Город пестум великой греции сицилия план

Пестум (Paestum): древний город Великой Греции.


Пестум. Италия

Пестум – древний город Великой Греции в Италии. Греки называли его Посейдонией. Все церкви города были сгруппированы вокруг одной площади. Открыли это место в начале XX в., и оно стало самой большой археологической находкой Великой Греции прошлого столетия.
Точная дата основания Пестума неизвестна. Археологи называют примерно VII в. до н.э., город был построен жителями города Сибариса, находившимся на восточной стороне итальянского полуострова (на территории современной Калабрии), которые основали несколько колоний на Тирренском побережье с коммерческими целями. Они хотели использовать новый город в качестве «перевалочного» пункта для товаров, завозимых морским путем, а дальше из Пестума груз мог ехать по суше, что экономило время и избавляло от опасного морского путешествия вдоль всего «итальянского мыска».
Но в 510 году до н.э. Сибарис был полностью разрушен. Это пошатнуло положение Пестума. Но город выжил. Во времена Древнего Рима, Пестум оставался ему верен, хотя большинство греческих городов поддерживали Ганнибала. Тогда греческая Посейдония стала называться Пестумом.
Но городская гавань зарастала травой, о Пестуме упоминали все реже и реже, его слава катилась к закату. В Средневековье уже говориться лишь о нескольких хижинах, но и те канули в забытье.
Первое открытие Пестума заново произошло в 1524 году, когда неаполитанский гуманист Пьетро Суммонте в письме упоминает об античном городе с «тремя храмами».
В 1762 году по приказу Карла Бурбонского здесь стали прокладывать дорогу и случайно обнаружили руины античного храма Геры и амфитеатр недалеко от Пестума.
Первые раскопки начались в 1907 году, которые дали новое дыхание Пестуму как археологическому музею.

Пестум был окружен стеной, которая сохранилась почти полностью. Ее длина составляет 4,5 км, когда были и башенки, от которых практически ничего не осталось. Войти в город можно было через 4 двери. Восточная – вход Сирены, названная так по скульптуры фантастичного животного.
Южный вход называется Справедливость, он ведет в просторный вестибюль, защищенный с двух сторон башнями.
С запада расположены Морские ворота, выходящие на море.
Северный вход назывался Золотым, но он был разрушен в начале XVIII в.
В центре находилась площадь для народных собраний. Во времена Древней Греции она называла агора, в Древнем Риме – форум. Святое и культовое место древнего города, здесь располагалась могила основателя города.


Могила основателя Пестума. Италия

Во времена Древнего Рима на форуме были возведены храм Капитолия – храм Божественной Троицы и Базилика. К форуму примыкал амфитеатр и гимнастический зал с бассейном. Базилика, или храм Нептуна, посвящена богини Гере, это был самый большой храм Пестума. Его возвели около 460 г. до н.э.


Пестум. Италия

Сохранились руины храма Цереры (Храм Афины), который был возведен в 500 г. до н.э.
На территории археологического комплекса Пестума можно увидеть жилые кварталы Греко-римского периода, а также другие храмы и сооружения.


Пестум. Италия


Пестум. Италия

Особый интерес представляет Археологический музей, открытый в 1952 году. В нем собрана богатая коллекция археологических раскопок из Пестума, среди которых надгробные плиты, вазы, фрески., датируемых VII в. до н.э. – VII в.


Пестум. Италия

Один из самых известных экспонатов – надгробие ныряльщика (480-470 гг. до н.э.), которое является примером греческого искусства. Изображение можно трактовать, как символический переход от жизни земной в царство мертвых.


Пестум. Италия

Археологическая зона и музей
Via Magna Grecia – Paestum
Музей открыт:
8.30-18.45
Закрыт 1ый и 3ий понедельник каждого месяца.
Раскопки открыты каждый день с 8.45, закрытие в зависимости от время года и наступления темноты.
Билет 10 евро (музей + раскопки)

Как добраться до Пестума:
Вход в археологическую зону с Via Magna Grecia 151, в Capaccio.
ж/д. Региональный поезд из Неаполя до остановки Paestum.
Авто:
Автострада А3, выезд на Battipaglia и дальше SS18 или SP430.

Читайте также:


10 самых больших римских амфитеатров.
Амфитеатр – древнеримская постройка для увеселительных массовых мероприятий – гладиаторские бои, звериные травли – римляне знали толк в развлечениях и умели строить на века, поражая воображения наших современников.

Пестум

На первый взгляд это может показаться преувеличением, но природное и историко-археологическое наследие Пестума, органично сосуществующее с овеивающими его мифами и легендами, — это настоящее произведение искусства.

Пестум / Фото: bbmelanellapaestum.com

Что посмотреть

Священные участки

Храм Геры / Фото: Shutterstock.com

Внутри кольца городских стен находятся два священных участка: северный посвящён богине Афине, а южный — Геры. На территории южного участка были построены наиболее и наименее древний храмы Пестума, оба они посвящены Гере. На противоположной от агоры (главной площади) стороне, примерно в 500 метрах к северу, в эпоху поздней архаики был возведён другой храм, посвящённый Афине

Храм Афины

Храм Афины © P.R.F / Flickr.com

Многочисленные вотивные дары из терракоты в виде фигуры вооружённой богини, обнаруженные археологами на территории этого дорического храма, свидетельствуют, что здание построено около 500 г. до н.э. Оно выделяется утончённым эстетическим вкусом, который отразился в структуре, построенной на строгих геометрических соотношениях.

Храм Геры (так называемая «Базилика»)

Это самый древний из трёх дорических храмов Пестума, он построен в VI в. до н.э. В торцевых частях у него по 9 колонн, а в боковых — по 18; храм зиждется на платформе со сторонами 25 и 55 м. Ещё с XVIII в. его по ошибке называют «Базиликой»: отсутствие фронтонов и нечётное число колонн в торце тогдашние исследователи считали свидетельством того, что перед ними римская базилика.

Храм Нептуна

Храм Нептуна / Фото: Shutterstock.com

На южном священном участке, рядом с «Базиликой», расположен так называемый «Храм Нептуна». Он стоит на небольшом возвышении, которое усиливает эффект монументальности здания. Это один из трёх лучших храмов греческого мира по степени сохранности и образцовый пример западной дорической архитектуры. На основании с тремя ступенями по периметру возвышается дорическая колоннада (шесть колонн по ширине и четырнадцать по длине).

Гробница ныряльщика

В музее Пестума есть саркофаг, состоящий из пяти плит, сделанных из местного травертина; когда гробницу обнаружили, плиты были аккуратно соединены, а их сочленения были замазаны. Днищем саркофага служила сама скалистая порода, в которой была вырублена гробница. Внутренние стороны саркофага полностью оштукатурены и украшены сюжетными фресковыми росписями.

Один из пирующих протягивает кубок, и кажется, что юноша на одной из узких стен саркофага откликается на этот жест: зачерпнув вина из большого увитого гирляндами кратера, он удаляется, унося с собой кувшин. Ещё один гость поёт под флейту соседа: опуская голову и касаясь рукой лба, он принимает традиционную экстатическую позу.

На западной стене юная девушка-музыкант возглавляет небольшое шествие: под звуки её авлоса идёт лёгкой, танцующей поступью (старт или финиш?) обнажённый юноша-эфеб (возможно, атлет) с лёгкой полоской голубой ткани, едва прикрывающей ему плечи; он протягивает правую руку и, кажется, будто бы замешкался. В хвосте процессии идёт мужчина постарше, с бородой, может быть — раб-педагог, одетый в хитон и опирающийся на узловатую прогулочную палку.

Наконец, на крышке саркофага изображена знаменитая сцена, давшая название гробнице. Эта тема совершенно чужда греческому искусству: молодой юноша навсегда завис в воздухе в момент своего одинокого нырка в водную гладь.

Городские стены

LГородские стены Пестума — среди лучших фортификационных систем Великой Греции по степени сохранности. Длина их периметра составляет 4 750 м. Стены огибают по контуру травертиновый пласт, на котором построен город, и в плане напоминают нечто вроде пятиугольника, чья самая короткая сторона обращена к побережью.

Стены перемежаются 28 башнями — по большей части они четырёхугольные и круглые, но есть и одна пятиугольная; башни расположены вблизи городских ворот.

IГлавные ворота сориентированы по сторонам света и двум основным артериям города: Порта-Марина на западе, Порта-Ауреа на севере, Порта-Сирена на востоке и Порта-Джустиция на юге.

Порта-Марина

Это самые мощные ворота в Пестуме, а называются они так потому, что расположены со стороны моря. Сооружение представляет особенный интерес: внутри был предусмотрен грандиозный зал с могучими стенами и караульными помещениями, отгороженный с внешней стороны двумя круглыми башнями, охранявшими вход. Уцелела лишь северная башня: южную разрушили в ходе перестройки города в римский период.

Порта-Сирена

Восточные ворота Пестума названы так в честь барельефа на замковом камне. Сегодня изображение на нём стёрлось настолько, что различить его сложно. Многие ошибочно думали, что ворота украшает сирена, однако учёные установили: это Сцилла с двумя рыбьими хвостами. Сооружение сохранилось в целости: два квадратных бастиона, центральный двор, закрытый внутренний вход и внешний вход, накрытый воротами с полукруглой аркой. Внутри, по обе стороны от проёма, расположены лестницы, которые вели к боевым ходам на стенах.

Агора

Агора — это главное политическое пространство любого греческого города. В Пестуме агора была эпицентром политической и общественной жизни с самого его основания. Идентифицировать её учёные смогли после того, как выявили две важнейшие с политической точки зрения постройки: героон (необычное прямоугольное сооружение недалеко от храма Афины, по всей видимости, располагавшееся в центре могилы некоего героя) и экклезиастерион, место для собраний (круглое сооружение с высеченными в породе трибунами у современной дороги, разрезающей территорию древнего города).

Форум

Форум Пестума, окружённый дорическим портиком, — это один из наиболее древних прямоугольных форумов римской эпохи. К нему ведёт священная дорога длиной 12 км, проложенная ещё греками к самому древнему храму Геры и проходящая по священному участку, посвящённому богине Афине. Площадь вытянута с запада на восток (её длина около 200 метров, а ширина — около 60). В греческий период она была частью агоры. Нынешний облик площади — результат переделок эпохи императора Августа.

На южной стороне форума расположено квадратное здание с апсидой, возведённое поверх предыдущей греческой постройки (возможно, галереи-портика стоа). От периода империи сохранились среди прочего четыре мраморных основания для колонн, расположенные вокруг восьмиугольника, поэтому римская постройка — это мацеллум, рынок.

К западу от него — прямоугольное здание, сообщающееся с ним через крытую галерею, с полуколоннами в стенах и полукруглой площадкой-экседрой; вероятнее всего, это курия. Под её южной стеной найдены руины италийского храма времён Римской республики. Ещё один прямоугольный зал — это термы, частично раскопанные и реконструированные.

Небольшое сооружение с тремя пьедесталами у задней стены на северной стороне форума — вероятнее всего, городской ларарий, где поклонялись домашним богам ларам. На этой же стороне расположен италийский храм, спроектированный около 273 г. до н.э. и завершённый с некоторыми изменениями спустя несколько лет. Вероятно, это был капитолий — храм Капитолийской триады богов; он стоит на высоком подиуме с широкой лестницей, ведущей к простому прямоугольному алтарю. Храм имел 6 колонн по ширине и 8 по длине. С восточной стороны от храма расположено сооружение с круглыми трибунами, в котором узнаётся комиций (место для народных собраний у римлян). В его центральную часть можно попасть через сводчатые коридоры, ведущие сюда как с восточной стороны, так и с форума (а выходящий на него фасад комиция служил постаментом для ораторов).

Пестум: не только археология

Пляж Лидоро в Пестуме / Фото: Shutterstock.com

После посещения раскопок нет ничего лучше, чем искупаться в море и позагорать на пляже у моря. Побережье у Пестума покрыто белоснежным песком, есть платные и бесплатные учатски. Широкая полоса берега и неглубокое море идеально подходят для семейного отдыха с детьми.

Национальный парк Чиленто

Чуть отъехав от Пестума, оказываешься в Национальном парке Чиленто, внесённый в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, второй по величине в Италии. Он простирается от тирренского побережья Италии до подножий кампано-луканских Апеннин.

Он примечателен не только безумно красивой природой, но и культурно-историческим наследием: по преданию, здесь жила сирена Леукозия, на этих берегах Палинур оставил Энея, помимо археологических раскопок Пестума и Элеи, заслуживает внимание великолепное аббатство «Чертоза ди Падула».

Как добраться

На автомобиле:

Автострада A3, съезд Баттипалья при движении с севера и Эболи с юга. Затем следовать по шоссе SS 18 на юг по съезда на Пестум.

На самолёте:

Аэропорт Неаполя Каподикино.
Автобус-экспресс «Алибус» от аэропорта Каподикино до центрального вокзала Неаполя («Пьяцца Гарибальди»). До Пестума идут региональные и междугородние поезда на Сапри, Паолу, Козенцу, Реджо-Калабрию.

ГЛАВА 18 Колонии Великой Греции в V—IV вв. до н. э.

Колонии Великой Греции в V—IV вв. до н. э.

ПОЛИСЫ ЮЖНОЙ ИТАЛИИ И СИЦИЛИИ

Великая Греция, область, включающая южную часть Апеннинского полуострова и остров Сицилия, уже в архаическую эпоху стала регионом интенсивной греческой колонизации. Здесь было построено множество эллинских городов. Наиболее важными из них на южном побережье Италии были Тарент, Метапонт, Кротон, Регий, Локры Эпизефирские, а также Сибарис, разрушенный в конце VI в. до н. э. в ходе одной из войн, на месте которого позднее возникли Фурии. На западном побережье Италии находились Кумы, Элея, Посидония (Пестум), Неаполь. На Сицилии греки особенно активно заселяли восточное побережье, где находился крупнейший центр Великой Греции – Сиракузы, а также города Занкла (позже переименован в Мессану), Катана, Леонтины и др., и южное, где возникли города Гела, Акрагант, Селинунт. В западной части острова греков фактически не было, поскольку эти земли колонизовали их конкуренты в Средиземноморье – финикийцы. Не стремились они осваивать и те области, что были удалены от моря и находились под контролем местных племен: на Сицилии это были территории сикулов и сиканов, в Южной Италии – луканов, самнитов, япигов и др.

Великая греческая колонизация

Каждая из греческих колоний становилась независимым полисом, но продолжала поддерживать тесные связи со своей метрополией. В то же время по темпам экономического и политического развития многие колонии Великой Греции опережали полисы Балканской Греции, быстро становясь богатыми и процветающими. Некоторые из них, в свою очередь, основывали новые города, превращаясь в метрополии. Подобному ходу событий способствовало то обстоятельство, что к основанию колоний подходили очень рационально: для поселений подыскивались наиболее удобные места, чтобы обеспечить благосостояние колонистов.

Наличие плодородных почв в Южной Италии и на Сицилии благоприятствовало развитию в греческих полисах Великой Греции земледелия, особенно зернового хозяйства. Этот регион со временем превратился в один из крупнейших поставщиков хлеба в Балканскую Грецию. (Не случайно на монетах Метапонта, одного из крупнейших городов Южной Италии, был изображен пшеничный колос.) Развитию экономики великогреческих полисов способствовали активные торговые связи с местными племенами, а также то обстоятельство, что большинство полисов находилось на важных морских торговых путях и становилось крупными центрами транзитной торговли. В результате некоторые города Великой Греции (например, Сибарис, Акрагант) прославились своим огромным богатством.

Интенсивной была и политическая жизнь западных греческих колоний. В полисах Южной Италии и Сицилии уже в VII—VI вв. до н. э. (порой раньше, чем в государствах Балканской Греции) появились первые своды письменных законов. Известны имена некоторых законодателей: Залевк из Локр Эпизефирских, Харонд из Катаны и др. Зачастую законы, написанные для какого-либо одного полиса, почти сразу же полностью или частично перенимались соседними.

Во многих городах Великой Греции нередко вспыхивали острые внутриполитические конфликты. В ряде случаев в полисе-колонии выделялась прослойка наиболее богатых и влиятельных граждан. Как правило, это были потомки первых поселенцев, получившие в свое владение самые обширные и плодородные участки земли. Естественно, люди, занявшие привилегированное положение, поставили колонистов, прибывших позднее, в менее выгодное положение, урезав их политические права. Это вызывало недовольство менее состоятельных граждан и порождало смуты, на волне которых к власти приходили тираны. В результате в большинстве западногреческих полисов еще в архаическую эпоху сформировались олигархические режимы.

Феномен Старшей тирании (см. гл. 7) проявился в Великой Греции (особенно на Сицилии) наиболее полно. Династии сицилийских тиранов (Дейномениды в Сиракузах, Эммениды в Акраганте и Пантариды в Геле) имели репутацию могущественных и блистательных правителей. Старшая тирания на Сицилии существовала долго: в первой половине V в. до н. э., когда в Балканской Греции с тиранами давно уже было покончено, многие сицилийские полисы еще находились под властью единоличных правителей.

Это во многом связано с тем, что историческая роль Старшей тирании на Сицилии была более позитивной, чем в Балканской Греции. В частности, для политики сицилийских тиранов всегда были характерны объединительные тенденции. Почти каждый правитель стремился распространить свой контроль на соседние города, создать крупную территориальную державу. Так действовали тираны из династии Дейноменидов, первоначально правившей в Геле. В начале V в. до н. э. тиран Гелон захватил Сиракузы и сделал их своей резиденцией, а в Геле поставил наместником своего младшего брата Гиерона. Затем Гелон захватил некоторые малые города Сицилии, создав мощное политическое объединение под своим главенством. Гиерон, ставший после смерти Гелона его наследником, продолжил расширение этой державы. Лишь в 466 г. до н. э. тирания Дейноменидов была ликвидирована, созданная ими держава распалась и входившие в нее полисы вновь стали независимыми.

Полисы Великой Греции испытывали большое влияние соседнего негреческого, «варварского» населения. Отношения с местными жителями складывались неоднозначно. В ряде случаев удавалось наладить с племенами взаимовыгодные экономические связи. Бывало, что греки подчиняли себе соседей – «варваров». Так, сикулы, жившие в окрестностях Сиракуз, были завоеваны и превращены в киллириев – категорию зависимого населения, обрабатывавшего земли граждан.

Но бывало и так, что «варварские» племена главенствовали на территории и оказывали постоянное военное давление на греческие полисы. В частности, города, основанные эллинами на западном побережье Италии, уже в V в. до н. э. попали под столь полный контроль луканов и самнитов, что со временем даже утратили свой греческий характер. В центральной части Сицилии в тот же период возник мощный союз сикульских племен (фактически раннее государство), представлявший значительную опасность для прибрежных греческих полисов.

Сиракузы. Руины алтаря Гиерона II (III в. до н. э.). Фотография

Однако сицилийским грекам пришлось столкнуться и с более серьезной угрозой. Финикийская колония Карфаген (она находилась на северном побережье Африки, на территории совр. Туниса) уже в конце архаической эпохи превратилась в самое сильное в военном отношении государство Западного Средиземноморья и в VIв. до н. э. предприняла экспансию на остров Сицилия. Карфагеняне сначала подчинили себе основанные финикийцами города на западе острова, а затем повели наступление на области, заселенные греками. Их агрессию временно остановил сиракузский тиран Гелон, который в 480 г. до н. э. нанес карфагенскому войску сокрушительное поражение. Впрочем, Карфаген от своих завоевательных планов так и не отказался.

Политическую жизнь полисов Великой Греции определяли многие факторы. Сильнейшие греческие государства Балканского полуострова в своей борьбе за гегемонию проникали и в этот достаточно отдаленный регион. Во время греко-персидских войн греки пытались, хотя и безуспешно, привлечь к созданному ими против персов союзу тирана Сиракуз Гелона. В V в. до н. э. наиболее тесные связи с Западным Средиземноморьем поддерживал Коринф, один из основателей Пелопоннесского союза. Афины также стремились превратить Великую Грецию в сферу своего влияния, однако предпринятая в 415—413 II. до н. э. знаменитая Сицилийская экспедиция окончилась полным провалом.

Источники

В Великой Греции, особенно на острове Сицилия, сложилась оригинальная школа историописания. Хотя большинство текстов сохранилось лишь во фрагментах, однако и из них можно получить немало ценной информации. Одним из первых сицилийских историков был Антиох Сиракузский (V в. до н. э.).

Уроженец Сиракуз Филист (первая половина IV в. до н. э.), видный политический деятель, сподвижник тирана Дионисия, написал «Историю Сицилии».

Тимей из Тавромения (конец IV – начало III в. до н. э.) тоже интересовался историей своего родного острова. Известно, что Тимей уделял много внимания хронологии; именно он первым среди античных историков начал датировать события по Олимпиадам, что в дальнейшем стало в греческом мире общепринятым.

Историограф Диодор Сицилийский (I в. до н. э.) создал фундаментальный, но компилятивный труд «Историческая библиотека».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Древний Пестум и его храмы

Неаполитанское побережье. Конец февраля. Солнечно, градусов 15 тепла, только иногда набегают небольшие облачка.

Я схожу с электрички на захолустном полустанке Paestum в 1 часе и 20 минутах езды от Неаполя и отправляюсь в прошлое — великое прошлое Великой Греции, как древние эллины именовали Южную Италию. А именно – в древнегреческий город Посейдония, основанном в 7-м веке до нашей эры. При римлянах город получил название Пестум.

А так, примерно, Пестум выглядел в древности

Чтобы попасть в Пестум, нужно пересечь железнодорожные пути и пойти по направлению от Неаполя по дорожке, сделанной из дорогущего тикового дерева (видно, ЮНЕСКО расщедрилось). Археологическая зона Пестума включена в список культурного наследия ЮНЕСКО в 1998 году.

Дорожка идёт сначала между ж/д путями и старой крепостной стеной, потом поворачивает направо. (Можно пройти и напрямую от ж/д платформы, но я шёл именно так).

Крепостная стена сложена из плотно подогнанных каменных блоков, имеет арки для прохода и 24 башни. Длина стены около 5 км, толщина 5-7. Людей на дорожке почти не было.

Дорожка ещё раз повернула направо и пошла уже внутри стен к завидневшимся храмам.

На входе я купил билет. Он стоит 9 евро, но у меня была музейная карта, поэтому мне достался за полцены 4,5 евро. Музей работает с 8.30 до 18.45, выходной 1-й и 3-й понедельник месяца. Раскопки открыты каждый день с 8.45, закрываются за час до наступления темноты.
Входя на территорию музейного комплекса, первым делом обращаешь внимание на так называемый храм Посейдона (Неттуна — на всех поясняющих надписях по-итальянски). В Википедии его же уверенно называют храмом Геры 2, а также и храмом Зевса, и храмом Аполлона.

Какому божеству он был посвящён в действительности, не совсем понятно. А для меня как любителя не так уж и важно. Главное, что он совершенен и прекрасен. Этот храм и сохранился лучше всех. Построен он примерно в середине 5 века до н.э.

Какая-то женщина ходила вокруг и внутри храма и блаженно улыбалась. Понятно, человек очень любит античные древности.

Рядом с храмом Посейдона — храм Геры 1, построенный около середины 6 века до н.э. Тут всё однозначно, других названий мне не попадалось. Сохранился он похуже, и выглядит не так привлекательно. Колонн у него побольше, и смотрятся они несколько монотонно. Это, видимо, потому, что строился он раньше, и греческие архитекторы ещё не достигли вершин мастерства.

Храм Афины находится на значительном удалении от двух предыдущих. Он был построен в самом начале 5 века. Раньше его считали храмом богини Деметры (она же римская Церера).

Внутрь храмов Пестума можно войти и походить среди могучих колонн, потрогать их. Никаких «экспонаты руками не трогать». «Да и что им будет, развалинам, они каменные». Вот во время 2-й мировой войны американцы, высадившиеся в районе Пестума в 1943 году, устроили лагерь прямо на территории храмового комплекса. Об этом повествует документальный ролик, который показывают в музее. Между колонн были натянуты верёвки для сушки солдатского бельишка, тут же разбиты палатки, ездили джипы. И ничего, храм выстоял. Но это так, к слову.

От храма Мира, стадиона, театра, «могилы основателя», форума и домов обывателей остались совсем уж руины и фундаменты.

Цвет камня, из которого сложены остальные объекты Пестума, совсем серый.

А главные храмы сложены из желтоватого пористого камня, и как будто это не камень, а что-то живое. Вспоминались храмы, виденные мной на Сицилии, в Агригенте. И мраморы Парфенона, которые от времени пожелтели и стали подобны благородной слоновой кости.

Я бродил среди руин и восторгался мастерством эллинских архитекторов и строителей. Между камней бегали прыткие зелёные ящерицы. Всюду прорастала изумрудная травка, которую в это время года перекрывал ковёр из белых маргариток. Тишина. Лишь слабый ветерок доносился с моря.

Эллины основали Посейдонию на берегу моря.

За века море ушло, набежали варвары, земля заболотилась. Пестум был полностью покинут.

Как там у Блока в «Скифах»:

И каждый день обиды множит,

И день придет — не будет и следа

От ваших Пестумов, быть может!

Радует, что пока, вопреки его предсказаниям, следы Пестума сохраняются.

Город был довольно большой, и на его осмотр я потратил часа полтора, а потом, по тому же билету, направился в музей, который находится неподалёку.

Музей интересный, а посетителей в нём почти не было. Для такого захолустья, каким сейчас является Пестум, он великоват. Но в сезон-то народу в нём, думается, побольше.

Знаменит музей обнаруженной в 1968 году фреской, получившей название «Ныряльщик». На ней изображен человек, прыгающий с обрывистого берега в воду. Толкуют это изображение, как прыжок в загробный мир. А, может, действительно изображён просто ныряльщик?

Любопытны изображения греков, возлежащих на симпозиумах. Симпозиум – это изначально не собрание учёных, а совместная пьянка. Так что в этом греки похожи на нас Ну, или мы на них.

В собрании музея много и других греческих артефактов: росписей, оружия, керамики, скульптуры, погребальных камер, покрытых фресками.

Помимо предметов, обнаруженных при раскопках города, в музее неплохая экспозиция про жизнь доисторических людей, обитавших в Пестуме задолго до греков.

На экранах мониторов показывают процессы изготовления каменных ножей или керамики без гончарного круга. И рассказывают, как американцы освобождали (или оккупировали?) Пестум.

Покидал я Пестум с небольшой группой таких же экскурсантов. Любителям античности — мой настоятельный совет: будете в Неаполе — обязательно побывайте в Пестуме. Не пожалеете.

Путешествие по Кампании (февраль 2017) — описание поездки

Полезные сайты для подготовки к путешествию

– съём жилья у хозяев – Airbnb или Суточно.ру

– подбор готовых туров – Travelata
Скидка на 300 руб. на туры от 20 000 руб. – по промокоду AF300putevye
Скидка на 500 руб. на туры от 40 000 руб. – по промокоду AF500putevye

– оформление туристической страховки – Cherehapa

– заказ такси/трансфера – KiwiTaxi или intui.travel

– заказ экскурсий на русском языке – Tripster
– экскурсии на английском – GetYourGuide

– универсальная сим-карта, одна для всех стран – Drimsim

– ж/д и автобусные билеты в Европе – Omio.com и Rail Europe

– прокат велосипедов, скутеров, квадро- и мотоциклов – BikesBooking

– в поездках пользуюсь картой Tinkoff Black

Город пестум великой греции сицилия план

ОТ РИМА ДО СИЦИЛИИ

Прогулки по Южной Италии

Каждый город — музей под открытым небом, в каждом соборе — фрески, картины и статуи работы великих мастеров, каждое блюдо местной кухни — настоящее произведение искусства, у каждого дня в году — собственный святой-покровитель, каждое название и едва ли не каждое слово звучит как музыка… Все это — Италия, la bella Italia, земля, подарившая миру Рим и Венецию, Флоренцию и Милан, Цезаря и Катона, Вергилия и Горация, Леонардо и Микеланджело, Челлини и Казанову, водопровод и бани, спагетти и пиццу — и многое, многое другое.

Впервые оказавшись в Италии, не можешь отделаться от ощущения, что очутился во внезапно ставшем явью сне: все, о чем когда-либо читал или слышал, предстает воочию, и оттого возникает чувство нереальности происходящего. Концентрация достопримечательностей здесь столь велика, что буквально подавляет; всю эту красоту невозможно впитать «единым глотком», очень многое поневоле пропускаешь — и обещаешь себе, что непременно вернешься, и возвращаешься — снова и снова, потому что Италию никогда не исчерпать до дна.

Она очень разная: истомленный зноем Неаполь, купающийся в цветах Капри, величавый Рим, импозантная Флоренция, будто сошедшая с открытки Пиза, застывшая в Средневековье Сиена, строгая Болонья, отражающаяся в морской воде и словно по-прежнему мнящая себя владычицей морей Венеция, романтическая Верона, лощеный Милан, тихая Падуя, торжественная Равенна… Путешествие по Италии с юга на север (а ехать нужно именно так, от Калабрии до Венето или до Ломбардии, чтобы сполна пропитаться итальянским духом) сулит незабываемые впечатления: эпохи и культуры сменяют друг друга, как если бы в вашем распоряжении имелась машина времени.

Итальянский «сапог» пересекает незримая граница, протянувшаяся приблизительно от Пьомбино на Лигурийском побережье до Пескары на Адриатическом. Это — «водораздел» между двумя давними и непримиримыми врагами, итальянскими Севером и Югом. Каждая из сторон считает настоящей Италией исключительно себя, а к сопернику относится с нескрываемым высокомерием и плохо скрываемым презрением. Это противостояние зародилось в Средние века и продолжается по сей день, причем проявляется оно практически во всем: на бытовом уровне — в отношении к работе, в манерах, в речи, на уровне же внутригосударственном — в резком отрицании ценностей, которые исповедуют та и другая стороны.

Английский писатель и журналист Генри В. Мортон, прославившийся своими путешествиями «в поисках Англии», написал книгу об итальянском Юге. Несмотря на все разнообразие посвященных Италии сочинений, публикующихся ежегодно, книга Мортона остается, пожалуй, лучшим образцом доброжелательного «постороннего» взгляда на историю, культуру и повседневную жизнь Италии. Не случайно именно эту книгу сами итальянцы рекомендуют иностранным туристам в качестве путеводителя по стране. Характерный, легко узнаваемый «мортоновский» стиль, обстоятельность и поэтичность изложения, наконец богатый опыт путешественника — лишнее доказательство того, что к этой рекомендации стоит прислушаться.

Итак — приятных прогулок по Италии!

Хочу поблагодарить за помощь и советы графа Сигизмундо Фаго-Голфарелли из Итальянского министерства туризма в Риме. Весьма обязан ревизору и сотрудникам министерства народного просвещения, работающим на юге Италии. Среди тех, кто оказал мне поддержку, доктор Н. Дурано из Бари, доктор Франко Молинари из Матеры, доктор Густаво Валенте из Козенцы и доктор Кармело Кавалларо из Реджио-ди-Калабрии. Я благодарен администрации Салерно, предоставившей мне фотографа: на горной вершине у Пестума он сделал для меня отличную и редкую фотографию Мадонны с гранатом.

Не забуду неустанной доброты мистера Джона Гринвуда из Итальянского туристического бюро в Лондоне и Фернандо Саварезе из «Вико Эквенсе», давшего мне богатую информацию о Неаполе. Чрезвычайно обязан мистеру Джону Каллену из издательства «Метьюэн» за ненавязчивое редакторское мастерство и проницательные и полезные замечания. Список книг, опубликованный в конце данной работы, обозначает мой долг всем, кто писал на эту тему.

Выражаю письменную благодарность жене (устно я благодарил ее много раз) за терпение и неоценимую помощь, которую она оказывала мне в работе.

Глава первая. Земля святых и заклинателей змей

Покинув Рим ранним майским утром, я приехал в Тиволи раньше ученика пекаря. Стулья в кафе были все еще опрокинуты на столики. О вчерашних посетителях свидетельствовала неубранная бутылка и набитая окурками пепельница. Свежесть солнечных лучей — как бывает в подобных случаях — подчеркивала вульгарность обстановки. Пожилой официант, со шваброй в руке и с сигаретой во рту, раздраженно обернулся на стук двери, но итальянский профессионализм тут же сказался, когда он узнал во мне первого посетителя. Поклонившись, официант сказал, что, если синьору угодно будет вернуться — скажем, через полчасика, — то ученик пекаря непременно придет и выставит мой столик на весеннее солнышко.

Я поблагодарил его и пошел гулять по Тиволи. Смотрел на красивых крепких торговок — они устанавливали прилавки, распускали зонты, выгружали овощи. В эти ранние часы улицы еще не успели задрожать от нескончаемого адского шума машин, и Тиволи был наполнен звуком, похожим на шум ветра в лесу. Это журчали фонтаны на Вилле д’Эсте.

Я вспомнил Листа и подумал, как замечательно он передал их звучание и дал его услышать всему миру. Припомнил и гораздо более древнюю музыкальную историю, пересказанную Овидием, Ливием и Плутархом. Согласно этой истории, в 311 году до новой эры римская гильдия флейтистов, рассерженных нарушением своих прав, устроила стачку и переехала в Тиволи. Сенат пришел в раздражение оттого, что службу в храмах стали сопровождать флейтисты-любители, и приказал магистрату Тиволи отправить забастовщиков обратно, но музыканты ответили отказом. Тогда администрация пригласила забастовщиков на банкет. Там их напоили вином, в которое добавили снотворное. Уснувших музыкантов погрузили в экипажи и отправили в Рим.

Когда я вернулся в кафе, официант уже надел белый фартук и накрыл для меня стол. Я съел обычную континентальную еду, которую с некоторых пор называют завтраком, и вступил в первый этап путешествия по Южной Италии.

За исключением короткого отпуска, который много лет назад провел в Неаполе, Капри и Сорренто, южнее Рима я ни разу не выезжал. О таком путешествии частенько задумывался, но всякий раз не совпадали время, деньги или сезон. Среди тех, кто призывал меня в дорогу, был один из самых привередливых моих итальянских друзей. К собственному изумлению, он вернулся из Калабрии полный энтузиазма.

— Ты должен ехать и увидеть новую Италию, — сказал он, — пока ее не погубил туризм. Забудь все, что ты читал о плохих дорогах, о гостиницах, населенных клопами, об ужасной еде. Во всех крупных городах ты найдешь новые современные отели. Большинство из них оборудовано кондиционерами. Но поезжай быстрее, пока еще не иссяк энтузиазм, который Ленорман запечатлел в книге «Великая Греция».

Он описал автостраду дель Соль, берущую начало в Милане и заканчивающуюся у Мессины. Приятель назвал ее лучшим образцом дорожного строительства со времен Виа Аппиа и военных дорог древнего Рима. К моему удивлению, он без всякого цинизма говорил о миллиардах, которые «Касса дель Меццоджорно» вливает в южные регионы. Эта южная строительная организация поощряет промышленность, прокладку дорог, освоение земель. Так здесь пытаются решить проблему Юга, за которой стоит долгая история нищеты и эмиграции.

Читайте далее: