Флярковский владислав болен

Владислав Флярковский: биография

На российском телевидении этот человек – значимая и авторитетная фигура. Он мастерски умеет преподнести новостную информацию зрителям, тем самым оповещая их о самых важных и животрепещущих событиях, происходящих в мире. Владислав Флярковский – маститый и опытный журналист, который стоит во главе студии «Новости культуры» телеканала «Культура». Он и обладатель престижных премий «ТЭФИ», «ТЕЛЕГРАНД», «Лучшие перья России», и владелец ордена Дружбы. Кроме этого, Владислав Флярковский – член Академии российского телевидения. Каким же образом этот скромный человек из далекой провинциальной глубинки смог стать известным телеведущим, которого сегодня знает вся страна? Рассмотрим этот вопрос подробнее.

Годы детства и юности

Владислав Флярковский – уроженец города Октябрьский (республика Башкортостан). Он появился на свет 15 марта 1958 года. Однако вскоре после рождения семья Флярковских переезжает в Баку, где и прошла большая часть детских лет популярного телеведущего.

Следует отметить, что Владислав Флярковский довольно рано проявил интерес к журналистике, правда, в достаточно своеобразной форме. Изначально он хотел стать водителем мусоровоза. Почему вдруг такой выбор? Дело в том, что когда Флярковские жили в Баку, вывозить бытовые отходы на их улицу приезжала специальная машина, водитель которой при помощи небольшой дуды оповещал жителей о своем прибытии. Естественно, ему рассказывались все новости, которые происходили в округе. Водитель знал все и обо всех. Владислав Флярковский тоже хотел владеть информацией, поэтому и рассчитывал стать водителем.

Но по-настоящему его увлекло другое занятие – фотоискусство. Интерес к нему привил родной отец Владислава, который в совершенстве умел обращаться с техникой. Вскоре мальчик практически не расставался с фотоаппаратом.

Служба в ВС

Получив аттестат зрелости, юноша решил поступать в архитектурный вуз. Однако не получилось. Пришлось пополнить ряды Вооруженных сил. Долг Родине Владислав Флярковский, фото которого регулярно мелькает в прессе, сначала отдавал на китайской границе, а затем на флоте Дальнего Востока. Однако даже там молодой человек продолжал совершенствоваться в фотоделе. Он с удовольствием делал снимки сослуживцев для «дембельского альбома».

Кроме этого, Владислав писал и фотографировал материал для газеты флота и округа, за что получал благодарности от военного начальства.

Учеба в вузе

Отслужив положенные три года на море, молодой человек решил пойти учиться на актера, но конкурсный отбор во ВГИК не прошел. Тогда Флярковский подает документы в МГУ, выбрав телевизионное отделение факультета журналистики. На этот раз фортуна была благосклонна, и Владислав успешно сдает вступительные экзамены. В студенческие годы молодой человек периодически наведывается в Молодежную редакцию ЦТ, дирекция которой предоставляет ему работу, правда, пока на нерегулярной основе. Однако уже в 1987 году Владислав Флярковский становится полноправным сотрудником вышеуказанной структуры.

Начало карьеры на телевидении

Вторая половина 80-х – эпоха глубоких перемен в советском обществе. Перестройка и гласность явились революционными нововведениями для людей того времени.

Естественно, плеяда молодых журналистов, в числе которых оказались Флярковский, Гурнов, Миткова и прочие, довольно быстро уловила демократические веяния и сумела оперативно адаптироваться к измененным реалиям. Они плавно «оттеснили» старую гвардию телеведущих и стали главными вещателями информационного материала дня сегодняшнего. На телевидении начали появляться передачи новой формации, и Владислав Флярковский стал их ярким олицетворением: «12-й этаж», «Мир и молодежь», «Взгляд». Вскоре его уже знала вся страна. Он стал настоящей звездой телевидения.

Телеведущий новой формации

В 1991 году создавалось Российское государственное телевидение (РТР), и его руководство сразу же предложило сотрудничество Флярковскому. Тот согласился и вскоре стал ведущим информационного проекта «Время». В те времена Владислав был настоящим королем информации, которая воспринималась зрителем не иначе как директива, исходящая от ЦК КПСС.

Продолжение карьеры за границей

Однако в 1993 году для российских зрителей явилось полной неожиданностью то обстоятельство, что Владислав Флярковский (телеведущий) исчез с «голубых экранов».

Как оказалось, он решил попробовать себя в качестве спецкора за границей, а именно в Израиле. Естественно, телеведущий осознавал всю степень риска того, что на Родине его журналистская карьера может закончиться и больше о нем не вспомнят. Так или иначе, но решение ему далось нелегко. Его примеру последовали и некоторые коллеги, например Ю. Ростов, который отправился работать в Нью-Йорк, и А. Гурнов, решивший попробовать свои силы на журналистском поприще в Британии.

Несмотря на то что в России его ждала блестящая карьера, Флярковский был убежден, что должен попробовать реализовать себя на «Земле обетованной». И ему это действительно удалось. В Иерусалиме Владислав учредил корпункт Российского телевидения. Этот проект потребовал немалых финансовых затрат, и отечественное ТВ согласилось инвестировать в него. Спустя год жизни в Израиле, журналист смог в подробностях изучить быт и культуру этой древнейшей страны. Владислав Флярковский с удовольствием путешествовал по Святой земле, общался с местными жителями, неоднократно наведывался в лагерь палестинцев, делал репортажи с пикетов и демонстраций. Однажды, исполняя свой журналистский долг, Владислав даже получил ранение в ногу, к счастью, не опасное для жизни.

Возвращение на Родину

В 1996 году телеведущий возвращается в Россию. Как оказалось, зрители не забыли Флярковского и приятно удивились тому, что Владислав вновь стал вести информационную программу «Вести».

На протяжении следующих полутора лет он читал самую свежую и актуальную информацию о событиях, происходящих в России и за ее пределами. Затем на паритетных началах с коллегой Львом Бруни Флярковский создает авторский телевизионный проект «День седьмой». Однако он просуществовал недолго по причине того, что дирекция ТВ сочла его бесперспективным. Какое-то время Владислав вел передачу «Подробности», а затем принял деловое предложение от Александра Гурнова, который пригласил его в «ТСН». Следующей вехой карьеры телеведущего стала еженедельная передача «Неделя» на канале «ТВ Центр».

В начале нулевых Владислав Флярковский разорвал контракт с «ТВ Центром», причем не без скандала. Руководство канала не устраивало, что Владислав излишне мягкотело и безэмоционально преподносит информацию. Спустя некоторое время телепередачу «Неделя» закрыли, поскольку она уступала аналогам других каналов по степени «остроты и накаленности».

Затем Флярковский ушел работать на украинское ТВ в прежнем для себя качестве. Параллельно с этим он начал вести передачу «Новости культуры» на канале «Культура». В настоящее время, помимо работы на телевидении, обладатель премии «ТЭФИ» занимается организацией выставок, где представлены его лучшие кадры, которые он неоднократно запечатлевал.

Да, по-прежнему Флярковский Владислав «болен» фотографией. И от этого недуга он вряд ли захочет исцелиться.

Вне профессии

И конечно же, многих интересует вопрос о том, женат ли Владислав Флярковский? Личная жизнь известного телеведущего держится в секрете, поскольку он не хочет выпячивать ее напоказ. Он связал себя брачными узами, будучи еще студентом МГУ. Избранница Владислава училась с ним на одном курсе. Но, как оказалось, она – отпрыск знаменитых родителей. И с точки зрения идиллии в семейной жизни вытянул «счастливый билет» Владислав Флярковский. Жена телеведущего (Мария) – дочь именитого драматурга, режиссера и сценариста Марка Розовского. Ведущий программы «Новости культуры» воспитывает двух прекрасных сыновей – Илью и Вениамина.

Флярковский владислав болен

Появление на конгрессе региональных СМИ в Казани Владислава Флярковского, ведущего итогового выпуска новостей на телеканале «Культура», вызвало среди слабого пола настоящий переполох. Красавец! Элегантный, в летнем, с иголочки костюме цвета старого льна, с блуждающей на губах ироничной улыбкой и какой-то чертовщинкой в глазах. Эдакий Мюнхгаузен Янковского – слегка насмешливый, немного уставший и бесконечно обаятельный. Словом, прирожденный артист.

Женщины за 45 складывались у его ног штабелями и наперебой признавались в любви. Ему и его передаче.

– Правда? – удивленно вскидывал брови Флярковский. – А я всегда думал, что моя аудитория 60 плюс.

И по тому, как он это говорил, было ясно, он прекрасно знает себе цену.

Владислав Флярковский родился 15 марта 1958 года в Башкирии. Вырос в Баку. Мечтал стать архитектором, но провалился на экзаменах. Три года прослужил на Дальнем Востоке в морфлоте, где писал и снимал для газеты «Боевая вахта», или «Гальюн Times», как в шутку называли ее моряки.

В 1979 году не поступил во ВГИК, поэтому спустя шесть лет окончил факультет журналистики МГУ.

Работал корреспондентом и ведущим в программах «Взгляд», «12-й этаж», «Мир и молодёжь», был кремлевским комментатором программы «Время». В числе первых ведущих засветился в «Вестях», три года в качестве собственного корреспондента Российского ТВ топтал раскаленную землю Израиля. В 1997 году стал вести ежедневную программу «Подробности». Был главным редактором «ТСН» (ТВ-6), «Недели» (ТВЦ), вел «Новости на русском» в Киеве.

В 2001 году перешел на телеканал «Культура».

Жена Владислава Флярковского, Марина Розовская – дочь известного театрального режиссера Марка Розовского. Сыновья Илья и Вениамин 22 и 12 лет.

Многие убеждены: Флярковский – дворянин. Уж очень аристократические у него внешность и манеры. К тому же отчество необычное – Пьерович.

Однако сам Флярковский уверяет, что происходит из «мещан», а то, что папу Пьером назвали, так в двадцатые годы прошлого века было модно давать детям необычные имена.

– О чем вы хотите, чтобы мы поговорили? – обратился он ко всем присутствующим. И тут же с самоиронией заметил: – Если хочешь поговорить о чем-то интересном, лучше поговорить о себе. Шутка.

Итак, о себе, любимом

Когда меня спрашивают, чем я занимаюсь на телевидении, я отвечаю фразой из мультфильма про Чебурашку. Помните, там крокодил Гена работал в зоопарке крокодилом. Вот так и я работаю на телевидении собой, Флярковским.

В чем роль телеведущего? Быть собой! Люди будут нуждаться в ведущих, пока видят в нас людей. Нужно быть индивидуальностью. Быть оригинальным, узнаваемым, любимым – не побоюсь этого слова. Конечно, чувство собственного величия преодолеть очень сложно. Когда вас часто показывают в кадре, вы думаете – о, я как Николай II, мой народ любит меня! Многим кажется, что они представляют из себя нечто большее, чем есть на самом деле.

Об эмоциях

Когда перед глазами мелькает 200- 300 человек, публика просто перестает различать лица. Через десять лет на TV сможет иметь успех только тот, кто не похож на других.

Если уж ты появился в кадре, то пусть у тебя будет хотя бы осмысленный, не пустой взгляд. Но это сейчас большая редкость. Я не брюзга, не старый индюк, по-моему. Но я реалист. Публике нужны эмоции и детали. Детали и эмоции.

О Станиславском

Человеку в кадре нужен Станиславский! Почитайте книгу Константина Сергеевича «Работа актера над собой». Очень интересно.

Есть ведущие, которые сидят в кадре потому что. Велели. Хочется быть знаменитым. Надо получать зарплату. И это видно.

А есть ведущие, которые появляются в кадре для того, чтобы поговорить, объяснить, рассказать. И это тоже очень видно.

Ведущие, от которых невозможно оторвать глаз, есть. Их мало, но они, слава Богу, есть.

Об учителях

Мои учителя – их море. Эдуард Сагалаев, Кира Прошутинская, Саша Политковский, Андрей Разбаш, Влад Листьев. Хотя он младше меня, но я считаю его своим учителем. Мы учились исподтишка друг у друга, чтобы выделяться, не быть похожим на остальных. Сейчас наоборот, стараются быть, как все. Думают – вот тогда я всего добьюсь, стану успешным.

О писателях и ученых

Английские ученые придумали программу, которая анализирует литературный язык. Так вот Хемингуэю, Диккенсу, Селинджеру она ставила за язык два-три балла, а студенческим рефератам и детективам – четыре-пять. А Диккенс – садись, кол!

Претензии: большое количество повторов, невнятность повествования. Но великими-то стали они, а не авторы детективов! А почему? Да потому что они были индивидуальностями!

О чужих текстах

Если вы читаете чужой текст, то через три секунды после того, как вы исчезнете из кадра, про вас забудут. Вы будете андроидом, а не живым человеком, если будете говорить по-писаному. Переписывайте казенные тексты. Работайте пять минут, час, два – сколько угодно, пока этот текст не покажется вам вашим собственным. Тогда вас будут не только уважать, вам будут доверять. Будут ждать, смотреть и слушать программы с вашим участием.

О ТВ и Интернете

Телевидение уходит в сеть. Мой старший сын недавно попросил вынести телевизор из комнаты. Он ему больше не нужен. Он говорит, если мне нужно будет что-то посмотреть, я посмотрю в сети. Люди смотрят телевизор только тогда, когда там показывают что-то интересное. Новости смотрят на автомате. Их полно, и все они одинаковые. Зачем их смотреть, когда есть Интернет? Пара кликов, и вся информация перед тобой.

О культуре

Из ста человек, включивших на данный момент телевизор, канал «Культура» смотрят один-два человека. Очень большой процент случайного зрителя. Когда по другим каналам нет ничего интересного или идет реклама, человек думает: о, посмотрю-ка я «Культуру». Хороший канал, без рекламы. А тех, кто смотрит «Культуру» специально, специально ждет Флярковского – таких очень мало.

О Первом канале

Костя Эрнст – он фишку сечет. Он понимает, что нужно аудитории. Даже не столько понимает, сколько чует. На самом деле он убивает телевидение. Но гениально убивает. Телевидение умирает, когда на нем работают такие люди, как Эрнст. Нет, с персонажами у него все в порядке. На Первом присутствуют лица всех поколений, они все – индивидуальности. Костя Эрнст чувствует это – чтобы ждали, узнавали, любили. Он не жалеет денег на новых персонажей. Взял Катю Андрееву, и она тут же обросла определенной аудиторией в 2,5 миллиона человек. И она тащит их за собой год, два, пять. На канале «Россия» этого нет.

О начальниках и подчиненных

Я не хочу быть начальником. Я не могу руководить. Надо делать либо одно, либо другое. Ты либо ученый, либо крокодил Гена. Либо начальник, либо работаешь в эфире, но тогда ты больше никто. Я выбрал второе.

О репутации

Эпоха Ельцина – это балаган. Сейчас наступила эпоха стабильности, сейчас не надо хлопотать лицом в кадре.

Я уже девять лет на «Культуре». Как-то на журналистской встрече один видный деятель похлопал меня по плечу: «Ты молодец, ты уцелел». Не в том смысле, что я еще на телевидении, а в том, что моя репутация цела. Артист – это имя. Журналист – это репутация.

О рабе одной роли

Я работаю в новостях. Я девять лет раб одной роли. Меня часто спрашивают, не хотелось бы мне ее сменить? Нет! Выпуск новостей – это спектакль, в котором ведущий играет одну и ту же роль в одних и тех же декорациях.

О русском языке

На телевидении твое главное орудие – ты сам, твои мысли, твои слова. Бывает – сидит девочка в новостях и теребит ручку. Просто у девочки нет ничего, за что можно зацепиться, а девать руки некуда. И в голове ничего нет, кроме того, как я выгляжу и как у меня ногти накрашены. Тексты читают чудовищно, интонаций – почти ноль – та-та-та, как объявления поездов. А ведь русский язык невероятно богатый и очень пластичный. Где еще, в каком языке вопрос и ответ могут быть истолкованы и как согласие, и как отказ. Например: водку будете? Ах, оставьте! Или вот пять глаголов, полные смысла и содержания: решили послать сходить купить выпить. Нужно работать с русским языком – это наш инструмент!

О маленьких физических правдах

У каждого ведущего есть свойственные только ему фразы и реплики. Не надо копировать других. Не сдерживайте эмоции, но и не вызывайте их искусственно. Заигрывать с публикой – последнее дело.

Кривая ухмылка, печаль должны появляться естественным образом. От нас ждут эмоций не кукольных, а человеческих. Маленькие физические правды – очень тяжелая штука для новостей, но они должны быть. Дроздов обматывал вокруг себя удава. Тёма Троицкий возлежал среди подушек. Парфенов орудовал в студии гранатометом «Муха». У него в кадре вечно что-то лежало, стояло, скакало. Света Сорокина – у нее была такая манера покачать головой: «Ничего себе!» Такая непосредственная реакция. Я всегда хохотал над этим ее «комментарием» (Флярковский вытянул лицо и удивленно захлопал ресницами: ничего себе!).

О фотографии

Фотография – спасение для тех, кто не может познать мир. А познать мир невозможно. Познать можно только фрагмент, вырванный из контекста. Поэтому я людей не фотографирую. Это же не пенек. Человек для меня – объект непознаваемый. Он каждый миг меняется. На фото он все равно не тот, кто есть на самом деле. Только неодушевленный предмет всегда таков, каков он есть. Я люблю снимать горы, деревья, камни.

О напарнике

Если бы мне пришлось работать в паре с каким-то ведущим, я бы предпочел, чтобы это был человек, с которым меня очень многое не объединяет. Чтобы он отличался по мировоззрению, отношению к людям, чтобы разница в возрасте была. Например, я – старый индюк, и очень веселый, небрежный мальчишка. Но такой, чтобы два слова мог связать. Мне очень нравятся однополые ведущие. Гордон и Соловьев – неудачный пример. Оба злые и язвительные. Гордон – самодостаточный. Ваня Ургант и Познер. Нет, тоже не то. Их совместный проект был таким клубом кинопутешественников, где главное – страна, дорога, а не люди. Познер мог кого угодно взять с собой. Меня, например.

Об НТВ

Мне нравятся новости на НТВ, стильные, перспективные. Эмоции и детали. Наиболее человеческие и живые из всех новостей. Удивительно, что такие новости выходят на таком канале. Знаете, даже поговорка есть: посмотрел НТВ – переключи за собой.

Об искусстве

К сожалению, в последнее время у нас все чаще подлинное искусство называют хренью, а всякую хрень считают искусством.

О вере

Я абсолютно толерантный человек. Я верующий, но не религиозный.

О давлении

Наша работа – работа подневольных людей, но я не люблю слово «надо». Помните анекдот? Человек подает документы на выезд. Его спрашивают:

– Почему вы хотите уехать? Наверное, из-за евреев?

– Нет, мне не нравится ваша политика насчет голубых. Раньше за это сажали, потом лечили. Так вот я боюсь, что скоро это станет обязательным.

Мне тоже не нравится, когда давят и что-то навязывают сверху.

Владислав Флярковский

В. Флярковский родился в 1958 году в Башкирии. Затем его отец стал фотокорреспондентом газеты «Молодежь Азербайджана», и семья будущей телезвезды переехала в Баку.

Вспоминает В. Флярковский: «В детстве, которое у меня прошло в Баку, я очень хотел быть водителем мусоровоза. В нашем доме не было мусоропровода и даже контейнеров для мусора во дворе, поэтому каждый день утром и вечером приезжала машина, и водитель дудел в дудку, извещая таким образом жителей района, что пора выносить ведра. К нему выстраивалась очень общительная очередь, здесь обсуждались новости, передавались последние сплетни и слухи. Тоже журналистика, между прочим, такая дворовая мусорная многотиражка. Шофер объезжал много дворов и потому знал больше других. Но то, что именно в этом его сила, я тогда не осознавал. Тогда мне нравилась его дудка…»

После окончания школы в 1976 году Флярковский был призван в армию – служил на флоте на Дальнем Востоке. Вернувшись на гражданку спустя три года, поступил на факультет журналистики МГУ. Во время учебы женился на своей однокурснице 18-летней Маше Розовской – дочери известного театрального режиссера Марка Розовского.

Окончив МГУ в 1985 году, Флярковский, благодаря стараниям своих знакомых, устроился работать на ЦТ, в Молодежную редакцию. Начинал свою телекарьеру в качестве репортера, затем был ведущим одной из программ. В 1987 году снял фильм о советской станции на Северном полюсе. Тогда же попал в качестве одного из соведущих в передачу «Взгляд».

В 1989 году Флярковский покинул «молодежку» и перешел в Главную редакцию информационных программ – работал парламентским корреспондентом программ «Время» и ТСН. В январе 1991 года совершил еще один переход – в РТР. Именно там к Флярковскому пришло настоящее зрительское признание, когда он занял кресло одного из ведущих информационной программы «Вести». О том, каким Флярковский видится большинству телезрителей в повседневной жизни, есть точное высказывание психиатра-сексопатолога Д. Еникеевой: «Владислав Флярковский милый, очаровательный, женственный. Он из тех, кого психиатры-сексопатологи называют феминизированными мужчинами, то есть в его характере и поведении имеются черты, присущие противоположному полу. На современном сленге – унисекс. Симпатичный, чистенький, ухоженный. Производит впечатление благовоспитанного мальчика из хорошей семьи. Хотя он давно уже не мальчик, а зрелый муж (по крайней мере, по паспорту). Флярковский явно инфантилен (то есть не соответствует своему возрасту) – и внешне, и по психическому развитию.

Есть категория мужчин-нарциссов, которые не могут пройти мимо зеркала, чтобы не остановиться и не полюбоваться на собственное отражение, принимая разные выигрышные позы, кокетничая с собой, поправляя галстук или выбившуюся прядь волос из аккуратно уложенной прически. Флярковский как раз из таких. Иногда кажется, что он всматривается в собственное отражение на экране монитора или телекамеры: ах, какой я хорошенький! Его прическа идеальна – волосок к волоску. Худенький, субтильный (честное слово, уменьшительные определения я использую не намеренно – само получается). Сексуальный рейтинг Флярковского высок. От него млеют в основном дамы позднебальзаковского возраста. У некоторых крупногабаритных женщин возникает желание стиснуть его в пылких объятиях и залюбить до умопомрачения. Или взять на руки и убаюкать. Или усыновить и опекать…»

В конце 1993 года Флярковский в качестве корреспондента РТР уехал в Израиль (в то время он был единственным постоянно действующим российским тележурналистом в этой стране). По его же словам: «Быть ведущим влиятельной информационной программы национального канала, конечно, предел мечтаний любого журналиста. Но это не совсем жизнь. Работа очень почетная, но скучная. Именно поэтому я сразу же согласился, когда руководство предложило мне поехать на Ближний Восток. Мне кажется, самое большое наслаждение в жизни – путешествия, а самая заманчивая точка на Земле для международника – это Иерусалим. Это единственный оставшийся на планете разделенный город на границе двух цивилизаций. Там идет война, а значит, есть интересная, подвижная, настоящая мужская работа».

В начале 1996 года Флярковский вернулся на родину и вновь сел в кресло ведущего «Вестей». В этом качестве он проработал около полутора лет. Затем вместе с коллегой Львом Бруни создал авторскую программу «День седьмой». Но она не устроила руководство канала и после нескольких месяцев существования была закрыта. После этого Флярковский некоторое время работал в передаче «Подробности», а затем в качестве главного редактора перешел в ТСН к Александру Гурнову. Следующим местом работы Флярковского стал обновленный канал ТВ Центр, где с 11 сентября стала выходить его еженедельная программа «Неделя».

Стоит отметить, что название для новой программы придумал не Флярковский. У него были иные предложения по этому поводу: он предлагал назвать свое детище более заковыристо – «Бюро Флярковского» или «Вдоль и поперек». Однако руководство решило пойти по самому легкому пути и особо не мудрствовать. Причем самого Флярковского даже не поставили в известность о том, что передача переименована. О названии собственной передачи он узнал из программы!

Не прошли и другие новаторские предложения Флярковского. В частности, он предлагал уйти от привычного стандарта – сидящего за столом диктора, прозванного на ТВ, да и в народе «говорящей головой», – и опробовать другие формы ведения передачи: вести ее стоя, двигаясь по студии, оформить студию в виде кабинета или бюро. Но все эти идеи были зарублены на корню. Кроме этого, учитывая скромные материальные возможности ТВЦ, технические и материальные возможности у новой программы были крайне скудны. Достаточно сказать, что программу делали всего лишь 8 человек, денег на собственную агентуру или информаторов не хватало, отсутствовала такая необходимая вещь, как аппаратная нелинейного монтажа (она позволяет вставлять новые куски в уже смонтированный материал), даже с радиопетличками была напряженка. Но, даже несмотря на эти трудности, команда Флярковского была полна решимости составить достойную конкуренцию аналитическим программам с других каналов.

Отметим, что, несмотря на наличие политической тематики в передаче, она стояла в стороне от тех «информационных войн», которые с особой силой разразились на российском ТВ осенью 1999 года. Из-за этого многие коллеги даже обвиняли Флярковского в беззубости и бесхребетности. На что он отвечал следующее (в интервью приложению «TV-текст» к газете «Вечерняя Москва» от 16 декабря 99-го): «Наша цель – не делать личное достоянием общества. Мы хотели бы щадить общество. Нынче ведь в большей части телеэфира действует диктатура политического заказа и бранного слова. Телепублицистика делается для того, чтобы у смотрящих волосы шевелились от ужаса. Будто у людей не может быть большего удовольствия, чем наблюдать за тем, как один господин стирает в порошок другого. Наша «Неделя» – это 40 минут спокойного, доброжелательного общения, которого почти нигде нет. НТВ еще держится. А то, что происходит в других программах, – это журналистская… называть не решаюсь. В эфире работают какие-то поддельщики, подельники. Профессию превратили в дубину и шарашат ею по указанной цели. И ладно бы целью были пороки общества или там преступные деяния режима… Так нет же, лупят по одним и тем же персонам, день за днем, с упорством маньяков. И что-то не слышно возмущенных возгласов «духовных лидеров нации»…

Да, известно, что телекомпания ТВЦ симпатизирует блоку «Отечество – Вся Россия» (лидерами ОВР были Евгений Примаков и Юрий Лужков. – Ф. Р.). Пакет акций ТВЦ почти целиком принадлежит московскому правительству. Но я сознательно использую мягкий теромин – «симпатизирует». За рамки чистой симпатии я не выхожу, и «хозяин» меня за эти рамки не выпихивает. Смею предположить, что он ценит мои профессиональные и личные качества и потому не заставляет меня демонстрировать те качества, которыми я не обладаю. Я не участвую в информационной войне, я пытаюсь насаждать информационный мир…»

Во второй половине сентября 2000 года Флярковский вынужден был покинуть ТВЦ, причем со скандалом. Камнем преткновения стала именно излишняя «мягкотелость» тележурналиста. По его же словам, сказанным им в интервью газете «Сегодня» (номер от 16 сентября): «Причина моего ухода в резком расхождении в представлениях о политической журналистике – моих и руководства ТВЦ (канал тогда возглавлял Олег Попцов. – Ф. Р.). Разговоры о том, что программа «Неделя» лишняя, потому что недостаточно острая, велись еще с начала лета. Я что – боксирую в эфире? Нас что – восточным единоборствам учили на факультете журналистики, или то был факультет Высшей школы КГБ, а я этого и не заметил? Я ненавижу твердолобую пропаганду, меня от нее тошнит! Я убежден, что Олег Максимович Попцов ошибся, закрыв программу «Неделя». Он, видимо, не чувствует, что завтрашнее телевидение должно быть другим – не киллерским, а тонким, без ерничества, истерики и дешевого политиканства…»

А вот как прокомментировал этот скандал Олег Попцов (в том же номере «Сегодня»): «Неделя» проигрывала аналитическим программам других каналов. Еще при ее создании нелепо было сталкивать Флярковского с Доренко. Я видел, что Флярковскому это было тяжело. Он мучился несвойственной ему ролью, потому что по натуре своей другой человек. Повествовательный…

Мы требовали от него жесткости, более мощной энергетики, а не резкости, – это разные вещи. Аналитика не может быть мягкой, особенно в наше время. Зритель после аналитической программы должен сказать: «Я знаю, как нужно жить». Флярковский – прекрасный рассказчик, он это продемонстрировал, когда работал в Израиле собкором ВГТРК. Поэтому я и предложил ему делать новую программу – великолепный проект, связанный с международной тематикой. К сожалению, он отказался. Он просто не знает своих данных…

Слава ничего не слышит – пришло ощущение звездности. Все, что произошло, – чисто театральная ситуация… Я Славу очень люблю. Ему кажется, что я его не понимаю. Он – умница и понимает, что я прав, но не хочет меня слышать. Не знаю, как сложится судьба, но у меня есть ощущение, что он может вернуться. От меня многие уходили и возвращались. Некоторые – не один раз…»

Как покажет дальнейшее развитие событий, в случае с Флярковским Попцов ошибется: тот к нему так и не вернется. Уйдя с ТВЦ, он перешел работать на только что созданный канал «Культура», где работает и поныне – ведет собственную ночную программу «Новости культуры с В. Флярковским». В сентябре 2003 года именно как ведущий этой программы Флярковский был удостоен премии «ТЭФИ».

Семья Флярковских, куда входят: глава семьи, его жена, 11-летний сын Илья и скотч-терьер Наоми, живет в трехкомнатной квартире на Юго-Западе Москвы. Из внерабочих пристрастий Владислава можно отметить следующие: любимый певец – Фрэнк Синатра, певица – Элла Фицджералд, артист – Сергей Юрский, актриса – Инна Чурикова, кинорежиссер – Алексей Герман, художник – Марк Шагал, политик – Борис Немцов.

У его супруги Марии список пристрастий выглядит следующим образом: любимые певцы – «Битлз» и Шарль Азнавур, актрисы – Джульетта Мазина и Инна Чурикова, артисты – Олег Борисов, Евгений Евстигнеев, художники – французские импрессионисты и Марк Шагал, режиссер – естественно, Марк Розовский.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Владислав Флярковский: Я зануда!

Известный телеведущий лучшим отдыхом считает валяние на диване

В нынешнем году исполняется 15 лет каналу «Культура», лицом которого можно считать Владислава ФЛЯРКОВСКОГО. Этот тележурналист редкого типа. Он не гонится за рейтингами и громадными зарплатами, не стремится быть в фаворе у руководства, а спокойно, с неподдельным интересом уже более десяти лет ведет «Новости культуры».

– Для творческого человека, каким вы являетесь, многолетний брак – большая редкость. С дочерью Марка Розовского вы, насколько я знаю, больше 30 лет вместе!

– С женой познакомился в 1980-м, когда поступил в МГУ. У нас практически сразу начался роман, а поженились спустя четыре года. После бракосочетания мы с Машей сели в поезд и уехали на несколько дней в Таллин в свадебное путешествие. На Мальдивы тогда ездить было не принято.

– Чем сейчас занимается Мария?

– Работает в театре отца «У Никитских ворот», отвечает за литературную часть. На днях у них открылось новое здание. Десять лет его строили на бюджетные деньги. Получилось очень красиво.

Владислав с женой Марией и коллегой Савиком ШУСТЕРОМ

– В «Новостях культуры» вы можете по блату рассказывать о премьерах Марка Розовского?

– Что вы! Наоборот, мне бывает неловко рассказывать о театре «У Никитских ворот». Даже в тот день, когда открывалось новое здание, я не вел программу, а был на празднике.

– Вы с супругой редко появляетесь вместе. Почему?

– Мы вообще редко куда-то ходим. А особенно после одного странного случая. Помню, лет 15 назад, на «ТЭФИ» нас вместе сфотографировали и разместили снимок в каком-то журнале с подписью « Владислав Флярковский с прекрасной незнакомкой». Жена это увидела и сказала: «Конечно, словом «прекрасная» они все искупили, но что значит незнакомка? Это возмутительно! Значит, бывало и такое с тобой!»

С тестем Марком РОЗОВСКИМ не грех выпить на брудершафт

Кто всех любит

– Чем увлекаются сыновья?

– Илье сейчас 23 года. Он окончил Гуманитарный институт телевидения и радиовещания, отделение звукорежиссуры. Но работает не по профессии, хотя навыки, которые в институте освоил, ему сейчас пригождаются. Пока не женат, живет вместе с нами. 13-летний Веня учится в школе. Веселый и позитивный человек.

– Советы им часто даете?

– Если меня что-то настораживает, я пытаюсь как-то влиять. Вообще я зануда. Иногда говорю Илье: «Брось, оставь, не трать время». Но он все равно будет этим заниматься. Сын ко мне относится уважительно, но сохраняет самостоятельность. В его личную жизнь я не вмешиваюсь. Неприятные реплики типа «Не нравится мне твоя девушка» могут задеть самолюбие.

– Слышала, вы с семьей любите отдыхать в Турции. Почему выбор пал именно на эту страну?

– Я не гонюсь за пафосом и не мечтаю посетить все страны – просто так, для коллекции. В Турции есть хорошие пятизвездочные отели, где мне комфортно и приятно находиться. Еще мы были в Испании, в очень дешевом трехзвездочном отеле, стоящем прямо на берегу моря. Сон под убаюкивающий плеск волн – что еще надо? В принципе в плане отдыха я придерживаюсь мнения, как в анекдоте: «Хаим, скажите, пожалуйста, вы знаете, где этим летом можно дешево отдохнуть? – Знаю – на диване».

Младший сын телезвезды не прочь составить отцу компанию на светских мероприятиях

– Вы увлекаетесь фотографией. Наверное, самые интересные кадры – из путешествий?

– Да. Когда я езжу, то много снимаю. Если увлечен кадром, стремлюсь к уединению. Семью или в отеле оставляю, или отдаляюсь немного от них. Фотографировать, ловить увлекательные моменты меня научил отец еще в детстве. Людей я практически не снимаю, так как люди кривляются, пытаются выглядеть иначе, лучше, чем есть на самом деле. Непревзойденные фотомастера советуют: нужно обращать внимание на неодушевленные предметы и дикарей – только они адекватны себе. Полностью согласен!

– Внешность для вас – важный инструмент. Как следите за своим лицом?

– У меня нет ярко выраженных дефектов, поэтому я ничего с ним не делаю. Если говорить об одежде, в которой я в кадре, то половина костюмов – мои. Я человек достаточно привередливый.

– Что вы сами смотрите по телевизору?

– Новости на канале НТВ. Они их делают по-прежнему лучше всех. Еще смотрю «НТВшники». Хотя не нравится, что там все время кричат. Я люблю, когда все понятно.

– У вас есть домашние любимцы?

– Раньше был скотч-терьер. Теперь завели йоркшира. Он безумно ласковый. В доме кто-то должен быть, кто всех любит. Вот это он!

* Владислав ФЛЯРКОВСКИЙ родился в 1958 году в городе Октябрьский (Башкирия) в семье журналиста.

* В 1985 году окончил факультет журналистики МГУ.

* С 1985 по 1987 г. был редактором отдела пропаганды Музея музыкальной культуры им. Глинки.

* В середине 90-х был собственным корреспондентом и шефом бюро ВГТРК в Иерусалиме, первым российским тележурналистом, постоянно аккредитованным в Израиле.

* Лауреат общественной премии профессионального признания «Лучшие перья России» (2004 г.), обладатель ордена Дружбы и государственной награды «За большой вклад в развитие отечественного телерадиовещания и многолетнюю плодотворную деятельность» (2008 г.).

* Женат на Марии Розовской, заведующей литчастью театра-студии «У Никитских ворот», дочери режиссера Марка Розовского. От этого брака двое сыновей: Илья (1989 г.р.) и Вениамин (1999 г.р.)

Владислав Флярковский: жизнь после «Взгляда»

Как создавался «Взгляд»? Сохранились ли культурные связи между Россией и Латвией? Что самого важного произошло в культурной жизни за минувший год? По приглашению медиа-клуба Format A3 в Риге побывал известный российский журналист, телеведущий, обозреватель телеканала «Культура» Владислав Флярковский.

«Суббота» встретилась со знаменитым коллегой буквально через несколько часов после его прилёта. И пообщалась на самые разные темы.

Когда мы были молодыми…

— Владислав! В вашем послужном списке множество рейтинговых программ, включая «Время» и «Вести», работа на Ближнем Востоке, сейчас — на канале «Культура»… Но читатели не простят мне, если мы начнём беседу не со «Взгляда». Ведь большинство зрителей увидели вас и запомнили именно по этой программе. А вы вспоминаете об этом времени?

— И о времени, и о людях, и о событиях, среди которых важнейшим после рождения моего первого сына было рождение «Взгляда» — вернее, моё рождение в нём как журналиста. Не я придумывал «Взгляд» — придумывали его тогдашние корифеи Молодёжной редакции ЦТ, но зато я был счастлив тем, что имел возможность изнутри наблюдать за тем, как делается другое телевидение, то есть совершенно другое.

«Взгляд» создавался как абсолютно новая конструкция, в которой всё выстраивалось очень тщательно, так, чтобы всё всему было созвучно: лица в кадре, музыка, заставки, темы разговоров в гостиной и на кухне, мебель на этой кухне.

— Ведущие «Взгляда» очень быстро стали всенародными любимцами. Хотя не все они были профессионалами: например, Листьев, Захаров и Любимов пришли на ТВ чуть ли не с улицы, в отличие от вас — выпускника журфака МГУ…

— Влад, Дима и Саша пришли с радио, и специальное образование у них, конечно, было. Но они именно пришли, их лица были свежи не только для телезрителей, но и для сотрудников редакции, на них не стояла номенклатурная печать, и такой выбор был, конечно, сознательным, просчитанным. И это сработало.

— Любопытно, что в программе оказались сразу два Владислава: вы и Листьев. Убийство вашего коллеги и тёзки до сих пор не раскрыто. Как вы думаете, шансы есть?

— Шансы со временем тают. Время, как известно, только лечить умеет, да и то не слишком успешно. А в криминалистике другой принцип: чем дальше, тем безнадёжнее.

— Общаетесь ли вы сейчас с бывшими взглядовцами?

— Иногда, при редких встречах. Судьба развела. У каждого свои заботы.

В горячих точках

— Вы три года проработали собкором «Вестей» на Ближнем Востоке. Что вам это дало?

— Это принесло мне печальный и тяжёлый опыт того, что можно сделать журналисту там, где до его появления наследили нанятые пропагандисты. Мне достались тонны антисемитского вранья — и столько же бредятины про арабов.

— Пришлось разрушать стереотипы?

— Пришлось долго восстанавливать реальную картину событий в этой точке земного шара.

— Вас не тянет обратно, в политическую журналистку?

— Нет, не тянет. Мне понравилось в последние годы заниматься политической журналистикой, находясь за её пределами. Интересуюсь, читаю, смотрю, оцениваю то, как работают коллеги — мастера этой самой политической журналистики, и очень часто, как мне кажется, вижу насквозь то, что публика не замечает, потому что знаю, как это делается. Не всегда добросовестно.

Худсовет не нужен!

— В одном из интервью вы назвали телеканал «Культура» самым человеколюбивым телевидением. Это правда. Но чем объясняется парадокс, что такой замечательный канал смотрят всего три процента людей, включивших телевизор?

— Конкуренцией объясняется, чем же ещё. Конкуренцией между универсальным и специальным, между эффектным и эффективным, между натиском и деликатностью. Это конкуренция, в которой проигрыш можно считать победой. Кстати, в таблице телемониторинга телеканал «Культура» всё-таки стоит в первой половине списка. Ну не может такой телеканал быть массовым, невозможно заставить смотреть телевизионную версию оперного спектакля массу людей, которые никогда не были в опере и не собираются туда!

— В том-то и беда: зрителю подавай мыльный сериал или дебильное ток-шоу, где не надо включать голову. Сегодня на телевидении пошлость зашкаливает! Не считаете ли вы, что пора возвращать старые добрые худсоветы, которые отслеживали качество программ?

— А можно поинтересоваться: какие именно люди, с какими представлениями о прекрасном будут заседать в этих худсоветах? Худсовет — хроническое заболевание, исчезнувшее вместе со скончавшимся пациентом.

— Какой вы телезритель?

— Неаккуратный. Лучшее время для просмотра совпадает с моим рабочим временем — вечерним телеэфиром. Смотрю новости, чтобы знать, как жить будем дальше. Смотрю фильмы, ток-шоу.

О семье

— Владислав, у вас такое фирменное отчество — Пьерович. Откуда у вашего отца столь экзотическое имя? У вас французские корни?

— Папа родился в 1928 году. Тогда были в моде необычные имена. Вот его и назвали Пьером. Может, в честь какого-то революционного деятеля? Никаких французских корней нет. Один дед немец, второй еврей, сотрудник бакинской типографии, печатал прокламации, лично знал Шаумяна, состоял в рядах РКП(б). Кто-то из однопартийцев назвал его жидом, и дед швырнул партбилет на стол руководителя ячейки. Это было в 20-е. Как он уцелел.

— Вы продолжатель журналистской династии: ваш отец был фотокорреспондентом в Баку. А ваши сыновья пошли по вашим стопам?

— Мой старший сын Илья окончил Гуманитарный институт телевидения и радиовещания. Профессия — звукорежиссура. Гениально работает с видеоматериалами. Автор множества роликов по экспозициям современных художников. Потрясающе умеет делать каждую новую работу не похожей на предыдущую. Как будто их делали разные люди! Вы же знаете, в искусстве очень легко выработать некоторые броские приёмы и шлёпать по трафарету один спектакль за другим, одну книжку за другой. Илюша — настоящий творческий человек.

— Наследственность хорошая! А чем младший сын Вениамин занимается?

— Он всё желает попробовать. Рассматривает любые предложения. Чаще всего говорит: «Попробую. Посмотрю. Поеду. Хочу!» Найдёт и он себя.

— С тестем, который тоже принадлежит к людям искусства, о культуре не спорите? (Владислав Флярковский женат на дочери Марка Розовского, худрука театра «У Никитских ворот». — Прим. ред.)

— Мы не так часто видимся. Ни о чём не спорим.

— Для человека, который работает в кадре, очень важна внешность. Что вы для этого делаете? Может быть, в салоны красоты ходите?

— Никуда не хожу. Стараюсь быть опрятным и не вызывать отвращения. Думаю, этого достаточно мужчине, который имеет сомнительное счастье мелькать на экране. Количество морщин не так страшно, как количество вранья.

«Борьба против русского языка — это бой с тенью»

— Работая во «Взгляде», вы много ездили по Союзу. Приезжали и в Латвию. Причём на заре атмоды. Какой вы тогда увидели нашу страну?

— Я побывал в Лиепае, Риге. Встречался с людьми, носителями идей независимости. Признаюсь, некоторые их ответы приводили меня тогда в ужас. Я искренне восхищался смелостью этих людей. И с простыми работягами беседовать было жутко интересно. До сих пор помню свиновода из-под Лиепаи. Он угощал собственным беконом и возмущался тем, как бездарно ценят нынче сдаваемую продукцию (это был 1988 год): «Когда мой дед сдавал бекон, его браковали, если жир был толще пальца. А сейчас что?!»

— Тогда у нас была единая страна — СССР — и единое культурное пространство, которое после независимости рассыпалось как карточный домик. Как вы считаете, можно собрать его снова? Или это уже никому не нужно?

— «Единое культурное пространство» звучит казённо и напыщенно. Имеются в виду обменные программы в области культуры, организуемые по партийной линии. Может, хватит? Российская культура была, есть и будет. Латышская культура была, есть и будет. И жизнеспособность их, на мой взгляд, не зависит от наличия какого-то там пространства.

Мы принимаем Раймонда Паулса в Москве так, как если бы ничего не изменилось. Дружить нас больше никто не заставляет, знакомства с культурой и искусством соседей никто не навязывает. Если за крушением единого культурного пространства стоит исчезновение номенклатурных разнарядок и реляций, то и бог с ним!

— Но как это ни печально, русская культура сегодня вытесняется из Латвии. Русский язык ставится практически вне закона. Как вы думаете, почему это происходит?

— Предлагаю быть осторожнее с терминами: «вне закона» значит запрет на использование. До такого, я полагаю, дело не дойдёт. Другое дело, что русский язык претендует на то, чтобы быть вторым государственным в стране. Есть основания для этого. Ему в этом отказывают. Почему? Думаю, это бой с тенью, сражение с призраком. Противники более высокого статуса русского языка, видимо, начитались мистических книжек и посчитали, что за звуками, буквами и знаками не родного для них языка кроется великая сила, дающая власть над миром или отдельно взятой республикой.

Читайте далее: