в ее изображении. Ка мог при этом странствовать в потустороннем мире, но ему нужна была конкретная форма, чтобы продолжить жизнь тогда, когда он вернется из своих скитаний. Голова являет собой наиважнейшую часть фигуры, потому что она служит душе усопшего указателем того места, куда она должна помещаться. Однако отсутствует портрет в том виде, в каком мы его понимаем, то есть в качестве верного воспроизведения черт изображаемого. Сердаб служил потайным помещением, прилегавшим к погребальному помещению и предназначавшимся для статуи-опоры ка.

Как и все остальные области изобразительного искусства, древнеегипетская скульптура составляет часть религиозно- магической практики этой цивилизации. Все без исключения статуи, сохранившееся до наших дней, представляют собой часть культа. Прежде всего, речь идет о культе заупокойном. Статуи, имеющие то или иное символическое значение, были обнаружены уже в захоронениях времен Раннего царства.

Статуи должны были либо изображать усопшего, чтобы дать возможность его беспрепятственно пользоваться всеми доступными благами, либо охранять тело (если это были статуи воинов или фигурки божеств). Еще с древнейших, додинастических времен существовал обычай класть а гробницу несколько десятков мелких фигурок, символизирующих рабов и слуг. Он предохранялся с целью защиты его от внешних факторов, способных его разрушить. Статуи устанавливались также в храмах, чтобы облегчить покойнику наслаждение и участие в животворных ритуалах, поэтому Сердаб имел небольшую щель на уровне глаз статуи, делавшую возможным наблюдение за церемонией из прихожей. Этим объясняется тиражирование статуй одного и того же персонажа в различных погребальных подсекциях, поскольку каждое из этих изображений должно было выполнять разные погребальные обряды, требовавшие его присутствия. Розин В.М. Культурология учебник для вузов/ В.М. Розин. – М.: Альфа-книга 2011, – 234 с..

Многие из этих статуй были скрыты от глаз посетителей, так как они задумывались вовсе не для созерцания. Итак, для выполнения своего священного предназначения необходимым условием являлось максимальное совершенство отделки творения. Соответствие формы и предназначения выступало основополагающим принципом всей египетской скульптуры. Для достижения взаимоувязки этих целей были установлены определенные нормы, которые подлежали неукоснительному соблюдению во всех скульптурных мастерских. Это вполне объясняет нормативный характер египетского искусства.

Статуи, как правило, раскрашивали, причем в окраске соблюдался такой же строгий канон, как и в самой скульптуре. Мужские тела окрашивались в более темный цвет, женские – в светло-желтый тон. Глаза статуй чаще не раскрашивали, а инкрустировали. Инкрустация глаз статуй – отдельная тема для исследований в египтологии. Иногда искусство инкрустацию выделяется в особую область египетского искусства и ремесла. И действительно, инкрустированные глаза древнеегипетских статуй – своего рода шедевры. Их делали многослойными и многоцветными из полудрагоценных камней и из горного хрусталя. Под кусочек хрусталя, изображавший зрачок, мастер нередко подкладывал отполированный кусок темного дерева. Свет, отражаясь от дерева и преломляясь в хрустале, создавал оптический эффект живого взгляда статуи. Инструктированные глаза – визитная карточка египетских статуй, их неповторимая деталь. К сожалению, статуй с целыми глазами сохранилось до наших дней не так много.

Слово увековечивается посредством письменности. Письменность обладает божественным характером, она завещана богами. Слова обладают маной, являющейся сверхъестественным свойством, которое посредством чтения дает усопшему возможность говорить, то есть участвовать в жизни. Отсюда в египетской скульптуре портрет мыслится вовсе не как миметическая копия действительности. Индивидуальность, определенность портрету как таковому придает именно слово, имя, вписанное непосредственно в статую. Идентификация личности осуществляется, таким образом, именно посредством эпиграммы, а не через соответствие форм.

С момента возникновения скульптуры определились и установки, диктовавшие приемы изображения. Эти нормы считались универсальными и просуществовали длительное время без каких-либо заметных изменений. Портретная сторона скульптурных изображений развилась уже после того, как оформился весь канон искусства. Статуи Древнего царства портретны еще несколько условно, подлинная портретность появляется лишь начиная с эпохи Среднего царства и достигает наивысшего уровня в эпоху Нового царства. Следует заметить, что скульптурные портреты древних египтян весьма реалистичны. Очевидно, трансформации заупокойного культа были в этот период таковы, что статуи стали играть в нем ведущую роль, а следовательно, надлежало делать портрет как можно более близким к оригиналу. Индивидуальные черты внешности проявляются на этих портретах в той же степени, что и характерные детали облика, присущие изображаемому по роду деятельности или согласно художественному канону.

Независимо от своего масштаба, от колоссально больших статуй до малых фигурок, выполненных по обету, — все они отвечают одним и тем же изобразительным законам. Эти законы могут быть сведены к двум главным: закону фронтальности, то есть к тому, что статуи возводятся для того, чтобы быть созерцаемыми с фронтальной стороны, и закону осевой симметрии, то есть к тому, что фигура разделяется на две части вертикальной осью. Статуи изображают существенные черты фигур, не задерживаясь на отклоненных точках созерцания, каковой могло бы выступать изображение в ракурсе. Закон фронтальности требует максимальной четкости, ибо описывается не какая-то история, а изображаемая фигура является вневременной.

Эти требования состояли главным образом в следовании установленным канонам не выражать субъективные восприятия с целью подчеркнуть символическое назначение, для которого они создавались. Так, шаблон, которому с необходимостью надлежало следовать, устанавливал четкие пропорции различных частей тела и способы, которыми они должны были изображаться

Египетские скульпторы начинали свою работу не с непосредственной обработки каменных блоков. Прежде всего они готовили из каменных глыб призмы правильной формы и на лицевой стороне каждой из них намечали сетку, которая служила им разметкой для изготовления фигуры. Эта сетка чертилась с двух сторон блока — анфас и в профиль — при соблюдении точных размеров, соответствующих канонам. Компоновка фигуры превращалась тем самым в сочленение двух главных воображаемых чертежей: одного вертикального и другого — горизонтального. Бабахо В.Н., Левикова С.И. Культурология учебник для вузов. Программа базового курса. Хрестоматия. Словарь терминов 100 000слов А-Я;/ В.Н Розин, С.И. Левикова.- М.: Жираф 2010,- 285 с.

Исходя из этих двух перпендикулярных чертежей соединялись части фигуры. Несмотря на зажатость жесткими правилами изображения, скульптурные формы не лишены определенной грациозности. Любовь египтян к вечным материалам объясняется потребностью в том, чтобы статуя покойника не разрушалась с течением времени. Камень был излюбленным материалом, поскольку его прочность обеспечивала длительную сохранность. С другой стороны, крупному развитию каменной скульптуры способствовало и изобилие данного материала в Египте. Каменоломни Туры близ Гизэ и Ассуана на юге непрерывно обеспечивали скульптурные мастерские. Как правило, используемыми камнями являлись известняк, сланец, диорит, базальт, красный гранит (употреблявшийся для саркофагов), обсидиан и порфир. Начиная с эпохи Нового царства, когда культ фараона приобретает особую значимость, появляется новая область скульптурного искусства. Статуи правителя устанавливают в храмах, посвященных фараону, вдоль дорог, ведущих к храму. Появились скульптуры, несшие не только художественную, но и дополнительную архитектурную нагрузку, выступавшие в качестве опорных элементов строений. Такие статуи отличались меньшей проработанностью деталей, обобщенностью черт.

В целом египетская скульптура, как и вообще искусство этой страны, в значительной степени реалистично (невзирая на фантастичность изображений египетских божеств). Уже на очень ранних этапах египетские художники стремились уловить и передать общее через частное, выразить в фигурке писца всю суть его профессии, предельно четко через упрощенную статуэтку ремесленника передать его ремесло, в статуе фараона или верховного жреца воплотить саму идею божественной власти правителя и безграничность этой власти.

Таким образом, культовое предназначение скульптуры определило ее основные черты в египетском искусстве. Форма и материал, значимые изобразительные элементы, обладающие символической важностью, диктовались именно культовыми соображениями. Уже в статуях Раннего царства складывается канонические элементы древнеегипетской скульптуры. Каменные или из прочного черного дерева статуи (как правило, антропоморфные) устанавливались вдоль стен гробницы, нередко перед входом в помещение, где замурован саркофаг. Все без исключения статуи делались фронтальными. Поскольку их в большинстве случаев прислоняли к стене, то со спины скульптуры, особенно каменные, были проработаны не столь подробно, сколько спереди.

Дерево и известковый камень раскрашивались в разные цвета, причем цвет наносился на слой штукатурки, которая облегчала прилипание краски. На некоторых статуях стеклом инкрустировались орбиты глаз. Для достижения большего реализма внутренняя полость предварительно заполнялась медными листами. Это усиливало ощущение жизненности. Культурология в вопросах и ответах. Под редакцией Г.Драча. – М.: Жираф 2009, -195 с.

Читайте далее: