Художники италии 18 века | Vasque-Russia.ru

Художники италии 18 века

Подробности Категория: Изобразительное искусство и архитектура конца XVI-XVIII веков Опубликовано 19.04.2017 20:44 Просмотров: 2659

Ведущим стилем итальянской живописи XVIII в. был барокко.

Важнейшие художественные центры Италии этого времени – Рим и Венеция. Но Рим оставался хранителем памятников античности и Возрождения, а Венеция стала городом современного искусства.

Джованни Баттиста Тьеполо (1696-1770)

Тьеполо считают последним великим представителем венецианской школы. Он был крупнейшим художником итальянского рококо (последний этап барокко), мастером фресок и гравюр . Родился будущий художник в простой семье, его мать после смерти отца воспитывала 6 детей. Живописи начал учиться в юности. Первым его самостоятельным произведением, выполненным на заказ в возрасте 19 лет, была картина на библейский сюжет «Принесение Исаака в жертву».
После росписи в 1726-1728 гг. фресками капеллы и дворца по заказу Дионисио Дельфино, аристократа из Удине, к художнику пришла известность. Он писал в Венеции, а также в Милане, Бергамо.
В 1740 г. Тьеполо расписал потолок на втором этаже Скуолы Кармини, а затем на вилле в Стра для семейства Пизани.
Скуола Кармини – дворец в Венеции, служивший резиденцией одноименной скуоле (братство), основанной в 1663 г. монашеским орденом кармелитов.

Скуола Кармини. Здание построено по проекту Бальдассара Лонгена

В 1740 г. Джамбаттиста Тьеполо получил заказ на роспись потолка на втором этаже скуолы.

Д.Б. Тьеполо «Св. Симон Сток, получающий наплечник ордена Кармелитов от Девы Марии и Младенца»

Вилла Пизани в Стра – дворцово-парковый комплекс XVIII в. в Венеции. Построен для Альвизе Пизани, будущего дожа, в местечке Стра, на берегу канала Бренты. Архитекторы – Джироламо Фриджимелика и Франческо Мария Прети.

Д.Б. Тьеполо. Фреска на вилле Стра

Д.Б. Тьеполо. Фреска на вилле Стра

Фрески и картины Тьеполо отличаются бездонными головокружительными просторами, мощной динамикой, живописной свободой, лёгкостью и прозрачностью красок, часто неожиданностью точек зрения и ракурсов. Его композиции всегда логически связаны с интерьером, они зрительно расширяют и углубляют реальное пространство.
Фрески – сложный вид изобразительного искусства. Они требуют точного геометрического расчёта. Очень трудно учесть также, как будет видеть фреску зритель с разных точек зрения. Фресковые композиции Тьеполо до сих пор поражают зрителей и художников свободой в выборе композиции и красок, в расстановке фигур.

Д.Б. Тполо. Стенопись Вюрцбургской резиденции

Вершиной творчества Тьеполе является фресковое убранство Вюрцбургской резиденции (1750-1753)в Германии. По возвращении в Италию Тьеполо был избран президентом Падуанской академии.
В 1761 г. по приглашению испанского короля Карла III Тьеполо прибыл в Мадрид, где и оставался до конца своей жизни (27 марта 1770 г.).
Тьеполо также был замечательным портретистом и графиком, автором выразительных и смелых рисунков и офортов.

Д.Б. Тьеполо «Аллегория зимы», пастель (1762)

Архитектурный пейзаж (ведута)

В венецианской живописи XVIII в. важное место занимал архитектурный пейзаж (ведута), который выделился в самостоятельный жанр. Крупнейшим мастером этого жанра был Джованни Антонио Каналь по прозвищу Каналетто.

Каналетто (1697-1768)

Джова́нни Анто́нио Кана́ль (Канале́тто) – мастер городских пейзажей в стиле академизма, глава венецианской школы ведутистов.
Антонио Каналь родился и умер в Венеции. Учился живописи у своего отца Бернардо Каналя, театрального художника, помогая ему оформлять спектакли в театрах Венеции.
В 1719 г. в Риме он познакомился с творчеством знаменитого ведутиста Джованни Паоло Панини и начал писать свои знаменитые виды Венеции, которые он создавал сразу с натуры, без предварительных набросков. Писал и в студии, пользуясь камерой-обскурой.
Ка́мера-обску́ра (лат. camera obscūra – «тёмная комната») – простейший вид устройства, позволяющего получать оптическое изображение объектов. Это светонепроницаемый ящик с отверстием в одной из стенок и экраном на противоположной стенке.
Лучи света, проходя сквозь отверстие диаметром приблизительно 0,5-5 мм, создают перевёрнутое изображение на экране. На основе камеры-обскуры были сделаны некоторые фотокамеры.
Городские пейзажи Каналетто отличаются детально точным изображением городского вида. Его работы пользовались особенным спросом у англичан. В 1746 г. Каналетто даже едет в Лондон, чтобы расширить рынок сбыта своих картин. В 1755 г. он возвращается в Венецию.
Был избран в Венецианскую академию художеств.
Каналетто создавал развернутые панорамные виды. Чаще всего это были виды Венеции. Городской пейзаж он обычно дополнял эпизодами праздников, торжественных церемоний или приёмов, а также сценами обычной жизни.

Каналетто ««Праздник обручения венецианского дожа с Адриатическим морем» (ок. 1763-1764). Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина (Москва)

Документальная точность ведут Каналетто сочетается с живостью и свежестью колорита. Он был тонким наблюдателем сцен городской жизни и умело переносил эти сцены на полотно.

Каналетто «Вид Венеции». Национальный музей искусств Азербайджана

Бернардо Беллотто (1721-1780)

Берна́рдо Франче́ско Па́оло Эрне́сто Белло́тто – мастер городского пейзажа, ученик и племянник Каналетто. Также имел прозвище Каналетто. Бернардо Беллотто в основном писал реалистичные виды европейских городов, прежде всего Дрездена, Вены и Варшавы.
Первые художественные навыки получил от своего дяди Каналетто, но постепенно освобождается от его влияния и становится самостоятельным художником.
Как и Каналетто, с помощью камеры-обскура Беллотто передает особенности местности с топографической точностью. Но ведуты Беллотто более педантичны и сухи.

Беллотто «Вид на Дрезден с правого берега Эльбы»

Беллотто стремился к максимальной объективности, но при этом иногда терял очарование легкой кисти и праздничности, присущее ведутам Каналетто. Зато пейзажи Беллотто сейчас обладают не только художественной, но и исторической ценностью: они воссоздают утраченный облик городов с удивительной точностью

Беллотто «Вена. Лобковицплац»

Франческо Гварди (1712-1793)

Пьетро Лонги. Портрет Франческо Гварди (1764)

Франче́ско Ла́дзаро Гва́рди – известный представитель венецианской школы ведутистов.

Он был сыном художника, но в возрасте 4 лет потерял отца. Его братья и сын также были художниками, а сестра Мария Чечилия была замужем за Джованни Баттистой Тьеполо.
Его называют «последним крупным мастером венецианской ведуты». Он писал не только виды Венеции в праздничные дни, но и камерные картины с изображением двориков, улочек, маленьких площадей города.

Франческо Гварди «Дворик». Национальная картинная галерея Армении

Гварди писал и станковые картины. Он считается одним из последних представителей классической венецианской школы живописи. Но его творчество по достоинству оценили лишь в эпоху импрессионизма.

Франческо Гварди «Аллегория надежды» (1747). Художественный музей Джона и Мабл Райглин (Сарасота, Флорида)

Высшими живописными достижениями Гварди стали пейзажи.

Франческо Гварди «Гондолы в лагуне (Серая лагуна)»

Франческо Гварди «Фантастический пейзаж»

В его пейзажах передано состояние постоянно меняющегося облика природы. Это было предвосхищение пленэрной живописи XIX в. (импрессионизм).
В XVIII в. художники Италии шли своим путём в искусстве, в то же время оставаясь открытыми остальному художественному миру.

Франческо Гварди «Дворец дожей» (1780). Музей Nissim де Камондо (Париж)

Итальянская живопись 18 века

Застой в экономической и культурной жизни Италии был преодолен только в середине XVIII столетия, но еще долго страна оставалась отсталой и нищей. Даже пышное великолепие Венеции с ее роскошными дворцами и яркими карнавалами не могло скрыть бедности, в которой жил итальянский народ.

Значительную роль в итальянской живописи XVIII в. играет венецианская школа, оттеснившая на задний план римскую и болонскую школы.

Одним из наиболее известных венецианских мастеров первой половины XVIII в. был Джованни Баттиста Пьяцетта, писавший религиозные композиции («Св. Иаков, ведомый на казнь», 1717), бытовые сцены («Гадалка», ок. 1740). Нередко библейский сюжет приобретал у художника жанровое звучание, как, например, в романтической картине «Ревекка у колодца», в которой фигуры испуганной Ревекки, глядящей на жемчужное ожерелье в руках слуги Авраама, и крестьянок за спиной девушки несколько напоминают пасторальные образы.

Представителем венецианской монументально-декоративной живописи был Джованни Баттиста Тьеполо, ученик Пьяцетты. Тьеполо пользовался огромной популярностью не только в Италии, но и далеко за ее пределами. Какое-то время живописец работал в Испании и Германии, исполнял заказы знатных вельмож из России.

В картинах Тьеполо реалистичность сочетается с театральными эффектами. В такой манере выполнено множество алтарных росписей Тьеполо, а также станковых картин, рисунков и офортов. Художника привлекают исторические, библейские и мифологические сюжеты («Кориолан под стенами Рима», ок. 1725; «Жертвоприношение Авраама», 1726; «Триумф Амфитриты», начало 1740-х). Поражают величием и богатством цветовой гаммы исполненные Тьеполо росписи плафонов для венецианских церквей и дворцовые фрески, делающие пространство похожим на театральное действо. Персонажи этих произведений напоминают актеров, одетых в костюмы XVI в. Таковы, например, Антоний и Клеопатра в росписях венецианского палаццо Лабия.

Работал Тьеполо и в портретном жанре. Кисти художника принадлежат выразительные образы его современников (портреты А. Риккобоно, ок. 1745; Дж. Кверини, 1749). Тонкой наблюдательностью и реалистичностью отмечены рисунки Тьеполо, выполненные сангиной и тушью. Замечательны его карикатуры на духовенство и венецианских вельмож. Большой интерес представляют офорты с загадочными мифологическими и аллегорическими образами. Эти работы оказали большое влияние на графику такого известного художника, как Франсиско Гойя.

Итальянской живописи XVIII в. свойственно разделение на жанры, каждый мастер обычно работал в определенном виде искусства — бытовом, портретном, пейзажном. Например, венецианец Пьетро Лонги писал маскарады, концерты, игорные дома, танцы, сцены развлечений, животных («Урок танца», «Носорог»).

Портреты писали Джузеппе Гисланди, в монашестве принявший имя Фра Гальгарио, Алессандро Лонги, сын Пьетро Лонги. В технике пастели работала венецианка Розальба Каррьера. Художница изображала портретируемых лучше, чем они были на самом деле, поэтому ее искусство пользовалось необыкновенной популярностью в аристократических кругах.

Ведущим среди других жанров венецианской живописи был городской пейзаж (ведута), объединивший черты архитектурного ландшафта и собственно пейзажа.

Первые ведуты появились еще в XV в. в работах Джентиле Беллини, брата Джованни Беллини, и Витторе Карпаччо, хотя в эту эпоху городской пейзаж служил лишь фоном для компози¬ций, повествующих о праздниках и важных событиях венецианской жизни.

В XVIII в. к жанру городского пейзажа обратился Лука Карлеварис, хотя его творчество не стало таким ярким явлением, как искусство последующих мастеров ведуты, крупнейшим из которых был Каналетто.

Каналетто

Антонио Канале, прозванный Каналетто, родился в 1697 г. в семье театрального художника Бернардо Канале, который и дал сыну первые уроки мастерства. Вместе с отцом молодой художник оформлял спектакли в театрах Венеции.

В 1717 г. Каналетто уехал в Рим, где познакомился с творчеством итальянских мастеров пейзажа и театральной декорации. В Риме сформировался оригинальный стиль живописца, который все последующие годы почти не изменялся. Каналетто писал прекрасные венецианские дворцы; каналы с отражающимися в них зданиями и плывущими по гладкой поверхности гондолами и лодками рыбаков; морские лагуны; толпы людей, гуляющих по набережной. Изображение на его полотнах кажется неподвижным, но в то же время пространство наполнено светом и воздухом («Возвращение «Бучинторо» к молу в день Вознесения», 1726-1727; «Двор каменотеса», 1729-1730).

Слава мастера венецианской ведуты вышла за пределы Италии, и в 1746 г. Каналетто получил приглашение посетить Лондон. В английской столице художник выполнил ряд картин с изображением лондонских ландшафтов («Вид Лондона», 1746; «Гринвичский госпиталь в Лондоне со стороны Темзы», 1747-1750; «Капелла в Итоне», 1754). Лишенные яркого света солнечной Италии, эти произведения с видами туманного города теряют звучность и яркую красочность, свойственную венецианской живописи Каналетто. К лондонскому периоду относится «Автопортрет» (1746), на котором Каналетто изобразил себя со свитком в руке на фоне собора Св. Павла.

Каналетто. Возвращение «Бучинторо» к молу в день Вознесения. 1726-1728 гг.

В 1756 г. Каналетто вернулся в Венецию. Почти все произведения, созданные в это время, — лишь вариации прежних картин («Каприччо с классическими мотивами», 1756; «Палаццо Гримани», 1756; «Праздник обручения венецианского дожа с Адриатическим морем», ок. 1763-1764).

Большое место в творчестве Каналетто занимает гравюра. Искусство гравюры пользовалось в 1740-1750-х гг. в Венеции большой популярностью. Многие венецианские мастера пейзажа (Лука Карлеварис, Марко Риччи, Беллотто и Каналетто) были талантливыми офортистами. Гравюрам Каналетто свойственно то, чего не хватает его живописи, — динамика, одухотворенность и поэтичность . Природа на офортах кажется удивительно живой: плывут облака в небе, бегут морские волны, шелестят листья на деревьях. Движением охвачено все в замечательной гравюре «Порт в Доло», изображающей молодую пару, прогуливающуюся по берегу канала.

Искусство Каналетто, умершего в 1768 г., оказало большое влияние на многих итальянских пейзажистов, среди которых был племянник и ученик Каналетто — Бернардо Беллотто, чьи ведуты дают зрителю представление о том, как выглядела Венеция в ту эпоху. Беллотто работал не только в Италии, но и в Дрездене, Вене, Варшаве, где он был придворным живописцем.

Крупнейшим венецианским мастером XVIII в. являлся Франческо Гварди.

Франческо Гварди

Франческо Гварди родился в 1712 г. в Венеции. Первые уроки живописи он получил у своего брата, талантливого художника Джованни Антонио Гварди, автора алтарных композиций «Мадонна с младенцем и святыми», «Смерть св. Иосифа» и др. В мастерской старшего брата Франческо проработал почти половину своей долгой жизни. В этой же мастерской работал и младший брат Франческо и Джованни Антонио — Никколо.

В начале творческого пути Франческо Гварди обращался главным образом к религиозной тематике. Он выполнил несколько алтарных композиций в традициях итальянской барочной живописи. Среди них — «Святой в экстазе», «Оплакивание» и «Распятие».

Интересна созданная Гварди роспись органа для венецианской церкви Арканджело Рафаэле. В этом произведении художник изобразил сцены из жизни Товия. Хотя подобный сюжет нередко встречается в живописи итальянских мастеров, у Гварди этот библейский мотив зазвучал совершенно по-иному. Художник мастерски передает воздушную среду, тонкие, почти неуловимые изменения атмосферы. Его композиции полны мерцающего света, пронизаны влажным и трепещущим морским воздухом. Гварди — прекрасный колорист: ландшафты в росписях органа кажутся удивительно живыми и поэтичными благодаря смелым сочетаниям красных, розовых, золотистых, голубых и серых оттенков и утонченным светотеневым переходам.

К раннему творчеству Гварди относится полотно «Александр перед телом Дария», являющееся свободной копией с композиции итальянского мастера XVII в. Ланджетти. Вместо спокойной классической античной сцены перед зрителем предстает полное динамики и жизненной энергии изображение.

В 1740-е гг. под влиянием Каналетто и М. Мариески, рисунки которых были образцом для копий Гварди, художник обращается к жанру архитектурного пейзажа.

После смерти Джованни Антонио в 1760-х гг. Франческо Гварди становится руководителем мастерской своего старшего брата. В 1763 г. в Венеции проходили праздники по случаю вступления в должность дожа Альвизе IV Мочениго. Гварди исполнил двенадцать ведут, посвященных этому знаменательному событию («Площадь Св. Марка в день ярмарки»). Хотя художник использовал для своих картин композиции, созданные Каналетто, это нисколько не умаляет ценности его полотен, которые, в отличие от строгих и сухих ведут, кажутся воздушными и живыми.

Своего расцвета искусство Гварди достигло в 1770-е гг. Объектом его внимания становятся здания и площади города, каналы и морские лагуны, тихие улочки и бедные городские окраины.

В пейзажах 1770-1780-х гг. перед зрителем предстает будничная Венеция. Художник придает реалистичным и правдивым видам города лирическое звучание, превращая прозаическую ведуту в прекрасный, полный поэзии пейзаж («Венецианский дворик»).

Характерным для творчества Гварди является такой прием, как свободные вариации на одну и ту же тему — т. н. каприччо («Каприччо с пульчинеллами», «Каприччо с каналом»). Он пишет венецианский вид в различное время суток, находя в обычном пейзаже черты, которые не замечал раньше. Иногда один ландшафт приобретает в разных картинах то лирическое, то романтическое звучание.

В 1782 г. Гварди исполнил два живописных цикла, получившие общее название «Празднества». Первый, состоявший из четырех композиций, был посвящен приезду в Венецию Папы Пия VI, второй включал пять полотен и являлся откликом на визит в Венецию наследника русского престола Павла Петровича («Бал в театре Сан-Бенедетто», «Банкет», «Праздник на площади Св. Марка», «Торжественный концерт»).

Одна из лучших картин этого цикла — «Торжественный концерт». Художник удивительно точно подметил дух галантного празднества, витающий в огромном зале, в котором играет женский скрипичный оркестр. Зрителю, стоящему перед картиной Гварди, слышится музыка, наполняющая озаренный свечами зал. Легкими и свободными мазками художник пишет фигуры нарядно одетых кавалеров и дам в роскошных платьях, сверкающих серебристо-серыми, голубыми, розовыми, красными и желтыми красками.

Франческо Гварди. Вид на мост Риальто. 1780 г.

Большой интерес представляет полотно «Подъем воздушного шара в Венеции», написанное Гварди в 1784 г. по заказу прокуратора республики. Художник изображает это необычное событие на фоне венецианского пейзажа с морской лагуной, по которой плывут лодки. Зрители, наблюдающие за воздушным шаром, рас-положились в тени каменного навеса, поддерживаемого высокими колоннами.

Позднее творчество Гварди говорит о стремлении мастера к лаконичности и обобщенности изобразительных средств. В такой манере написана замечательная картина «Венецианская лагуна» (ок. 1790), сдержанная по колориту, но разнообразная по цветовым оттенкам. В ней нет ничего лишнего — только гладкий морской залив, по которому рассеяны гондолы. Но, несмотря на кажущуюся простоту и безыскусность, полотно удивительно поэтично, его пространство наполнено теплым морским воздухом и светом ласкового южного солнца. Виднеющиеся на горизонте светлые силуэты церквей и городских построек кажутся зыбкими, но в то же время удивительно реальными.

Замечательное мастерство художника проявилось не только в живописи, но и в рисунках Гварди. Эти рисунки исполнены пером, лишь иногда подкрашены акварелью. Большинство из них выполнено с натуры, поэтому они кажутся живыми и очень динамичными. В них отразилась тонкая наблюдательность художника, сумевшего уловить и передать на бумаге бег волны, легкое скольжение гондолы по поверхности канала, зыбкие отражения лодок в морской воде, жесты и движения людей. Очарование и изящество рисункам придают легкие, прерывистые линии.

Умер Франческо Гварди в 1793 г. Его живопись, лишенная внешнего эффекта, не была по достоинству оценена современниками. И только в XIX в. его имя заняло соответствующее место в ряду великих художников. Глубоко лиричные пейзажи Гварди предвосхитили появление т. н. пейзажа настроения в искусстве Западной Европы 19 столетия.

Итальянское искусство XVIII века

Расцвет итальянского искусства наблюдается в XVIII в. только в Венеции, сохранившей свою республиканскую независимость вплоть до неаполитанского нашествия. Конечно, Венеция перестала в этот период быть полновластной владычицей Средиземного моря, утратив роль в международной торговле. Она потеряла многие богатства, и прежде всего свои восточные владения. Но при всем том она избежала разорений от руки чужеземных наемников и сохранила республиканский строй. Венеция XVIII столетия была центром музыкальной (творчество Скарлатти и Вивальди, оперные театры, музыкальные академии и консерватории) и театральной (достаточно вспомнить Гольдони и Гоцци) жизни Европы, книгопечатания, знаменитого на весь мир стеклоделия. Она славилась также своими празднествами, регатами, а главное, маскарадами, длившимися почти круглый год, за исключением поста. Эта теат­рализация жизни, проникновение театра в реальную жизнь и как бы смешение театра и подлинной жизни наложили отпечаток и на все изобразительное искусство Венеции XVIII в., главными чертами которого были его живописность и декоративность.

Спрос на декоративные росписи дворцов венецианской знати и картины — алтарные образа для церквей вызвал необычайное раз­витие монументально-декоративной живописи в Венеции XVIII в., продолжающей традиции барочного искусства предыдущего столетия. На рубеже XVII—XVIII вв. рождается полное патетики барокко темпераментное искусство Себастьяна Риччи (1659—1734), работавшего не только в Венеции, но и в Англии («Мадонна с младенцем и святыми» для церкви Сан Джорджо Маджоре, Вене­ция, 1708). XVIII столетие в венецианской живописи открывается творчеством Джованни Баттисты Пьяцетты (1683—1754), усвоив­шего от своего учителя Джузеппе Креспи широкую манеру письма с применением глубокой светотени, а от Караваджо — реалистиче­скую трактовку образов («Св. Иаков, ведомый на казнь» венециан­ской церкви Сан Джованни е Паоло, 1725—1727). Кисти Пьяцетты принадлежит немало жанровых картин, ему свойственно трактовать многие библейские сюжеты в жанровом ключе, с лирическим или романтическим оттенком («Ревекка у колодца»).

В творчестве Алессандро Маньяско (1667—1749), уже упоми­навшемся в связи с итальянским искусством XVII столетия, в его романтической живописи, посвященной жизни цыган, монахов, солдат, бандитов, можно проследить несомненное влияние Сальватора Розы. Маньяско узнаешь сразу — по смелому письму, быс­трым динамичным мазкам, по какому-то мерцающему колориту с преобладанием оливково-коричневых тонов, в которые почти всегда вкраплено яркое, чаще всего красное пятно, по экспрессивному рисунку и композиции, в которой маленькие фигурки обычно размещены среди грандиозных, почти пугающих руин, наконец, по трагическому мироощущению, характерному для этого мастера при всей его театральности («Привал бандитов», Эрмитаж).

Типичнейшим мастером Венеции, выразившим ее дух, крупней­шим итальянским живописцем XVIII в. был Джованни Баттиста Тьеполо (1696—1770), последний представитель барокко в европей­ском искусстве. Наследник Веронезе, ученик Пьяцетты, он превра­щает каждый сюжет в праздничное зрелище: триумф ли Амфитриты, пир Клеопатры, суд ли Соломона или смерть Дидоны. Тьеполо — автор гигантских росписей как церковных, так и светских, в которых архитектура, природа, люди, звери сливаются в одно декоративное целое, в единый декоративный поток. У Тьеполо был огромный декоративный дар и высокая колористическая культура, как прави­ло, вообще присущая венецианским художникам. В одном из полотен для палаццо Дольфино в Венеции «Триумф Сципиона» особенно наглядно видно, как умел и любил Тьеполо писать триумфальные шествия, праздничную толпу, разрабатывая при этом только десяток фигур, а все остальные намечая одной сплошной живописной массой. Тьеполо — не исторический живописец. Об­ращаясь к таким сюжетам, он не стремился передать точностью деталей достоверность события, ему важнее создание самой атмос­феры действия, жизненность образа. Его роднит с ренессансными мастерами то, что он работает во всех жанрах и в разных техниках. Одна из знаменитейших его картин — «Триумф Амфитриты» изо­бражает колесницу Амфитриты в морских волнах в окружении наяд и тритонов, в настроении всеобщего ликования. Лицо богини будет потом повторяться и в Клеопатре («Пир Клеопатры»), и в его Венерах, и Данаях. Свой живописный иллюзионизм барочного мастера, свой дар монументалиста Тьеполо продемонстрировал в росписях венецианского палаццо Лабиа, исполненных в середине 40-х годов (фрески «Пир Антония и Клеопатры» и «Встреча Антония и Клеопатры»), во фресках епископской резиденции в Вюрцбурге (1751—1753). Это вершины монументально-декоративного искус­ства XVIII в.

Ф. Гварди. Вид на Большой канал в Венеции. Лугано, галерея

Дж Б Тьеполо. Роспись в епископском дворце в Вюрцбурге

Декоративные циклы, алтарные образа, станковые произведе­ния — изображения на христианские и мифологические сюжеты, пиры, триумфы, коронации, празднества с легкостью выходят из-под кисти Тьеполо, и право сделать ему заказ оспаривают церкви, монастыри и венецианские патриции. Группы из человеческих фигур и архитектурные формы Тьеполо отделяет обычно большими пространственными паузами, чем создает ощущение воздушности и легкости. Это ощущение усиливается нежной серо-голубой гам­мой красок с включением золотого, розового, лилового. Динамич­ность композиции и смелость перспективных решений, неизбывная живописная фантазия Тьеполо как нельзя более соответствовали не только барочной архитектуре венецианских церквей (например, церковь дельи Скальци), но и тому пышному церковному спектак­лю, который представляло собою венецианское богослужение XVIII столетия.

Последние восемь лет жизни Тьеполо жил и работал в Мадриде, где написал плафон Тронного зала королевского дворца и несколько алтарных образов для церквей. Тьеполо оставил множество блестя­щих по артистизму рисунков; так же плодотворно он занимался гравюрой в технике офорта и оказал определенное влияние на графику Гойи.

Венеция XVIII века дала миру прекрасных мастеров ведуты — городского архитектурного пейзажа: Антонио Каналетто (1697— 1768) с его торжественными картинами жизни Венеции на фоне ее сказочной театральной архитектуры («Прием французского посоль­ства в Венеции») и более поэтического, более романтического мастера, передающего тончайшими оттенками цвета сам воздух Венеции и ее лагун, Франческо Гварди (1712—1793). Пейзажи Гварди: площади Венеции, ее каналы, улицы, дворы и переулки,— проникнутые лирическим, глубоко личным чувством, созданы лег­кими ударами кисти, голубыми, желтыми, коричневыми, серо-се­ребристыми тонами, насыщены светом и воздухом («Венецианский дворик»). Блеск и пышность произведений Тьеполо совершенно затмили небольшие по размеру, лишенные внешних эффектов, редкого изящества картины Гварди. Лишь много десятилетий спустя были поняты и оценены место и роль художника, замечательного не только для XVIII столетия, но предвещающего искания мастеров реалистического пейзажа XIX в.

Картина художественной жизни Венеции XVIII в. была бы неполной, если не упомянуть мастера жанровой живописи Пьетро Лонги (1702—1785), воспевшего быт Венеции: маскарады, концер­ты, уроки танцев, сцены в игорном доме, народные развлечения. Дамы за туалетом; дамы, пьющие шоколад; разглядывающие мате­рию, которую только что принес портной; в ожидании учителя пения, чтобы разучивать арии Чимарозы или Паизиелло; или балы, написанные так, что от них «пахнет пудрой, духами и воском свечей» (П. Муратов). И почти везде мужчины и женщины, одетые в «баутта» — венецианское черное домино с белой остроносой мас­кой, треуголкой, отделанной серебряным шитьем, и непременными белыми чулками. Лонги-живописец, конечно, не так изыскан, как Гварди, но он и не простой бытописатель, а истинный поэт Венеции XVIII века на последнем этапе ее праздничной жизни («Урок танца»).

Итальянское искусство XVII – XVIII веков

Эпохой барокко называют в искусстве Италии XVII столетие. Этот стиль, ставший одним из доминирующих в европейской живописи, характеризуется чувственной полнокровностью мировосприятия, динамизмом художественных решений. С особой полнотой он раскрылся в масштабных градостроительных, архитектурных и живописных ансамблях. Многоликость итальянского искусства определяется разнообразием местных художественных традиций, но, как и в эпоху Ренессанса, в центре внимания художников остается образ человека.

Пьетро да Кортона, архитектор и художник, вошел в историю искусства как автор знаменитых циклов росписей, украсивших дворцы Рима и Флоренции. Его композиция «Возвращение Агари» является превосходным образцом станковой картины мастера, стремившегося придать стилю барокко почти классицистическую строгость решения.

Расцвет стиля барокко связан с творчеством неаполитанца Луки Джордано, работавшего в разных городах Италии и оказавшего влияние на многих художников. Присущие его работам динамика движения и внутренний пафос особенно полно раскрылись в алтарных образах, в циклах монументально-декоративных полотен и стенных росписях. Кисти этого выдающегося мастера в собрании Музея принадлежит несколько произведений, позволяющих судить о масштабе его дарования. Это полотна на аллегорические, евангельские и мифологические сюжеты — «Наказание Марсия», «Брак в Кане Галилейской», «Мучение св. Лаврентия». Лучшим из них, без сомнения, является композиция «Любовь и пороки обезоруживают Правосудие».

Несколькими работами представлена в экспозиции неаполитанская школа, отмеченная самобытностью развития. Политически Неаполитанское вице королевство находилось под властью испанской короны, что наложило свою печать и на развитие искусства. Картина Бернардо Каваллино «Изгнание Илиодора из храма», в которой своеобразно преломились академические традиции, и окрашенные драматизмом работы Андреа Ваккаро («Мария и Марфа») и Доменико Гарджуло («Перенесение ковчега Завета царем Давидом в Иерусалим») свидетельствуют о многообразии художественных поисков внутри отдельных школ.

Стиль барокко дал мощный импульс для расцвета пейзажа, натюрморта, жанровой картины в их неповторимом национальном итальянском варианте.

На рубеже XVII–XVIII веков перед искусством встает задача преодоления академизма, превратившегося в набор отвлеченных формул. В Болонье, этом оплоте академической традиции, Джузеппе Мария Креспи, умело используя игру светотени, по-новому решает религиозные («Святое Семейство») и мифологические сюжеты («Нимфы, обезоруживающие амуров»), наполняя их живым человеческим чувством. Генуэзец Алессандро Маньяско, работавший в Милане, Флоренции, Болонье, опираясь на живописные традиции XVII века, развивал романтические тенденции. Черты гротеска присущи его необычным, написанным нервным подвижным мазком композициям со сценами из жизни монахов и странствующих актеров («Пейзаж с монахами», «Трапеза монахинь», «Ученая сорока»). И даже жизнеутверждающая мифологическая тема «Вакханалии» в интерпретации мастера наполняется чувством глубокой меланхолии. Это полотно художник исполнил в соавторстве с Клементе Спера, автором архитектурных руин.

Период нового подъема приходится на XVIII столетие, когда на итальянской почве утверждается стиль рококо, черты которого окрашивают произведения разных жанров — портрет (Сагрестани «Мужской портрет», Луиджи Креспи «Портрет девушки с корзиной цветов»), изображение сцен повседневной жизни (подражатель Лонги «Встреча прокуратора с женой»), картины на сюжеты из древней истории и мифологии (Крозато «Нахождение Моисея», Питтони «Смерть Софонисбы», Себастьяно Риччи «Сотник перед Христом»). Последний яркий период в истории итальянского искусства связан с Венецией, выдвинувшей в XVIII веке целую плеяду живописцев высочайшего уровня. Особое место среди них по праву занимает Джамбаттиста Тьеполо, выдающийся живописец своего времени, признанный мастер монументально-декоративной живописи, получавший многочисленные заказы из стран Европы. Его кисти принадлежит алтарная композиция «Мадонна с Младенцем и святыми», а также свободно исполненные эскизы «Смерть Дидоны» и «Двое святых».

В разделе XVIII века большой интерес представляют работы римского живописца Панини («Бенедикт XIV посещает фонтан Треви»), который в жанре пейзажей с мотивами руин был предшественником столь высоко ценимого в России француза Юбера Робера.

В Венеции, чья чарующая красота никого не оставляла равнодушным, формируется особое направление пейзажной живописи — изображение города с его дворцами, каналами, площадями, заполненными пестрой живописной толпой. Полотна Каналетто, Бернардо Беллотто, Мариески, относящиеся к жанру архитектурной ведуты, завораживают иллюзорной точностью изображения, тогда как камерные работы Франческо Гварди, называемые пейзажи-каприччо, не столько воспроизводят реальные виды, сколько предлагают вниманию зрителя некий поэтический образ города.

Джанантонио Гварди, в отличие от младшего брата Франческо, получил известность как мастер композиций с фигурами на библейские, мифологические и исторические темы. В экспозиции представлена его картина «Александр Македонский у тела персидского царя Дария», признанная подлинным шедевром мастера. В век карнавала и блестящего расцвета музыки, виртуозно используя язык фактуры и цвета, Гварди создает незабываемую живописную симфонию, пронизанную живым движением человеческого чувства. На этой высокой ноте заканчивается период величайшего расцвета итальянского искусства, начало которому было положено эпохой Ренессанса.

Живопись Италии 18 века.

В связи с проведенными раскопками засыпанных при извержении Везувия в I в. античных городов Помпеи и Геркуланума вновь нарастает интерес к античной культуре. Рим становится одним из центров не только итальянской, по и европейской художественной жизни. Поездка в Рим — «Римская премия» стала наградой многих европейских Академий художеств. В Риме создавал свои труды по античной культуре И. Винкельман. Его «История искусства древности» (1764) давала возможность познакомиться с характером развития греческого искусства и оказала большое воздействие на формирование классицизма 18 века.

В Риме работали французы, немцы, датчане, приезжали совершенствовать свое мастерство русские художники. И хотя сами римские живописцы в большинстве не поднялись выше среднего уровня и не создали выдающихся произведений в художественной практике, их пропаганда античности имела глубокий отклик в европейском искусстве не только 18, но и 19 веков. Особое место в итальянском искусстве 18 века. заняла венецианская школа живописи, выдвинувшая ряд крупнейших художников, которые продолжали традиции высокого мастерства декораторов барокко и отчасти Возрождения.

Тьеполо. Блестящим декоратором, живописцем и графиком был Джованни Баттиста Тьеполо (1696—1770), который работал не только в Италии, но и в Германии, Испании; его произведения украшали дворцы русских вельмож.
Тьеполо принадлежит большое число станковых картин, алтарных образов, росписей монументально-декоративных ансамблей, к числу наиболее эффектных относятся росписи дворца в Вюрцбурге (1751 —1753) на сюжеты из истории средних веков и деяний Фридриха Барбароссы. С необычайной легкостью и виртуозным мастерством исполнял Тьеполо грандиозные композиции, украшающие плафоны церквей и дворцов. В сложнейших и разнообразных ракурсах изображал он фигуры летящих ангелов или парящих в облаках античных богов и героев. В отличие от барочных декораторов 17 в. Тьеполо дает более разреженные композиции, разделяя потоки людей своего рода паузами, заполненными воздушным пространством, сообщая им особую легкость. Светлая холодная палитра давала ему возможность добиться впечатления дневного света и воздушности. Сложнейшие перспективные построения Тьеполо поражают и в наши дни иллюзионистическими эффектами. Кажется, что реальные плоскости отступают перед его кистью, пространство расступается, открывая сверкающие нарядными красками картины жизни или сказочные видения. В венецианском палаццо Лабиа находятся его фрески, оконченные после 1745 г., «Пир Антония и Клеопатры» и «Встреча Антония и Клеопатры», превращающие зал в подобие красочного театрального зрелища (один из авторских вариантов этих композиций хранится ныне в подмосковном музее «Архангельское»), Реальная архитектура сочетается здесь с иллюзорно написанной, реальное пространство интерьера как бы продолжается в сценах встречи и пира героев. Ликующая гармония светлых красок подчеркивается введением насыщенных алых, оранжевых, иссиня-черных тонов. Этот же прием контраста легких нежных оттенков с густыми темными применяет художник в станковых картинах. Красно-оранжевый плащ выделяет фигуру морской богини в картине «Триумф Амфитриты» (ок. 1740 г., Дрезден, Картинная галерея), он сверкает на фоне зелени волн и ясного голубого неба, в котором летают амуры. Устремления к передаче пространства, яркого света сродни тем общим научным исканиям, которые характеризуют эпоху. Величественность и спокойная уверенность образов прекрасных людей, героев полотен Тьеполо, сближают их с произведениями его блестящего предшественника — Веронезе. Тьеполо не только сумел развить принципы декоративной живописи Возрождения, но и дал им новое претво¬рение. Подобно мастерам Возрождения, он черпал вдохновение в образах действительности.
Связь художника с реальной жизнью проявляется и в созданных им портретах, запечатлевших черты людей того времени, и в многочисленных рисунках и офортах, исполненных в острой живописной манере.

Гварди. В обращении к реальному миру, к неповторимо прекрасной природе Венеции и ее нарядной архитектуре заложена основа успеха художников-пейзажистов, среди которых выделяется высоким мастерством исполнения и тонким колоризмом Франческо Гварди (1712— 1793). Он не покидал родной город и не переставал восхищаться им в течение всей жизни. В различные времена дня и года писал он словно тающие в воздушной дымке каналы и лагуны Венеции, скользящие по ним гондолы, шумные площади и укромные дворики, одухотворяя эти пейзажи личным чувством. В Венеции на протяжении нескольких веков довлело стремление к живописности изображения — стремление погрузить людей и окружающую их природу в обволакивающую световоздушную среду. В живописи это достигалось разработкой тончайшей тональности, отказом от локальных окрасок и крепких контуров, которые теперь стали как бы растворять в воздухе и свете. Вводится рваный контур и рисунок кистью. Разрабатывается световая композиция, проникнутая внутренним движением. Благодаря Тьеполо и его современникам венецианский колоризм стал достижением всей Европы.

Читайте далее:
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector